Геном

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Геном» — фантастический роман Сергея Лукьяненко в жанре космооперы, второй по хронологии и первый по написанию в одноименном цикле «Геном». Имеет небольшую повесть-продолжение «Калеки». С приквельным романом «Танцы на снегу» не имеет почти ничего общего, кроме мира (и клонов Эдуарда Гарлицкого), и то, если в геноме нам показано уже готовое общество «спецов», то в приквеле нет на него ни малейших намёков[1], а разница между ними сто с небольшим лет.

Мир[править]

В будущем всё человечество разделилось на натуралов и спецов. Натуралами называют обычных людей, спецами — генетически модифицированных под определённую профессию. При этом модифицированы могут быть как физические возможности, такие, как сила и скорость, так и умственные. Однако, помимо полезных модификаций перестраивается ещё и «душа» спеца, так как ему предопределяют доступные эмоции. Генетический код спеца регулирует способность любить и ненавидеть, даже чувство удовлетворенности работой. Люди буквально рождаются для своих рабочих мест и с рождения принадлежат к какому-либо классу. Подобный контроль за рождением уничтожает или, по крайней мере, резко снижает свободу воли.

В этом мире есть место ксеноморфам и ксенофобии, космическим трассам, киберпанковскому будущему и межзвездным службам безопасности. Сам автор утверждает, что роман является пародией на космооперу, киберпанк и детективы.

Сюжет[править]

Генетически модифицированный пилот-спец Алекс Романов выходит из госпиталя на планете Ртутное Донце и встречает четырнадцатилетнюю девочку Ким Охару, в которой определяет бойца-спец. Ким сбежала из дома на планете Эдем и находится на грани трансформации, но оттягивала её сколько могла из-за отсутствия документов и денег. Процедура трансформации человека согласно заранее заложенным изменениям генотипа обычно проводится в клинике под наблюдением врачей. У Алекса тоже нет денег после лечения, поэтому, чтобы успеть помочь Ким, он соглашается на внезапно подвернувшуюся должность капитана небольшого космического корабля «Зеркало», несмотря на то, что сомневается в возможности подобного везения. По условиям контракта Алекс должен сам собрать команду. На корабль нанимаются второй пилот-спец Ханг Моррисон, врач Джанет Руэло — спец с пятью специализациями, энергетик-спец Поль Лурье и навигатор-натурал Пак Генералов. В качестве бойца-спец Алекс устраивает Ким, при помощи небольшого подлога оформив ей документы спеца, так как она прошла трансформацию и теперь считается взрослой. «Зеркало» оказывается туристическим кораблём для представителей чужих рас, и Алексу предстоит возить двух цзыгу — Зей-со и Сей-со, которых сопровождает клон Данила Ка-третий Шустов. При этом Джанет специализирована на уничтожении чужих и генетически ненавидит их; Ким боится, что её схватят, так как им предстоит посетить Эдем; а Пак Генералов ненавидит клонов.

Изначально у Ким был дорогой гель-кристалл, используемый в компьютерах, но она отказывалась объяснять его происхождение. Во время полёта Алекс узнаёт, что в кристалле заключено человеческое сознание творца спецов Эдгара, друга и ровесника Ким, из-за которого девочка сбежала из дома. Эдгар по просьбе Алекса создаёт средство, которое позволило бы отключить на время эмоциональные изменения спеца, чтобы избавить Ким от навязанной любви к пилоту. Алекс ставит эксперимент на себе и понимает, что чувство единения с кораблём было лишь имитацией любви, которой лишают всех пилотов-спец. После выхода из гиперпространства обнаруживается, что убита Зей-со, являющаяся наследной принцессой своего народа, и из-за её смерти цзыгу готовы начать войну с Империей. На корабль прибывает следователь-спец Питер Ка-сорок четвёртый Вальк, предпочитающий имя Шерлок Холмс. Единственный способ предотвратить войну — в течение двух суток выявить убийцу и предоставить убедительные доказательства его вины, чтобы Сей-со могла лично его казнить. Однако убийца не оставил никаких следов, а у всех членов экипажа были время, возможность и мотив для убийства. Алекс выясняет, что Эдгар — на самом деле основоположник специализации Эдуард Гарлицкий, а Ким — агент-спец. Холмс и Алекс заявляют, что убийца им известен, не называя его. Однако убедительных доказательств у них нет. Применив препарат Эдгара, Алекс выявляет убийцу — замаскированного агента-спец, скрывавшегося под личиной одного из членов экипажа. Мотив убийства — спровоцировать войну. Убийцу казнят, что предотвращает войну. Алекс понимает, что действие препарата оказалось не временным, а обретённая способность любить останется с ним.

