Война Алой и Белой Розы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Не дай вам Бог родиться
При Генрихе Шестом!
»
А. Городницкий, «Песня крестьян»

Война Алой и Белой розы, или попросту Война роз — гражданская заваруха, имевшая место в Англии XV века (1455—1468, буквально через пару лет после Столетней войны, так что ветераны последнего этапа Столетней войны в солидных количествах махались на обеих сторонах) между двумя ветвями рода Плантагенетов за английской престол. Алая роза была символом дома Ланкастеров[1], белая — дома Йорков. По итогам заварухи Плантагенеты кончились вообще, а на английский трон сели Тюдоры[2].

Поскольку на территории Англии было существенно меньше войн, чем в не таких островных европейских странах, эта произвела на англичан глубочайшее впечатление и отразилась во многих произведениях массовой культуры. К тому же в этой войне полностью погибло больше половины английских аристократических родов (и тут у нее нет равных среди любых европейских), что, помимо усиления впечатления («выбиты» оказались те, кто создавал общественное мнение), привело к существенному изменению структуры английского общества (для средневековых войн тоже весьма нехарактерное явление).

Как всё начиналось[править]

Жил да был король Эдуард III. Он начал Столетнюю войну и основал Орден Подвязки, но песня не об этом. А о том, что он был счастливо женат и со своей милой женой Филиппой Геннегау родил семерых сыновей:

  • Эдуард «Чёрный принц» — вырос, стал лихим воякой, родил сына Ричарда, умер раньше отца.
  • Лионель Антверпентский[3] — вырос, уехал в Ирландию, родил дочь Филиппу.
  • Джон Гентский (ака Джон Гонт) — вырос, женился на Бланш Ланкастер, получил через неё, соответственно, герцогство Ланкастерское. Как уже догадался проницательный читатель, он и стал основателем ветви Ланкастеров. Прославился как выдающийся полководец - потерпел поражение аж в самой Испании.
  • Эдмунд Лэнгли — вырос, стал герцогом Йоркским. Да, проницательный читатель, ты прав, от него пошёл дом Йорков.
  • Томас Видзорский (умер ребёнком).
  • Вильям Виндзорский (умер ребёнком).
  • Томас Вудстокский — вырос, поссорился со своим племянником королём Ричардом (сыном Чёрного принца), был убит, возможно, по его приказу.

Там ещё и дочки были, но заваруха началась не из-за них.

В общем, вроде начиналось всё чинно-благородно: есть старший сын Чёрный принц, законный наследник престола, у него тоже есть сын Ричард, законный наследник престола, но если случится какая беда и эта линия пресечётся, то есть младшая ветвь — Лионель и его дочь Филиппа (да, в Англии женщина могла унаследовать корону, если осталась единственной наследницей), а если и она пресечётся, то есть Джон Гонт, который женился три раза и, помимо старшего сына Генриха, умудрился сообразить нескольких дочерей и сыновей-бастардов от любовницы Катерины Суинфорд, которых он в конце концов узаконил под фамилией Бофоров. То есть, кроме просто Ланкастеров, были ещё и Ланкастеры-Бофоры. Это важно[4]. Затем идет Эдмунд и двое его сыновей, Эдуард Йоркский и Ричард Кембриджский. Потом — Томас и его сын Хамфри.

В общем, казалось бы, генеалогическое древо Плантагенетов весьма раскидисто, и усыхание ему не грозит.

Беда подкралась незаметно[править]

Ричард II был так себе король[5]. Как только он достиг совершеннолетия, тут же начал ссориться со своими дядями-регентами, Джоном Гонтом и Томасом Вудстоком, и даже вроде как заказал дядю Тома. А когда умер Джон Гонт, он лишил наследства его сына, своего кузена Генриха Болингброка. Генрих не стерпел, восстал, а поскольку воевал он лучше Ричарда, то сумел его спихнуть с престола и заточить в тюрьму, где Ричард довольно скоро помер.

