Все оттенки белого

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Абсолютно все действующие лица являются однозначно добрыми.
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Good Vs Good. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Тогда будет иметь место борьба хорошего и ещё лучшего. Ещё лучшее будет побеждать хорошее. »
— А. Зиновьев, «Зияющие высоты»

Бывают произведения, в которых не то что злодея, а и серого-то персонажа днём с огнём не найдёшь. Все сплошь добрые, честные, бескорыстные, отважные, благородные, беспощадные к врагам Рейха. Особенно характерно это для соцреализма и в особенности — кондовой советской фантастики о светлом будущем (в настоящем героям ещё могут противостоять какие-нибудь бюрократы и, конечно же, агенты мирового империализма, но в коммунистическом будущем плохим не положено быть даже инопланетянам), а также детской литературы с уклоном в дидактику, но не только. Откуда же в таких произведениях берутся конфликты?

  • Героям могут противостоять силы неразумной природы (характерно для приключений и фантастики не только советского, но и «жюльверновского» типа).
  • Героям не противостоит никто одушевлённый, и проблематика произведения завязана на неодушевлённых препятствиях; зачастую, речь идёт о времени, за которое нужно успеть выполнить свою миссию, либо о расстоянии в безжизненной пустоши, отделяющее героя от спасения. В последнем случае добавляется ещё и физиологические потребности организма.
  • Герои искренне хотят добра, но при единстве целей у них возникает конфликт по части методов или из-за несходства темпераментов. Скажем, один из исследователей более осторожен, а другой более нетерпелив и рвётся рискнуть собой ради скорейшего достижения результата (важно, что рискует он только собой, а не другими, иначе он уже не белый, а как минимум серый). Конфликт с такой схемой ещё в пятидесятых годах прошлого века назвали конфликтом между хорошим и лучшим.
  • Конфликты вида «какая из светлых целей важнее». Полететь к звёздам и навсегда расстаться с любимой, вот это всё.
  • Герои благородно соперничают. В случаях советского производственного романа это будет соцсоревнование, в более современных — соперничество между спортсменами (часто в виде дальней и многодневной гонки) или первооткрывателями.
    • Частный случай предыдущего — любовный треугольник, в котором все углы одинаково благородны. Соперники при этом, как правило — близкие друзья или названые братья (характерно для романтической и сентиментальной литературы XIX века). В особо тяжёлых случаях (или при пародийном отыгрыше) благородны настолько, что каждый уступает другому, и девушка остаётся ни с чем.
  • А вот нет конфликта. Нет и всё. Автору захотелось описать счастливую любовь или чудесную дружбу (чаще всего детскую) без каких-либо помех и препятствий. Как ни странно, и у таких произведений находятся читатели (очевидно, те, кому особенно не хватает подобного в жизни).

Родственный троп — «Нет антагониста». Разница в том, что протагонист, у которого нет антагониста, сам совсем не обязательно белый.

Игра с тропом, если все белые и пушистые, но благими намерениями ад вымощен.

Примеры[править]

Театр[править]

  • А. Арбузов, «Таня». «Социально нагруженный» любовный треугольник: муж уходит от Тани, ради него бросившей мединститут и разругавшейся с друзьями, к интересной и яркой геологине, живущей в первую очередь работой. Тем и оправдывается перед новой пассией, которая поначалу от его признания не в восторге — мол, жена стала ему неинтересна. Ближе к концу драмы протагонистка всё же доучивается, становится врачом, на которого буквально молятся пациенты, и сравнивается по уровню белизны с соперницей, если не превосходит её. Муж к Тане не возвращается, но теперь для неё это — просто один из фактов биографии, а не крушение всего.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • «Туманность Андромеды» — пересечение первой и второй разновидностей.
    • Вообще типичная ситуация для фильмов и книг о борьбе хорошего с ещё лучшим.
  • Братья Стругацкие, Мир Полудня — от «Полдень, XXII век» и далее. (Начиная с «Жука в муравейнике» — скорее бело-серая мораль, и ещё вопрос, на чьей стороне правда). А также «Страна багровых туч» и «Путь на Амальтею».
  • Вячеслав Рыбаков, «Дёрни за верёвочку» — субверсия, пожалуй. Всё POV персонажи (а их немало), стремятся к свету в их понимании. Но всё вместе это складывается в такой кошмар…
  • Александр Щербаков, «Золотой куб». «И начинаю на той же самой кафелиночке его сигмы разгибать». Советская наука, даже бюрократов нет. Но загвоздки не избежать: для построения супергенератора нужен сабж стоимостью в пару миллионов советских рублей. И даже в идеальном обществе разбрасываться им не будут.
  • Владимир Войнович, повесть «Шапка» — внутримировой пример: книги Ефима Рахлина.
  • (фантастический рассказ, не помню названия) Подводная станция, три человека, катастрофа, на всех воздуха не хватит… Каждый решает умереть сам и дать выжить друзьям, для чего делает устройство для своей смерти. И все трое гибнут, по случайности попав в чужие устройства, уверенные в том, что их предали.

