Выбравший бездну

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Выбравший бездну» — книга нижегородского писателя Вадима Арчера. Сюжет книги представляет собой, по сути, апокриф библейских сказаний, представляя совсем другую историю. Однако большая часть действия касается событий, являющихся причинами происходящего на земле, но происходящих вне её и потому в оригинальной версии не описанных. Главные темы произведения — творчество, свобода, верность самому себе.

Мир произведения[править]

Мир был создан Единым — безучастным демиургом, заложившим божественные основы и законы и покинувшим творения. Единый не вмешивается ни во что, но, тем не менее, герои чувствуют его влияние и думают о его воле.

Время разделено на дни Единого — эпохи, в конце каждой из которых всё смертное исчезает, а всё бессмертное перерождается, сохраняя, впрочем, свою память. Единым созданы Древа Бессмертия и Познания (каждый, вкусиший плод дерева бессмертия, становится бессмертен; каждый, вкусивший от древа познания, получает искру творца, позволяющую творить мир по своей воле), колодец, из которого в мир приходят разумные, живые артефакты и хроники Акаши, в которых записано всё, когда-либо совершённое кем-либо в мироздании; мироздание разделено на три типа материи: тяжёлую (материальную), промежуточную и тонкую (необходимую для питания искрам), и на три вида миров в зависимости от их состава. Мирозданием правят, изменяя его по своей воле, боги — потомки существ, когда-то давно получивших искру от дерева познания и развивших её до уровня, необходимого, чтобы пережить ночь Единого. Боги бессмертны, но их облик зависит от их личности и представлений о себе; богом может стать получившее и развившее искру разумное существо или ребёнок, рождённый искренне любящими друг друга богами. Младшие боги называются Силами, Старшие, которых всего семь — Властями. Властью становится тот, кто в начале дня Единого сможет вытащить хотя бы один артефакт из колодца за три попытки. Все решения принимаются Властями совместно, но верховенствует на совете Император — Власть, чей артефакт позволяет отправлять богов в Бездну, где нарушители будут страдать вечно. Боги коротают вечность, занимаясь творчеством: от создания гладиаторов до развития экосистем. В тонких мирах для сотворения чего-либо достаточно мысли, в промежуточных — слова. Когда-то давно, когда боги были моложе, их общество сотрясалось от конфликтов. Теперь это в прошлом: новые боги уже не рождаются (потому что для зачатия им необходима истинная любовь), а старые за тысячелетия притёрлись друг к другу и разбрелись по мирам.

Завязка[править]

Один из Властей, Воин, желает создать семью с Нереей, Силой, прислуживающей Властям за столом в часы их редких собраний. Он мечтает иметь детей, но для этого необходимо не только влечение, но истинная любовь. Мечтая о семье, Воин решает создать подобия себя и Нереи из тяжёлой материи и посмотреть, на кого будут похожи дети у таких существ. Плод своего эксперимента он поселяет в Эдемском саду, рядом с Древами, так как это самое благоприятное для подобных существ место. Более того, подобное творчество никто не должен был найти: посторонним вход в Эдем заказан. Однако другая Власть, Маг, крайне невовремя проникает в сад и шутки ради подговаривает существ съесть плоды с искрой. Шутка оказалась крайне неудачной: искра, даже недоразвитая, бессмертна и передаётся всему затронутому ей виду, а если его уничтожить — то какому-нибудь случайному существу. Чтобы контролировать процесс, Властями приходится создать целый мир, идеально подогнанный под эксперимент Воина, и поселить людей там. Если искра разовьётся достаточно, в следующем дне Единого её носители станут Силами; если нет — просто исчезнут. Изначально план был прост: следить за людьми, не допуская их уничтожения и по возможности подстёгивая рост искр. Однако общество богов отвыкло от новшеств и забыло о том, каковы были они сами в молодости. Кроме того, никто никогда не экспериментировал с искрами и не знает, как будут вести себя подобные творения. В итоге развитие людей внушает богам всё больше и больше беспокойства…

