Говорить лозунгами

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Если человек говорит пословицами, то он, видать, близок к народу или хочет себя таковым выставить. Если загадками — то это ментор-трикстер.

А вот если человек обедняет свою речь до лозунгов, политических речёвок, выпадов в сторону контры — то мы имеем дело с одним из трёх типажей:

  • Человек, профессионально занимающийся пропагандой, вплоть до самого высокого уровня. Для него это работа (иногда любимая, чаще — нет; иногда по призванию, чаще — потому что хочется кушать хлеб с маслицем) и, как и любая работа, она вызывает профессиональную деформацию. Часто является автором тех лозунгов, что произносит.
  • Что-то среднее между первым и третьим: благонамеренный — а иногда ещё и бескорыстный — пропагандист, обычно в невеликих «чинах». Задвигает лозунги, искренне веря, что ими он направляет окружающих в нужную, хорошую сторону. В лозунгах разбирается на достаточном уровне, чтобы уметь подставить их под ситуацию.
  • Ведомый, что стал ретранслятором спускаемых «сверху» идей, купившись на эмоциональную составляющую. Запас ограничивается парой-тройкой самых расхожих фраз, а большего ему и не нужно.

К примеру, Геббельса можно отнести к первому типажу, Сильвию Мунтяну — ко второму, а Швондера — к третьему.

Зачастую речь такого персонажа также блещет канцеляритом и речевыми штампами, что только усиливает контраст. Пропаганда побуждает к действию через эмоции, а штампы — это мёртвые, ороговевшие слова.

Примеры[править]

Театр[править]

  • «Последнее испытание» — ария Короля-Жреца «Всё во имя веры». Полностью.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

« Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству! »
— …и тут Остапа понесло
  • И. Ильф и Е. Петров, Остапа несло. Он вообще любил строить юмор на чужих ярких фразах, вставляя их в нужный для комического эффекта момент.
    • «Двенадцать стульев» — на собрании оппозиционно настроенных «бывших» осознанно прибегает к этому приёму. Выгода очевидна.
      • И на приветственной речи в шахматном клубе васюкинцев, когда «Остапа понесло».
    • «Золотой телёнок» — в процессе «снятия пенок, сливок и тому подобной сметаны» с автопробега: «Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству! Железный конь идет на смену крестьянской лошадке! Автомобиль — не роскошь, а средство передвижения!» На этот раз, впрочем, Остап не сыпал лозунгами-импровизациями, а повторял ходы рассмешившего его арбатовского агитатора.
  • М. Булгаков, «Собачье сердце» — Швондер.
    • Шариков стал его успешным учеником, судя по доносу на Преображенского: «…и даже Энгельса приказал своей социал-прислужнице Зинаиде Прокофьевой Буниной спалить в печке, как явный меньшевик со своим ассистентом Борменталем Иваном Арнольдовым…». Нюанс: Швондер, а вслед за ним Шариков, говорит и пишет не то чтобы собственно лозунгами, однако то канцеляритом, то политическими клише («анархист-индивидуалист», «социал-прислужница», «меньшевик» и т. п.). У Шарикова это — не без некоторой невольной пародийности, потому что примешиваются признаки слепого попугайства, эффект «Полиграф Полиграфыч слышал звон, да не совсем точно знает, где он».
  • Вообще частый троп у советских сатириков. Например, у Виктора Ардова; чего стоит одна "Лозунгофикация"!
  • Шендерович, «Человек с плаката» — главгерой.
  • «Колобок идёт по следу» Эдуарда Успенского — мороженщик Коржиков.
  • «Анастасия» Бушкова — псайкер-людоед Соловей-Разбойник. Он не только говорит лозунгами, но ещё ими гипнотизирует. Пародия на Брежнева.
  • Пелевин, «Чапаев и Пустота»: один из навыков Чапаева. Он толкает речь толпе революционных ткачей, и воодушевляет их, но при этом сам не понимает, что означают некоторые использованные им слова (например, озадачившая Петра «командирская зарука»). Видимо, он берёт готовые лозунги и терминологию прямо из сознания аудитории.
    • В эссе «Зомбификация» Пелевин рассматривает этот навык с точки зрения практик вуду. Например, когда комсомольцы идут по коридору, они люди как люди: говорят о выпивке, о бабах и т. п. Но как только они заходят в комнату комитета ВЛКСМ и рассаживаются, их лексикон, выражение лиц и даже тембр голоса радикально меняются. Пелевин сравнивает этот феномен с зомбификацией: часть души комсомольца, «маленький добрый ангел» (ti bon ange), временно заменяется вторгшейся сущностью, «партийным телом».
    • «Оружие возмездия» — некий районный фюрер объявил построенному для напутствия батальону фаустников, что оружие возмездия — это 14,9 миллиона зараженных чумой крыс, которые в специальных контейнерах обрушатся на Москву, Нью-Йорк, Лондон и Иерусалим. Учитывая, что все районные фюреры фашистской Германии были людьми удивительно тупыми, трусливыми, подлыми и неспособными даже к простейшим умственным комбинациям — всё это и служило негласным условием их выдвижения на должность, — можно предположить, что слухи о характере действия оружия возмездия распространялись централизованно; придумать такое (особенно цифру 14,9) сам районный руководитель не смог бы ни за что, а повторять в официальном сообщении болтовню парикмахера или шофера он никогда не решился бы.
  • «Крутой герой» Алексея Свиридова — в литературном мире герою довелось прокатиться на звездолёте из какой-то очень низкокачественной социалистической фантастики, персонажи которой настолько плоские, что их можно скатать в рулоны и хранить в подсобке. Когда один из них случайно раскатался и зашёл на мостик — выражался он именно так.
  • «Бета-тестеры» — Ксенобайт и иногда Банзай время от времени начинают разговаривать лозунгами. Причём социалистическими.
  • Метавселенная Рудазова — маршал Хобокен именно так наставляет солдат перед сражением. Логично.
  • Сорокин, финал повести «Тридцатая любовь Марины» — пытаться пересказать бессмысленно, это надо видеть... ну, в смысле — читать.

