Воскресители

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Воплотим Саурона обратно в жизнь! »
— девиз Мордорской национальной партии

Что? Нет. Вы не по адресу: мы вовсе не те пафосно-готичные ребята в чёрных балахонах, с черепами на посохах, по мановению руки которых трескаются могильные плиты и поднимаются трупы. К этим — на ближайшее кладбище, говорят, у них там какой-то шабаш, или ковен…

И нет, мы также не ассистенты того психа в белом халате, который орудует в лаборатории, озарённой зловещим сверканием электрических дуг — и которому периодически подвозят материалы с того самого ближайшего кладбища…

Вот именно. Мы не имеем ничего общего ни с теми, ни с этими. Но раз уж зашли на огонёк… не хотите ли поговорить о боге? О, бог наш велик и могуществен; хотя — о, горькая несправедливость! — ныне имя Его забыто и стёрто из всех книг, узколобыми и трусливыми фанатиками!.. Но знайте: во глубине тёмных недр, в морских пучинах, бог наш поныне спит — и ждёт, ждёт того часа, когда настанет его время пробудиться и вернуться в сиянии славы Своей! И тогда всем, кто был верен Ему и приблизил час Его пробужденья, воздастся стократ — и они будут вознаграждены столь щедро, что все сокровища величайших владык истории покажутся прахом и тленом пред сей наградой…

Не желаете ли примкнуть? Каждому десятому, взявшему наши брошюрки, в подарок — вот этот оригинальный зловещий, кривой нож с горящими на лезвии красными закорючками!

Кто есть[править]

Воскресители — это последователи могущественной (и в 99,99 % случаев — недоброй) силы, некогда властвовавшей в смертном мире, но с тех пор заточённой, либо усыплённой. Казалось бы, эта экологическая ниша давно и прочно занята старыми (не)добрыми мраккультистами — но, как говорится в одном старом, грустном анекдоте, есть нюанс. Даже два.

1) Во-первых, Воскресители не удовлетворяются простым поклонением злым силам, с верою, что вот когда-нибудь, в необозримом будущем, их владыка вернётся-таки в мир, и вот тогда-то навешает всем неверным кренделей. Они знают, что существует способ вернуть «тёмного повелителя» в мир — и целенаправленно действуют ради этого. Цели их могут быть крайне разнообразны — от возрождения древней Империи Зла до уничтожения мира, неугодного их повелителю.

2) Во-вторых, Воскресителю вовсе не обязательно быть мраккультистом — исповедовать Религию зла, воспевать мрачные псалмы, варить жаб и ворон в ночь на полнолунье и предаваться свальным оргиям во славу сатаны. Он даже может не воспринимать объект воскрешения как божество (а объект может им и не быть), и не преклоняться перед ним в сакральном смысле. Под троп вполне попадает и учёный (или маг, в зависимости от сеттинга), излишне самонадеянный исследователь, решивший вернуть в мир древнюю силу — в погоне за знаниями или надеясь использовать её в своих прагматичных целях. Или генерал/вождь/фюрер, надеющийся таким образом обеспечить победу своим армиям и установить свою власть — а то и последователь давно павшего злого режима, жаждущий возродить его. (Если действие происходит в нашем мире, то в данном варианте с вероятностью в 95 % речь будет идти о нацистах). В обоих случаях, как исследователь, так и военачальник, повторяют одну ошибку: не учитывают наличия у призываемой ими силы собственного коварного разума — и могучей, древней и очень злой воли.

Ещё одной интересной особенностью Воскресителей является то, что их деятельность зачастую приводит к отдельному подтропу — который можно озаглавить…

Парадокс Воскресителя[править]

— О, да! Свершилось! Аве, братие: Семь Печатей Света пали, Цепи Серебряного Дракона разорваны, рухнули каменные врата Предвечной Гробницы — наш Тёмный Повелитель вернулся в мир! Падите ниц пред ликом Его, братие; приветствуйте своего господина!!! О, Владыка, я, ничтожнейший, смиренно приветствую тебя: мы, твои верные рабы, веками ждали твоего возвращения — и вот наконец, собрав воедино семь ключей Аримана обагрив их кровью последней из древнего рода, отперли врата твоей темницы! Мы готовы служить тебе в славе Твоей, как служили в изгнании — ибо мир… Владыка? …Почему Ты так странно смотришь? Что значит «ЕДАААААА»?.. Стой! Нет! умоляю, не меня! Только не тентак… ААААААААААААА!!!

