Война по правилам

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« У нас военное предприятие — это в лучшем случае зима, 3 месяца, когда встали реки, замёрзли дороги, слякоти нету, можно куда-нибудь прискакать на коне, взять с собой несколько своих друзей, отлично подраться, потерять двух человек, пятерых взять в плен — ну и в общем, чувствуешь: победил, и по очкам-то я веду! »
— Военный историк Клим Жуков о сражениях раннесредневековой Руси в домонгольский период

Война, ведущаяся по строгим правилам и максимально благородно, без каких либо подлостей и обычно без риска для мирного населения. Долетит до середины Днепра… В смысле — редкая птица. Вот про неё, пожалуй, можно сказать Война — это круто

Основные признаки:

  • Не должно быть ополченцев или насильно согнанных крестьян, только профессионалы: аристократия, наёмники или пожизненные рекруты.
  • Специальный кодекс — может быть писаным или неписаным, главное, что он регулирует основные аспекты войны.
  • Отсутствие намерения истребить врага до последнего человека — бегущих, скорее всего, не станут преследовать, пленных выдадут за выкуп или просто отпустят, а может, и предложат перейти на сторону победителя.

Причины феномена:

  • Всех убивать не выгодно. Грабить и вырезать крестьян может быть весело и просто, но вот кто потом будет работать? Замечательное приобретение в виде куска выжженной земли мало кому было нужно. Поэтому воинские сословия и правители могли договориться о том, чтобы не трогать крестьян, ну или грабить умерено, то есть, простите, фуражировать. Иначе и победитель, и проигравший могут в конце войны оказаться на пепелище без средств к существованию. За знатных же пленников можно требовать выкуп, так что и их уничтожать не разумно.
  • Солидарность воинского сословия. В средние века знатных родов было не так уж много, и соседи друг друга прекрасно знали, могли общаться и почитать друг друга за равных или вообще состоять в дальнем родстве. Случалась вражда между родами или религиозные конфликты, когда убивали всех, кого успевали. Но множество мелких войн велось без обострений вражды, и там не было повода зверствовать, а значит, с пленными и проигравшими обходились мягко. Отдельно стоит упомянуть кондотьерские армии, которые воевали за деньги и чужие интересы, и с вражеской стороны стояли такие же профессионалы. Эта беспристрастность позволяла им договариваться и минимизировать обоюдные потери.
  • Моральные нормы. Кто-то может сказать, что война это дело грязное и беспринципное, но за спинами армий всегда стоят государства, а то и их объединения. С общим развитием идей гуманизма, эти же идеи активно проталкивались в законы, в том числе контролирующие деятельность армии. И в пример можно привести не только Женевские Конвенции, Красный крест, но и даже войны эпохи Наполеона, которые небо и земля в сравнении с ранним средневековьем или античностью.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Алан Александр Милн, «Когда-то давным-давно»: поскольку произведение написано в жанре иронической сказки для взрослых, автор не отказал себе в удовольствии вдоволь поиздеваться над штампами и довести троп до гиперболы — педаль пробивает землю и уходит в нору к Белому Кролику. «После объявления войны вооруженные силы Евралии вступили на территорию Бародии. Как бы ни были накалены страсти, обоим монархам приходилось следовать давним традициям, и, поскольку в прошлой войне последняя битва происходила на территории Евралии, местом первого сражения в нынешней должна была стать Бародия. Поэтому армия Веселунга вторглась в пределы Бародии: в ее распоряжение были предоставлены удобные пастбищные угодья, и под приветственные возгласы местных жителей евралийцы разбили лагерь…»
