Все верующие — фундаменталисты

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Хи-хи-хи, сейчас мы поднимем на смех этого глупого богомольца. Эй, чувак, а от кого произошли первые люди? Что значит «от ардипитека, скорее всего»? Ты же ве-ру-ю-щий! Ты обязан верить, что Боженька вылепил людей из глины! Это в Библии написано! И в Коране! Что значит «не обязательно понимать буквально»? А как же еще? АААААА!

Ударная волна от лопнувшего шаблона валит ближайшие деревья и строения…

Многие не любят религию настолько, что не считают нужным знать о ней хоть что-то. Многие не любят заодно и верующих, и не хотят знать, во что и как они верят на самом деле. Если среди этих многих попадаются авторы, а в их произведениях верующие персонажи, то эти верующие будут выглядеть карикатурно и нелепо и верить самым дубово-буквалистским образом. Действие происходит в средневековом сеттинге? Тогда среди персонажей будут преобладать средневековые дебилы. Персонаж-католик обязательно будет молиться на зловещей латыни (даром, что уже полвека как служат на национальных языках), мусульманин — иметь четырех жен и бить их по очереди, протестант — доказывать всем, что секс — это плохо, иудей — бояться взяться за дверную ручку в субботу.

А разгадка проста — современные захожане… извините, истово верующие полетели бы из средневековой церкви с большим начальным ускорением. Нет, даже не за то что им взбрело в голову иносказательно трактовать шестоднев (за что церковные авторитеты таки рекомендовали гнать поганой метлой). Просто за то что в прошлую пятницу они не постились. И в среду тоже. Ой, а вы не знали что за это положено отлучать от церкви (69 правило Святых Апостолов)? Ой, вон и священник кивает, что не положено? Колбаску с кровью тоже наверно разрешает (63 правило Святых Апостолов)? Ну вот видите, до чего докатились.

Впрочем, знающие авторы играют троп осознанно: заблуждению о том, что все верующие — фундаменталисты, следует не сам автор, а кто-то из персонажей. Как правило, этого персонажа ожидает разрыв шаблона.

Родственный троп — не в ладах с богословием, только в данном случае речь не о самом учении, а о людях и конкретных религиозных практиках.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Ваше благородие» — герой, оказывая первую помощь, читает Credo на латыни. WTF, ваше благородие, Второй Ватиканский Собор давно уже состоялся и вы, по идее, лет примерно с двенадцати молитесь по-русски!
    • Обоснуй — альтернативная история же! Больше того — даже альтернативная география: в этом мире вместо Перекопского перешейка — большой Чонгарский пролив, отделяющий Крым от материка.
    • В одной из редакций романа (более полной) прямо сказано, что Арт обычно молился на русском, но холодное звучание латыни его успокаивало. А ему сейчас надлежит быть очень, очень спокойным.
    • Субверсия — в позднем романе того же автора (в соавторстве) «В час, когда луна взойдёт» Кен именно этим троллит Енота, поприветствовавшего по-латыни, да ещё и в православной деревне.
  • «Двенадцать стульев» — отец Федор говорит с обильным вкраплением церковнославянизмов и архаизмов типа «днесь», «доселе», «поелику», «токмо»… Множество копиркиных в советской литературе ему вторят. Если священник будет говорить как нормальный человек, как же мы узнаем, что он священник?
    • В «перестроечных» повестях В. Крапивина («Синий город на Садовой», «Крик петуха») этим грешат вполне положительные образы священников, где церковнославянизмы заведомо не несут агитлубочно-сатирической направленности. Просто незыблемый стереотип.
    • Стереотип стереотипом, а автор правки лично слышал речь достаточно молодого православного священника, читавшего по-русски с нарочитым церковнославянским акцентом — произнося Е вместо Ё. Так что это реальный профессионально-религиозный отпечаток, как у некоторых протестантов — речь с интонациями американских проповедников.
  • Елизавета Сагирова, «Лето придёт во сне» — субверсия. Хотя у власти в пережившей Третью Мировую России именно фундаменталисты, установившие теократический режим — единственный священник, с которым взаимодействует героиня, абсолютно адекватен. А нетерпимостью страдают скорее миряне на церковно-государственной службе.
  • Пратчетт, «Мелкие боги» — инверсия: фундаменталисты-омниане в своего бога вообще не верят, им просто нужен логичный обоснуй для порядков Омнии (напоминающей иезуитский Парагвай, только гораздо хуже). А единственный настоящий верующий в Ома как раз вполне гуманный и гибкий, хоть и глуповатый персонаж.
  • Метавселенная Рудазова — зигзагом через всё творчество. Современники Исаака Ньютона — весьма прогрессивные и трезвомыслящие отцы, даром что их Европа до сих пор пребывает в состоянии Средневековья, населена стандартным фэнтезийным зоопарком и рискует через пару веков вырасти в полноценный манапанк. В утопическом «Зверолове» капеллан корабля-пионера по совместительству психиатр и каждого пациента «обслуживает» исходя из его мировоззрения, ибо церковь — межконфессиональная, единая на всю планету[1]. А вот в средневековой Руси «Преданий» даже архиепископ Онуфрий порой рубит откровенную ересь, и поди пойми: то ли этого бывшего вояку и крепкого экзорциста рукополагали вовсе не за книжную премудрость, то ли Рудазову самому было в лом разбираться в святоотеческом предании.

Non-fiction[править]

  • Пропагандистские выпады Ричарда Докинза вовсю эксплуатируют троп.

Примечания[править]

  1. Причём для реальных верующих это явственный ужас у холодильника — Соловьёв со своей «Краткой повестью об антихристе» не даст соврать