Гадский подручный хуже хозяина

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Царь на Руси не так уж страшен, — страшнее царские царьки.

»
— Евгений Евтушенко, «Казанский университет»
«

"Я лишь убрал тех, кто непосредственно и регулярно общался с [свежеистреблённой] королевской фамилией. А таких набралось сотни полторы, не более. И убрать их было необходимо. Человеческое мышление – штука прихотливая… Для большинства особо приближенных холуев [свергнутый и убитый]король и его родные – милейшие люди, благодетели. На праздники и просто в хорошем расположении духа бросали золотые, а то и кошельки. Выполняли мелкие просьбы – тетушку пристроить на поварню, дядю взять в привратники, беспутного племянника из полицейских неприятностей вытащить, судейскую тяжбу в свою пользу обернуть… Ну, а если уж на смазливую дочку или супругу падет благосклонный взор короля или его братьев – и вовсе прекрасно, безбедная старость обеспечена… Они любили покойных самозабвенной холуйской любовью. И кто-то из них вполне способен был сунуть вам в спину нож – известны прецеденты… "

»
— А.Бушков "Нечаянный король"

Ситуация, нередкая в произведениях, где изображаются злодеи (а также, увы, и в реальной жизни — но её мы в данной статье касаться не будем, потому как неэтично). Перед нами двое: большая злодейская шишка и её приспешник, иногда тупой, чаще же нет. Также тут может быть (но не обязательно будет) попутно отыгран — однако, как правило, с неким подвыподвертом — троп «Тигр и шакал». Кроме того, приспешник не обязательно «дракон» крупного злодея — но вполне может выполнять именно такую функцию (или быть не драконом, а фактотумом)… Это всё «лирика», тут главное в другом: главарь-то, конечно, мразь, а порой даже и полное чудовище — но подручный как минимум по одному параметру вызывает даже большее омерзение и нагоняет в чём-то даже бо́льшую жуть, чем этот пресловутый главнюк. Поневоле мороз по коже от одной мысли — ой, что бы было, если бы главарём, вместо знакомого нам, был вот этот[1]

Так может получаться по разным причинам и с разными нюансами.

Частый, но опять-таки не обязательный сопутствующий троп — невинный вид.

Родственные тропы — Дутый главгад, Хороший царь, плохие бояре, Синдром вахтёра и Тигр и шакал. Частично противоположный — Злодей по должности.

Более противоположный — Разумный заместитель[2].

Примеры[править]

Общие[править]

Фольклор[править]

  • Пословицы и поговорки:
    • «Холоп барина всегда злей».
    • «Жалует царь, да не жалует псарь».

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • И. С. Тургенев:
«

- …Шипиловка только что числится за Пенкиным-то; ведь не он ей владеет: Софрон [бурмистр] владеет. Крестьяне ему кругом должны; работают на него словно батраки: кого с обозом посылает, кого куды… Он у одних хлыновских восемьдесят десятин нанимает да у наших сто двадцать; вот те и целых полтораста десятин. Да он не одной землей промышляет: и лошадьми промышляет, и скотом, и дегтем, и маслом, и пенькой, и чем-чем… Умен, больно умен, и богат же, бестия! Да вот чем плох — дерется. Зверь — не человек; сказано: собака, пес, как есть пес. — Да что ж они на него не жалуются? — Барину-то что за нужда! Недоимок не бывает, так ему что?