  • Л. Фейхтвангер, «Испанская баллада». «Тогда и к врагу проявляли куртуазность, хотя бы он и был привержен другому богу. Халиф, ведя осаду, учтиво посылал осаждённой христианской королеве Ураке своего лейб-медика, дабы он облегчил её недуг. А воевали только с понедельника до четверга. На пятницу, субботу и воскресенье объявлялось перемирие, чтобы каждый — мусульманин, еврей и христианин — без помехи мог отпраздновать свой день отдохновения».
  • «Дюна» Френка Герберта — так называемая «Война убийц» еще известная как «Война ассасинов». Во вселенной книги так называется утвержденная Великой Конвенцией (местной конституцией галактического масштаба) форма ограниченных боевых и диверсионных действий. По сути это список разрешенных действий во время того или иного конфликта. Данный кодекс правил ведения боевых действий был принят главой государства, всеми местными аристократами и надгосударственными структурами с целью уменьшения вероятности гибели не замешанных в конфликте сторон — гражданских лиц, или лиц, которых данный конфликт не касается. Объявление «Войны убийц» подразумевает формальное извещение о намерениях.
  • В. Крапивин, «Выстрел с монитора». «Король официально признал мониторы воюющей стороной. Такой хитрый ход принес ему ряд преимуществ. До этого решения неясно было, как поступать с экипажами мониторов, если они попадали в плен (а такое случалось). По правилам их полагалось вешать, как пиратов и мятежников, но жестокости не могли укрепить и без того шаткий авторитет его величества. А захваченные моряки воюющей стороны попадали под действие гуманного закона о военнопленных». «Пленных офицеров монитора форт-майор Дрейк оставил в форте и обошелся с ними по всем правилам военного этикета. — Господа, надеюсь, вы дадите слово не покидать форт и не предпринимать враждебных действий, пока не будут закончены переговоры об обмене и прочие формальности? Благодарю… Нет-нет, кортики оставьте при себе, трофейное оружие мы привыкли брать только в бою. — Их разместили в камерах, но не запертых и обставленных с некоторым комфортом. Вскоре в столовой на квартире командира форта за вполне приятельским столом собрались офицеры-артиллеристы и их пленники. Хлопнули пробки. Да, это были времена, когда в воюющих армиях еще сохранялись остатки рыцарских понятий и правил».
    • «Кроме того, раз есть воюющая сторона, можно не отменять давным-давно введенное военное положение. Управлять страной проще: никакой тебе лишней демократии…»
  • «S.N.U.F.F.» В. Пелевина — войны между БигБизом и Уркаинским Уркаганатом ведутся по извращённым, но правилам. Битвы проходят в строго отведённом месте — арене, именующейся Слава; оркам (жителям Уркаины) категорически запрещёно убивать жителей БигБиза — только их роботов; кроме того, в этой битве происходит «вознесение» орочьего правителя — уркагана забирают на БигБиз, сымитировав его пафосную смерть.
  • Пирс Этнтони, «Сос по прозвищу Верёвка» — все конфликты решаются только в Боевом Круге. Выступление отрядом против отряда возможно… но дерутся все равно один на один, в Боевом Круге.
  • «Ночная Битва» Генри Каттнера — война является уделом специально обученных наёмников, известных как Свободные Солдаты, в то время как подводные города-купола живут мирной жизнью. После битвы победители приходят к городу-нанимателю проигравших, предупредительно «стучат» глубинным бомбами (разумеется, без разрушений!) и забирают необходимый для войны кориум. Среди самих Свободных Солдат крайне подлым считается применение любого атомного оружия (даже банального пистолета!) — за такое убивают свои же.
