Всемогущий наблюдатель

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Герои могут быть очень крутыми и могущественными, но этот персонаж находится на совершенно ином уровне. Именно это делает его совершенно бесполезным. Всемогущий наблюдатель обладает такой силой, что легко может решить все проблемы просто щелчком пальцев — фактически, он бог.

Но он никогда не возьмется за дело, а будет только наблюдать. На это у него есть множество причин:

  • Вмешательство — нарушение прямого приказа.
  • Это нечестно по отношению к другим. Если он решит проблемы героев, то почему бы ему не решить проблемы всего мира? Люди должны жить своим умом, а не надеяться на бога из машины, который сделает всё за них.
  • Он наслаждается страданиями смертных.
  • Всё происходящее — часть его хитрого плана, который простым смертным понять не дано.
  • Ему всё равно.
  • Ему попросту «нельзя этого делать».

Последний вариант в попытках своего обоснования в свою очередь подразделяется на следующие подварианты:

  • «Паритет»: в мире есть множество всемогущих наблюдателей, и если этот попытается вмешаться — другим придётся вмешаться и уравновесить его вмешательство, а затем позаботиться, чтобы этот всемогущий наблюдатель больше никогда не пытался что-то изменить.
  • «Весы» Ника Перумова, или «нельзя нарушать Всеобщее Равновесие Добра и Зла!»: фактически тот же вариант, но с претензией на дуалистическую философичность.
  • «Преграда»: божества слишком уж сильны для того, чтобы почём зря вмешиваться в дела мирожителей, даже с целью спасения оных. Кроме того, пагубным будет предоставление смертным какой бы то ни было халявы: недопустимо при подобном могуществе делать за смертных то, что они могли бы сделать и сами. И, как правило, идти против недвусмысленно выраженной свободной воли мирожительских масс тоже нельзя — даже в тех случаях, когда это откровенно злая воля. Всё сущее взаимосвязано, и от таких дел по всем мирам пойдут множащиеся парадоксы, сопровождаемые катаклизмами — мало не покажется никому. Ввиду этого «правильные» божества могут вмешиваться лишь изредка и только пропорционально реальной правоте тех, кому помогают. Обоснования принципа работы этого загадочного мирового механизма, как правило, не приводятся, но ссылки на сей изощрённый вариант нередко используются как обоснование бездействия «светлых» божеств в толкиновской и околотолкиновской фэнтези.
  • «Юрисдикция»: им этого сделать физически нельзя, потому что они на самом деле могущественны, но не всемогущи: некими безличными законами мира на них наложен гейс типа «не входить без приглашения». Может рассматриваться как вариант «Преграды». В некоторых сеттингах допускается выход той или иной из упомянутых сущностей из-под власти ограничивающего запрета ценой одновременного поражения в правах или даже паразитической привязки к миру смертных как к «кормушке».

Обычно они появляются, чтобы дать герою задание или туманный совет. Наблюдатели бывают добрыми и злыми; добрые дают советы и какой-нибудь +1 меч, злые — тоже, но со своим расчётом, и герой имеет все шансы пожалеть, что поспособствовал их планам.

Разница между всемогущими наблюдателями и духовными наставниками состоит в том, что иногда первых всё-таки можно уломать поучаствовать в решении проблемы. Однако, во-первых, проблема для этого должна быть наблюдателям по мерке — долго, упорно гноившаяся и опухавшая, настолько, чтобы возмутить все законы божеские и человеческие, либо чтобы мотивировать какого-нибудь избранного обивать пороги наблюдателей и просить их вмешаться; во-вторых, последствия могут быть таковы, что герой сто раз пожалеет, что это затеял.

См. также

Примеры[править]

Литература[править]

  • В книгах Дж. Р. Р. Толкина, по всей видимости, работает «Преграда» — именно как безличный закон мира. Даже когда вмешаться свыше наконец-то не только надо, но и можно (смертные нашли способ «озвучить приглашение») — всё равно это даром не проходит: хрясь, и изрядный кусок континента обрушился, уйдя в пучины морские; и всё, что могли сделать валар (светлые божества) — это своевременно всех с него эвакуировать. В дальнейшем они уже действовали аккуратнее: не сами приходили, а посылали слуг-эмиссаров, продуманно ослабленных и замаскированных, чтобы те были менторами героям-мирожителям, направляя их в долгой борьбе против Саурона.
  • «Чёрная книга Арды»: именно этот момент вызвал резкое неодобрение даже среди тех, кому не претит сама идея «Мелькор был хорошим». Ближе к концу книги возникает ситуация: одну из ближайших сторонников Мелькора, Ириалонну, похищает предатель и даёт ей выбор — стать его наложницей или быть сожжённой на костре. Попытка рыцарей Аст Ахэ спасти её оканчивается неудачей, Ириалонна погибает. Когда предводитель рыцарей, влюбленный в неё, заявляет в лицо Мелькору, что тот мог её спасти, тот соглашается, что да, мог, но не должен был вмешиваться, потому что «Арта живая, и ей будет больно». Ириалонне, можно подумать, не больно.
    • Впрочем, скорее всего, Мелькор действительно не мог спасти девушку, как и не мог, например, помешать гибели рыцарей Аст Ахэ в полном составе. Его собственные силы к тому моменту были почти полностью израсходованы, и он был способен разве что исцелять раны средней тяжести и облегчать рыцарям уход (да и то со скрипом, страдая при этом от боли). «Заряжаться» через Эа и Тьму ему мешали наручники от цепи Ангайнор, сдерживавшие приток любой силы извне. Единственный вариант обхода чар цепи — это некий опасный и запретный (по крайней мере, по мнению самого Мелькора) приём, разрушающий по частям сам мир. Так что да, Арте было бы очень больно.
  • «Из воспомининай Ийона Тихого. Профессор Коркоран» Станислава Лема: Коркоран, наблюдающий за мучениями созданных им искусственных разумов, прямо считает способность быть всемогущим наблюдателем признаком богоподобия.
  • Повесть братьев Стругацких «Трудно быть богом».
  • «Черновик» и «Чистовик» Сергея Лукьяненко — Константин.
  • Цикл «Лабиринты Эхо» Макса Фрая: сэр Маба Калох, магистр ордена Часов Попятного Времени. Перефразируя слова сэра Джуффина Халли: «Таким могущественным ребятам, как он, просто нечего делать в нашем мире».