»
— Рассказ «Бурмистр» из цикла «Записки охотника»
  • Л. Чарская, «Записки маленькой гимназистки»: супруги Иконины — просто равнодушные люди, хотя и никудышные родители, а вот нанятая ими гувернантка Матильда Францевна — самая настоящая садистка.
  • Лев Кассиль, «Дорогие мои мальчишки». Во внутримировой «Истории о трёх мастерах» — ветрочёт Жилдабыл, правая рука короля Синегории Фанфарона. Если король — просто злобный дурак с опухшим ЧСВ, то Жилдабыл прямо назван в истории «продувной бестией» — весь ветреный тиранический режим держится именно на нём.
  • Анатолий Иванов, «Вечный зов» — до революции фактическим хозяином в Шантаре и её окрестностях был «местный помещик» Кафтанов, кроме как у него, местным жителям работать было негде, и, если он кого невзлюбит, мог, не приняв на работу, довести человека до нищеты. Но Кафтанов — человек настроения, его ещё иногда разжалобить возможно. В сериале-экранизации есть эпизод, в книге подробно не описанный, как отец и сын Савельевы упросили Кафтанова дать им работу, умоляя, как перед иконой: «Помилуй!» И Кафтанов уезжает и кричит на всю округу, довольный собой: «Милую!» А между тем его управляющий Демьян Инютин втайне мечтает сам стать хозяином, спит и видит, как бы сжить со свету Кафтанова с семьёй и прибрать к рукам его богатство. Если бы не революция, он бы вполне мог добиться своего. И с крестьянами Инютин, даром что сам был таким же бедняком до русско-японской войны, откуда вернулся без ноги, обходится гораздо суровее, чем Кафтанов — тот сам удивляется его мстительности и въедливости. И вот Инютин, доведись ему вправду прибрать округу к рукам, точно «миловать» был бы не горазд.
  • «Сварог»:
    • Не названный по имени прирождённый дворянин (по прежнему роду занятий — авантюрист-наёмник, а может, и разбойник), веками состоявший в качестве управителя при короле-волшебнике Фаларене, который хуже чем полное чудовище. Фаларен произвёл его в бароны. Этот самый «господин барон» (внешне выглядящий более чем обыкновенно[3]), как выяснилось, просто упивался садистской игривостью и чёрство-циничным безразличием, которые его хозяин проявлял к отдельным людям, к народам и к миру в целом; упивался, кажется, в некотором смысле даже больше, чем сам Фаларен. И наверняка управитель ещё и подзуживал короля! Когда заглавный протагонист убивает Фаларена и захватывает власть над Хелльстадом (забрав себе, разумеется, и «ключи» от фалареновой техномагии) — барон первым делом начал поощрять своего нового владыку к политике вроде прежней фалареновой. А когда убедился, что это не прокатывает — непредсказуемо (и труднопросчитываемым способом) сбежал, полагая, что от подобной смены власти и порядков ему, барону, маячат одни лишь неприятности. (Уж не к Великому ли Мастеру подался?! С этого типуса станется…) А ещё страшнее становится от осознания, что этот самый барон-сенешаль, совершенно однозначно, умнее Фаларена.
      • Если подумать, то парочка Фаларен&сенешаль по сути самокопирует Прохора и Кузьмича из «Охоты на Пиранью» и «Следа Пираньи», вышедших в те же лихие 1990-е. Прохор, по сути, был просто поехавшим кукушкой да ещё и марионеткой американских и российских оборотней в погонах из спецслужб, Кузьмич же оказался неудачливым кандидатом в «воры в законе» и в жестокое «сафари» на людей подписался осознанно и добровольно.
    • Заговорщики из Балонга, попортившие ГГ немало крови в «Чёртовой Мельнице». Стоявший во главе заговора патриций Гил Каторат, конечно, нехороший ростовщик, но в целом типичный злодей-прагматик. Помогавший же ему Сувайн оказался жестоким отморозком. Неудивительно, что и участи у них в итоге оказались разные: Каторат смог выторговать себе комфортное пожизненное заключение, а вот на Сувайне пыточные мастера вовсю поработали, да и смерть ему обеспечили нехорошую.
  • М. Семёнова, «Волкодав» — на руднике в Самоцветных горах («Истовик-Камень») жестокий надсмотрщик Волк завёл себе персональную рабыню, которая затем вошла во вкус и начала похлеще самого Волка издеваться над заключёнными. Гораздо позднее («Право на поединок») Волкодав найдёт эту извергиню (уже наёмную убийцу) и вальнёт нафиг. По веннским понятиям, женщины святы — но это уже не женщина и вообще не человек.
    • В сериальной экранизации («Молодой Волкодав») эту линию дополнительно расцветили: стерва получила имя Вилия, и подробно показали, как она от милой девушки эволюционировала до… вот такого вот.
  • Хроники странного королевствазигзаг. Ниемшаст, как яркая королева драмы, намного гаже Скаррона, который самый настоящий Тёмный властелин — пусть даже оба они личи. Аналогично кубло иерархов Ордена Небесных Всадников намного гаже полудемона Харгана. Зато одноглазый крутой вор Астуриас намного опаснее своего родовитого начальника.
  • Борис Акунин, «Любовник Смерти» — Князь, суровый, безжалостный и амбициозный «фартовый» (как сейчас бы сказали, блатной авторитет), всё-таки человек не лишённый неких принципов, а вот его «валет» (правая рука) Очко, из бывших студентов — человек бесспорно харизматичный и интересный, но при этом полнейший отморозок. Сама Смерть («чёрная вдова», одного за другим невольно сводящая в могилу влюблённых в неё негодяев) отмечает, что Очко нелюдь изначально, а в Князе что-то человеческое ещё осталось.
  • «Осколки Сампо» — коварная хозяйка Севера Лоухи играет с героями по собственным, далеко не чистым правилам, но, даже стремясь погубить героев, действует без фанатизма. Таким образом некогда проигравшая антагонистка из Калевалы сводит старые счеты если не с врагами, то хотя бы с их соплеменниками/потомками. Иное дело — военачальник Варкас. Он, хоть и не застал войну между Калевалой и Похъёлой, ненавидит карел всей душой и желает убить их просто ради спортивного интереса — любой чужеземец для него — объект охоты.
    • Показательно, что молодая ведьма Велламо Хирвиотар, которая так же служит Лоухи и отвечает за блуждание героев в зимней тундре непосредственно, при встрече с ними ничего подобного не совершает — скорее наоборот, пускает их к себе на зимовку и лечит раненых, причём совершенно бескорыстно.
  • Виктор Потиевский, «Утёс белой совы» — старый леший Фарг следит за исполнением законов леса и имеет право судить, приговаривать и казнить животных-нарушителей. И то бы ничего, ведь Фарг — флегматик и пофигист, но тем хуже — за него стражем закона фактически является подлешик (леший младшего возраста) Фир, чокнутый садист, обожающий приводить в исполнение смертные приговоры (вынесенные им самим произвольно при полном попустительстве Фарга). В юности Фир отметился тем, что прислуживал огненному змею, истребившему леших в его родном лесу
  • Борис Карлов, «Остров Голубой Звезды» — психованный самообучающийся робот-помощник Шестой. На фоне его затеи (уничтожение всего живого с заменой органической жизни на кибернетические самовоспроизводящиеся создания. Куда там некронам из Вахи!), планы «господина Директора» (всего лишь захватить родную планету с помощью супероружия и установить там диктаторский режим с культом личности имени себя любимого) выглядят чуть ли не вегетарианскими. При этом, Шестой ещё и нелепый и отвратительный злобный шут, во многом проигрывающий великолепному мерзавцу Директору… а ещё страшнее от того, что он ещё и как минимум не глупее, а благодаря запрещённой программе самообучения — становится опасней и хитрей с каждым днём.
  • А. Гайдар, «Тимур и его команда» — самый отвратительный из хулиганов не Квакин, а Фигура.

