В тени колосса

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Гениальный правитель портит своим преемникам (а иногда и предшественникам) рейтинг и самооценку одним только существованием в истории

(link)

Новый король Альянса Андуин Ринн прибыл на место смерти своего отца

Если к власти пришёл кто-то мощный и влиятельный: искусный государь, крутой король/президент или даже сам Бог-Император, для государства это обычно означает значительный подъём во всех сферах жизни, расширение границ, успешные войны, золотой век культуры, разгон коррумпированных чиновников, наведение порядка о всех сферах и/или много чего ещё. В крайнем случае, такой руководитель выводит страну из кризиса и превращает очень плохое положение дел в более-менее нормальное. Однако короли не правят вечно, и этот великолепный правитель рано или поздно сойдёт в могилу.

Вот только следующим лидерам от этого нисколько не легче. Они могут быть как весьма талантливыми в управлении страной и просто активным руководителями, так и откровенными бездарями, однако одно всё равно останется неизменным: им придётся сравнивать себя с гениальным правителем, и неизбежно находясь в тени колосса, они всё равно будут смотреться блёкло, и хорошо ещё, если один из таких преемников сможет удержать созданное ранее, ничего не растеряв (но чаще всё же теряет).

Родственный троп — Тени былого величия, а в случае родного наследника — природа отдохнула.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Легендариум Толкина — король эльфов Лихолесья Трандуил сам поставил себя в тень колосса, постоянно сравнивая своё государство с Дориатом, причём явно не в свою пользу. Он построил свою столицу внутри сети пещер, надеясь повторить красоту и величие Менегрота, с этой же целью коллекционировал драгоценности и с этой же целью закрывал границы своей страны для всех, кроме людей Дейла, с которыми торговал, а оставшиеся бесхозными сокровища Одинокой Горы воспринял как свой «джекпот». Иронии добавляет то, что у лесных эльфов точно так же были трения с гномами, почти переросшие в полномасштабную войну.
    • Там же — гондорские короли Валакар, Эльдакар и Кастамир, идущие аккурат после Ромендакила II, который до восхождения на трон правил за своего отца, разбил вастаков и построил те самые статуи Аргоната. Первый был ещё относительно нормальным, но брак с женщиной, лишённой нуменорского дара долголетия, был воспринят знатью в штыки, при втором началась гражданская война, а третий и вовсе узурпировал трон, проявил себя как крайне жестокий правитель, больше всего любивший грабить… до тех пор, пока его не сверг Эльдакар.
    • Там же — наместники, которым не давала покоя слава королей из предыдущего пункта.
    • Да и вообще все гондорские правители по отношению к королям Нуменора.
  • «Проклятые короли» Мориса Дрюона — Филипп IV Красивый действительно был искусный государь, но вот его преемники подкачали. Лишь его дочь Изабелла могла бы стать достойной королевой, но лилиям, как известно, негоже прясть.
    • Спорный вопрос, поскольку на страницах книги Филипп V предстаёт вполне адекватным правителем, способным как находить баланс как между личными интересами и благом страны, так и не удариться, подобно Маго и Роберу, в полнейший беспредел. Хотя, конечно, харизмой отцу уступает. Что же до Изабеллы, то все её предпосылки как правительницы заканчивались на стычках с фаворитами мужа и предательстве более счастливых невесток. Стоит Роджеру Мортимеру мало-мальски проявить к ней интерес — и перед нами абсолютно управляемая женщина, полностью забывшая долг жены, матери и королевы.
    • Нет, Филипп V продавил новый закон о престолонаследии, который в итоге привёл к прерыванию династии и Столетней войне.
    • Если считать приход к власти их родственников Валуа прерыванием династии. А предпосылки Столетней войны настолько глубинны, что закон Филиппа можно сравнить разве что с последней соломинкой, сломавшей хребет верблюду. Через пятнадцать лет после его смерти.
  • «Песнь Льда и Пламени» — Вольный город Волантис после крушения Валирии тщетно пытался вернуть её славу.
    • А Золотая Империя Йи Ти считается лишь тенью легендарной Империи Зари.
  • «Хроники странного королевства» — когда Шеллар был при смерти, Элмар говорил, что после ТАКОГО короля его никто не будет принимать всерьёз. И это притом, что правивший до Шеллара Деимар XII был, пожалуй, глупее Элмара.

Фанфики[править]

  • «Последний кольценосец» Кирилла Еськова — в этом антифанфике после смерти гондорского короля Арагорна продолжить реализацию его прогрессивных реформ не смог никто.