На других языках[править]

  • Жюль Верн, «С Земли на Луну прямым путём за 97 часов 20 минут» и продолжение «Вокруг Луны». Вся проблема — облететь вокруг Луны с техникой времён XIX века, и единственные антагонисты — законы физики и скука.
    • Но не забываем о дуэли между двумя главными героями, вместо которой протагонист предложил им присоединиться к полёту, и о хладнокровном создании как можно более смертоносных орудий для Гражданской войны в США. Собственно, весь сюжет и начинается с того, что с наступлением мира члены «Пушечного клуба» изнывали от безделья, пока не додумались выстрелить… в саму Луну!
  • Джек Лондон, «Маленькая хозяйка большого дома» — классический любовный треугольник, в котором каждый из участников старается перещеголять двоих других в благородстве, харизме и талантах. Развязка была трагична.
  • «Стальная Крыса идёт в армию». Внутренняя жизнь планеты Чоджеки в каноне именно такая — её с самого начала строили как действующую, эффективную утопию, и что ценно, без бетризации (которая широко практикуется за пределами Чоджеки, но от которой нет особого толку — многих оболванивает, но ещё никого, упорствующего в пороках, по-настоящему не исправила).
    • У цивилизации Чоджеки и недостатки есть — например, её жители не умеют себя защитить иначе, кроме как методом пассивного гражданского протеста (настолько им жутко и мерзко насилие как социальный феномен), а кроме того, многие из них опасно балансируют на грани типажа «хомячки-культисты» (своего ментора и покровителя, когнитивно развитого искусственного интеллекта). Но всё это опять-таки подаётся как «некоторые, не самые приятные (в том числе главному герою, росшему не там) оттенки белого».
  • «Марсианин» Энди Уира и его экранизация с Мэттом Деймоном в гл. роли. Все персонажи — положительные. Роль антагониста играет холодная, мёртвая и враждебная планета, как и положено в космической робинзонаде.
  • Последняя книга Роберта Тайна из цикла про сенбернара Бетховена. Все персонажи — положительные, конфликты возникают из-за всяких непредвиденных ситуаций в путешествии на яхте.

Сетевая литература[править]

  • Элиезер Юдковский, «Тройной контакт» — в отношении противостояния людей и Сверхсчастливых. Автор считает такой вариант конфликта самым интересным как для писателя, так и для читателей. Впрочем, в самом известном его произведении конфликт уже не таков. Да и тут «белой» нечеловеческую психологию назвать сложно, она слишком другая.
    • Автора правки также впечатлило, что описывая три расы, каждая из которых искренне считает себя самыми добрыми, благородными и действующими абсолютно правильно (а главное, не просто считает, а имеет на то очень серьёзные основания), Юдковский показал их таким образом, что Маньяк-убийца-педофил-наркоман со старой Земли кажется среди всех них самым приятным разумным существом.