Оснновные персонажи[править]

Власти[править]

  • Маг, главный герой, он же «скрытный», «лукавый», «несущий свет». Символы — плащ, рубашка, сандалии и верёвка (последняя зацепилась за сандалии во время третьей попытки). Мальчишка, по ходу повествования становящийся ношей и переходящий от детских проказ к борьбе. Саркастичен и свободолюбив. Изначально был безразличен к людям и занимался ими только из-за того, что его, как виновника, заставили делать это. Но со временем, пожив в их мире как простой человек, полюбил их и начал отстаивать их право на творчество, свободу и место среди богов.
  • Воин, он же златокудрый. Молодой рыжебородый мужчина в золотой броне. Символы — меч и вожжи, которыми он управляет колесницей, запряжённой грифонами. Смелый в бою, резкий, но отступчивый. Изначально сублимировал своё желание иметь детей с помощью людей и стремился вырастить из них достойных богов. После попал под влияние Жрицы.
  • Жрица, сторонница «мягкой силы» и непрямого контроля. Талисман — книга. Изначально мало участвовала в проекте, хотя и сочувствовала людям, как и всем прочим существам. Со временем, прожив одну человеческую жизни в ходе опасного эксперимента, стала куда более фанатична, повёрнута на добре и зле и склонна к доносам. Опекает людей как малых детей, стремясь дать всем равные шансы, вытянуть всех на один уровень и не допустить ничего опасного, как для людей, так и для богов — и при этом не заботясь о том, что этот уровень может оказаться недостаточным для пробуждения искры.
  • Император, старец в короне. Символ — посох. Большую часть времени находится в тонких мирах. Следит за порядком среди Сил и Властей. Когда-то был настоящим лидером, но со временем забронзовел. Особо сильно его подкосило безумие Гекаты.
  • Иерофант — творец, более всего любящий управлять временем. Сухопарый, высокий, белобородый. Люди ему безразличны, однако он по умолчанию выступает против ограничения свободы творчества.
  • Императрица, покровительница роста и растений. Полногрудая красавица. Символ — жезл изобилия. Старается держаться в стороне и оставаться беспристрастной в споре, но на самом деле знает куда больше, чем говорит, и плетёт хитрые интриги, в том числе и ради людей.
  • Юстина, хранительница законов. Символы — весы и повязка. Остаётся верна букве закона — как в случае, когда это запрещает богам излишне вмешиваться в жизнь людей (потому что они тоже носители искр, а, значит, имеют равные с богами права), как и в случае, когда предполагается обречь их на сытое существование и исчезновение в конце дня Единого за опасное творчество.
  • Геката. Была сильнейшей властью в прошлом дне Единого, но сошла с ума и была усыплена (Император, её возлюбленный, не сумел отправить её в бездну). Тем не менее, сохранила свой артефакт в новом дне, да и возникла на месте своего прошлого пленения, а не там, где обычно просыпаются боги. Одна из причин безумия — постоянство мира богов, отсутствие в нём всякого движения и новостей. До усыпления пыталась уничтожить все миры; теперь то же самое с околонулевым успехом пытаются сделать её кошмары.

Остальные[править]

  • Нерея, Сила, прислуживающая Властям за столом. Имеет вид девушки-подростка в закрытом платье. Была одержима желанием иметь детей, для чего и сошлась с Воином, хотя и не любила его. В конце концов успела побыть богиней материнства и в конце концов влюбиться — правда, не на долго.
  • Сильфиды, создания Мага, с которыми он проводит больше всего времени, создовая их заново в каждом дне. Похожи на своего создателя. В конце приняли от него искру.
  • Талеста, верёвка Мага и его совесть. Любопытна. Считает себя вполне равной богам, переругивается с Магом. Не смотря на подначки, остаётся верна ему до конца.

