Вэньянь

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Язык, на котором никто не говорит, только пишут. Как правило, потому, что в силу каких-то причин сама речь изменилась, а письменность — нет. Собственно, как и произошло с кодификатором, китайским книжным языком вэньянь (文言, что дословно означает «письменная речь»). Как произносились слова во времена Конфуция и Лао-цзы, никто толком не знает, но значения иероглифов не изменились, поэтому вэньянем китайцы пользовались вплоть до ХХ века.

С ОЧЕНЬ прикрученным фитильком вэньянем является любая письменность, кроме той, что была изобретена или реформирована недавно: произношение меняется, а написание остаётся. Так, раньше мы говорили «корова» именно через «о», теперь стали говорить через «а»[1], но написание не изменилось (в Белоруссии в конце концов стали писать как говорят[2][3]). Но здесь, конечно, не будет речи о случаях такой микроскопической степени.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «История твоей жизни» Теда Чана и его экранизация Arrival — мало того что сам язык инопланетян в виде клякс, так ещё с нечеловеческой логикой и психологией.

Реальная жизнь[править]

  • Тропнеймер — вэньянь, у которого за прошедшие тысячи лет появилось заметное расхождение в грамматике с разговорным китайским. Вэньянь также пользовался в качестве письменного языка в Японии, Корее и Вьетнаме, и при этом он обрастал особыми правилами передачи местной речи (например, в Японии придумали специальные метки, подсказывающие, как этот текст правильно зачитывать по-японски).
    • Дошло до того, что для многих иероглифов было забыто старое произношение, и их просто понимали как значки. Восстановить звучание классического вэньяня удалось только в середине XX века, сопоставив этимологию слов, старинную поэзию и словари рифм. Если японскому чиновнику нужно было что-то узнать от монаха из Шанхая, начинался разговор кистей: приносили бумагу и японец писал вопросы, а монах под ними ответы.
    • Отличия вэньяна от разговорного китайского к XX в. стали так велики, что для получения образования надо было фактически учить иностранный язык. Требование перевода образования на разговорный китайский язык были одними из основных при свержении династии Цин в 1911 году.
    • Уже при Чан Кайши пытались перевести канцелярию на упрощённо-разговорный байхуа. Реформа застопорилась: в Пекине не удалось найти ни одного диктора для всекитайского радио, который смог бы прочитать официальные постановления как положено.
  • В том же Китае после прихода к власти в 1644 году династии Цин официально-деловым языком оказался маньчжурский. Сами маньчжуры свой язык утратили, растворившись в китайском окружении, и начав воспринимать себя, скорее, как социальный класс, а не этническую группу, но в юридической сфере маньчжурский язык использовался аж до свержения династии в 1911 году.
  • Бунго — классический японский литературный язык. Оставался официальным языком до середины XX века. Современный японский язык куда меньше отличается от японского VII века, чем современный китайский от вэньяна и поэтому столько антагонистических отношений между ними не было. Однако, когда в 1945 году император впервые обратился к нации, сообщив о предстоящей капитуляции, народ нифига не понял, и радиоведущему потом пришлось самому разъяснять кошмар ситуации простыми словами. После этого бунго был официально отменен, но многие консервативные японцы спокойно писали на нем и дальше.
  • Шумерский — придуманная древними шумерами клинопись широко разошлась по древнему Ближнему Востоку, а жители Междуречья — вавилоняне, ассирийцы почти полторы тысячи лет продолжали употреблять уже ставший мертвым шумерский. Так как местные жители законы и указы, написанные не на шумерском, считали не освященными богами. По письменным источникам прослеживается, что постепенно из живого языка и даже с диалектными особенностями, богатой лексикой и образами он к нашей эре откровенно вырождается до чистой ритуальщины — количество грубых ошибок в текстах растет от столетия к столетию, а на самых последних этапах иногда встречается практически откровенная абракадабра
  • Латынь. В Древнем Риме существовала выборная должность цензора, одной из его функций был и надзор над языком — орфография, стиль речи и даже надзор над латинским алфавитом (имел право вводить и отменять отдельные буквы). Нормой было дикое запаздывание коррекции орфографии вслед за изменившимся произношением, так как патриции-аристократы всячески придерживались устаревшего произношения как шибболета для отсеивания выскочек из низших сословий — уйма эпиграмм той эпохи как раз высмеивают и безграмотное произношение homo novus и гиперкоррекцию при попытке подстроить речь под аристократическую «норму». Уже во времена Юлия Цезаря отличия между литературной нормой и живым произношением были таковы, что носители сельских говоров плохо понимали на слух речь высших и образованных сословий, и в итоге тем волей-неволей приходилось при необходимости адаптировать свою речь под простонародный выговор, а целый пласт высокой культуры был просто недоступен огромному проценту населения.
