Вот выйдет из тюрьмы мой…

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Вот выйдет из тюрьмы мой...»)
Перейти к: навигация, поиск

Тюрьма — школа жизни. А то и сразу университет. Предоставляющий, помимо «знания жизни», ещё и возможность неплохо и бесплатно прокачать физическую форму. Самый ничтожный карманник после отсидки выходит на свободу настоящим «человеком-зверем», сильным и опасным…

Приблизительно так рассуждает слабый и робкий законопослушный гражданин[1]. Стоит ли удивляться расхожему сюжетному штампу, когда простого упоминания «вот скоро выйдет из тюрьмы мой (муж, отец, старший брат, свёкор, седьмая вода на киселе)» достаточно, чтобы оградить женщину от домогательств непосредственного начальника, а подростка — от злых хулиганов во дворе или не в меру строгого учителя.

Но это, так сказать, одна сторона медали. Есть и обратная: родственники «сидельца» вовсе не в восторге от перспективы его скорого освобождения и появления на пороге дома со всеми тюремными понятиями и привычками. И когда наш герой и правда «откидывается», возможно, больше всего пострадают от него как раз заждавшиеся родственники. Впрочем, может получится и так, что вышедший на свободу всем сердцем мечтает «завязать», но одни люди шарахаются от его тюремной репутации, другие же требуют от него её подтверждения: «разберись, дескать, со шпаной по понятиям…»

Родственный троп — муж из тюрьмы вернулся: ситуация, когда главный герой не подозревал о существовании родственника (не обязательно именно мужа), мотающего срок.

В реальности, конечно, не стоит романтизировать тюрьму, как это было принято в бесславные девяностые, — оттуда часто возвращаются морально изуродованными. Демонизировать «сидельцев», однако, тоже не надо — даже среди «воров в законе», которые большую часть жизни прожили за решёткой, встречаются вполне милые в общении люди. Истина где-то между.

Примеры[править]

Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Театр[править]

  • В. Набоков, «Событие». Леонид Барбашин сел в тюрьму на 10 лет после того, как чуть не застрелил отказавшую ему невесту и её нового жениха (ещё и пообещав «выйти и добить»). Весь сюжет крутится вокруг его досрочного освобождения, паники мужа и лицемерного сочувствия окружающих. На сцене он так и не появится: о его появлениях герои только упоминают, а в финале выясняется, что он навсегда уехал из страны.

Литература[править]

  • Братья Стругацкие, «Пикник на обочине» — пока сталкер Шухарт тянул свой срок, негласно опекавшему его семью Ричарду Нунану пришлось осаживать пытавшихся травить Гуту с Марией соседей: «Ведь Рыжий вернётся, он вам все кости переломает».
  • Андрей Кивинов, Фёдор Крестовый, «Каникулы строгого режима» — хулиган Пантелеев пугает вожатого Виктора Сергеевича, пришедшего его приструнить, сидящим в тюрьме отцом хотя на самом деле отца своего он вовсе не знает. И уж подавно не знает, что вожатый на самом деле — бежавший с зоны авторитет Витя Сумрак… а вот читателю это хорошо известно, чем ситуация и доставляет.
    • В экранизации всё ещё веселее: Пантелеев помимо этого козыряет знанием основ блатной музыки. Сумрак поначалу пытается вести разговор на «человеческом русском» — пацан упорствует. «Не, — говорит тогда вожатый, словно не веря сам себе, — ну то ли я дурак, то ли лыжи не едут. Я те чё, бык театральный?» Далее следует загиб по всем правилам фени, зацензуренный играющей из динамиков над лагерем «Взвейтесь кострами, синие ночи». Переведя дух, Сумрак спрашивает: «Понял?» «Не-а», — ответствует Пантелеев с непередаваемо офигевшей физией. 1:0 в пользу вожатого.
  • Уильям Тенн, «Срок авансом». В будущем стало возможным сначала отбыть половину срока на каторге, а уж потом совершить преступление, за которое дополнительно не накажут (в случае совершения преступления без предварительной отсидки — полный срок отсидки). Весь сюжет строится вокруг двоих таких отсидевших, который явно пошли на каторгу не просто так. Но вот на ком остановится выбор?

Кино[править]

  • «Волшебная сила искусства» — пугая козлов-соседей, герой Райкина среди прочего упоминает своего «брательника»: «Он тихий парень, скромный. Ну, по пьяной лавочке чего не бывает, конечно, ну там, прирежет кого там, порежет, но так, немного. Одного-двух, не больше. А своё отсидит — опять тихий, опять скромный».

Телевидение[править]

  • «Ералаш»:
    • Учитель географии задает ученику вопрос про остров Сахалин, а тот вместо ответа рассказывает, что у него «брат скоро освободится». Неожиданный поворот: учитель достает гитару и наигрывает песню «Ну что тебе сказать про Сахалин», школьник подпевает. Внезапно оказывается, что содержащихся в песне сведений вполне достаточно для правильного ответа.
      • Это переделка сюжета «Трудное положение» из тележурнала «Фитиль», где никакой брат не упоминается, учитель на гитаре не играет, а ученик вслушивается в играющий у него в голове мотив.
    • «Братан»:
«

— У меня вчера братан вернулся, семь лет тюрьмы отмотал! — Ты меня своим братаном не пугай, понял! Школа - это вам не зона! И на него управа найдется! Садись!.. Три[2].

»

Музыка[править]

  • АИГЕЛ, «Татарин» — девушка поёт про своего возлюбленного: «А мой парень очень злой — он придёт с бензопилой».

Примечания[править]

  1. На первый план в рассуждениях выходит всё-таки не столько повышение крутизны, сколько морально разлагающее действие тюрьмы, особенно вероятное, если арестант выберет босяцкую дорожку и всецело проникнется понятиями либо если он много лет подвергался унижениям. Большинство зэков, однако, составляют «мужики», рассчитывающие вернуться к нормальной жизни, но тюрьмы слабо способствуют им социализироваться обратно — наша система уголовных наказаний в основном выполняет карательную и изолирующую, а не исправительную функцию. Потому-то бывших зэков и боятся, что предполагают, что у них меньше внутренних преград к преступлению.
  2. В некоторых версиях есть намек что брательник учился у этого самого учителя, и ему и так есть за что его не любить.