Кино[править]

  • В советском фильме «Семь стихий» присутствует таинственная женщина с высокоразвитой планеты, сильно опережающей Землю. Она наблюдает, слегка подталкивает людей к действиям, что в конечном счёте приводит к спасению землянами других людей (с другой планеты), находящихся на той же ступени развития, что и Земля. Таинственная инопланетянка мотивирует это «законами Вселенной»: более развитые не должны вмешиваться в жизнь менее развитых и прогрессорствовать, максимум, поговорить разок-другой с отдельными представителями; помогать друг другу должны равные цивилизации.

Телесериалы[править]

  • В сериале «Вавилон 5» на роль всемогущих наблюдателей претендуют сначала ворлоны, потом выясняется, что они те ещё участники конфликта, и на их место заступают Древние. Ну а через энное количество времени — люди.
  • «Доктор Кто»: именно такова официальная политическая линия Галлифрея. Субверсия: стоило во Вселенной появиться апокалиптическим маньякам далекам, как таймлорды наплевали на свои высокие принципы и включились в адскую войну на выживание.
    • Что не мешает Повелителям Времени считать своих соотечественников Доктора и Мастера больными на всю голову. Ну вот зачем они знаются с людьми, зачем?
  • «Звёздный путь»: в галактике немало всемогущих существ. Самым ярким примером являются кью (Q). По большей части они действительно не вмешиваются в судьбы смертных рас. Лишь Кью (они все так себя называют, так как истинное имя ни один смертный не произнесёт) любит играться с землянами (правда, он иногда за это получает люлей от сородичей). В оригинальном сериале также есть органианцы, которые вмешались лишь однажды — чтобы положить конец войне между Федерацией и клингонами. В книгах упоминается, что кью терпеть не могут заносчивых органианцев, и при входе в Кью-континуум висит знак: «Органианцам вход воспрещён».
    • Да и сама Федерация является сабжем для примитивных рас. Главный закон Федерации запрещает вмешательство в доварповую культуру (даже чтобы спасти от вымирания), что не мешает многим капитанам нарушать его.
  • «Гостья из будущего»: в фильме его не было, но в сценарии планировался фокусник-волшебник, который при помощи карточек-фотографий «рассказывает» историю, а затем лично появляется перед титрами последней серии. Т. е. нечто среднее между между ИОО (из дилогии «Москва — Кассиопея») и безымянным и безликим персонажем Жерара Мажакса, которого можно назвать «руки с картами» (из французской дилогии про «Высокого блондина в чёрном ботинке»).
  • «Звездные врата: SG-1»: Древние после «вознесения» стали практически всемогущими и бессмертными созданиями. Тем не менее, они жёстко запретили себе вмешиваться в дела младших рас. Вовсе не потому, что они такие напыщенные и высокомерные снобы или не хотят делиться секретом вознесения с другими (этот «секрет» на самом деле достаточно прост — духовное самосовершенствование и прочий дзен). Нет, просто вмешиваясь в дела незрелых рас, очень легко перейти черту и стать из наставника и помощника тираном и самопровозглашённым богом — ибо поклонение и молитвы действуют на вознёсшихся как наркотик и наделяют их огромной силой. Именно по этому пути пошли Орай — оппоненты Древних, из-за которых те покинули родную галактику и бежали в Млечный путь. И именно поэтому вознёсшиеся Древние стараются не вмешиваться в обычную жизнь людей и других существ галактики и ограничиваются только наблюдением.