Итак, Генрих захватил корону и стал не просто Генрихом, а Генрихом IV… Но мы-то помним, что он старший сын третьего сына! И впереди его в очереди на трон — Филиппа, дочь Лионеля, а точней, её сын — Роджер Мортимер! А у Роджера есть сыновья — Эдмунд и опять же Роджер!

Узурпатор, сказали люди добрые Генриху. Ага, узурпатор, попробуй меня скинь, ответил Генрих.

И попробую, сказал Генри «Горячая шпора» Перси, женатый на сестре Роджера Мортимера. Спихну тебя и посажу на трон законного наследника, моего племянника Эдмунда.

Умри, сказал Генрих будущий Пятый. И Перси умер в битве при Шрусбери, а Эдмунда взяли воспитанником-заложником к королевскому двору. Что интересно, ни травить его, ни морить каким-то другим образом не стали, и это характеризует Ланкастеров как людей, в общем и целом, порядочных. Со своей стороны Эдмунд платил лояльностью.

А вот Ричард, который Кембриджский, который сын герцога Йоркского, лояльным не был. Он был женат на сестре Эдмунда и мутил заговор в его пользу[6], чем поставил его в страшно неловкое положение. За этот заговор Ричарду сняли голову, но у него остался четырёхлетний сын, тоже Ричард, за которым сохранили титул и земли (что опять-таки характеризует Ланкастеров как людей в основном порядочных). А Эдмунд умудрился так и не сообразить детей, так что его права на английский престол перешли после его смерти к его сестре, а через неё — к вот этому самому Ричарду, сыну мятежного обезглавленного Ричарда Йоркского.

И получилось, что Ричард, 3-й герцог Йоркский, через отца — правнук Эдуарда ІІІ, а через маму — его же праправнук. И прав на престол у него таким образом вроде как больше, чем у Генриха VI, внука узурпатора-Ланкастера.

Но качать эти права он начал далеко не сразу, а только после того, как оказалось, что Генрих VI нетвёрд мозгами, а других наследников у Ланкастеров нет. Так вышло, что все четверо сыновей узурпатора Болингброка оказались не шибко плодовиты. Прямо скажем, не в дедушку.

На беду Ричарда, с мозгами (а также волей и характером) всё в порядке было у жены Генриха VI, Маргариты Анжуйской. И она не собиралась сидеть за пяльцами, пока её мужа сгоняют с престола.

И всё заверте…[править]

Ричард поначалу вовсе не хотел бодаться за корону. Он через браки и удачные смерти старших родичей унаследовал кучу земель ещё ребенком и со школьной скамьи стал одним из выдающихся магнатов Англии. С таким «приданым» его воспитатель Ральф Невилл, граф Уэстморленд, его никуда не отпустил, а женил на своей младшей дочери Сесиль. С таким воспитателем Ричард вырос верным продолжателем дела Ланкастеров, воевал во Франции десять лет безвылазно. А пока он воевал, Ланкастеры, которые просто Ланкастеры, умудрились поссориться с Ланкастерами, которые Бофоры. Точнее, не так — собственно Ланкастеры умерли все, кроме младшего Хамфри, а его Бофоры быстренько оттеснили от власти, состряпав донос на его жену — мол, занимается ведьмовством и мутит против короля. Бофоров на тот момент возглавлял кардинал Генри Бофор, который осудил Жанну: опыт по обращению с ведьмами у него был. Сжечь леди Элеанор не сожгли, но приговорили к разводу и пожизненному заключению. Хамфри не вынес такого несчастья и умер. Теперь ничто не мешало Бофорам петь молодому королю в оба уха о мире с Францией, а француженке-королеве — им подпевать.

Ричард, узнав про такие дела, вернулся из Франции и накатил на родичей: что за фигня, Бофоры? Бофоры посоветовались с Тюдорами (см. раздел «Бофоры и Тюдоры») и заслали Йорка усмирять вечно бузящую Ирландию.