    • В современности латынь не используется как разговорный язык: на ней пишутся официальные документы католической церкви, биологи ведут систематику, а медики используют для написания рецептов и наименования анатомических объектов. С другой, католическое богослужение до сих пор ведётся на латыни (хотя последние полвека — по остаточному принципу), да и официальные документы тоже время от времени зачитываются вслух. Проблема в том, что формально продолжали писать на классической латыни (примерно около рубежа эр). Но уже в конце V века н. э. произношение сильно изменилось, а в средние века века он, хоть и ограниченно, продолжал оставаться разговорным и сильно искажался под воздействием живых языков, и получившийся конструкт едва ли был бы понятен на слух «классическому» римлянину. Поэтому призвать бы дьявола (см. начало статьи) никакому студенту-медику никогда бы не удалось — так как то, чему их учат, латынью является лишь условно.
    • Особенно сильным изменение было в романских странах. Например, «Отче наш» (Pater noster, quī es in cælīs) во французском «изводе» звучит как «патэ́р ностэ́р, ки э ин сэли́», а в итальянском, как «па́тэр но́стэр, ки эс ин чэ́лис». То же самое в классической латыни — «па́тер но́стер, кви: эс ин ка́йли:с».
    • В германских странах латынь искажалась несколько меньше, но и там была ориентация на произношение поздней латыни V—VII в. (сотники-centuriō из легионов Г. Ю. Цезаря включили бы режим берсерка при попытке обозвать их цэ́нтурио или центурио́н, реально же это звучало как кэнту́рио:). Но именно из немецкого языка в медицинскую латынь русского языка пришла манера всюду ставить ударение на первый слог.
    • Орфография тоже нередко грубо уродовалась под влиянием произношения. Но в тоже время именно в средние века были придуманы буквы «U» и «W» и традиция обозначать долготу гласного с помощью черты.
  • Старославянский язык создан на основе говора славян пригородов Солуни (Салоники), что в Македонии, но, вопреки популярной мифологии, его сложно называть «древнеболгарским», так как, согласно данным диалектологии, он уже с древнейших времён имел некоторые отличия от диалектов собственно территории Болгарии и, в свою очередь, далее сам оказал на них мощное влияние. В начальный период существования IX—XII вв. он был понятен без перевода всем славянам и был принят ими как литературный язык. После же XII в. его различия с живыми языками начали нарастать, но он долго оставался литературным языком. Однако назвать вэньяном его сложно, так как он, очень причудливо взаимодействуя с живыми языками, оказал сильное влияние на литературную норму уже национальных языков (например, следы его влияние есть в старочешском литературном языке и предполагаются даже в старопольском!), в свою же очередь сам испытывая на себе их влияние. Его поздние варианты принято называть «церковно-славянским языком».