Аниме и манга[править]

  • TTGL — Киттан. Независимо от Камины и раньше него вступил в борьбу против зверолюдей. После того, как Камина погиб, возглавил Гуррен-Дан и довёл его до победы над Лордгеномом. Позднее обеспечил победу и над Антиспиральщиком ценой собственной жизни. Но так и остался в тени Камины — как для жителей собственного мира, так и для фанатов TTGL.

Видеоигры[править]

  • Периодически в 4X-стратегиях рандом может подложить вам свинью, сделав преемником крайне компетентного и прокачанного главы государства полнейшего дилетанта, из-за чего всё резко начинает рушиться и лететь в тартарары. И хорошо ещё, если у вас в стране нет недавно завоёванных территорий, потому как иначе они могут провозгласить независимость.
  • Starcraft II — после Арктуруса Менгска его сын Валериан поначалу не выглядел в глазах элиты нормальным правителем, пока не разгромил одну из этих представительниц элиты, готовившую переворот и не спас столичную планету Корхал IV от вторжения талдаримов. Потом к нему уже начали относиться получше.
  • Kingdom Come: Deliverance — Вацлав при всем желании не смог бы тягаться со славой своего великого отца. А он и не пытался.
  • World of Warcraft — и игроки, и NPC из Орды справедливо считают, что Гаррош Адский Крик и в подмётки не годится прежнему вождю Орды Траллу.
    • В цепочке квестов Легиона Андуин очень волнуется, что не сможет стать таким же королём как его отец. Игрокам приходится срочно выводить его из ГЭС и отправлять править обратно.
  • Arcanum: если не уговорить короля гномов Лугаира Громового камня вернуться из его добровольного изгнания, его сын и «и.о. царя» Рандвер не сможет удержать бразды правления (он мудр, но недостаточно силён морально) и среди гномов начнётся гражданская война. Впрочем, если Лугаир вернётся, но затем погибнет — Рандвер соберёт себя в кулак и удержит государство, вдохновляясь примером отца. Как альтернатива — если Магнус Глиняный Кулак найдёт-таки свой потерянный клан, то в случае гражданской войны он просто наденет на себя корону, и его правление будет золотым веком гномов.
  • Stellaris — от такого не застрахован даже империализм. К власти приходит новый лидер, который, в отличие от прежнего, куда хуже прокачан и, как результат, куча проблем, начиная с уменьшенного прироста единства и заканчивая малоэффективными или откровенно бесполезными бонусами (например, нафига прибавка к пище и дополнительная скорость строительства эсминцев, когда у игрока уже давно началась эпоха линкоров, а еду приходится дарить союзникам, потому что её просто некуда девать?).
    • С появлением рынка еду можно обменивать на другие ресурсы.
  • Crusader Kings 2 — запросто может случиться, даже если к власти приходит вполне талантливый и компетентный правитель... но после очень долгого и успешного правления гения. После потери бонуса к отношениям с вассалами «за долголетнее правление» (а если правитель сидел на престоле лет этак 40-50 он может быть довольно значительным) можно обнаружить, что многие из них верны правителю не так сильно как казалось бы.
  • The Banner Saga — Алетта сталкивается с трудностями управления каравана после гибели отца.
  • Fallout: New Vegas — после Танди и Арадеша все последующие президенты НКР смотрятся откровенно бледно. Джоанну Тибетт сместили всего лишь через 5 лет правления, а Аарона Кимбола не без основания подозревают в коррупции вкупе с необоснованным популистическим милитаризмом (что вполне объяснимо, ибо с ростом территории НКР заметно скурвилась).
    • А если из-за ГГ на Кимбле будет и поражение в Мохаве...

Реальная жизнь[править]