Тропы[править]

  • Гипердрайв — гиперпространственные туннели. С подсветкой: один из сюжетных ходов завязан как раз на невозможности маневрировать в гипертуннеле. Попал — плыви. Попал не по той траектории… пеняй на себя, что выскочил не туда.
  • Декоративная грудь — зигзаг: цзыгу, в одежде внешне человекообразны и выглядят как анимешные девочки с большими глазами, но на самом деле — гигантские, дурнопахнущие насекомые. а то что выглядит в одежде как пара грудей, на самом деле сложенная пара конечностей
  • Дровосексуализм — генетически модифицированным пилотам ещё до рождения убирают способность влюбляться в людей, заменяя её на чувственную связь с кораблями.
  • Изменившаяся мораль — пример внутримировой. В этом мире совершенно спокойно относятся к гомосексуализму, БДСМ, геронтофилии. Школьникам преподают некий способ сексуального расслабления, упомянутый еще в Библии (Кажется, речь идет об онанизме). Даже эфебофилия (влечение к подросткам) не считается запретным. При этом главный герой чуть ли не брезгует женщиной, которая кормила своих детей грудью: ведь это почти то же, что и каннибализм.
  • Инсектоиды — цзыгу. Внешне человекообразны, но на самом деле — гигантские, дурнопахнущие насекомые.
  • Клон — здесь их хватает.
  • Крутой гей — Пак Генералов, натурал-гей. Впрочем, в том сверхтолерантном мире будущего это в принципе никого не волнует. Ближе к финалу, подвергшись воздействию эпигенетического кондиционера, проявляет неожиданные (в первую очередь для себя) гетеросексуальные наклонности.
  • Крутой в историческом костюме — не совсем в костюме, но Питер Вальк очень старается косплеить того самого Шерлока. С фитильком, так как приключения Холмса в сеттинге осовременены серией фан-сиквелов.
    • Бонус для гениев — имя персонажа (не образ псевдоним) является отсылкой к лейтенанту Коломбо, воплощенному на экране актёром Питером Фальком.
  • Межвидовая романтика — гид цзыгу удовлетворяет не только культурные потребности туристок.
  • Нейрошунты в XXII в. уже переходят в разряд устаревших технологий, уступая место беспроводным интерфейсам, но в относительно отсталых мирах космического фронтира всё ещё в ходу даже у спецов старых и/или дешевых модификаций. Также является единственным способом коннекта профессионалов-натуралов к современной технике местного сеттинга.
  • Несовместимая с жизнью похоть — ох, не стоило разоблачённому агенту поддаваться на «слабо» и пытаться изнасиловать Ким. Оказывается, в число её геномодификаций входит «маленький зубик, выделяющий крайне болезненный токсин» — да-да, именно там
  • Отсылка — к «Саге о Форкосиганах» Л. М. Буджолд: сначала в отделе регистрации браков в очереди перед главным героем оказывается статный красавец Айвен, ведущий за собой на цепи карлика по имени Майлз, а потом среди книг оказываются популярные сочинения про некоего «Горбатого», спецагента Имперской Безопасности, по профессии — бухгалтера (Майлз в оригинальной саге носил звание аудитора). Структура цикла, в свою очередь, отсылает к популярным в девяностые и начале нулевых циклы книг о Бешеном, Слепом и прочих спецагентах.
    • В одной из программ порно-симулятора угадывается сюжет фильма «Служебный роман».
  • Пасхальное яйцо — акрошифр в эпилоге.
  • Принцессы не какают — цзыгу (а они таки принцессы!) удаляют отходы (предпочтительно на природе). - А потом мы сделали фиксатор […] Это больно… брр! Но никакого запаха. Только надо ходить в туалет часто-часто, каждый день.
  • Силач — Ким Охара (в одном флаконе с Девчонкой).
  • Умирающая империя — тайи, древняя империя, некогда правившая большей частью известной галактики. Затем они ввязались в войну с равным по-силе врагом. Результат — они-то победили, но это была пиррова победа. Империя тайи на данный момент управляет десятком планет. Их гигантские дредноуты патрулируют системы, уже принадлежащие молодым расам. Дредноуты сопровождают крошечные современные кораблики, способные одним залпом разнести гигантов в пух и прах. Также есть мнение, что и человеческая империя следует по тому же пути. Мало кто на границе знает имя императора.
  • Убийца — один из нас — реализация тропа в жанре космооперы. В случае выявления убийцы приходится идти на нестандартные меры именно потому, что потенциальный мотив есть у всего экипажа… ну и замкнутое помещение присутствует.
  • Участь хуже смерти — то, чему подвергли убийцу. Полностью стерли воспоминания — то есть совсем полностью, включая младенческие, неосознанные, более того, Педаль в пол. После операции человек становится фактически полным овощем. Самое страшное, что кратковременная память уходит в последнюю очередь, а воспоминания стираются начиная с самых свежих и до наиболее ранних. Таким образом, преступник скоро забывает, за что его этому подвергли, но мучительно страдает, при этом ощущает себя ребенком.
    • Операцию можно прервать, оставив человеку столько памяти и возраста, сколько нужно, чтобы в прямом смысле перевоспитать его. Так сделали с неким Разгоняющим облака. Преступнику, однако, такой милости не предоставили.
  • Фантастический расизм/Ксенофобия и толерантность — часть сюжета завязана на них, причём сразу нескольких видах — по отношению к генетически модифицированным людям, гомосексуалистам, нечеловеческим расам.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. На самом деле намёки есть: в «Танцах» мельком упоминается, что «Император подписал указ о снятии „трёхпроцентного предела“ и теперь учёные могут по-настоящему улучшить человеческий геном, а не только по мелочам».