  • Гиперион Дэна Симмонса — Нью-бусидо. Было создано для уменьшения потерь среди гражданского населения. Кодекс возвращает стратегию и тактику к донаполеоновским принципам нетотальных войн.
  • Повесть Евгения Гаркушева «Жребий»: В альтернативно-историческом мире соглавно международному соглашению «О минимизации людских потерь и ресурсов» все войны проводятся миниатюрном масштабе (по жребию на них отправляется ничтожная доля от имеющихся войск) и под присмотром иностранных арбитров.
  • Цикл о Хонор Харрингтон Дэвида Вебера. Эриданский Эдикт запрещает бомбёжку обитаемых планет и гражданских космических объектов. С другой стороны, планета, потерявшая свой флот и станции обороны, обязана капитулировать, иначе Эдикт на неё не распространяется. Прямое следствие невероятной мощности космического оружия в местной вселенной — один линейный крейсер своими релятивистскими ракетами даже без перезарядки погребов легко может устроить планете ядерную зиму, а уж что с ней наделает соединение супердредноутов…
  • BattleTech — здешние правила войны называются Аресскими Соглашениями, и были подписаны после того, как несколько тотальных войн едва не привели к уничтожению всей цивилизации. У Кланов есть ещё одна разновидность войны по правилам, называется Спором Благородных.
  • «Вид на битву с высоты» Кира Булычева. Хотя враги — безжалостные Выродки, а за спиной — родной Город, бои всё равно ведутся в строго отмеренные боевые часы. Потому что война фальшивая. «Выродки» — такие же люди, ветераны горячих точек, похищенные и оболваненные. Обороняемый Город вообще нарисован на стене, а смысл всего этого — развлекать богатых мразей гладиаторскими боями.
  • Терри Гудкайнд, «Меч Истины» — судя по всему, именно так воюют в Срединных Землях. Во всяком случае, Кэлен подчёркивает, что война без правил, которая ведётся против Имперского Ордена и в которой дети готовят толчёное стекло, чтобы при помощи магии сыпать его в глаза врагам, — именно что исключение.
  • Олег Авраменко, «Сын Сумерек и Света» — в ранней редакции книги был эпизод, когда Артур сравнивал между собой средневековые и современные войны по степени гуманности. И не в пользу последних. И дело даже не в оружии массового поражения: он вспоминает судьбу Жанны д’Арк. Понятно, что англичане жаждали её крови, но она была военнопленным офицером и подлежала возврату за выкуп. Любой другой вариант — непоправимый урон чести Англии. Поэтому была раскручена тонкая интрига с вмешательством инквизиции и обвинением Жанны в ереси. Да, Орлеанскую Деву сожгли, но это же не имеет никакого отношения к войне, не так ли? По мнению Артура, в более поздние века никто даже не увидел бы в этой ситуации какой-то проблемы. Жанну бы нашли «повесившейся» в камере или застрелили «при попытке к бегству».
  • ELLC — божественные табу, т.е. запреты определённых действий богом родственной сферы ответственности, при условии, что действующий делает это осознанно и добровольно. Далее по списку: божество — домен — табу:
    • Аксель — сражения (от дуэлей до войн) — убийства военнопленных (и нонкомбатантов);
    • Солус — солнце — геноцид разумных существ;
    • Зефира — погода и живая природа — экоцид;
    • Лунар — магия (и познание / научный подход) — создание проклятий и проклятых артефактов (аналог магического ОМП);
      • Артефактный завод падшего бога Удара нарушает сразу все эти правила: создаёт техномагические "семена", недобровольно превращающие всех разумных вокруг в големов-марионеток, запрограммированных на геноцид / экоцид органической жизни.