Тропы[править]

  • Божественное вмешательство — в начале — постоянно. Дальше — всё меньше и меньше, вплоть до полной неспособности повлиять на ход истории.
  • Вам хорошо осуждать — тиран: «Казни своего лучшего друга за то, что он пытался отравить тебя и посмотрим, каким станешь ты, бог!»
  • Всё пошло слишком так — Маг хотел повеселиться — повеселился так, что весь мир пошатнул. Боги боялись, что люди могут случайно вымереть и создали для них хорошую планету. А чтобы подопечные не умерли разом от какой-то одной хвори, немного подкрутили внутривидовую агрессию при перенаселённости. Результат — агрессия, войны, угроза богам от порождённых этой агрессией и фантазией людей существ…
  • Героическое самопожертвование — много кто. Иса — ради триумфа своего учения. Безымянная бродяжка — прикрывая Мага, носившего в то время образ такого же бродяги. Сам Маг — ради свободного творческого выбора людей.
  • Длинное имя — Талеста, на самом деле — Талиханаранталджапанрехандалеста.
  • Жертвоприношение — люди делают это. Результат особой небесной механики, случайно подмеченной и неправильно истолкованной ими.
  • Зло уродует — внешность бога в начале каждого цикла приходит в соответствие с его личностью.
  • Камео — множество узнаваемых персонажей земной истории и мифов. Адам и Ева, Ной, Гомер, Гермес Трисмегистр, Фауст, Джордано Бруно…
  • Кентавры — творения неизвестного бога. Участвуют в начале произведения.
  • Конец света, как мы его знаем — потоп для первых людей. Смыло всё, кроме парочки плотов.
  • Ктулху с побитой мордой — люди очень быстро научились создавать существ своей фанатазией, даже не ведая, что творят. А эти монстры, в свою очередь, отправили на реинкарнацию несколько Сил…
  • Культ любви — магам нужна истинная любовь для зачатия. Из-за этого долго не было новых богов: в застывшем вне времени мире для любви нет места. Все всегда одинаковые, все друг друга не первое тысячелетие знает.
  • Мессия — Иса, воплощение Жрицы в мире, тот самый.
  • Мессианский архетип — Иса, бескомпромисно нёсший слово о Едином в мир и умерший за свои слова (при том, что был способен спастись — как уступив, так и устроив ещё одно чудо). Жрица, из чьей искры он появился — стремящаяся поднять нравственность людей столь сильно, что сохранила память об этой цели, даже забыв саму себя. А в конце — Маг, открыто пошедший против Императора ради шанса людей самим решить свою судьбу — и отправившийся в Бездну за это.
  • Микротрещины в канве — в одном месте Маг не может узнать, как ослеп слепец-сказитель, так как для этого нужно покинуть материальный мир. В других — использует хроники Акаши, не отрываясь от мира.
  • Мы для них животные! — сначала императору приходится напоминать богам, что люди — тоже носители искры, и нельзя просто взять и подкрутить их мир, как кому захочится. После Власти решают, что люди слишком опасны для вечности, и осознанно готовят им роль сытых, занятых только материальным миром животных, которые будут копаться на своей планете до конца дня Единого, а после канут в лету.
  • На тебе! — многократно, ибо предмет весьма способствует спорам, а мораль автора противоположна морали составителей оригинальных мифов, склоняясь или к атеизму, или к лавеевскому сатанизму. В частности:
    • Воин, считающий людей своими детьми и желающий вырастить из них достойных богов, дико негодует из-за того, что они стали называть себя «рабами божьими».
« Он (родитель) никогда, слышишь ты, никогда не хочет, чтобы они (дети) были рабами! Даже его рабами! »
  • В один момент племя, с которым Воин говорил лично, бежит от врагов по пустыне под предводительством пророка.
« — И где у них будет вторая родина?