— Гутен таг! Херр Флад Дракула, если я не ошибайтс? О, сотрите с Фаш лицо смятенье, и не удифляйтс ничему: Фы в моей дас лаборатория! Мошете зфать меня просто херр Доктор! Херр Флад, мы есть воскрешайт Фас с помощью нофейших достишений дас наука и феличайших знаний дас великий германский нацийа. О, не стойт благодаряйт! Мы есть фернуть Фас в мир с феликой целью: Фы долшны помочь нам фосродить дас феличайший держафа — Тысячелетний Рейх, сокрушённый дер мерзкими круглоголовыми унтерменшами! Фаш уникальный способности могут дарофайт нам дер армия вампироф — и с Фашей помощью… Was? Как Фы сумейт? Эти кандалы были сделаны ис лучший круппофский Stahl — а Фы разорфайт их, как… НАААААААААЙН!!!

Парадокс Воскресителя заключается в том, что первыми жертвами воскрешённого из небытия тёмного бога/древнего вампира/инопланетного Чу-Чу нередко становятся те, кто его воскресил.

Причин для такого поступка у воскрешённой сущности может быть много. Возможно, невзирая на свою древность и чудовищную природу, она не лишена понятий о благородстве — и, таким образом, Воскресители получают полноценную награду, достойную предателя, если рассматривать их как предателей всего человечества ради собственной выгоды. Возможно, инстинкт разрушения и ненависть ко всему сущему в освобождённой сущности столь велики (и так накопились за века бессильного заточения), что требуют немедленного выхода — а Воскресители просто оказываются ближе всех к кругу призыва/открытому автоклаву. А может, у освобождённой сущности и вовсе нет никакого разума: лишь немыслимая сила — и немыслимый же, после всё тех же веков заточения, ГОЛОД.

С точки зрения глубинного смысла, Парадокс может преследовать двойную цель. С одной стороны, он является красочной метафорой того, как начавшие тот или иной процесс — войну ли, революцию ли, или прогресс — люди не способны ни предсказать последствий своего поступка, ни совладать со своим разбушевавшимся порождением. С другой, ввиду традиционной «древности» воскрешаемого Зла, Парадокс завуалированно предупреждает об опасности реваншизма. В этом случае заключённое Зло символизирует мрачное и кровавое прошлое, пусть даже и сколь угодно овеянное романтическим духом и задрапированное триумфальными знамёнами — и освобождение Зла прекраснодушными глупцами/расчётливыми прагматиками есть не что иное, как попытка откопать давно зарытые топоры войны и порешать конфликты, затеянные ещё далёкими предками. Вне зависимости от того, затевается ли это пламенными поборниками справедливости или подлыми политиками, результат в абсолютном большинстве случаев будет ужасен.

Где встречается[править]