  • С ещё более прикрученным фитильком на просторах нашей необъятной таковым является сейчас… английский! Осознание факта, что большая часть доступной информации в Сети, как правило, либо изначально даётся на английском, либо переводится в первую очередь на него, понемногу приучило народ к необходимости владением языком Шекспира и Билла Гейтса. Изрядная доля литературных переводчиков, учёных (точнее, тех из них, кто регулярно не ездит в иностранные командировки и на международные конференции), айтишников, да и просто образованных людей в России сносно владеют английским на уровне чтения и написания текстов, но не воспринимают этот язык на слух из уст носителей, а их произношение вряд ли будет понятно англичанам и американцам. Ситуация практически аналогична средневековой латыни. По сути английских языков стало два: «носительский», на котором говорят те, для кого он родной, и «глобальный» (Globish), на котором говорят все остальные. Автор правки смотрит музыкальные стримы на Twitch и предпочитает смотреть на английском стримеров, для которых он не родной, ибо у них на слух понятно абсолютно всë, а у носителей — у британцев более-менее, а вот у американцев уже почти ничего. Не зря появилась фраза «Don’t speak English, speak Globish and the world will understand you». И правда, если ты изучал английский как профильный и попытаешься такому же неносителю сказать какие-нибудь специфично нативные словечки и обороты — тебя скорее всего просто не поймут.
    • Более того: о какой фонетической норме сферического английского в вакууме языка вообще речь? Британской, американской, австралийской? Они очень отличаются друг от друга (орфография тоже немного отличается, но по сравнению с правилами чтения одинаково пишущихся слов эти различия микроскопичны).
      • Иностранные акценты английского, будь то советско-школьный, индийский или японский, тоже далеко не всегда понятны на слух для иностранцев, тем более носителей.
    • Вдобавок многие англичане считают, что иностранцы зачастую говорят по-английски лучше, чем они сами. Отмечено одним из советских журналистов, долго проживших в Англии.
  • Французский язык в Англии после нормандского завоевания 1066 года оказался основным письменным языком, уступая отчасти лишь латыни, но совершенно вытеснив из письменного употребления собственно английский язык. Примерно 350 лет Англией правили франкоязычные короли, и знать тоже была преимущественно франкоязычной. Постепенно английский язык возвращал свои позиции, но бюрократическая привычка записывать официальные документы по-французски еще долго сохранялась, породив такое явление как Law French — особый жаргон из ломанного французского для английских бюрократов (например, они даже не пытались соблюдать французские грамматические рода). Порочную практику пришлось запрещать дважды — законами 1650 и 1730 годов.
    • Но окончательно он не исчез — тексты юридического, научного и законодательного характера на английском часто на 60-80 % состоят из лексики французского или латинского происхождения, где исконные только артикли, местоимения и вспомогательные глаголы. Отсюда забавные фразы английских пуристов типа «Avoid Latin derivatives; use brief, terse Anglo-Saxon monosyllables», в которых исконное слово только Anglo-Saxon.
    • Английский «французский» с трудом уходил не только из юридического жаргона. Совершенно достоверно разговорный английский вытеснил устный французский уже к концу XIV века — Столетняя война немало этому способствовала, но вот дневники, личные, хозяйственные записи и даже официоз на норманнском диалекте продолжали встречаться аж до самого конца XV века. Особенно упорно за него держались англичанки — причем знание нередко передавалось от матери к дочери, так как образование на английском им часто было недоступно, а на французском языке в старых семьях сохранялось немало книг и рукописей, вдобавок так-сяк можно было переписываться и с настоящими носителями французского. На самых последних этапах дамы писали на французском, уже вообще не умея на нём говорить.
    • Результат — после современного английского романские языки учатся гораздо легче германских, ибо общей лексики с французским, итальянским и т. п. много, а с тем же немецким — только самые базовые слова.
  • Иврит долгое время был языком письменного общения между евреями разных диаспор с разными родными языками и составления в общинах официальных документов, раввинистических переписок и т. п., представляя собой еврейский аналог латыни. Был, потому как в начале XX в. был возрождён в качестве живого языка, ставшего официальным языком государства Израиль.
  • Древнеегипетский — педаль в пол, потому что доподлинно неизвестно, как звучали на нём слова, из-за особенности письменности: в нем не обозначались гласные. Родственный коптский должен звучать схоже, но также является мёртвым языком и сейчас используется только в коптском христианском богослужении.
