Говорить высоким штилем

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Antiquated Linguistics. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« 63. Вотще уповать на архаизмы, дабы в грамоте споспешествовать пониманию оной, ибо язык наш зело переменам доднесь подвластен. »
— «Правила русского языка в примерах»

Обычно люди говорят не столь изящно, как пишут: они прибегают к междометиям, жаргонизмам, просторечным выражениям и словам, стремясь изъясняться прежде всего ясно и кратко (хотя и не всегда получается — оговорки и слова-паразиты частенько встречаются в разговорной речи). Но сей персонаж не таков! В речи его наличествуют яркие метафоры и развёрнутые сравнения, нередко он прибегает к архаичному «высокому» словарному запасу и непременно составляет сложносочинённые и сложноподчинённые предложения. Причём он не прибегает к заранее заготовленному тексту — таковой способ изъясняться для него естественнен и обыден.

Как правило, персонаж, который так разговаривает — старый мудрец или кто-то вроде того. Реже под неумеренно красивую речь подводится обоснование: возможно, использующий её персонаж был воспитан среди аристократии, где все говорят только так, или он — человек искусства и чувственная натура, для которой нормально разнообразить речь метафорами.

Если автор не может в стилистическое разнообразие, то очень вероятно, что так будут говорить все персонажи. А если ещё и склонен к философическому угару, то это вообще неизбежно.

С прикрученным фитильком — если речь не архаична и не метафорична, а просто необычно литературна и правильна (например, такое характерно для иностранцев, выучивших язык тщательно, но без контакта с его носителями — в итоге персонаж использует в разговоре книжную манеру речи и словарный запас, потому что ожидал, что так все и должны говорить).

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Василий Тредиаковский и пародии на него. «Элефанты и леонты, и лесные сраки, и орлы, оставя монты, учиняют браки…»
  • Все произведения И. И. Лажечникова — эталон сабжа.
  • Осип Сенковский, «Большой выход у Сатаны» — черт Точкостав, заведующий земной словестностью:
«

Увы!…!!!..??..?!..!!!!!!!..! Я страдал…!!!… Я жестоко страдал!!!!..!..!..!..? Мрачная влажность проникла в стены души моей; гробовая сырость её вторгнулась, как измена, в мозг, и моё воображение, вися неподвижно в сём тяжёлом, мокром, холодном тумане болезненности, мерцало только светом слабым, бледным, дрожащим, неровно мелькающим, похожим на ужасную улыбку рока, поразившего остротою свою добычу, — оно мерцало светом лампады, внесённой рукою гонимого в убийственный воздух ужаса и смрада, заваленной гниющими трупами и хохочущими остовами… — Что это значит? — воскликнул изумлённый Сатана. — Это значит??.!!!..?.!!!!!.!.! это значит, что у меня был насморк, — отвечал Точкостав.