  • Писистратиды, т.е. дети афинского тирана Писистрата. Во всяком случае, старший, Гиппий, был весьма умён и компетентен, но на фоне отца не выгорело.
  • Филипп Македонский, отец Александра. Невероятно обидная тень, учитывая его заслуги в создании боеспособной крепкой армии, так прославившей его сына.
  • Ричард I Львиное Сердце был не слишком опытным в деле управления страной, но зато очень крутым королём. Увы, его преемник Иоанн Безземельный ещё до прихода к власти был вынужден собирать деньги для походов Ричарда (и деньги на выкуп Ричарда из германского плена[1]), а потому пользовался всеобщей нелюбовью, ещё будучи кронпринцем. Прибавьте к этому ещё потерю Нормандии и гражданскую войну, закончившуюся введением в Англии парламента.
  • Преемники французского короля Филиппа Красивого, особенно Людовик Сварливый.
  • Киевская Русь после смерти Ярослава Мудрого. Его сыновья и многочисленные внуки сразу же начали делить между собой доставшиеся владения, начались междоусобные войны. Внук Ярослава, Владимир Мономах и его сын Мстислав Великий сумели затем на некоторое время удержать русские княжества от распада, но когда и их не стало, окончательно наступила феодальная раздробленность, с бесконечными ссорами и драками за власть. И так — до самого монгольского нашествия, которому, предположительно, именно поэтому и не смогли дать настоящий отпор.
  • Наследник Чингисхана — его третий сын Угедэй. Далеко не неудачник и бездарь, поход на Русь формально монголы совершили по его приказанию, но на фоне великого отца смотрится не так чтобы очень выигрышно.
  • Наследник объединителя Японии Тоётоми Хидэёси — его сын Тоётоми Хидэёри. Этот вообще умудрился просадить все полимеры и погибнуть в борьбе за верховную власть с могущественным союзником своего отца — даймё Токугавой Иэясу.
  • Иван Грозный прославился как великий, хоть и жестокий, правитель, что не давало покоя занявшему трон после него Борису Годунову, которого с прежним царём не сравнивал только ленивый.
  • Английский король Яков (он же Гога, он же Гоша, он же Юрий, он же Гора, он же Жора он же Джеймс, он же Хэмиш) I — герой статьи аж трижды. Проницательный, образованный, хладнокровный, умудрившийся в религиозно раздробленной стране объединить Англию и Шотландию, основать первые колонии в Америке и не дать втянуть Великобританию в Тридцатилетнюю войну. Но про него всё время забывают, потому что он:
    • Преемник великой королевы Елизаветы I, приведшей Англию к золотому веку.
    • Сын довольно несамостоятельной, но романтически увековеченной в литературе Марии Стюарт.
    • Отец бездарного и неудачливого Карла I, печально знаменитого проигранной гражданской войной и казнью.
    • И ещё друг Бекингема.
  • Шведского короля Густава II Адольфа знают все, Карла XII тоже: оба крутые короли. Вклинившиеся между ними шведские правители (королева Кристина и ещё два Карла) куда менее известны, особенно за пределами своей родины.
  • Первым Романовым (даже само название их как бы обрезает от того, что будет потом!) досталось совершенно незаслуженное, на фоне Петра Великого, полузабвение. Люди, мало-мальски знающие историю, может быть вспомнят и деда, Михаила Федоровича (да и то, скорее всего по причине избрания), и отца, Алексея Михайловича Тишайшего. А вот о брате, царе Федоре Алексеевиче, и сестре, Софье-правительнице, как о политиках и реформаторах мало кто скажет. После Петра также блекнут все до Елизаветы Петровны, если вообще не до Екатерины II.
  • Павел I на фоне Екатерины Великой. Поначалу он производил и вовсе впечатление закомплексованного и обиженного жизнью мальчишки, желающего отомстить покойной матери за нелюбовь, раз за разом сворачивая или отменяя ее преобразования. Вишенкой на торте стала неконтролируемая внешняя политика. Принятие сана магистра Мальтийского ордена, дружба с Наполеоном, объявление войны Британии и отправка экспедиционного корпуса в Индию где у всех куртизанок по шесть рук довершают парад доподлинно важных геополитических поворотов. Впрочем тут вполне возможна проблема противоположных оценок. Павел хотел заставить дворян по-настоящему служить, а не тусоваться на балах и играть в преферанс, пытаясь отменить «Жалованную грамоту», которая, по сути, и превратила военное сословие в паразитическое. Так как работать не любит никто, а отдыхать и пить шампанское любят все, то сынок Александр, конечно, пользовался большей популярностью и снискал у дворян титул Благословенного.
  • Людовик XVI на фоне своих предков — легендарного Короля-Солнце и Людовика Возлюбленного. Они просидели на троне более полувека каждый, а французская монархия была в блеске могущества. Последний монарх «старого порядка» запомнился нерешительным и неумным человеком, закончившим свои дни на плахе.