Веб-комиксы[править]

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • «Меланхолия Харухи Судзумии» — Юки Нагато. По мощи на порядок превосходит почти всех остальных персонажей, и даже сильнее Харухи — но её миссия состоит в наблюдении, и делать что-то она будет, лишь если попросить. И то, смотря кто и что попросит.
  • Kore wa Zombie Desu ka? — Ариэль. Могущественна настолько, что с ней раскланиваются даже опасные злодеи, однако предпочитает наблюдать за событиями со стороны, вмешиваясь лишь по своему желанию.
    • В некотором роде Юкливуд Хелсайт. Вмешаться-то она вмешается, однако от этого может стать худо всем вокруг, включая её саму. Потому предпочитает вступать в бой лишь в действительно критических ситуациях.
  • Overlord — таким предстал Аинз во время осады небольшого городка полулюдьми.

Видеоигры[править]

  • В мире Half-Life — G-man. С ощутимым фитильком: старейшины-мудрейшины Вортигонтов явно не менее «всемогущи». Правда, они влезают в разборки G-man’а с Альянсом ощутимо позже, плюс и тот, и другие для скромных человеков всё равно далеко за гранью понимания. В результате они соперничают за право порулить протагонистом, ворча и брюзжа друг на друга, а Альянсу достаётся на орехи в любом случае. G-man управляет игроком циничнее, Вортигонты — с несколько большим уважением, но в компетенции ни ему, ни им не откажешь.
  • Undertale: как ни странно, Санс. На первый взгляд — обычный шутник, ходящий вместе с нами ради лулзов. Но на деле он пристально смотрит за каждым нашим действием и поступком, не вмешиваясь никак и нигде. По результатам своих наблюдений он судит героя. Но стоит тому окончательно перейти черту, вступив на путь всеобщего уничтожения, и Санс показывает зубы и доказывает свою недюжинную силу и могущество.
  • Аэдра и Даэдра в мире The Elder Scrolls. Ни те, ни другие не могут напрямую вмешиваться в события в Нирне, за исключением особых случаев; при этом речь не идёт о вульгарном паритете в духе «вежливых людей». У каждой из этих божественных рас свои ограничения, наложенные безличными законами мира, и ни та, ни другая не всемогущи (хотя могущественны). Аэдра, например, израсходовали большую часть своих сил на сотворение мира, а если дорасходуют остаток — то могут быть уничтожены, а потери среди Аэдра могут обернуться самыми непредсказуемыми последствиями в мире. На аморальных же Даэдра Аэдра (а точнее, Акатош) наложили определённое ограничение, которое более похоже на безличный контракт, чем на баланс сил: Даэдра не могут войти в чужой им мир без приглашения, чтобы они вошли, надо, чтобы кто-то позвал их с помощью магии. Первоначальная версия ограничения действовала только тогда, когда в Нирне существовал представитель Акатоша — император; после Кризиса Обливиона, однако, Акатош заменил ограничение на постоянное и «энергонезависимое».
    • Есть свидетельства, что так было не всегда или не везде: в частности, автору правки где-то встречалась информация, что после смерти Неревара и провозглашения Трибунала, лорд Вивек — заключил подобный пакт со старым данмерским даэдрическим пантеоном. Что интересно, несмотря на фактическую узурпацию паствы, «добрые» даэдра согласились, ну а другие, не такие сговорчивые — попытались наказать выскочку, например — сбросив на Ввандерфелл огромную каменюку, отколотую от своего плана. Тем не менее, они так же как и первые — воплощенными, в игре не встречаются.
  • Demonophobia: люди-тени, которых можно заметить на различных уровнях. Согласно слову Божьему, все люди и демоны для них словно игрушки, которыми можно вертеть как им вздумается; по словам автора, люди-тени могли бы с лёгкостью освободить героиню из преисподней, но им гораздо интереснее наблюдать за её «приключениями».
  • Dishonored: Чужой — сверхъестественное существо; многие люди считают его божеством и поклоняются ему. Чужой появляется перед теми людьми, которых он находит «интересными» — посредством снов и в реальном мире, через специальные алтари. Именно он даёт главному герою и нескольким другим персонажам сверхспособности. Даёт и наблюдает за их действиями, отпуская едкие комментарии, если его подопечные ими злоупотребляют. Отношение Чужого к герою не меняется кардинально, но ему больше нравится, если тот действует, обходясь малой кровью. И то, скорее всего, потому что так проходить игру гораздо сложнее. К другому своему подопечному, Дауду, Чужой относится гораздо хуже, как можно узнать из DLC, так как тот, воспользовавшись его даром, натворил очень много дел. Например, убил императрицу, из-за чего посеял хаос в Дануолле. Правда, шанс искупить свою вину Чужой ему всё же даёт.
  • Mortal Kombat: Старшие боги, создатели миров, вмешиваются в разборки смертных только в самых тяжёлых случаях, например, когда Шао Кан попытался соединить два мира, нарушая этим божественные правила.

Визуальные романы[править]

  • Ever 17: The Out of Infinity — Блик Винкель. Может помочь, только если привлечь его внимание, что происходит лишь в истинной концовке.

Реальная жизнь[править]

  • Мышь Эйнштейна: «Если, согласно квантовой теории, наблюдатель создаёт или частично создаёт наблюдаемое, то мышь может переделать вселенную, просто посмотрев на неё».
  • Развитые страны для диких племён. Наблюдают, изучают культуру, но в оную не лезут, дабы её не разрушить. Ну разве что в каких-то пределах необходимого медицинского гуманизма.