Аниме и манга[править]

  • Last Exile — типичная битва выглядит следующим образом: два летающих корабля становятся друг против друга, затем… нет, не дают полный залп из бортовых орудий, а вместо это на специальной палубе выстраиваются в линию «морпехи», которые затем дают залп из ружей по точно такому же противнику… Помимо самих воюющих сторон, на битве присутствует арбитр из Гильдии.
    • Только не забываем, чем закончилась первая же показанная битва.
  • «Небесные скитальцы». Война ведется ради выгоды корпораций, а потому специально организована так, чтобы не слишком вредить мирной жизни (все военные действия в воздухе, а на поверхности спокойно), но при этом и никогда не заканчиваться. Похоже, что стороны конфликта договорились о правилах и следуют договору.
  • Slayers — война между карликовыми государствами Альт и Баритон, расположенными по разные стороны небольшого пролива. Каждый день, строго в определённые часы, армии обеих стран обстреливают противоположный берег из огромных пушек-бомбард. Пушки из-за своих размеров неподвижны, прицельно стрелять из них тоже нереально, поэтому ядра всегда падают в одном месте и не причиняют больших разрушений. Но с появлением героев всё ожидаемо пошло не так.
  • Five Star Stories - с обоснуем. В какой-то момент обычное оружие стало настолько разрушительным, что в нём пропал всякий смысл - один раз применишь, завоёвывать будет уже нечего. В итоге мейнстримным способом решения межгосударственных тёрок в галактике Джокера стали битвы (или даже дуэли) элитных рыцарей-хэддлайнеров на мортар-хэддах. Впрочем, это не мешает некоторым мортар-хэддам вертеть договоры об ограничении вооружений на двухсотметровых пушках, из которых можно превратить луну в пояс астероидов.