  • Наполеон Третий вовсю старался подражать своему легендарному дяде Бонапарту. Поначалу даже неплохо получалось (победа в Крымской войне, разгром Австро-Венгрии и Вьетнама, объединение Италии) — но потом случилась неудачная интервенция в Мексику, а закончилось правление позорным поражением в франко-прусской войне (которую последний французский монарх и развязал). Эх, а ведь его дядю помогала свергать чуть ли не вся Европа — и получилось это далеко не с первой попытки…
  • Николай II в тени Александра II и Александра III. «Интеллигент раздолбай на троне», образцовый семьянин и, увы, редкий подкаблучник смотрелся бледновато после деда с его многочисленными реформами (увы, не всеми современниками они были восприняты в хорошем свете) и отца, сторонника «курса твёрдой руки», к тому же поставившего Россию на рельсы индустриализации. А если к этому еще и специфическое отношение к обязанностям главы государства — всё становится на свои места.
  • Его кузен Вильгельм II — с фитильком. При нем единая Германия стала колониальной империей, экономическим, индустриальным и военным лидером в Европе, но на фоне волевого деда и в особенности «Железного канцлера» Бисмарка, объединивших германские государства железом и кровью, казался типичным «кабинетным позёром». Благодаря комплексу неполноценности, привитому молодому императору еще в детстве, Вильгельм замечал это, поэтому низложение Бисмарка для него оказалось делом времени.
    • Преемники прусского короля Фридриха II Великого Фридрих Вильгельм II и Фридрих Вильгельм III. Последний довёл некогда наводившую страх на всю Европу Пруссию до Йены и унизительного Тильзитского мира. К счастью для пруссаков, Gott mit uns, а «карта не лошадь, к утру повезёт». Пруссия после разгрома наполеоновской Франции, чему пруссаки поспособствовали не в малой степени, вернула потерянное и даже с избытком, но не благодаря таланту короля, а скорее вопреки.
  • Карл I после Франца-Иосифа I. Если дядя был просто настоящим символом эпохи, пусть и не без проблем, но выгадавший для Австрийской империи место под солнцем в ряду Пяти Великих Держав с апгрейдом в виде трансформации в двуединую монархию, то племянник даже у придворных, не говоря уже о диванных поклонниках Габсбургов и обывателей, вызывает в лучшем случае реакцию «А кто это?».
  • Польша в XX в. — Пилсудский хоть и был диктатором, но сумел создать приличную армию, оснащённую современным оружием. Его преемники трусливо сбежали после нападения Германии в 1939 г.
  • Невилл Чемберлен (1869-1940) осуществил мечту своего отца Джозефа (1836-1914) и старшего брата Остина (1863-1937), всё-таки став премьер-министром Великобритании. Но в итоге его родню помнят как толковых государственных деятелей, а Невилл запомоился Мюнхенским сговором, получив в итоге «и позор, и войну».
  • Югославия. Иосип Броз Тито организовал антигитлеровское сопротивление, воссоздал государство, которое во время войны погрязло в кровавых межэтнических распрях, наладил экономику и сумел, маневрируя между ОВД и НАТО, стать одним из лидеров Движения неприсоединения. Кто был его преемником? Правильно, вы не помните. А кого помните? Милошевича, который сделал ставку на силовое решение сербского вопроса — и проиграл? Коштуницу, который сменил всех доставшего Слобо? Джинджича, который выдал Милошевича Трибуналу? Дальше — тишина…
  • ЮАР после падения апартеида. Первым президентом стал Нельсон Мандела, пользовавшийся редким уважением в стране и в мире (достаточно сказать, что на его похоронах был сделан первый шажок к нормализации отношений между США и Кубой). Его преемник Табо Мбеки печально прославился тем, что был ВИЧ-диссидентом и выступал против массовых мероприятий по лечению и профилактике СПИДа, что немало способствовало эпидемии этого заболевания. Следующий, Джейкоб Зума, оказался сексуально озабоченным фриком, да ещё и коррупционером в придачу, что и свело его в отставку. Теперь там Сирил Рамафоз(с)а, в прошлом — соратник Манделы. Будем посмотреть.
  • Первая чемпионка мира по шахматам Вера Менчик успешно сражалась и с гроссмейстерами-мужчинами. После её гибели в 1944 году до такого уровня удалось подняться только пятой чемпионке Ноне Гаприндашвили (1961-78).
    • Впрочем, сейчас ситуация похожа: принципиально игравшая только против мужчин Юдит Полгар (р. 1976) устала сражаться с супергроссмейстерами (рейтинг Эло больше 2700), а замены ей нет.
  • У многих советских оружейных конструкторов были дети, продолжившие конструкторскую династию: у Ф. В. Токарева — сын Николай, у В. А. Дегтярева — сын Владимир, у Е. Ф. Драгунова — сыновья Михаил и Алексей, у М. Т. Калашникова — сын Виктор. Все они — достойные продолжатели дела своих именитых предков, и созданные ими образцы смогли бы обессмертить имя автора… но не вывести его из тени родителя-колосса.

Примечания[править]

  1. Куда он попал, возвращаясь из крестового похода под видом паломника, и не придумал ничего лучше, чем платить за еду золотыми, что сразу же вызвало подозрения.