Пока тот был в отъезде, с королём случился приступ кататонии, и срочно начали назначать регентский совет. Бофоры категорически не хотели пускать туда Йорка, что было совсем уже свинством: как это не пускать такого магната, наследника престола (сыновей у Генриха всё никак не получалось) и лорда-протектора Англии? Йорк качнул права, его пустили в Совет, и оказалось, что его поддерживает большинство, потому что Бофоры-Тюдоры всем как-то надоели.

А потом у короля случилось просветление, а у королевы — беременность. И когда родился мальчик, Йорка погнали — не нужен.

Вот тут Йорк обиделся всерьёз и взялся за оружие. Нет, на корону он всё ещё не претендовал, а просто хотел восстановления в правах.

Битва при Сент-Олбансе[править]

Считается первой битвой Войны роз, но на самом деле стычки между родичами и сторонниками Ричарда Йорка и родичами-сторонниками Бофоров начались раньше. Поскольку они носили характер обычных феодальных потасовок из-за мельницы у брода (пользуясь раздором в королевском семействе, остальное дворянство принялось выяснять отношения), никто им особого значения не придавал. И битва при Сент-Олбансе планировалась как такая потасовка из-за мельницы у брода: Ричард собирался захватить короля и заставить его восстановить себя в правах. Ну что, получилось. Захватил и восстановил. После чего несколько расслабился.

Реванш: битва при Ладфордском Мосту[править]

Но Маргарита Анжуйская не собиралась сидеть сложа руки. Она созвала под свои знамёна Перси, которые давно враждовали с Невиллами, роднёй по жене и сторонниками Йорка. Перси были кланом многочисленным и воинственным, а вековая вражда усугубилась тем, что двое Перси погибли при Сент-Олбансе. В общем, при Ладлоу Йорки-Невиллы получили по шее и удрали в Кале, коннетаблем которого на тот момент был Ричард Варвик, будущий делатель королей. Там они собрали силы и вернулись в Англию. Вот с этого момента Йорк начинает уже бороться за корону.

Битва при Нортхэмптоне[править]

При Ладлоу Йорки проиграли из-за массового перебежничества войска и отдельных командиров на сторону Ланкастеров. При Нортхэмптоне перебежчик лорд Грей, командующий правым флангом, помог им выиграть. Йорк опять взял короля в плен и заставил подписать Акт Согласия, по которому он так и быть, остается королём, но вот передать корону сыну уже не может, а передаст её Йорку и его потомкам.

Битва при Уэйкфилде[править]

Королева с маленьким сыном убежала в Уэльс к Тюдорам и опять собрала там войска против Йорков. И в битве при Уэйкфилде Ричард Йорк был убит, Ричард Невилл, граф Солсбери, был убит, его сына взяли в плен и казнили. Отрубленные головы в бумажных коронах выставили людям на посмотрение (кто сказал «Джоффри»?). Всё, после этого война пошла на полное уничтожение противника.

Битва при Мортимерс-Кросс[править]

Сын Ричарда Йорка, юный Эдуард, в битве при Уэйкфилде не участвовал, так как шёл на перехват войску Тюдоров из Уэльса. Перехватил, разбил, взял в плен Оуэна Тюдора, а когда узнал о смерти отца — отрубил ему голову.

Битва при Таутоне[править]

Это было самое большое и кровопролитное сражение всей Войны роз. Эдуард спешился и лично рубился в первых рядах, чтобы воодушевить солдат. Лучники осыпали противника градом стрел, спровоцировали наступление, а когда оно захлебнулось, стали наступать сами, продолжая обстрел выдернутыми из земли вражескими стрелами. Ланкастерцы бросились бежать, началась давка, йоркисты дорезали бегущих, а при попытке переправиться через реку утонуло столько народу, что река оказалась запружена. Маргарита с сыном бежали, короля заточили в Тауэр, Эдуард короновался в Лондоне как Эдуард IV.

Битва при Хексеме[править]

Остатки сопротивления Ланкастеров возглавил Генри Бофор, герцог Сомерсет. Сначала он получил королевское прощение и перешёл на сторону Йорков, но потом снова переменил знамёна. Этого ему уже не простили и после того, как Варвик разбил его и захватил в плен, его казнили.