  • Глен Кук, «Чёрный отряд» — пожалуй, кодификатор тропа (и Парадокса заодно). Секта Воскресителей (Resurrectionists) мечтала о возрождении Владычества — древней империи зла под предводительством чудовищного Властелина, его супруги-Госпожи и Десяти могущественных чёрных магов — «Взятых»: пока наконец их предводителю не удалось вскрыть гробницы и пробудить Зло. Парадокс: воскресли Госпожа и Десять Взятых, Властелин остался в гробу — и первым же делом Госпожа отдала приказ об уничтожении всех Воскресителей, дабы никто впредь не попытался вернуть её адского муженька с того света и превратить всё в окончательный кошмар.
  • Роберт Говард, «Час Дракона» — группа заговорщиков воскрешает мумию древнего, могущественного жреца-мага Ксальтотуна из давно сгинувшей в бездне веков чёрной империи Ахерон, дабы он сделал их владыками и помог одолеть Конана, к тому времени уже ставшего аквилонским королём. Парадокс: Ксальтотун исполняет условия сделки, но его желания простираются куда дальше, ибо цель его — возродить империю Ахерон во всём блеске и кошмаре её. Пришёл бы к успеху, если бы не вмешался Конан.
    • В других произведениях Саги о Конане троп тоже очень распространен. «Тайна врат Аль-Киира», «Конан-разрушитель», а в мультсериале троп обыгрывается несколько раз, в том числе с инверсией.
  • Роберт Джексон Беннет, «Город Лестниц» — первый роман трилогии «Божественные города». Секта «колкастани» — паладинствующих борцов за нравственность в режиме «педаль в преисподнюю к демоническим чертям». Грезят о возвращении Колкана — древнего бога правосудия, дабы покарать «погрязший в распутстве мир». Парадокс: вернуть-то вернули — да только боженька давным-давно рехнулся на почве запретов и наказаний и всех «верных слуг» мгновенно казнит страшной смертью за нарушение законов, о которых они и сами не подозревали.
  • «Волкодав из рода Серых Псов» — скверная экранизация недурного романа Семёновой, в которой троп отыгрывают местные Мраккультисты, желающие выпустить из заточения саму Морану, богиню Смерти. Парадокс: ну а чего вы ожидали от самой Смерти — мороженого и воздушных шариков, что ли?
  • Алексей Пехов, «Пересмешник» — заговорщики, проводящие тёмный ритуал, чтобы взломать гробницу одного из древних Князей — правителей Рапгарского Княжества, после смерти превращающихся в могущественных и немыслимо опасных Чу-чу. Парадокс: план идиотский, как нередко бывает у пеховских злодеев (для сравнения: утопить собственный континент ради поднятия из пучины чужого — в «Заклинателях», привести всю свою армию под стены вражеской столицы и притом не вывести сперва из строя защищающее столицу волшебное убер-оружие — в «Ветре и Искрах») — ну, и заканчивается соответственно.
  • Хирохико Араки, JoJo’s Bizarre Adventure — специальный экспедиционный корпус Waffen SS под руководством геноссе Штрохайма искал в Мексике сверхъестественную силу, способную обеспечить Нацистской Германии победу в грядущей мировой войне. Нашли пилларменов, которых тут же захотели воскресить, попутно наблюдая за их жизнедеятельностью. В итоге пробудившийся пиллармен Сантана разнес всю нацистскую базу и чуть не убил командира, но при погиб сам, попав под солнечный свет.
  • «Batman: The Animated Series» — Ра’ас аль Гул. В одной из серий попытался воскресить древнеегипетскую чёрную волшебницу, надеясь причаститься её мудрости и силы и сделаться непобедимым. Пал бы жертвой Парадокса, если б не Бэтмен.
  • «Гарри Поттер» — Пожиратели Смерти же, стремящиеся к воскрешению Лорда Волдеморта. Многим удалось избежать Парадокса, Хвост даже, на первый взгляд, оказался в выигрыше, получив в награду серебряную руку. Парадокс ему аукнулся позже, когда рука его задушила. А Люциусу Малфою такое обошлось в годы жизни в страхе.
  • «Непобедимая команда суперобезьянок» — ведьма Селина и бывший лидер команды вернее его клон Мандарин почти весь 4 сезон занимаются возрождением Короля-Скелета. В итоге всё проходит успешно, правда, Селину «в благодарность» уничтожают, а вот Мандарин возвращается на должность дракона. Должен был быть ещё как минимум 5 сезон — финал на это намекал, но сериал отменили.
  • «Путь отступника» Энди Чэмберса — группа заговорщиков из числа недовольных правлением тирана Коморры Аздрубаэля Векта задумали воскресить Эль’Уриака — уничтоженного 3000 лет назад заклятого врага Векта. Воскресить-то воскресили, вот только под личиной Уриака скрывался демон, изгнать которого удалось дорогой ценой.
  • «Мумия возвращается».
  • «Скуби-Ду и призрак ведьмы» — злодей вызвал из заточения древнюю могущественную ведьму, надеясь, что она поделиться с ним своей силой. Зря он это сделал, очень зря.
  • «Скуби-Ду: Мистическая корпорация» — Профессор Перикл призвал древнее зло из заточения в своё тело. Парадокс: оно поглотило Перикла.
  • В. Высоцкий, «Зарыты в нашу память на века…» «В минном поле прошлого копаться Лучше без ошибок, потому Что на минном поле ошибаться Просто абсолютно ни к чему.»
  • Сказки, где герой избавляется от своего Лиха и становится успешным, а завистливый сосед освобождает Лихо. Только Лихо, вместо возвращения к прежнему хозяину, поселяется у освободителя.
  • Мать Ученья — Культ Дракона, что Внизу, который хочет выпустить из темницы Первозданного. Зря, ой как зря….
  • Darkest Dungeon - Предок же. Полез откапывать Сердце Тьмы из праздного интереса.