На других языках[править]

  • Оруэлл, «1984»: одно из назначений новояза — чтобы говорящий на нём мог производить идеологически правильную речь с минимальными умственными усилиями. Опытный партиец может толкнуть речь на новоязе, вообще не думая. Такой оратор называется «речекряк»; например, в передовице «Таймс» могут тепло отозваться о партийном деятеле, назвав его «идейно крепкий речекряк».
  • Хаксли, «О дивный новый мир» — примерно то же, но с поправкой на общество потребления. Герои могут говорить нормально, но в эмоциональном состоянии переходят на слоганы и трюизмы, вживленные в процессе гипнопедии.
  • Стросс, «Небо сингулярности» — имплантаты трансгуманистов-революционеров переводят речь в пафосные лозунги.
  • Роберт Шекли «Координаты чудес» — в одном из миров жители изъясняются преимущественно цитированием рекламных слоганов.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

« …учительница не выглядит убедительной, она напоминает живую куклу, отвечающую заготовленными лозунгами. Детки ей довод (пусть ужасный), она им — звонкий лозунг. Они ей — слова, она им — транспаранты. Они — мрази, но живые. Она — шарманка, хотя и напичканная правильными словами. <...> Откуда взялись все эти мальчики-мажоры и девочки, признающиеся, что хранят невинность, дабы подороже её продать? Такое обычно заводится от грязи. И от красивых слов, которые не связаны с делом. У Ляли (которая собралась торговать невинностью) мама — клон Елены Сергеевны, «скромная библиотекарша», которая, скорее всего, денно и нощно долбила про красоту души и бессмысленность тряпок. <...> Кстати, если посмотреть внимательно, то Елена Сергеевна при всей своей упёртой лозунговости постоянно идёт на компромиссы. <...> Она постоянно треплется о неких идеалах, точнее — о попранных идеалах. Противопоставляет поколения — мы были ого-го, а вы стали ой-ёёё. Но идеалов-то у неё нет, а есть набор штампов. <...> Не отдадим завоеваний социализма! А в ответ: да обожритесь вы своими идеалами, дайте нам жвачку и музон. <...> Это позиция Елены Сергеевны с её заготовленными ответами-лозунгами. С дешёвым пафосом. »
— Галина «zina_korzina» Иванкина
    • Примерно того же типажа оказалась и мать главной героини фильма «Интердевочка».
  • «Джек Восьмёркин — американец» — Василий Капралов, председатель коммуны, никогда не выпускающий из рук своего грудного ребенка.
  • «Стиляги» — именно так происходит изгнание публичное отчисление главного героя из института старостой. Создаётся впечатление, что беднягу-старосту… тошнит лозунгами.
    • В повести, по которой фильм, это не впечатление, а факт: Катя старается заглушить боль от неразделенной любви с помощью злобных колких фраз, перемежаемых лозунгами.
  • «Беспредел» — периодически на такой стиль разговора срывается Витя Мошкин по прозвищу «Филателист».
  • «Плюмбум, или Опасная игра» — нечто похожее проглядывается у Руслана Чутко, сыгранного тем же актёром. С поправкой на ту разницу, что Филателист относится всё-таки к типичным представителям типажа «наивный идеалист», в то время как Плюмбум — уже скорее маскирующийся под идеалиста циник, причём довольно-таки прожжённый, да и на голову отбитый куда сильнее, чем Мошкин.
  • «Красный галстук» (1948) — один из героев фильма, Вася Чашкин, привыкший выступать на различных пионерских собраниях, в ходе диалога то и дело сбивается на трескучий канцелярит, за что тут же получает насмешливую отповедь от умудрённого жизнью взрослого человека, мол, «говори нормально».
  • Короткометражка «Голос» (1986) — главный герой начинает говорить лозунгами невольно, по вине неизвестного заболевания. Всякий раз, когда ситуация требует от него выразить свои мысли и чувства, он начинает говорить голосом радиодиктора. Казённая речь, наполненная штампами и показным оптимизмом, полностью искажает то, что герой хотел сказать. Когда жена отводит его к врачу, тот заражается этим же недугом.
  • «Ученик» (реж. К. Серебренников, 2016 г.) - главный герой фильма, школьник Веня Южин, к моменту начала действия фильма уже успел достаточно изучить Библию, чтобы суметь при любом удобном поводе пошвыряться цитатами оттуда, но, увы, не дорос ещё до нужного уровня понимания истинного смысла этих цитат.