На других языках[править]

  • Э. Булвер-Литтон, «Последние дни Помпей» (и мини-сериал): жрец Арбак — великолепный культурный мерзавец, тут не поспоришь. Его подручный Кален — отъявленный мошенник, шантажист и жаден до отключки здравого смысла. Не погнушался шантажировать Арбака и чудом уцелел, но урок не пошёл впрок: в рушащихся Помпеях его жадность оказалась несовместимой с жизнью.
  • «Сильмариллион» — мельком упоминаемые «жестокие слуги Келегорма», бросившие малолетних Элуреда и Элурина в глухом обширном лесу без одежды и оружия, на верную смерть. На съедение диким зверям или на погибель какого-то иного сорта (голодная смерть, болезни — тут уж что раньше доконает). И ведь не привязали к дереву, а лицемерно «отпустили» — мол, «ступайте куда хотите!», но практически без шансов на выживание. Бр-р… Князь Келегорм, их хозяин — просто властолюбец, чёрствый высокомерный козёл, беспредельщик и интриган; а эти вдобавок…
  • Снова Толкин, «Властелин Колец». Саруман и Грима Wormtongue. Саруман — заносчивый негодяй, причинивший множество бед жителям Рохана и Шира, но на то были причины: слишком глубоко сунул нос в дела Врага и в итоге попался в ловушку, начав, более или менее сознательно, действовать в целях Саурона. Даже при этом в нем остается какая-то тень прежних достоинства и мудрости. Трусливый и подлый Грима, предающий своего короля, домогающийся его племянницы, предающий в итоге и самого Сарумана, вызывает куда большее отвращение. А в дополнительных толкиновских материалах сказано, что Грима ещё и постукивал на Сарумана назгулам и их тайным эмиссарам. Браво, сын Галмода!
  • Томас Харрис «Ганнибал» — в книге подручный Мейсона Верджера Корделл, пожалуй, ещё гаже хозяина. В экранизации акценты сместили.
  • «Песнь Льда и Пламени» — сколь ни будь подл и морально слеп Тайвин (он, по крайней мере, великолепный мерзавец), сколь ни будь мерзка Серсея (та, по крайней мере, «чувствовать умеет»), а Янос Слинт всё-таки подлее, мерзее и мелочнее.
    • В сериале-экранизации — аналогично. Там ещё и в деталях показано, как он лично и с высокомерным наслаждением убивает детей, которых приказала уничтожить Серсея (и независимо от Серсеи, Джоффри отдал точно такой же приказ). И добавлен дополнительный нюанс (в одной из сцен в Чёрном Замке): Янос Слинт — патологический трус, которого любая крупная, серьёзная и очевидная опасность попросту парализует.
    • Но всех превосходит Гора — жестокий подонок, с какой стороны ни посмотри. Ланнистеры его держат именно потому, что, помимо силушки, обладает полной атрофией совести — какую дрянь ему ни прикажи, сделает даже с удовольствием. Сами же «львы» предпочитают лапки не марать.
    • Болтон и его бастард тоже подходят как союзники Ланнистеров. Бастард также играет роль подручного для своего отца, и он куда хуже и отмороженнее своего и так недоброго папаши.
  • А. Сапковский.
    • «Ведьмак»:
      • Вильгефорц, разумеется, полное чудовище, но он умный и хитрый интриган, многое знает и умеет, а также достаточно смел, чтобы схватиться с ведьмаком врукопашную и при первой сшибке даже взять верх. Даже его мотивы в каком-то смысле понятны: он ищет основы той силы, которой владеет Цири, в целях спасения мира от Белого Хлада (или это к тому же отмазка, а хочет он на самом деле просто получить её могущество?! дескать, «стану гораздо мощнее — ну так я и от Белого Хлада всех прикрою, потому что этот мир пригодится и мне самому»…), вот только средства выбрал никакими целями не оправданные. В то время как фактотум Вильгефорца, Риенс, не меньшее чудовище (и явно ещё худший садист), разве что руки покороче, но переключается в режим «трусливая мышь», столкнувшись с серьёзным противником. На фоне своего хозяина он смотрится откровенно жалко.
      • Да и другой приспешник Вильгефорца, Ширру́, смотрится гаже своего хозяина. Геральт очень метко и исчерпывающе назвал оного Ширру «паскудой вонючей» (хотя тело Ширру ничем особенным не пахнет).
      • Нильфгаардский маг Браатенс, по приказу узурпатора истязавший тринадцатилетнего принца на глазах отца. Маг от себя добавил юмора и превратил мальчика в человекоежа в соответствии с его именем.