»
— Даже Сатану допёк.
  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания» — так разговаривает анархист-самогонщик Семён Игнатьевич Кириков, по прозвищу «Э-Мюэ».
  • В. Ян, «Юность полководца» — все персонажи, от князей до рыбаков, изъясняются слишком красиво и пафосно. Такой язык подошёл бы для оперы, а не для романа с многочисленными реалистическими деталями.
  • У Ефремова это тот самый случай, когда автор толком не чувствует персонажей и заставляет их не говорить, а читать лекции. Даже фанаты и не думают хвалить язык Ефремова, а антифанаты любят по нему проехаться. Как часть стиля коммунистического будущего такая речь действительно смотрится довольно органично (хотя и противоречит философии, согласно которой в будущем эстетика более простая и непритязательная), вот только у Ефремова так говорят вообще все во всех романах, в том числе и наши современники в «Лезвии бритвы».
  • В. Каверин, «Летающий мальчик» — Леон Караскин, по меткому замечанию одного из героев, выглядит на 11, а говорит так, будто ему 60. С прикрученным фитильком: Лёня — уроженец сказочной страны Летандии, а там именно такой — необычно литературный и правильный — стиль речи и является разговорным.
  • «Волшебник Изумрудного города» — Стелла и Рамина. Все остальные говорят намного проще. А у мышки Рамины речи ещё и звучат как бафосный писк.
  • Анна Борисова aka Борис Акунин, «Vremena goda» — старый китайский мудрец Ван Ин, которого в России прозвали «Иван Иванович». Говорит такими сложносочинёнными и цветистыми предложениями, к которым трудно привыкнуть тем, кто раньше с ним не общался, особенно тем, кто хочет всего и сразу.
  • Сергей Лукьяненко, «Новый дозор» — Эразм Дарвин разговаривает, используя английский времён Шекспира, правда Антон быстро догадывается, что тот просто выпендривается, так как Дарвин родился в конце XVII века[1], а к тому времени никто так уже не говорил. В английском переводе романа, Дарвину дали французский акцент, хотя Антон догадывается, что это просто английский акцент той эпохи.
    • Да он и по первоисточнику на французский манер переименовался: де Арвин.
    • «Шестой Дозор» — выясняется, что при прорыве Сумрака все Иные, находящиеся поблизости, начинают говорить высоким штилем.
  • Оксана Панкеева, «Хроники странного королевства» — король Ортана Шеллар III, особенно в разговоре с малознакомыми людьми. А что вы хотели — должность и воспитание обязывают!
  • Ольга Громыко, «Верные враги» — к эльфам по этикету полагается обращаться именно так, отчего периодически хочется выть и самим эльфам.
  • Макс Фрай, «Хроники/Лабиринты/Сноведения Ехо» — Шурф Лонли-Локли.
  • Антон Орлов, «Сонхийский цикл» — маг-видящий Сухрелдон складывает пророчества в скверные и нравоучительные высокопарные стихи.
  • Михаил Успенский, «Приключения Жихаря» — высоким штилем изъясняются (особенно когда в письменной форме!) Яр-Тур и Лю Седьмой — языком рыцарского романа и языком китайских трактатов, соответственно. Второй, зачастую, ещё и о себе в третьем лице. В самом же сеттинге «изысканными древними речами» считается совсем другое…[2]
    • В его же «Невинной девушке с мешком золота» копиркин Петра Великого, царь Патифон Финадеич изъясняется в стиле петровских указов.
  • Мария Брикер, «Жёлтый свитер Пикассо» — парижанка Мишель говорит по-русски в очень старомодной манере, потому что языку её учила тётушка по дореволюционным учебникам.
  • Сергей Чичин, «Гнев генерала Панка» — попавший под проклятье рыцарь вынужден так говорить, пока 1000 добрых дел не сделает. Еще и временно заражает этим любого, кто с ним заговорит, пока он рядом (и фиг он куда уйдет, пока доброе дело вам не сделает).
  • Юлия Вознесенская, «Юлианна». Несмотря на то, что уровень художественного языка и авторского стиля у Вознесенской многократно превосходит зервасовский (уж в этом-то то отношении скрывающ(ему/им)ся под этим псевдонимом автор(у/ам), кто бы он(и) ни был(и), до Вознесенской ещё расти и расти), всё же и у неё язык имеет свои шероховатости. Самый яркий пример тому — нарочито архаичная лексика ангелов-хранителей, с обильными вкраплениями церковнославянского. Как раз из-за частой неуместности употребления этих церковнославянских слов (например, когда русское слово «находиться» заменяют на «обретаться», «видеть» — на «зрить», «понимать» — на «разуметь», и т. д., несмотря на очевидную ненужность этого) плюс общей громоздкости манеры изложения ангелами своих мыслей при разговоре вместо запланированного автором придания речи ангелов возвышенности, торжественности, красоты и «духовноскрепности» результат зачастую напоминает не то «стиль мастера Йоды», не то пресловутое «Эх, рассупонилося красно солнышко, да расталдыкнуло лучики свои по белу светушку…».
  • Практически все произведения Александра Проханова — ну, тут примеры тропа вообще представляют собой просто дикий ужас. Причём ладно бы только герои его в своих диалогах выражались в той же манере, что и автор в своих описаниях (точно так же, как и у Ефремова) — хуже всего то, что даже во время своих публичных выступлений Проханов говорит как пишет, толкая балансирующие на грани бафоса речи с наисерьёзнейшей миной на лице и такой же интонацией. Часто бывает даже, что он в минуты своих приступов ораторского экстаза совсем теряет над собой контроль и «ради красного словца не жалеет и отца» — уже несколько раз он успел таким образом подарить миру ставшие мемами свои особенно шикарные перлы, такие как «чёрная сперма фашизма», «фаворская лазурь ГУЛАГа», и «могучие ягодицы „Ночных Волков“», которыми те «сжимают свои мотоциклы, и превращают их в полчища возмездия».