Битва при Барнетте[править]

Тут Эдуард IV сам себе подгадил так, как ни один враг бы не сумел. Пока Варвик вёл переговоры с французским королём насчет женить его на савойской принцессе, Эдуард взял и женился на Элизабет Вудвилл, вдове лорда Грея (которая потому и стала вдовой, что её муж погиб, воюя за Ланкастеров). Что Эдуард в принципе не умеет ходить застёгнутым, все знали (кто сказал «Роберт Баратеон»?), но вот так чтобы взять и жениться — это было внезапно (Кто сейчас крикнул «Робб Старк»?).

  • С другой стороны, это мог быть и рассчитанный политический ход. Во-первых, король проявил патриотизм — взял в жёны англичанку. У нас тут уже недавно была королева-француженка (ну как была — собственно, и до сих пор никуда не делась) — спасибо, больше не надо. Во-вторых, она из ланкастерского лагеря — тем самым Эдуард показал, что гражданская война закончена, и для него нет разницы между бывшими йоркистами и ланкастерцами, они все в равной мере его подданные. В-третьих, король подчеркнул: он женится, на ком августейше соблаговолил жениться, а не на ком велел Уорвик. Так что не всё так однозначно.

Варвик обиделся и перешёл на сторону Ланкастеров. У Эдуарда все верные войска были в разгоне, так что пришлось ему с младшим братом Ричардом (ага, тем самым) бежать в Гаагу. Но Эдуард не остался в долгу и в битве при Барнете разбил войско своего бывшего верного союзника. Варвика зарубили при попытке к бегству.

  • Точнее, по поводу скандальной женитьбы Эдуарда у них с Уорвиком действительно состоялся крупный разговор. Но до окончательного разрыва дошло позже, когда Эдуард поддержал бургундского герцога Карла Смелого в конфликте с Людовиком XI. Молодой воинственный король надеялся отыграться за Столетнюю войну, а Уорвик выступал за соблюдение мира с Францией. Делатель Королей зашёл так далеко, что публично отрицал законность происхождения Эдуарда, утверждая, что мать родила его от связи с простым солдатом. Таким образом, права на престол переходят к брату Эдуарда Джорджу, герцогу Кларенсу, а он — так уж случайно совпало — женат на старшей дочери Уорвика. После такого возможности для примирения у обеих сторон были отрезаны.

Битва при Тьюксбери[править]

Через две недели после битвы при Барнете Маргарита Анжуйская решила дать последний и решительный бой йоркистам. Всё кончилось для неё плохо: юный сын, наследник престола Ланкастеров, погиб в этом бою, последний из Бофоров был взят в плен и казнён, сама она тоже попала в плен, но, как даму, её казнить не стали. В целом со смертью юного Эдуарда, принца Уэльского, дело Ланкастеров казалось окончательно проигранным и потеряло смысл. Вскоре умер в заточении и Генрих VI (или, что представляется более вероятным, его умерли).

Последствия[править]

Эдуард наконец-то прочно уселся на трон, и все выдохнули. Казалось бы, династической чехарде конец. А вот фиг.

Во-первых, брат короля герцог Кларенс в очередной раз решил сыграть в престолы в свою пользу. Но поскольку он был непроходимый дурак, то запалился, попался и был приговорён к смертной казни, которую провели в тихой семейной обстановке. По легенде, Кларенса утопили в бочке с мальвазией.

Во-вторых, сам Эдуард с окончанием войны расслабился, запил, начал опять бегать по бабам и как-то внезапно ещё не старым преставился.

После него остались двое здоровых крепких сыновей, но вот незадача: едва их батюшка преставился, как епископ Шоу объявил, что они и их старшая сестра Элизабет являются незаконными, поскольку до женитьбы на их матери их отец уже был женат на леди Элеонор Батлер, дочери графа Шрусбери. С одной стороны, это слишком смахивало на интригу Ричарда, который решил, что королём быть лучше, чем регентом, а с другой — с Эдуарда бы сталось. Он, чтобы забраться под желанную юбку, не останавливался ни перед чем, даже перед женитьбой.