      • А в «Сезоне Гроз» однозначно подходит Сорель Дегерлунд. Его патрон Ортолан — скорее Житель Страны Эльфов, пусть и с замашками неэтичного учёного (что для тамошних чародеев в силу сеттинга, увы, типично).
    • «Сага о Рейневане»:
      • Гжегожа Гейнче, хотя формально он и находится во враждебном протагонисту лагере, даже антизлодеем назвать можно только потому, что он всё-таки инквизитор. Гейнче — добрый пастырь, искренне заботящийся о пастве и оберегающий католическую веру в силу своих возможностей и взглядов (достаточно широких, чтобы без предубеждения общаться со сторонником гуситов Рейневаном или швейцарскими катарами). Но не дай Бог попасть в лапы его подчинённого брата Арнульфа… удивительное сочетание садиста и холодного службиста, этот дознаватель инквизиции интересуется не столько установлением истины, сколько тем, насколько быстро можно вытрясти из человека нужные ему показания.
      • Епископ Конрад при всех его пороках — всё-таки однозначно великолепный мерзавец, а вот на его драконе (и, вполне вероятно, бастарде) Биркарте фон Грелленорте пробы ставить негде: чернокнижник, отравитель, главарь Роты смерти, холодный и высокомерный садист… это ещё даже не половина всех его «достоинств».
  • «Сердце меча» — тайсё Рихард Шнайдер хоть и жесток, но в меру, а в целом приличный человек и в конце даже благородно жертвует собой. А вот Моро — законченная сволочь.
  • А. Меррит, «Лик в бездне». В тексте неоднократно сказано, что Нимир — чуть ли не Сатана во плоти, стоящий за большинством творящихся в Ю-Атланчи мерзостей. Однако он не лишён своеобразного благородства и даже отпускает главного героя с подругой, когда те оказываются в его власти. Этого никак нельзя сказать о главном подручном Нимира, Лантлу, самовлюбленном благородном мерзавчике, который и схватил подругу героя, намереваясь подвергнуть ее из мести публичному унижению.
  • Вернор Виндж, «Глубина в небе» — главгад Томас Нау, хоть и недалеко ушел от полного чудовища, но имеет мозги, харизму и немалые таланты в области тактики и планирования. А вот его подручный Ритцер Брюгель (формально он и Томас Нау в одном ранге, но командует Нау в силу наличия вышеупомянутых мозгов и харизмы) — омерзительный тупой садист и полное чудовище безо всяких скидок. Впрочем, есть намёки, что Брюгель значительно младше Нау, и ему ещё предстояло научиться прятать садизм за харизмой. А отношения Нау с Чиви полностью снимают подозрения в том, что Нау — не полное чудовище.
  • Робин Хобб, «Волшебный корабль» — второй помощник Торк. Если его покровителю, капитану Кайлу Хэвену, парвеню-полукровке, стремящемуся войти на равных в сообщество торговцев города Удачного, приходится держать марку и следить за своим поведением, не опускаясь до рукоприкладства и прямого унижения людей, то Торк никакими рамками не скован от слова «совсем».
  • Энтони Хоуп, «Пленник Зенды» — субверсия: герцог Михаэль Чёрный (во всех переводах почему-то Майкл) и его дракон Руперт. С одной стороны, Руперт гораздо опаснее, поскольку абсолютно непредсказуем и полностью лишён моральных принципов (и таки убрал герцога в финале), с другой — язык не поворачивается сказать «хуже», ведь он уделывает своей блистательной харизмой практически всех остальных.
  • «Гарри Поттер» — Уж каким бы гадёнышем не был Малфой, но даже без постепенного изменения в последних двух книгах ему было бы далеко до личинки полного чудовища, в которую под конец превратился Крэбб.
  • «Меч Истины» Терри Гудкайнда — Даркен Рал, конечно, прекрасно знает, что собой представляет Деммин Насс. И уже этим разделяет его вину. Но всё-таки «Отец Рал» — «всего лишь» антропомант, эстет и гомофоб. А Деммин Насс — откровенный садист, педофил и убийца детей.
  • «Воплощения бессмертия» Пирса Энтони — троп, похоже, появляется как результат реткона. Чтобы обелить в конце глобальной истории Парри-Сатану, виновным в пытках Луны в первом томе назначается его приближённый Мефистофель, не просто творчески додумавший детали довольно-таки общего приказа по решению проблемы, но и косплеивший собственного начальника перед его врагами (и, соответственно, читателем).