    • В кинофильме «Звёздные врата» (ещё до сериала), жители планеты Абидос изъясняются на слегка искажённом древнеегипетском. Лингвист Дэниел долго не может понять какой это язык, а потом находит иероглифы на стене и просит местную девушку читать их. Он замечает, что согласные звучат так же, как и был обучен он, однако гласные звуки и ударения совсем другие. Всего за пару часов он уже бегло общается на языке.
  • Литературный арабский — в качестве высокого наречия вместо разговорных местных диалектов. Причём он существует сразу в двух формах — классический литературный и современный литературный. И он используется именно для письменности, а для речи высоким стилем дикторы телевидения используют «разговорный современный арабский», отличающийся от литературного более простой грамматикой.
    • Национальные диалекты арабского языка различаются очень сильно и арабы разных стран просто не смогли бы общаться. Общеарабский канал «Аль-Джазира» де-факто внедрил классический арабский в широкое употребление, ранее его знал только небольшой процент книжников, а большинство арабов плохо понимали на слух.
  • Русский язык в республиках Кавказа, где в быту местные языки активно используются, а вот в письменном виде — крайне редко. Даже сепаратистское правительство не смогло заставить чеченцев писать по-чеченски.
  • Йеркиш — педаль в асфальт: конланг, состоящий из глифов (иероглифов-пиктограмм) без произношения. Потому что создан для исследований интеллекта человекообразных обезьян, которые для выражения своих мыслей пишут текст, нажимая глифы на специальной клавиатуре.
  • iConji: Предлагаемый язык общения посредством смартфонов, использующий 1200 разноцветных иконок. Якобы легок в изучении и позволяет быстро договориться носителям разных языков.
  • zOMG, ещё множество мжвячне труъ с3т38b1}{ сленгафф!11
  • Чисто технически в более широком понимании большинство систем стенографирования изначально не подразумевают какой-то конкретной фонетики, потому как для прочтения транслируются в другой язык.

Примечания[править]

  1. На самом же деле окающие говоры в русском до XVII века даже преобладали, в современной русской литературной норме безударный [ʌ] — некий усреднённый между [а] и [о] звук, но более чёткий (т. е. менее редуцированный), чем [ə]. А в стереотипном московском произношении в этой позиции почти что длинное [a:] — что скорее гиперкоррекция, т. к. изначально славянские языки знали только краткое «о» и долгое «а» вне зависимости от ударности слога.
  2. Белорусам хорошо, у них вроде и территория невелика и народу немного, но там просто другие диалектные особенности — различение/неразличения твердого «Р» например в словах «ряд» и «трясти» и дзяканье с цоканьем. А по-русски… Сравните мАсковскАе АкАнье с вОлОгОдским прОизнОшением. А ещё есть, например, Рязань… У нас в РЯзани грЯбы с глазами, их ЯдЯть, а они глЯдЯть! Ну и под которое произношение подгонять письменность всего, понимаешь, великорусского литературного? Правильный ответ — ни под какое, а соблюдать морфологический принцип, при котором одинаковые морфемы пишутся одинаково в любых положениях.
  3. Таким же соответствием между письмом и произношением может похвастать и украинский язык, но уже по причине отсутствия аканья (в самых северных диалектах, пограничных с белорусскими, оно есть,но это капля в море). В нëм, впрочем, происходили другие фонетические процессы, которым следует правописание — и вот тут уже возникают проблемы почти те же масштабов, что для русского языка. В северных диалектах, например, легко услышать «кунь», «кушка» вместо литературного «кінь», «кішка» (рус. «конь», «кошка»), ибо переход в закрытом слоге о > u > ü > i остановился уже на втором этапе, как в польском. По применявшейся в XIX веке орфографии, основанной на морфологическом принципе, здесь писалось «ô», что указывало на чередование этого звука с [о] в сильной позиции, то есть в открытом слоге, а также на возможную вариативность его произношения в разных украинских диалектах. Ещё парой столетий раньше просто «о» и писалось — таким образом, слова из приведенного примера выглядели идентично русским, но отличались правилами чтения (приходилось обращать внимание на открытость / закрытость слога, как в английском языке).