  • К тому же, по имеющимся документам, Ричард был совершенно не готов к такой новости — на коронацию племянника он явился с небольшой свитой и после заявления Шоу вынужден был срочно собирать войска с бору по сосенке — его собственные части находились на севере и не могли прибыть в Лондон быстро.
  • Однако тонкость в том, что действия Ричарда в любом случае были узурпацией. Да, Эдуард действительно женился на Элизабет Вудвилл без предварительного оглашения, и вполне возможно, что он тогда уже был обручён (а не женат — этого никто и не утверждал) с Элеонор Батлер. Но, извините, вопросы законности браков и деторождений относились к ведению церковных инстанций, а вопросы очерёдности престолонаследия — к ведению парламента. Однако Ричард даже не обращался ни туда, ни туда (да парламента тогда и не было, его новый состав собрался только в 1484 году, уже после коронации Ричарда). Нужно ведь было всесторонне рассмотреть дело, дать возможность другой стороне представить свои аргументы. А вот так просто заявить: «Я король, и всё тут!» (между прочим, наплевав на свою недавнюю присягу на верность Эдуарду V) — это и есть узурпация.
    • По уму, насчёт законности королевского брака следовало бы запросить Рим. Но Ричард (который после разгрома клана Вудвиллов фактически уже правил Англией), видимо, не рискнул это сделать, поскольку тогдашний папа Сикст IV был товарищем весьма непредсказуемым.

Принцев до выяснения отправили в Тауэр (бывший в то время не столько тюрьмой, сколько резиденцией), и как-то они совсем пропали из виду. Ричард тем временем короновался. И вскоре умерли от туберкулёза его жена и маленький сын. Нет, никаких шекспировских инсинуаций мы тут не потерпим, жену он любил и очень горевал.

И тут на сцену выходит Генрих Тюдор. Кто он вообще такой и откуда взялся?

Тюдоры + Бофоры[править]

Про Бофоров мы помним: это внебрачные дети Джона Гонта и Катерины Суинфорд. Ричард ІІ их узаконил, Генрих IV подтвердил этот акт, с поправкой: на престол они права не имеют и из линии престолонаследия исключаются.

  • Джон Бофор, 1-й граф Сомерсет.
  • Генри Бофор, епископ Винчестерский и кардинал, тот самый, который осудил Жанну и затравил своего двоюродного племянника Хамфри.
  • Томас Бофор, герцог Эксетер — его линия прервалась, аминь.
  • Джоанна Бофор, вышла замуж за Ричарда Невилла, графа Уэстморленда. Сесили, жена Ричарда Йоркского и мать королей Эдуарда IV и Ричарда III — её дочь. Варвик, «делатель королей» — её внук от старшего сына Ричарда.

Но нас больше интересует Джон Бофор, старшенький. Он женился на племяннице короля Маргарет Холланд и зачал с ней шестерых детей. Первый его сын, Генри, погиб на Столетней войне, не оставив детишек, и титул графа Сомерсета унаследовал второй его сын, тоже Джон. Его кузены-Ланкастеры подняли до герцога, он тоже принял участие в Столетней войне — неудачно, как полководец был ни то ни сё, попал в плен, выкупился — и женился на Маргарет Бошан из Блетсо. Она уже была вдовой с семью детьми, в т. ч. сыновьями, которые наследовали всё имущество отца, так что тут, наверное, была большая любовь. Но продлилась она недолго, Джон Бофор впал в немилость, был обвинён в измене и то ли покончил с собой, то ли умер от болезни. От него у Маргарет была единственная дочь, тоже Маргарет.

Когда Маргарет Бофор достигла то ли 12, то ли 14 лет, её выдали замуж за Эдмунда Тюдора, графа Ричмонда.

Кто такой был Эдмунд Тюдор?