Кино[править]

Телесериалы[править]

  • «Братаны», второй сезон — Локшин (Ю. Осипов), «дракон» при Кондоре (Ю. Беляев). Кондор-то, по крайней мере, злодей со стандартами и какими-то извращёнными «идеалами» (правда, от этого факта, в целом, никому не легче), а вот Локшин…
    • Через пару сезонов, когда Кондора уже нет в живых (Локшин-то его и грохнул, чтобы занять его место — но «недолго фраер танцевал», вся их террористическая банда накрылась…) — Локшин, одержимый жаждой мести главным героям, раскрылся как настолько гнилая мразь, что его и сам Кондор пристрелил бы, если бы дожил и выяснил детали.
  • «Лесник», третий сезон, глава «Каникулы». Голован нагоняет значительно больше жути, чем его хозяин «Прохор». Оба — невинно выглядящие злодеи, но Прохор явно пришёл в преступный мир из «мужиков» ака «фраеров» (т. е. обычных обывателей, однажды совершивших нечто криминальное, и пошло-поехало…), тогда как у Голована наверняка руки с юности по локоть в крови, и убить ему — всё равно что по нужде сходить. А выглядит простоватым «дядечкой из народа»!
  • «Спрут», первый сезон — мафиозные боссы вполне прагматичные злодеи, а вот исполнитель, похитивший дочь комиссара Каттани — совершенно безмозглый отморозок, да и Санте Чиринна недалеко от него ушел
  • «Штамм» — Хозяин, хоть и являет собой зло и угрозу всему человечеству, но имеет какие то стандарты и принципы (хоть и вампир). Томас Айхорст же не имеет ничего святого вообще.
  • «Убойная сила» — с прикрученным фитильком: Аркадий Петрович Боголепов конечно лицемер и псевдомилый злодей, но он находится на стадии превращения в «авторитетного бизнесмена» и мыслит стратегически. Его подручный Муха — обычный бандит, готовый подставить кого угодно ради сиюминутной выгоды[4].
  • «The Walking Dead» — Ниган и Саймон. Первый стремится решать проблемы с поселениями малой кровью и казнями отдельных упрямцев. Второй — отморозок, убеждённый, что «только массовые расстрелы спасут Родину». Его уверенность крепнет, когда из-за затянувшейся возни Нигана с бунтовщиками влияние «Спасителей» начинает утекать, будто вода сквозь пальцы. Дорвавшись до власти над группировкой, Саймон стал рулить по своему усмотрению. Впрочем, недолго — Ниган вернулся и дал попутавшему берега заму по шее.