Видеоигры[править]

  • Final Fantasy Tactics Advance — любой, самый судьбоносный конфликт не на жизнь, а на смерть обязательно контролируется могущественным Судьёй. Более того, судья может устанавливать правила, например, не использовать луки или огненную магию. И только попробуй нарушить — оштрафуют или посадят в тюрьму.
  • Mortal Kombat же! Судьба Вселенной решается на строго регламентированном турнире. Правда, силы зла на правила могут и большой болт положить…
    • НО, опять же, это не непосредственно война. Проигрыш в турнире - повод для Внешнего мира ввести в проигравший войска, а уж выйдет это мир завоевать или нет, уже не от результатов Битвы Смертных зависит...
  • Morrowind — для предотвращения крупных разборок между благородными домами был составлен набор правил для ведения войн между ними. Важную роль в нём играет местная организация наёмных убийц Мораг Тонг: для разрешения конфликтов дворяне могут официально (!) заказывать друг друга киллерам, при этом исполнитель получает на руки официальный документ с печатью, который освобождает его от уголовной ответственности за убийство цели. Хотя от классических вооружённых разборок это полностью не избавило, нанять убийцу всё же куда дешевле, чем содержать войско.
  • Spore — существует Галактический Кодекс, нарушать который во время войн нежелательно. Под запрет попадают суперспособности Учёных (мегаволна, уничтожающая всё живое и неживое) и Фанатиков (зомбирование всего населения), а также гигадетонатор — после применения которого планету разносит в клочья. Единственное нарушение похлеще этого — союз с Гроксами, против которого восстанет ВСЯ Галактика!
  • Аллоды Онлайн — достаточно сказать, что после сражения войск Лиги и Империи (если только он происходит не в астрале, где тела погибших растворяются), большая часть погибших спокойно воскресает (а отрубание головы, которое этому может воспрепятствовать, воспринимается всеми как варварство).
  • Emperror: Battle for Dune — когда Гильдия объявила войну трёх домов (Атрейдесы, Харконнены и Ордосы) за Арракис, она поставила три условия: война только на Арракисе, никакого ядерного оружия и конечно же беспрерывный поток спайса! Впрочем, все стороны в итоге «забили» на первое правило, Харконнены — на второе, и только третье правило свято соблюдается. Да и сама Гильдия изначально играла нечестно.
  • The Legend of Heroes: Trails of Cold Steel 2 — гражданская война в Эребонии идет очень цивилизованно, даже солдаты не слишком усердно друг друга мочат, а гражданских вообще не трогают и никаких репрессий на захваченных территориях не следует. Погром в Келдрике становится настолько вопиющим преступлением, что инициатора презирают вообще все.
  • Mount & Blade — к неудовольствию некоторых игроков, война в Кальрадии идет по правилам: лордов не вешают, пленных не убивают, деревни жгут аккуратно, в войска набирают только добровольцев. Двести лет воюют все-таки.
  • 4X-стратегии в той или иной мере содержат определённые правила в алгоритмах ИИ. Например, дурным тоном много где считается нападение без объявления войны или слишком быстро после разрыва мирных договоров и выход из военного союза при угрозе. То есть, на войне это может помочь, но потом никто с вами не захочет иметь дел как минимум.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — во время Великого Крестового похода силы Императора обнаружили планету, населённую ксенорасой ящеров, которые вели войны исключительно по строгим правилам в специально отведённых местах. Когда космодесантники спустились на планету, то не обнаружили в их городах никакого сопротивления — ящеры явились в «места для войны» и ждали людей там, ожидая от них того же поведения. Силы Императора вырезали всех.
    • Внезапно, некроны, начиная с пятой редакции. При всей своей высокомерной невменяемости они вполне пишут перед началом боевых действий ультиматумы (вида «эвакуируйте колонию за месяц или мы всех убьём»), берут командиров в плен и отпускают. Также нечестным считается использовать против признанных благородными противников смертоуказателей и каноптеков — обслуживающие машины гробниц. Впрочем, этих правил придерживается аристократия. А вот криптеки вполне прагматичные генералы, к тому же нередко по должности рулящие этой самой обслугой гробницы… и получающие втык за нарушение своим прагматизмом планов владыки.