В 1421 году, когда Генрих V заключил «мир в Труа», по которому его признавали королем Англии и Франции, он для подкрепления своих претензий женился на Екатерине Валуа, дочери окончательно спятившего к тому времени Карла. От этого брака родился Генрих VI, злополучный последний король ветви Ланкастеров. Но Генрих V вскорости помре, и Екатерина осталась одна при английском дворе, всем чужая и никому не нужная. От воспитания сына её устранили, вернуться на родину не позволили, замуж во второй раз выйти не дали, и утешил её только молодой красивый камерист Оуэн Тюдор, валлиец, а не англичанин. Вот от этого утешения и родились Эдмунд и его брат Джаспер. Сначала Ланкастеры держали обоих в отдалении от двора, но потом они все закончились, на первые места выдвинулись Бофоры, и братьев призвали ко двору короля (их брата по маме), признали законными, пожаловали титулами и сосватали им выгодных невест. Так Эдмунд Тюдор стал графом Ричмондом и мужем Маргарет Бофор.

Своего первого и единственного ребенка Генриха она родила то ли в 13, то ли в 14 лет. Роды были тяжёлыми, она чуть не умерла, Генрих чуть не умер, а тут ещё беда случилась — Эдмунд, воевавший на стороне Ланкастеров, попал в плен и умер в заточении от чумы.

Когда дело Ланкастеров провалилось окончательно, Тюдор вместе со своим дядей Джаспером эмигрировал во Францию. Про престол он тогда и думать не думал: и по отцовской, и по материнской линии он происходил от незаконных связей, хоть и узаконенных постфактум. Но когда и Йорки сошли на нет, остался один бездетный Ричард с его паршивой репутацией (впрочем, в стране короля любили и можно найти в хрониках отображение этого факта), мама, оставшаяся в Англии и снова вышедшая замуж, начала усиленно подталкивать Генриха: а давай! Ничего лучше, чем этот дважды потомок бастардов, у Ланкастеров всё равно не было.

Ну, Генрих и дал. Высадился в Уэльсе, набрал сторонников, разбил Ричарда III (личная эмблема — кабан) в битве при Босворте, где тот стал одним из трёх королей Англии, погибших в бою (после Гарольда II, убитого при Гастингсе, и Ричарда I Львиное Сердце), женился на последней наследнице Йорков, принцессе Элизабет, и стал королём Генрихом VII. В гербе он поместил розу с алыми и белыми лепестками — типа, в своей особе примирил Ланкастеров с Йорками. Причем для пущей законности он отменил парламентский акт о признании детей Эдуарда IV незаконнорожденными (без чтения). Конечно, эта отмена автоматически делала старшего из мальчиков королем, так что есть вполне логичная версия, что это Генрих сперва тихомолком убрал обоих принцев, а потом уже были отмена акта и женитьба на Элизабет. Точных данных нет — ну не доверять же Томасу Мору, который в качестве источника информации ссылается на случившуюся два десятка лет спустя исповедь…

Есть, кстати, информация, что Генрих провернул такой финт — объявил постфактум начало своего правления за день до Босвортской битвы. Что дало повод объявить ВСЕХ, кто сражался на стороне законного на тот момент короля Ричарда изменниками, конфисковать имущество и так далее.

Прочие последствия[править]

То, что в войне перебили цвет рыцарства, дало шанс части йоменов получить дворянство, дававшееся им с целью быстрого восполнения потерь рыцарства. Сами йомены были недобитыми при норманнском завоевании потомками англо-саксонской знати, и как следствие занимали промежуточное положение между дворянами и простолюдинами. Так что до войны Роз дворянство и аристократия состояли из норманнов, а англо-саксы были простолюдинами и йоменами. После же, англо-норманнская аристократия наконец-то стала английской в полном смысле слова — ушли в прошлое галломания и презрение ко всему «не-норманнскому», вместо этого появились патриотизм и национальное самосознание.