Мультфильмы[править]

  • «Полёт драконов» — дракон Бриаг ещё омерзительнее своего хозяина Оммадона. Если Оммадон хочет нести в мир смерть и разрушение (но, кажется, вместе с какими ни на есть тоталитарными порядками — что само по себе его ничуть не оправдывает, но хотя бы выглядит относительно «рационально»), то Бриаг по сравнению с ним настоящее полное чудовище, упивающееся своей мощью. Если Оммадон прикажет ему устранить героев, то Бриаг сделает это с особой жестокостью. До кучи, Бриаг ещё и каннибал, обожающий пожирать яйца своих сородичей.
  • «Чудесный лес» — император Кактус, конечно, ещё тот стервец, но харизмы не лишён, да и вообще просто не цвёл никогда, вот и злится (когда зацвёл — перевоспитался). А вот его воины-алебарды… это что-то с чем-то… в плохом смысле этих слов…
  • «Эверест» — антагонистами в мультфильме выступают копиркин Бернса Мистер Бернс и его любящая редких животных подручная Зара с замашками антизлодея. Ну и кто из них в итоге оказался ГлавГадом?

Мультсериалы[править]

  • W.I.T.C.H. — Седрик, дракон Фобоса. Правда, только в экранизации, ибо в комиксе-первоисточнике он сделал поворот кругом.
  • «Приключения Папируса» — жрец Сета Акер, поскольку Сет здесь скорее персонаж-призрак.
  • «Чип и Дейл спешат на помощь» — сыграно занятным зигзагом с культом Ку-Ку-Колы. Поначалу, Поп Хлоп походит на пастыря недоброго, а его помощник Буль-Буль — на туповатого и не в меру усердного громилу. В реальности, Поп Хлоп искренне верил во всё это «пузыряние», а вот для Буль-Буля (который заметно умнее, чем выглядит) это была банальная мошенническая схема.
  • «Вилли Фог 2» — сержант на корабле капитана Немо постоянно пытается подставить Вилли Фога, сам Немо относится к протагонисту более-менее нормально.
  • «Непобедимый Человек-паук» (1999) — Сэр Баран для Высшего Разума. Последний, как ни крути, тянет на тоталитарного миротворца, желающего выстроить для Анти-Земли лучшее будущее. А вот его приспешник смотрит на людей как на подопытных кроликов и ставит над ними опыты.

Аниме и манга[править]

  • «JoJo’s Bizarre Adventure»:
  • Little Witch Academia — Ханна и Барбара, приспешницы Дианы (хотя приспешницы с очень большой натяжкой) главный источник оскорблений и насмешек для Акко и ее подруг, а в одной из серий сериала они и просто всерьез с ней дерутся. Сама Диана конфликты не поощряет, но и редко их прекращает.
  • Full Metal Panic! — Гаурон хуже чем СССР и Амальгам (на то и другое он работал).
  • One Piece — Орочи, служащий квислингом у Кайдо. В то время, как сам Кайдо имеет черты рыцаря крови и в трусости его трудно обвинить (собирался на войну в Маринфорде, но по пути его Шанкс неведомым образом стопанул), наш герой подлый трус, слабак и руководствовался в своей политике обычной местью, перешедшей в смердяковщину.
  • Black Lagoon — если Бандо имеет хоть какие-то «берега», то впоследствии предавший его Чака — полный отморозок.
  • Sengoku Basara — Акети Мицухидэ, дамы и господа, просто Акети Мицухидэ. Его босс, Ода Нобунага, тоже личность не самая приятная, но прагматичная. Когда из-за действий Акети клан Оды лишился поддержки Адзаи Нагамасы и Токугавы Иэясу, то Нобунага предупредил Мицухидэ — ещё одна такая выходка, и он раздавит голову Акети. Да, в планах повелителя шестого неба был пункт насчёт устранения кланов Адзаи и Токугавы, но это планировалось после объединения Японии.
  • Fairy Tail: Dragon Cry: король Анимус, несмотря ни на что, искренне хотел отомстить за свою павшую расу. А его прихвостень Заш Кейн — беспринципный отморозок, готовый пойти на всё, чтобы отомстить за своё заслуженное изгнание.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000 — в изобилии:
    • В первую очередь, это конечно же Кор Фаэрон и Эреб из Несущих Слово. Если их примарх Лоргар был по сути заплутавшим пастырем добрым, то эта парочка изначально поклонялась Хаосу и фактически сыграла ключевую роль в Ереси Хоруса. Да и позднее ставший демоном Лоргар тихо медитировал себе на Сикарусе до Падения Кадии, пока Фаэрон и Эреб вовсю грызлись меж собой, руководили сетью культов, да всячески лили воду на мельницу Хаоса.
    • В ту же копилку — капитан Тифус из Гвардии Смерти. Будучи псайкером, искренне ненавидел своего примарха Мортариона, «Я манипулятор варпа, пользующийся нумерологическими истинами», который в силу тяжёлого детства всё это «колдунство» на дух не переносил. В итоге, именно Тифус обрёк Мортариона и весь легион на вечное служение Дедушке Нурглу.
    • Примерное такое отношение в Империуме Человечества к людям, пошедшим на службу к ксеносам (в первую очередь к гуэ’веса Империи Тау). Мол, ксеносы мерзки просто по своей природе, но отринувший ради их культуры Свет Императора человек — худший из еретиков. Подсвечивается в одной из книг про Каифаса Каина: во время совместных действий с тау против Тиранидов, прославленный комиссар обязательно требует себе в переводчики именно «синемордого» — ксеноса гвардейцы ещё как-то вытерпят, а вот гуэ’веса кто-нибудь обязательно застрелит.