На других языках[править]

  • Хаксли, «О дивный новый мир» — Дикарь.
  • Нарния — после многих лет, проведённых на нарнийских тронах, дети Певенси говорят языком Томаса Мэлори.
    • Аравита рассказывает истории именно в таком стиле; тархистанскую аристократию специально этому обучают. Подсвечено: её кобыла Уинни, чьи слова она пересказала высоким штилем, отмечает, что в жизни говорит не столь складно.
  • Трилогия «Тамул», Эддингса. Бхеллиом изъясняется исключительно так, и терпеть не может когда к нему обращаются в современном стиле. А в моменты крайнего гнева, в самом конце трилогии, на этот стиль переходит главгад Заласта.
  • Гарри Поттер — Дамблдор. Впрочем, крайне редко, по торжественным случаям. На самом деле, автор очень тщательно различает разновидности английского языка; Дамблдор (как правило) разговаривает не высоким штилем, а просто как пожилой человек с хорошим, университетским, образованием.
  • Цикл детских детективов «Альфред Хичкок и три сыщика» — Юпитер. С прикрученным фитильком — мальчик много читает и говорит довольно книжно, длинными фразами с разнообразными синонимами. Речь других героев, даже Хичкока — гораздо проще.
  • «Досье Дрездена»: «Честно говоря, я не успел сообразить, кто там, снаружи, но все эти „изыди“ не оставляли сомнений в том, что это один из сидхе. Они все время сползают на архаичную речь — точнее, они из нее никогда не выползали. Так или иначе, наконец понял я, скорее всего, это явился, чтобы разобраться с эмиссаром Зимних, Старший Братец Бебека».
    • В разговоре с упомянутым сидхе Гарри и сам сползает в «высокий штиль», что делает последовавшую сценку только бафоснее.
  • «Сага о ведьмаке»: появляющийся в единственной сцене наёмный убийца по кличке Профессор постоянно вставляет в речь что-то из научно-философского словаря. В играх он тоже появляется — то ли выжил, то ли это его подражатель (переводчики напортачили, в оригинале типа из игр зовут Магистр и это другой персонаж).
  • Маргарет Уэйс, «Звезда стражей» — почти все Звездные стражи, по той же причине, что и король Шеллар из примера выше. В цикле особо выделяются Платус Морианна, его сестра Мейгри, Дерек Саганн и Дейв Старфайер.
  • Цикл Dragonlance того же автора — Рейстлин Маджере, субверсия. Алый маг говорит либо очень чисто и лаконично, либо… шпарит современным научно-техническим стилем речи. Педаль в асфальт в «Кузнице души», где юный маг едва ли не зачитывает выдержку из современного учебника анатомии.
    • Благородный варвар Речной Ветер и не менее благородный соламнийский рыцарь Стурм разговаривают самым что ни на есть правильным высоким штилем.
  • «Горгулья» Эндрю Дэвидсона — безумная скульпторша Марианн Энгел, особенно когда рассказывает свои истории.
  • Дэвид Вебер, «Восход Луны» и «Унаследованный Армагеддон» — Джилтани, которая выросла на Земле во времена войны Алой и Белой Розы, говорит на староанглийском и категорически отказывается переходить на современный. В русском переводе это передано высоким штилем напополам с белым стихом, в духе текстов Шекспира.
  • Генри Каттнер, рассказы о Хогбенах — архаично-высокоштилево изъясняется дедуля. Ему положено, он из Атлантиды.
  • Иоанна Хмелевская, «Всё красное» — комиссар полиции, датчанин, не очень хорошо владеет польским, на котором говорят фигуранты дела, зато знает старославянские слова. Так и изъясняется: «Отроче! Мать твою зрю днесь?»
  • «Дюна» Герберта подарила мировой фантастике множество смелых идей, однако с речью героев у великого визионера всегда было плохо. Они у как правило всегда монотонны, обезличены, и иной раз слишком уж перенасыщены. Педаль в пол - у внутренних монологов, - иной раз они могут занимать около страницы текста. Это особенно удивительно с учетом того, что Герберт начинал литературную карьеру как журналист, следовательно должен разбираться в стилистических тонкостях.