Реальная жизнь[править]

  • Индийские «Законы Ману»: крестьянские поля не топтать, некомбатантов не трогать, раненых/обезоруженных/убегающих/сдающихся не убивать, ниже пояса не бить…[1]
  • Намбоку-тё дзидай (Гражданская война между Северным и Южным дворами в Японии) — типичная битва выглядела так. Две половинки одного и того же клана (одна — воюющая за Северный Двор, а другая — за Южный) предварительно договаривались о месте будущей битвы. Затем, собравшись на поле битвы, несколько дней строили полевые укрепления, благородно не мешая друг другу. В день битвы пользовались исключительно лишь самым благородным оружием — самурайским луком… В результате после такой битвы обычно не было ни одного убитого. Тот, у кого раньше кончились стрелы или провиант, объявлял о своём поражении и отступал, а противник благородно не преследовал его.
  • Войны цветов велись по правилам с целью захвата пленных для жертвоприношения. О месте и времени битвы заранее договаривались, метательное оружие было запрещено, а основным оружием были дубинки (в том числе и усеянные лезвиями из обсидиана).
  • Типичная феодальная заварушка в Европе (ну, относительно, конечно). Рыцари сражаются предельно честно, раненых противников не добивают, крестьян война вообще не касается (если им повезёт не быть разграбленными ой-ой, простите, фуражированными[2]). Впрочем, когда воевать приходилось с мужичьём, а то и с еретиком, или, того хуже, с сарацином — тогда правила «хорошей войны» отступали.
    • Хорошим тоном считалось взятие в плен под честное слово дворянина, который, сдаваясь в плен, отдавал свой меч или шпагу, и далее его не обыскивали. Педаль в асфальт, если его даже не связывали, взяв слово не убегать. А вот подлых простолюдинов, в отличие от благородных дворян, обязательно обыскивали и на слово не верили.
    • Впрочем, фитилёк основательно прикручен: по тогдашним меркам сельское хозяйство было самым стратегическим из всех производств, поэтому типичной была картина того, как в поле сражаются большие отряды наёмников и богатых рыцарей, а в это время ополченцы и рыцари победнее кошмарят крестьян с целью истощить вражеские ресурсы.
    • Хороший конь стоил дороже обычной человеческой жизни, и потому благородные в коня как правило старались не бить (обычно).
  • Знаменитое снятие осады с Орлеана Жанной д’Арк продолжалось 10 дней. Де-факто боевые действия длились четыре дня: благочестивая девушка Жанна запретила воевать в праздники и по воскресеньям, а как раз тогда случилась череда праздников. Что интересно, даже англичане не предпринимали боевых действий.
    • Тогдашние англичане — те же католики, так что праздники у них общие. А нарываться на гнев святых и поражение, предпринимая боевые действия в праздничные дни конкретных этих святых, когда даже проклятая еретичка их чтит, дураков нет.
  • У кочевников лошадь считалась священной, но, не как корова у индусов, которую не едят, а как хлеб у русских, который едят. И потому в ближнем бою на холодном оружии по коню старались не бить (хотя, при перестрелках, когда дождь стрел покрывал небо, коням от стрел более чем доставалось).
    • Субверсия, поскольку войной это не считалось: Барымта — набег по правилам у кочевников: на селения не нападать, нон-комбатантов не трогать, оружие только нелетальное (то есть палки), в качестве добычи брать можно только скот (ни пленников, ни вещей брать нельзя). Собственно, объектом такого набега служит стадо скота, охраняемое большим количеством пастухов — как раз на такой случай, и пастухи тоже вооружены палками.
  • Гражданская война в США в целом отличалась достаточно гуманным отношением к нонкомбатантам. Сугубо для примера: в самом кровопролитном сражении гражданской войны, битве при Геттисберге, количество погибших гражданских — 1 (прописью — один) человек, Джинни Уэйд, убитая шальной пулей. В целом известный историк Джеймс МакФерсон полагает, что в войне погибло около 50’000 гражданских, что соответствует соотношению небоевых потерь к боевым приблизительно 1:14 (случившаяся полувеком позже Мексиканская революция уже отметилась соотношением 1:1, и в дальшейшем эта пропорция смещалась только в неприятную для гражданских сторону).
    • По итогам войны люстрировано ровно три человека. Тот самый генерал Ли спокойно до старости преподавал в колледже - это ведь не политическая должность. Когда северянам попался архив разведки конфедератов Линкольн приказал его сжечь не читая, чтобы даже соблазна не было заняться репрессиями[3].
  • Лотар фон Арно де ла Перьер, самый результативный командир субмарины в истории, потопил 193 судна общим водоизмещением 457 179 брт, действуя исключительно в рамках призового права: транспорты останавливались предупредительными выстрелами, производился досмотр груза (у нейтралов), командам давалась возможность покинуть корабль на шлюпках.
  • Осада Ла-Рошели в 1944-45 г. Немецкий гарнизон был блокирован во французском порту Ла Рошель. Осада была поручена силам «Сражающейся Франции» во главе с полковником Шен (не Chien — собака, а Chene — дуб). Французы в бой откровенно не рвались — их больше беспокоила судьба гражданского населения города (около 40 тыс.). В результате 18 октября 1944 было заключено письменное соглашение с германским гарнизоном — наверное, единственное в своём роде за всю Вторую Мировую:
    • Французские войска не вторгаются на территорию обозначенную красной линией (сам город).
    • Немецкие войска не переходят синей линии (к востоку от французских позиций).
    • На территории между красной и синей линиями военные действия ведутся без ограничений.
    • Французы воздерживаются от поддержки Сопротивления и актов саботажа внутри города.
    • Немцы соответственно воздерживаются от разрушения городских и портовых сооружений.
    • Действия авиации (коей у немцев кстати не было) не ограничиваются, но один день в неделю транспортные самолеты с 'большой Земли' пропускаются к городу и обратно.
    • С другой стороны, транспорты для снабжения мирного населения так же должны пропускаться.

На этих условиях гарнизон и жил до апреля 1945 г. Немцев такой расклад устраивал: порт оставался в их руках и не мог использоваться союзниками. Французы тоже на подвиги не рвались. Внутри 'разрешенной зоны' велись бои местного значения, молодецкие налеты на отдельные посты… Вероятно, война Ришельё с гугенотами в этих местах велась в свое время более серьёзно.