Видеоигры[править]

  • Ronin Blade (Soul of Samurai) — главный помощник (хатамото) злого князя, «вроде бы главзлодея» этого сюжета. В финале одной из глав раскрывается как более циничный и серьёзный деятель, чем формально стоящий над ним князь (который, как показывает вся история, просто амбициозный мудак, у которого закружилась голова от «нежданного шанса»). В финале всей игры — после прохождения обоих рутов — этот помощник оказывается гадом-кукловодом и выступает в качестве секретного последнего босса.
  • Mortal Kombat 11 — в этом выпуске нам наконец показали Коллектора (Коллекционера), главного мытаря и одного из мастеров-пыточников при злом императоре Шао Кане. Бр-р, упаси Пань-Гу и от того и от другого, но если уж выбирать, кто из двоих будет на троне — тогда подайте нам Шао Кана в качестве государя, а этого накнада нафиг надо…
  • Fallout: New Vegas — зигзаг: Цезарь — тоталитарный миротворец и великолепный мерзавец, лично он не кажется таким уж подлым и кровожадным, скорее всего, он желает Пустоши блага, но это «благо» уж очень своеобразно, а недопустимых средств для его достижения нет. Его подручные — жестокий и вероломный Вульпес Инкульта и кровожадный легат Ланий (впрочем, оба отнюдь не психи и имеют мозги, да-да, даже Ланий). Если Легион победит, то под правлением Цезаря некоторые подвластные ему жители ещё могут испытать его милосердие, но Ланий не щадит никого. Но Цезарь в курсе методов его подручных и одобряет их — поэтому зигзаг.
  • Final Fantasy IV: Рубиканте — благородный демон с кодексом чести. А вот его подручный доктор Лугай просто омерзителен — в частности, он превратил родителей Эджа в монстров, хотя Рубиканте велел не причинять им вреда. Получил своё и в Final Fantasy IV: The After Years ожил в виде скелета-киборга, после чего его опять уничтожили.
  • Трилогия Streets of Rage (Bare Knuckle) — какой бы сукой ни был Мистер Икс (он же Хорхе Ксетеус), он по крайней мере GAR и великолепный мерзавец, да вдобавок и эгоист-филантроп, а также большую часть времени умеет держать себя в руках (однако мания величия налицо, да и его скучающая физия в первых двух играх говорит о социопатии, садизме и глубоком презрении ко всем живущим). Но вот его приспешник Генрих Даамм, он же доктор Зеро… бр-р. Суетливость, нескрываемая истерия — раз, вдохновенный и АФИШИРУЕМЫЙ садизм — два, полное пренебрежение всякой этикой — три, косит (невольно?) под доктора Франкенштейна из фильмов 1930-х годов — четыре. И к тому же это именно он стоит за изготовлением всех этих роботов и киборгов, а также изготовил для Икса ужасно грязную супервзрывчатку (способную вызвать ядерную зиму!), без которой Икс был бы куда как посмирнее.
  • Dragon Age: Origins — при всех недостатках Логэйна его подручный эрл Хоу намного, НАМНОГО мерзее. Подсвечено игрой: если Логэйна можно оставить в живых и даже взять в партию, то Хоу в любом случае ждёт бесславная кончина от рук ГГ.
  • Ведьмак — здешний ГлавГад Яков из Альдерсберга, он же воспитанник Геральта Альвин является благонамеренным экстремистом и во многом трагической личностью, а вот его дракон Азар Явед оказался отморозком даже по меркам чародеев, которые в данном сеттинге суть неэтичные учёные. Азар, кстати, ученик Вильгефорца, что говорит о многом….
  • GTA: San Andreas — во все поля!
    • В первую очередь, это конечно же Райдер, ставший после предательства родной мафиозной «семьи» с Гроув-стрит «шестёркой» Биг Смоука. И если всегда козлившего Райдера СиДжей убивает без сожаления, то со Смоуком ситуация совсем иная.