Кроме того, резкое ослабление и уменьшение численности аристократии, с одной стороны, стало причиной усиления королевской власти и началом английского абсолютизма, а с другой — открыло новые возможности для т. н. «третьего сословия», особенно его верхушки — купцов и буржуазии, которые начали усиливать своё влияние на власть с каждым годом. Тем самым, было положено начало процессу смены общественного строя с феодального на капиталистический, конечным этапом которого полтора столетия спустя станет Английская революция. Неудивительно, что англичане оценивают Войну Роз как событие, окончательно подведшее черту под Средневековьем в Англии.

Список норманских фамилий переживших эту войну: w:en:Anglo-Normans#Anglo-Norman families. И это на всю многомиллионную Англию!

Тропы[править]

  • Бастард — Бофоры и Тюдоры.
    • Если епископ Шоу сказал правду — Тауэрские принцы и их сестра.
  • Безумный король — Генрих VI.
    • На взгляд автора правки, он ближе к глупому королю. Особых безумств на троне Генрих не творил, зато его глупость была очевидна всем, и не вертел им только ленивый.
      • Безумие бывает разным. Не все безумные буйные, многие (и даже большинство) тихие.
  • Вечная загадка — судьба Тауэрских принцев.
  • Выиграть войну, проиграть мир — Эдуард Йорк, кодификатор. Не успел толком сесть на трон, как пьянками-гулянками свел себя в могилу.
    • С прикрученным фитильком, поскольку в качестве короля мирного времени Эдуард показал себя более чем недурственно — особенно после реставрации 1471 года, Барнета и Тьюксбери, когда он окончательно утвердился на троне. Тогда в стране настал прочный мир, Англия переживала экономический и культурный расцвет (помимо прочего, именно во второй период царствования Эдуарда началась история английского книгопечатания). Но насчёт пьянок-гулянок — святая правда. Кто знает, как сложилась бы история Англии, если бы Эдуард вёл более здоровый образ жизни и протянул ещё десяток-другой лет?
  • Делатель королей — Ричард Невилл, граф Варвика. Он реально звался «Warwick Kingmaker».
  • Злая королева — во многих произведениях Маргарита Анжуйская.
    • Маргарите Бофор в книгах тоже досталось. Гнобила и Елизавету Йорк, и Маргарет Поул-Кларенс (кузину этой самой Елизаветы), и Екатерину Арагонскую (на тот момент — еще инфанту Каталину). По версии Филиппы Грегори, именно по ее приказу убили Тауэрских Принцев.
  • Историю пишут победители: Ричарда III изрядно очернили историографы Тюдоров. Да и Шекспир подсобил.
    • А вот Филиппа Грегори ему наоборот, польстила. Хотя лестью это не назовешь — скорее, отрицание приевшихся исторических мифов. Объективно, резона убивать принцев у Ричарда не было, так как к моменту коронации они оба были изолированы от родни королевы, Риверсов и Греев, а также исключены из линии наследования как бастарды.
      • Филиппа Грегори снимает с Ричарда только одно обвинение — в убийстве племянников. Узурпация трона, бессудная расправа над Уильямом Гастингсом и родственниками королевы — всё это никуда не делось (да и не могло деться, поскольку эти события описаны в исторических источниках и ни у кого сомнений не вызывают).
    • Среди историков существует мнение, что и сама Война Роз по масштабам жертв и разрушений была сильно преувеличена тюдоровской пропагандой XVI века: «Вот от какого кошмара Тюдоры спасли несчастную страну!». На самом же деле особого кошмара не было: большинство англичан как жило до начала войны, так и продолжало жить, не слишком обращая внимание на эту верхушечную разборку.
  • Кармическое возмездие — исход этой войны именно этим и выглядит. Династия Плантагенетов предъявила претензию на престол Франции после смертей бездетных сыновей Филиппа IV Красивого и в течение более 100 лет её представители грабили и пытались расчленить Францию. Сначала закончились Плантагенеты, потом — их побочные ветви, и престол заняли «седьмая вода на киселе» Тюдоры, попутно же в ходе междоусобных воин была вырезана львиная доля англо-норманнской аристократии.
  • Ловелас нарвался: Эдуард IV нарвался сначала на Элизабет Вудвилл, потребовавшую «Сначала свадьба, а потом остальное», а потом на Варвика, которому он обгадил этой свадьбой дипломатическую победу.
  • Самозванец: после интронизации Генриха Тюдора было несколько выдававших себя за «выживших тауэрских принцев».
  • Самоуверенный мерзавчик — Варвик.
  • Серый кардинал — не такой уж серый, если говорить о Генри Бофоре.
  • Хроническое спиннокинжальное расстройство — герцог Кларенс.
    • Варвик же!

