Воинствующие мещане

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Мистер и миссис Дурсль проживали в доме номер четыре по Тисовой улице и всегда с гордостью заявляли, что они, слава богу, абсолютно нормальные люди. »
Гарри Поттер
« Твой предел мечтаний — создать семью,
Нарожать как можно больше орущих детей
И захламить фатеру свою дефицитным дерьмом.
»
Гражданская оборона «Ненавижу женщин (таких как ты, похожих на тебя)»

Мещанское счастье с щами и кашами — это прекрасно. А вот троп получается, если персонаж заталкивает всех и вся в свой зашоренный мирок, не считаясь с многообразием мира и не желая принимать никаких других точек зрения, кроме своей. Мещане прекрасно умеют устраиваться в жизни, добиваться хлебных мест, знакомиться с важными людьми, уютно (по их мнению) обставлять квартиры и даже не чужды искусству — аляповатой живописи, штампованным статуэточкам, жестоким романсам и бульварным романам. Родственные тропы:

Где встречаются[править]

Театр[править]

  • В. Маяковский, «Баня» — просто паноптикум мещан всех мастей. Самый неприятный — Победоносиков. Гуляет от жены, любит охоту (недешёвое удовольствие) и вообще ценит довольство и красивую жизнь, к своей работе относится механически и наплевательски. Своих недоброжелателей может и мещанами назвать.
  • С. Я. Маршак, «Двенадцать месяцев» — мачеха и её дочка.
  • «Визит старой дамы» — чуть ли не все горожане.
  • Евгений Шварц любит этот типаж: Министр-администратор в «Обыкновенном чуде», Бургомистр и его сын Генрих в «Драконе», Мачеха и ее дочери в «Золушке», Коммерции Советник в «Снежной королеве»...
  • Островский, «Доходное место». Белогубовы.

Литература[править]

  • Ганс Христиан Андерсен — пожалуй, кодификатор:
    • «Гадкий утенок» — кот и курица, которые считали себя «половиной всего света, и притом лучшей половиной».
    • «Домовой у лавочника» — сам лавочник и отчасти его домовой, который рад бы уйти от него к студенту, читающему чудесные стихи, но как же каша с маслом, которую лавочник каждый сочельник ставит для него?
    • «Дюймовочка» — глубоко практичные Крот и Мышь, которые считают, что в птичьих песнях нет никакого проку — чириканьем зимой не согреешься.
    • Самый яркий пример, пожалуй, улитка из сказки «Улитка и розы»: ей нет дела до мира, и она не собирается ничего ему давать — пусть этим занимаются другие.
  • Оскар Уайльд, «Преданный друг» — Мельник.
  • Валентина Мухина-Петринская, «Смотрящие вперёд» — мачеха главных героев, Лизы и Яши, Прасковья Гордеевна. Обладает «способностью гасить радость»: даже похвалить умеет так, что людям становится неприятно.
  • В первой редакции лагинского «Старика Хоттабыча» присутствовало мещанское семейство с говорящей фамилией Хапугины. Во второй их заменили на американца Вандедалеса с женой. Но в аудиоспектакле супруги Хапугины присутствуют.
  • Александр Шеллер:
« Несутся рыданья сирот, матерей
Над трупами падших, но, к ним без участья,
Отпраздновать пир вы спешите скорей
Во славу животного счастья.
»
— «Благодушные»
  • А. Блок:
«

Так — негодует всё, что сыто,
Тоскует сытость важных чрев:
Ведь опрокинуто корыто,
Встревожен их прогнивший хлев!