      • А разгадка проста: Смоук планировался предателем с самого начала, в то время как Райдера таковым сделали уже в процессе разработки игры — потому-то для первого, в отличие от второго, в достаточной мере прописали и предварительных сюжетных намёков о «нечистоте», и сожалений Карла о его моральном падении.
    • Другой показательный пример — синдикат Локо в Сан-Фиерро. Ти-Боун Мендез — просто жестокий головорез, сутенёр Джиззи-Би — эталон самоуверенного мерзавчика, а вот Майк Торено — отличный образчик великолепного мерзавца и антизлодея, скрепя сердце допускающего смерть хороших парней от руки парней плохих.
    • А вот отношения Эдди Пуласки и Фрэнка Тенпенни — явная субверсия. Разумеется, Эдди — недалёкий отморозок, подонок и расист, вот только с Фрэнком они одним миром мазаны. Да, Тенпенни куда более благоразумен, рассуждает о «законе улиц» и борьбе с криминалом, но это всё — лишь обоснование философии «я хороший, мне всё можно».
  • GTA IV: Влад Глебов и Дмитрий Раскалов относительно Михаила Фаустина. Если первый — типичный самоуверенный мерзавчик, то второй поначалу кажется разумным заместителем своего шефа (постепенно деградирующего от алкоголя и наркоты) — однако в итоге оказывается психопатом и подонком, готовым вонзить в спину нож всякому, кто ему доверяет.
  • GTA III: предводитель колумбийского наркокартеля Мигель, конечно, далеко не зайка, но до больной на всю башку Каталины ему далеко!
  • GTA: Liberty City Stories — Винченцо Чилли относительно Сальваторе Леоне. Дон, конечно, тоже не всегда тянет на милого злодея (и положение Тони на старте как бы намекает — хоть ты и сделал для «семьи» нужное дело, но за время отсутствия в Либерти-Сити положение Чиприани в иерархии мафии явно упало), но по крайней мере не пытается нас убить!
    • А так же Массимо Торрини и дядя Леоне. Дряхлый «любимый дядюшка» Сальваторе как минимум дал одобрение планам Торрини по захвату контроля в Либерти-Сити, но можно резонно предположить что данная операция стала бы своеобразным выпускным экзаменом на звание дона для Массимо. Всё-таки трудно руководить сицилийской мафией в возрасте за 70, пора уже и на пенсию — зато Торрини чуть за 50, самый возраст принимать бразды правления.
  • Super Paper Mario: Диментио намного хуже графа Блэка.
  • Sonic Forces — Опять же, Инфинит намного хуже Эггмана.
  • Asura's Wrath — Деус наделал много, очень много гнусностей, но только ради окончательной победы над гоома, и сам же говорил, что сразу после этого сложит с себя все полномочия и уйдёт из царей в добрые девочки. Подотчётные ему маньяк-пироман Сергей и рафинированная Потрошиллингша Ольга никаких оправданий не имеют.

Прочее[править]

  • Transformers — нередко таким предстаёт Старскрим, правая рука Мегатрона. Если лидер десептиконов — жестокий и бессердечный тиран, но при этом эффективный стратег, ставящий превыше всего выгоду и логику, то Старскрим — напыщенный и самовлюбленный самодур с неумеренными амбициями. Именно поэтому большая часть путчей Старскрима заканчивается крахом — десептиконов попросту пробивает холодный пот от одной мысли, что он станет лидером, и они дружно встают на сторону Мегатрона.

Примечания[править]

  1. А иногда нам даже воочию показывают, что бы тогда было, потому что этот подручный в некоторых сюжетах устраняет своего хозяина и сам захватывает трон или что-то аналогичное.
  2. Тем не менее, если подручный хуже именно в плане морали, он вполне может оказаться не глупее, а то и сообразительней своего патрона, как в случае, например, со Стивеном или Биллом Смоуком.
  3. Даже более обыкновенно, чем заурядный и зажравшийся Фаларен. Тот, по крайней мере, невольно «палит» свою поехавшую кукуху.
  4. Но жизни своих людей он всё же бережёт: уже понимая, что обречён, просит Плахова позвонить и предупредить их о засаде.