Совместное производство[править]

  • «Дежа вю» (1989) — сотрудник гостиницы «Красная» комсомолец Костя. «ТОВАРИЩИ!!! ВСЕ НА МОГИЛУ ОТЦА!!!»

Зарубежные фильмы[править]

  • «Капкан» — Сильвия Мунтяну, однозначно положительный персонаж, хоть и с ноткой доброго комизма (шаржа). Говорят, списана с реального лица.
    • Главный герой фильма даже подсвечивает эту её привычку: «Слушай, Сильвия, а ты всегда говоришь одними только лозунгами?» — «Простите, товарищ, не поняла…» — (с усмешкой) «А, ну раз не поняла…»

Телесериалы[править]

  • «Дракоша и компания» — с прикрученным фитильком: в одной серии главный герой насмотрелся рекламы и стал постоянно цитировать соответствующие лозунги. Пример:
«

— Дракоша, а ты знаешь, что тот, кто много ест, становится толстяком? — С «Толстяком» время летит незаметно!

»
— Папа Серёжа и Дракоша

Мультсериалы[править]

  • «Черный Плащ» — Ликвидатор (The Liquidator) в оригинале говорит лозунгами, только не политическими, а рекламными. Именно поэтому этот злодей очень редко использовался.
  • RWBY — именно так говорит Илия Амитола, недалекая, грубоватая и восторженная террористка «Белого Клыка», превратившаяся в ретранслятор идей своего упоротого начальства.

Комиксы[править]

  • Fables — Златовласка вещает много и сочно своим революционным товарищам. В компании же Бигби и Снежки проявляет себя как немногословный убийца.

Видеоигры[править]

  • Red Alert 3. По всей видимости на дредноутах вместо капитанов сидят политруки, у которых что не фраза, то «утопим гидру мировой контрреволюции».
    • Кстати, советские лозунги им в уста вложили в локализации, в оригинале они просто вещают с космическим пафосом.
  • Fallout 2 — есть версия, что Фрэнк Хорриган говорит в основном заученной пропагандой, потому у него достаточно богатая речь для супермутанта, бывшего при жизни солдафоном.
  • Fallout 3 — робот Либерти-Прайм говорит исключительно антикоммунистическими лозунгами. Обоснуй: Его программировали во время войны с Китаем.
« Коммунизм — это просто синоним неудачи. »
— Либерти-Прайм
  • ATOM RPG — куча персонажей. Особенно отличился один кадр, получивший данную способность травматическим образом, и это очень сильно мешает его отношениям с женой. Если ему выбить клин клином (с помощью диалога, загипнотизировать, а потом гаркнуть в ухо «рота подъем!»), его жена скажет что это нормализовало их сексуальную жизнь: раньше она думала что он стал импотентом, а он просто стеснялся, что во время действа начнет орать лозунги.