  • С фитильком: воздушное противостояние советских Ли Си Цынов и их американских (впрочем, правильнее писать «ооновских») визави в период войны в Корее (1950-53), пусть и вынужденно, но всё же несло отпечаток неписаных рыцарских законов. Поскольку СССР официально участия в войне не принимал, главное, что требовалось в ходе «братской помощи» — не запалиться не дать повода усомниться в нейтралитете; соответственно, железным требованием для наших лётчиков оставалось, в числе прочего, не попасть в плен.[4] Отсюда правило: летать и атаковать врага только в строго установленных зонах (та самая «аллея МиГов»), ни в коем случае не пересекать границу и не залетать за береговую черту (упавшего в море лётчика с вероятностью 99 % подберут американцы — касалось и своих, и чужих). Обе стороны об этом прекрасно знали (знали, естественно, и о том, что под видом «китайских добровольцев» воюют советские пилоты, но клали болт) и границы этих зон сослужили службу для асов обеих сторон. Ну и характерный серебряный окрас МиГов, в общем-то, шёл тем же тропом — яркое солнечное отражение «засвечивало» их издалека, давая возможность ооновским лётчикам сразу отвернуть, не вступая в бой… если была возможность. «Дрались те, кто хотел драться» © С. Крамаренко.
    • Что характерно, на корейцев и китайцев, которые в этом контексте получили незавидную роль сарацин, все эти правила не распространялись, в лучших традициях средневековой сословной морали — так что они прагматично пользовались камуфляжем для истребителей и прочими методами «нормальной» войны.
  • Международные соглашения с целью приблизить реальность к сабжу:
    • Женевские конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (1864 и 1906 г.)
    • Гаагские конвенции 1899 и 1907 г., ограничивающие методы ведения войны. Какие-то положения этой конвенции более-менее соблюдаются (неприменение разрывных и экпансивных пуль[5], отравленного оружия, химического оружия, ослепляющего оружия), другие — игнорируются (запрет противопехотных мин, кассетных и зажигательных боеприпасов[6]). Предписанный конвенцией запрет на метание бомб с летательных аппаратов игнорируют все.
    • Женевская конвенция 1929 г. об обращении с военнопленными. Нацистская Германия злостно игнорировала её по отношению к СССР. Антисталинисты обвиняют в этом ИВС, который решил не присоединяться к конвенции. Их оппоненты считают, что это не основание не соблюдать: ведь сама-то Германия её подписала, а текст Женевской конвенции прямо предписывает одинаково обращаться со всеми пленными, независимо от того, подписала их страна конвенцию или нет! Тем более что СССР принял постановление, которое повторяло конвенцию с некоторыми отличиями, и в общем и целом по мере сил своей надорванной экономики старался их соблюдать. За исключением норм, касающихся разного обращения с рядовыми и офицерами: СССР было реально пофиг, кто там попался в плен, всех ждала примерно одна судьба. Впрочем, старших офицеров и генералов содержали во вполне приличных условиях. В том числе и с расчётом на вступление их в антифашистский «Союз немецких офицеров».
    • Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны:
      • I — об улучшении участи раненых и больных в армиях.
      • II — об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море.
      • III — об обращении с военнопленными.
      • IV — о защите гражданского населения во время войны.

Примечания[править]

  1. При этом в «Махабхарате» Пандавы побеждают исключительно потому, что четырежды подло нарушают правила войны. ЧСХ, во всех четырёх случаях — по совету Кришны, который для кришнаитов — идеальный герой (хотя по поводу описываемых событий даже его брат Баларама в лицо называет его подлецом, на что получает невозмутимый ответ: «А если бы не мои подлости — Пандавы бы не выиграли!») И потому для кришнаитов лгать и обманывать — естественно! Как сказал нам господь Кришна: «Если для торжества справедливости нужно скрыть правду, то и ложь становится правдой».
  2. Впрочем, существовали и понятия, где кончается фуражирование и начинается грабёж.
  3. За что и поплатился, застрелил его именно бывший разведчик
  4. Самой известной жертвой этого условия стал Евгений Стельмах: он был сбит над нейтральной территорией и, будучи обнаруженным местными жителями, предпочёл застрелиться, поскольку не знал, кто перед ним — «свои» корейцы или нет. Указом от 10 октября 1951 года Стельмаху было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
  5. Только в боевых действиях; на полицейские операции запрет не распространяется.
  6. Эти запреты поддерживают почти все европейские государства, и дружно игнорируют Россия, США, Китай, Израиль, Индия, Пакистан и прочие активно воюющие государства.