Кино[править]

  • Звёздные войны: Йода. С грамматика странный пополам.
  • «Идиократия» — субверсия. Речь протагониста, самая обычная для наших современников, в мире будущего оказывается именно что высоким штилем. Ещё есть полицейские, которые пытаются напичкать свою речь длинными словами, чтобы выглядеть поумнее, хотя явно слова заучили.
  • Фильмы Кристофера Нолана — абсолютно все персонажи. Особенно этим отличился Альфред из нолановской трилогии о Бэтмене.
  • Экранизации Шекспира. В полном условностей театре оно выглядит нормально, а в сочетании с реалистичным киношным действием — уже не очень.

Телесериалы[править]

  • «Сверхъестественное» — Кастиэль и прочие ангелы (кроме Метатрона и Люцифера, но иногда и они тоже). Особенно забавно, когда они пытаются объясняться высоким языком с простыми обывателями.
  • Star Gate. Джаффа Тил’к — счастливый обладатель телосложения «шкаф два на два метра», от чьего удара средний человек отлетит в другой конец летного ангара и больше не встанет. На лбу со всей явностью написаны «два класса, коридор, спортзал» и «щас убью». Обладатель идеальных манер и старомодно-возвышенной речи. Прошлое в качестве начальника крупной армии (такие должности за красивые глаза не раздают) обязывает.
    • Особенно забавно звучала манера говорить Тил’ка в теле полковника Джека О’Нила, любителя жаргонизмов, сарказма и, ээ, непарламентских выражений. Здесь играет мастерство актёров.

Мультфильмы[править]

  • Алёша Попович в богатырском цикле «Мельницы». Вдвойне забавно, что авторы недодали ему ума относительно прототипа из былин.
  • Принц Кашемир и все его подданные в одной из серий «С приветом по планетам» («Тролль»). Выглядит достаточно глупо, что этот самый тролль и высмеивает.
  • «Неисправимый Гуфи» — «Девушка в берете», еще и с налетом философии.
  • «Футурама» (русский перевод), серия, где по раздолбайству Фрая американцы проиграли войну за независимость и северная Америка осталась колонией Великобритании — отличие американского английского от британского английского передано через высокопарность второго.

Аниме и манга[править]

  • Ranma 1/2. На такой штиль время от времени пробивает пафосно-бафосного юного самурая Татэваки Куно. (Он пытается так говорить абсолютно всё время — но не всегда получается.) При переводе манги и аниме на английский — толковые переводчики используют «шекспировщину».
  • Lucky Star — Миюки Такара из богатой семьи.
  • Евангелион — Каору Нагиса, философ и Житель Страны Эльфов, поэтому говорит своеобразно. Использует непонятные термины, вроде «лилим» и «свет души». На то он и ангел.
    • В режим философа неоднократно впадают и другие персонажи, обычно Рицко и Фуюцуки, рассуждая о божественности, судьбе человека, и прочих тайнах бытия. Что конкретно они имеют в виду — вопрос открытый.
  • Cardcaptor Sakura — две богатые лольки, Томоё Дайдоджи (аристократическое воспитание) и Акихо Шиномото (именно такой японский она учила при жизни в Европе, ну и происхождение тоже).

Визуальные романы[править]

  • Danganronpa — Селестия Люденберг и Юмено Химико.

Видеоигры[править]

Настольные игры[править]

  • Правила игры «Тени над Камелотом» про рыцарей Круглого Стола прямо предписывают игрокам говорить высоким штилем: «Достанет ли у вас сил, о доблестный брат мой, сэр Кей, сразиться с презренными Пиктами, или же мне надлежит отправиться вслед за вами, дабы оставить честь сразиться с Черным Рыцарем сэру Галахаду?»