Кино[править]

  • Многочисленные документальные фильмы (преимущественно, транслируемые по каналу Discovery) про выживание в экстремальной ситуации или в первобытных условиях. Ярчайшие примеры: «Выжить вместе/вдвоём» и «Выжить любой ценой».
  • «Марсианин», продолжающий линейку «выживальческих» фильмов, но с оговоркой, что дело теперь происходит как в космосе, где выживает марсианский Робинзон, и где к нему летит корабль с его командой, согласившейся ради него на ещё ~500 дней вдали от дома, так и на Земле, где его пытаются вернуть обратно не только парни из NASA, но ещё и китайские космические спецы.
  • «Я шагаю по Москве».
  • «Патерсон» Джима Джармуша. Здесь просто нет конфликта, фильм о любви и поэзии повседневной жизни.
  • «Большая перемена» — конфликт двух честных и добрых парней за одну девушку — учителя и рабочего. Каждый думает, что именно он отбил её у другого, на деле же она не принадлежала никому. Рабочий, увидев чувства между учителем и аспиранткой, сам отходит в сторону. В фильме даже явных козлов нет — все смешные и трогательные.
    • Тут же «По семейным обстоятельствам» того же Коренева — о необходимости уживаться вместе людям разных поколений (правда, козлы там есть, и немало).
  • «Прибытие», 2016: и пришельцы, и учёные, и военные обладают вполне приемлемой мотивацией: пришельцы ищут взаимовыгодного сотрудничества с землянами, учёные пытаются вступить с пришельцами в контакт, а военные справедливо опасаются последствий этого контакта, но при этом не хотят лишней крови (китайский генерал Шэнь оказывается договороспособным и в итоге признаёт свою ошибку). Тем не менее, если бы не действия главной героини, всё могло кончиться катастрофой.
    • Правда, в фильме был эпизод — телефонный разговор с учёными из Сибири, которых во время разговора расстреляло злое КГФСБ. Так что в фильме белые все, кроме русских.
  • Пропагандистские фильмы Ивана Пырьева «Трактористы», «Свинарка и пастух», «Кубанские казаки». Жить стало лучше, жить стало веселее. Тёплая атмосфера колхозов, красивые наряды, хлеб в рушниках, максимум в фильмах могли быть милые козлики.
  • «Семь невест ефрейтора Збруева» — в фильме нет даже хоть сколько-нибудь отрицательных персонажей.
  • «Шоу Эйхмана» — Лео и Милтон вступают в довольно жаркие споры о том, как лучше транслировать материал, и их разногласия в некотором смысле являются центральным конфликтом фильма. Тем не менее, оба они определенно хорошие парни.

Мультфильмы[править]

  • «38 попугаев» и прочие про Мартышку, Удава, Слонёнка и Попугая по рассказам Г. Остера. Именно поэтому — как резкий диссонанс на общем фоне — так шокируют и веселят редчайшие исключения в виде приступов инфантильной чёрствости у персонажей (например, когда обсуждают, может ли Удав сыграть роль новогодней ёлки, и замечают, что у него нет иголок, и тогда Мартышка искренне-наивно заявляет «Иголки можно повтыкать» и сразу же от слов пытается перейти к делу).
  • «По дороге с облаками». В двух продолжениях присутствует злодейка Дюдюка.

Мультсериалы[править]

  • «Смешарики». За редким исключением вроде полнометражек. У всех основных персонажей есть свои недостатки, но ни один из них не тянет даже на антигероя.
  • А вот «Малышарики» подходят под троп на все 100 %.
  • «Трактаун» — в некоторых сериях вроде бы присутствует антагонист в лице Биг Рига, но исключительно от недопонимания: он просто мрачный добряк с огромным золотым сердцем мотором.
  • «Непоседа Зу», «Супермонстры», «Пчелиные истории»…

Аниме и манга[править]

  • Работы Юки Мидорикавы, такие как «Тетрадь дружбы Нацумэ» и «В лес, где мерцают светлячки».
  • Lucky Star.
  • Shirokuma Cafe. Ненапряжный слайсик про кафе, которым заведует антропоморфный белый медведь.

Видеоигры[править]

  • «Transistor». Все без исключения персонажи если не целиком белые, то на половину — уж точно. Но конфликт есть, и он очень серьёзный…

Реальная жизнь[править]

  • Идеалисты рассматривают её именно так.
  • Многочисленные инструкции, протоколы и предписания, подразумевающие то, что все рассматриваемые в них участники действия абсолютно белые и пушистые, нацелены на достижение указанного в тексте благого результата и не будут применять оные тексты не по назначению. Например, протокол лечения шизофрении подразумевает использование его именно для излечения болезни и избавления человека от страданий, а не для использования в карательных целях.