— Нигде. У них была возможность бороться за свои первую родину, победить или погибнуть. Но они предали ее, выбрав бегство, и теперь у них никогда не будет второй. Второй родины не бывает.
Оба на время замолчали, с преувеличенным вниманием вглядываясь в цепочку бредущих внизу людей.
— Ну зачем же так? — В непривычно тихом голосе Мага послышался упрек.
— А что я мог поделать? — вздохнул Воин. — Это был их выбор.
»
  • Жрица, воплощённая в теле человека, приговорена людьми к казни и несёт крест:
« Кто знает, прошёл бы он по этой дороге, если бы знал, что в будущем это аукнется сотнями сияющих крестов на сытых животах. »
  • Обоснуй — люди созданы по образу и подобию, но при этом — разные? Соблазнил людей Змей, но Дьявол — это тоже он? Потом убил всех людей, кроме спасшихся на ковчеге, но геологические находки не допускают массового наводнения? Люди, очевидно, плоды эволюции животных? Иса — и бог, и сын бога, а вообще лишь Единый — истинный создатель? Всё это и многое другое.
  • Полуправда — Иса помнит многое о том, кто он и что хотел сделать, когда был богом. Но вовсе не всё, и эти пустоты зачастую искажают всю картину.
  • Раб Божий — изначально Воину очень не нравится, что его дети зовут себя его рабами. Однако после боги начинают поощерять рабство: искры рабов тускнеют, а, значит, они не натворят ничего опасного.
  • Ребёнок в память о нём — сын Нереи от Мага.
  • Сделать добро из зла — тиран, столь ужасный, что молитвы о его наказании достигли небес, был третьим сыном прошлого царя и мечтал стать учёным. После смерти братьев и козней двора решил навести порядок в стране и не допустить на трон совсем уж отмороженных личностей… и в итоге стал тем, кем стал. Что поделать: правосудие невозможно без палачей, защита страны — без налогов и рекрутчины, а некоторые просто не понимают по хорошему… В конце концов решил, что раз даже ему, абсолютному монарху, не под силу изменить людоедские порядки, то, значит, они идут от богов.
  • Скрипучие сердца и сапоги одетые — магу пришлось искать «гиену огненную». Когда нашёл и понял, что натворило тут людское воображение — ужаснулся.
  • Сломленная птица и Сломленный крутой — Геката. Впала в безумие и осталась лежать посреди своего же кошмара, не зная, стоит ли избавляться от него — но в ключевой момент помогла Магу, а после и исцелилась.
  • Стагнатор — поняв, что из-за ошибки нравственность людей сильно отстаёт от силы их искр, боги решили затормозить развитие человечества. А после — и вовсе остановить.
  • Так было надо — когда жрица воплотилась в теле младенца, чтобы прожить человеческую жизнь, выяснилось, что она может потерять память о себе из-за этого. Чтобы бог вспомнил о своей природе, требуется мучительная смерть… Маг долго сокрушался по поводу необходимости убить хорошего человека, которым стала Жрица — но люди прекрасно справились сами. А ему осталось только смотреть.
  • Творчество меняет реальность — вся жизнь и сила богов крутится вокруг этого. Наиболее сильные людские искры тоже могут творить — чем дальше, тем больше.
  • У нас не такие души — искры содержаться в плодах дерева, попав в разумное существо — развиваются до бога, подпитываясь тонкими энергиями. Частично сохраняет память о предыдущих воплощениях, у богов — более чем детальную. Бессмертна, но не развившиеся искры возвращаются в дерево в конце дня Единого.
  • Утренняя Звезда — Маг в конце, по отношению к Императору. После изгнания в Бездну его место заняла Геката — как в прямом, так и в переносном смысле.
  • Хаотичный добрый — Маг. Иногда хаотичность у него получается почти кендерская, особенно в начале произведения.
  • Чужое небо — в основном мире богов, Аалане, 17 лун. Из них пять видны только в духовных мирах.