Музыка[править]

  • В оригинале песни Herr Mannelig горная троллиха обращается к рыцарю со словами любви именно высоким штилем, рыцарь же на контрасте отвечает ей просторечно и грубо. К сожалению, в большинстве переводов эти тонкости теряются.
  • Аэлиренн, «Идите к дьяволу, сеньор!» — схоже с предыдущим: сеньор пытается изысканно соблазнить крестьянку (жену кузнеца), а она отвечает ему обыденно-житейским слогом:
«

Глаза твои — как антрацит, а губы — точно розы, Своей небесной красотой ты затмеваешь свет. Когда гляжу я на тебя, то взор мне застят слёзы… — Идите к дьяволу, сеньор, — пора варить обед!

»
  • Рок-опера «Дорога без возврата»: текст песен красив, но во многих местах не сразу поддается пониманию из-за оригинального порядка слов, создающего впечатление, что текст писал магистр Йода: «Ищет владыка грозной империи юной принцессы затерянный след». Одно только четверостишие, рассказывающее о детстве Геральта («Рожденный в сумраке таверны придорожной на перекрестке хоженых дорог в попытке жить на свете безнадежной подброшен на обители порог»), сразу порождает кучу вопросов. Все-таки в таверне он родился или на перекрестке? И что находилось на перекрестке — таверна или обитель? И кто такая эта безнадежная Света, и зачем на ней жить?
  • Александр Башлачёв, «Пора собираться на бал» — лирический герой возвышенно приглашает на бал даму сердца, но… «Нет-нет, не готов ещё ужин, / и стирка, опять же, на мне. / Я знаю похмельного мужа: / не верит он в ваших коней».
  • Зимовье Зверей «Романс» — лирический герой обращается к бывшей возлюбленной исключительно «на вы» и очень корректно по форме, но столь же глумливо по смыслу.

Реальная жизнь[править]

  • Тропнеймер — Михаил Ломоносов же?
    • В случае с русским языком — да, но само разделение на высокий, средний и низкий стили речи и представление об уместности или неуместности того или иного стиля в данной ситуации восходит к тем самым древним эллинам.
    • Как бы и не раньше. Литературные древнееврейский и санскрит не идентичны разговорным языкам своих лет. Любой гебраист/индолог расскажет вам о том, как в течении создания Ветхого Завета / всего того, что написано на санскрите разговорный язык тех же веков... в общем, старались, чтобы поменьше, но все-таки влиял и по разным слоям Ветхого Завета и тогдашней же древнеиндийской литературы соответственно это видно.
  • Периодически случается, когда получившие классическое образование пытаются в современной Греции объясниться на древнеэллинском.
  • Поговаривают, что израильские детишки запросто читают письмена трёхтысячелетней давности, только много смеются от привычных слов, употребляемых в непривычном контексте. А всё потому, что иврит — уникальный пример языка, который был мёртвым, а стал живым: долгое время он существовал только в священных текстах, но потом сионисты-энтузиасты стали учить ему детей не как второму, а как родному.
  • Нередкий случай при значительном разветвлении диалектов одного языка. К примеру, именно так с точки зрения французов разговаривают квебекские франкоканадцы, с точки зрения англичан — многие англоговорящие жители бывших частей Империи, в частности Индии, а с точки зрения южных корейцев — корейцы северные[3].
  • Пожелание от всего сердца: пожалуйста, не пытайтесь говорить или писать заумным и высокопарным стилем месту и не к месту. Солиднее и умнее вы в глазах собеседника или читающего от этого не кажетесь, а наоборот, выглядите смехотворно и напыщенно. Если знаете простой общепринятый синоним к «сложному» слову — смело употребляйте его!
  1. Реальный Эразм Дарвин родился даже в XVIII в., в 1731 г.
  2. Толковище ковбоев и копов из боевиков 1990-х
  3. В первую очередь потому что чучхеисты, в отличие от южан, стараются избегать заимствований. Ну и привычка новостных агентств КНДР — чуть ли не единственного доступного источника информации из самой страны — к цветастым выражениям сказывается на восприятии.