Произведения по мотивам[править]

  • Шекспир, «Генрих VI» и «Ричард III».
    • А в других пьесах-хрониках Шекспира описана предыстория всего этого безобразия. Например, в «Ричарде II» Генри Болингброк, он же будущий Генрих IV Ланкастерский, свергает Ричарда II и сам восходит на трон. А в пьесе «Генрих IV, часть первая» принц Хэл, будущий Генрих V, побеждает мятежного Генри «Горячую Шпору» Перси.
  • Джозефина Тэй, «Дочь времени».
  • Р. Л. Стивенсон, «Чёрная стрела».
  • Есть мнение, что Вестерос времён игры престолов — СФК Англии эпохи Войны роз. А Старки и Ланнистеры — толстый намёк на Йорков и Ланкастеров соответственно. Мартин сам признался, что имел в виду Войну роз. В любом интервью.
  • Юрий Нестеренко, «Приговор»: Йорлинги и Лангедарги — очевидная отсылка к Йоркам и Ланкастерам, а некоторые эпизоды войны Льва и Грифона дублируют реальные события войны Алой и Белой Розы.
  • Цикл Филиппы Грегори «Война кузенов», а также его экранизации «Белая королева» (BBC One) и «Белая принцесса» (Starz). ПоВы книг — Жакетта Риверс, Елизавета Вудвилл, Анна Невилл, Маргарита Бофор, Елизавета Йорк, Маргарет Поул.
  • Алькор, «Война Роз». Субверсия: сеттинг — эклектика, присутствуют как минимум пираты и гражданская война в России, а возможно, и Октябрьская революция и Одесса.
  • «Свет и тень» — противостояние между Макгрегорами и Дюкайнами, произошедшие за триста лет до событий основной истории, явно списывалось с войны Роз.
  • Кир Булычёв, «Принцы в башне» - Алиса Селезнева на машине времени отправляется в прошлое, чтобы выяснить судьбу Тауэрских принцев.

Примечания[править]

  1. На самом деле алую розу как символ Ланкастеров придумали задним числом — в хрониках того времени алая роза не упоминается, этот символ прославил Шекспир.
  2. Впрочем, поскольку жена первого короля из династии Тюдоров была дочерью Эдуарда IV Йоркского и стала вдобавок прапрабабушкой Якова I из династии Стюартов, строго говоря, и нынешняя королевская семья — очень дальние потомки Плантагенетов по нескольким женским линиям (по мужской линии они саксонского происхождения), а если учесть что и сами Плантагенеты по женской линии происходят от Вильгельма Завоевателя, то все династии Англии находятся с ним в некотором родстве. Во Франции же все монархи по мужской линии являлись потомками Гуго Капета (династии Капетингов, Валуа, Бурбонов), за исключением, разумеется, Бонапартов.
  3. По тогдашней традиции всем английским принцам давали прозвище по месту рождения. Ричард II был Бордоским, а Генрих IV - Болингброком в этом же смысле.
  4. Папа и король узаконили Бофоров при условии, что они и их потомки никогда не будут претендовать на английский престол. Ага, щас.
  5. С точки зрения автора правки, вопрос дискуссионный. Всё-таки не каждый способен в 14 лет выйти к толпе повстанцев и заявить, что, хотя Уот Тайлер и убит, но он, король, выполнит все его обещания. Если бы у парня получилось в полной мере это реализовать, он мог бы войти в историю как Ричард II Великий. Увы - король переоценил свои возможности.
  6. В свою он не мог мутить, потому что был сыном четвёртого сына, а Генрих Пятый — внуком третьего сына.