»
— «Сытые»
  • Тот же Маяковский:
    • «Нате» — мужчины и женщины, карабкающиеся «на бабочку поэтиного сердца». Сюда же «О дряни», «Стих не про дрянь, а про дрянцо, дрянцо хлещите рифм концом». Впрочем, мещане из этого стихотворения не такие уж и воинствующие: живут себе, покупают мебель и одежду на честную советскую зарплату, никого вроде бы не трогают, так что современному читателю может быть непонятно — почему они дрянь и за что сворачивать голову канарейке. (Особенно если помнить, что сам поэт был не дурак в смысле хорошо одеться и вкусно покушать. За что его, учитывая тогдашний уровень жизни, тоже трудно осуждать.)
    • Зато есть за что осуждать Присыпкина из пьесы Маяковского «Клоп». Этот «бывший партиец, бывший рабочий» женится по расчету на дочери парикмахера, за что друзья считают его предателем класса и мировой революции, в открытую презирают и смеются в глаза. Так что, пожалуй, воинствующими выглядят именно они. Но нет, современному читателю Присыпкин все равно несимпатичен: ради выгодного брака он бросил беременную Зою и довел ее до попытки самоубийства. Выжила, потому что стреляла в грудь. И вообще все гости, невеста, ее родственники — ведут себя крайне неприглядно: скандалят, пошло шутят, во время пьяной драки устраивают пожар. Погибают все, кроме Присыпкина, упавшего в погреб со льдом.
  • Максим Горький. Практически кодификатор. Чуть ли не в каждом его произведении встречается один или несколько подобных героев: «В людях», «Трое», «Жизнь Клима Самгина» и, разумеется, пьеса «Мещане», которая во многом и изменила исконное значение слова.
    • Впрочем, еще до него был Помяловский с повестью «Мещанское счастье».
  • В. Осеева, «Динка» — мадам Крачковская.
  • А. Я. Брунштейн, «Дорога уходит в даль» — Меля Норейко и её тетушка. Сначала девочка ещё сопротивляется дурному влиянию, но постепенно принимает её правила и привычки.
  • Некоторые герои сатирика Михаила Зощенко.
    • Некоторые? Да процентов восемьдесят.
  • Айзек Азимов, «Место, где много воды» — Барт Камерон. Когда к нему явились венерианцы и объяснили, что давно наблюдали за ним и его сородичами, он тоже «объяснил», что наблюдатели ему не нужны, у него полно дел и он хочет, чтобы его оставили в покое. Венерианцы решили, что на Земле все такие, и выполнили его просьбу радикальным способом: окружили Землю защитным куполом, чтобы никто не мог ни прилететь, ни улететь. Теперь земляне не долетят даже до Луны. А Камерон даже не понял, что они инопланетяне, будучи уверен, что незваные гости явились из Венеции.
  • «Крысолов» Цветаевой — все гаммельнцы, как в оригинале. Кроме детей и подростков.
    • И, вероятно, «бургомистровой Греты». Она, в отличие от остальных, не спит по ночам, о чем-то мечтая, она же бросила Крысолову розу, да и вообще, не просто же так он попросил в уплату за спасение города ее руки.
  • Властелин Колец — как ни странно, среди хоббитов, большинство которых живут мирной сельской жизнью, и знать не хотят о мире вокруг, сабж как раз встречается редко. Они с недоверием относятся ко всем пришлым, особенно к Гэндальфу, но дальше сплетен не идут. По-настоящему под этот троп попадает разве что семейство Саквилль-Бэггинсов да Тед Сэндимен. Что любопытно, позже как раз эти хоббиты пошли на службу к Саруману. Интересно, они хоть знали, что он — тоже тайная сила, в которую они не верили?
    • С другой стороны, просвещённого Сарумана им принять явно проще, чем романтика Саурона.
  • Джанни Родари — примеров много. Самый яркий, вероятно, «Карлино, Карло, Карлино, или Как отучить ребят от дурных привычек». В возрасте сорока семи дней Карлино уже умеет телепатически разговаривать на многих языках, читать закрытые книги, убивать микробов, материализовать живых существ и даже штопать рубашки наложением рук. Семья в ужасе от такого позора и старается спасти мальчика. Им это удаётся — к началу обучения в школе он утрачивает все свои умения и даже сам доволен, что отучился от дурных привычек.
  • Г. Троепольский, «Белый Бим, чёрное ухо» — Тётка, злобная, корыстная и хитрая женщина, уютно обустроившая свою квартиру, но совсем лишенная совести, сострадания, любви к животным. «Всё у неё было, чего надо, и ничего у неё не было, чего не надо».
  • И. Велембовская, «Сладкая женщина» — главная героиня.
  • «Гарри Поттер» — старшие Дурсли и особенно Петуния. Хотя её можно понять: сестра погибла от рук местного Тёмного Властелина.
  • Warriors — таковыми выглядели домашние коты, не желающие уходить в Небесное племя. с другой стороны, это их выбор. Возможно, с фитильком.
  • Л. Воронкова, «Старшая сестра» и «Личное счастье» — мать и дочь Белокуровы. Неудивительно, что глава семьи бросает их, хотя, как подсвечено в конце второй повести, не должен был отступаться от воспитания Тамары — были моменты, когда она могла бы измениться к лучшему, а в итоге выросла чёрствой эгоисткой.
  • Железный замок — жители Акантона. Хотя и с фитильком: во второй книге они находились под заклятьем, а в первой… Ну как бы вы себя повели на их месте? То, что их новоявленный господин и повелитель оказался идиотом, уже другой вопрос…
  • Хроники Нарнии — родители Юстэса Вреда. «Считали себя очень современными и передовыми», и сыну привили соответствующие взгляды, так что он даже настоящих книг не читал, зато, найдя сокровища, сразу сообразил, для чего они могут пригодиться. А, когда Юстэс изменился, благодаря Нарнии, родители, наоборот, уверены, что «он стал занудным и скучным».
    • Увы, Сьюзен, ударившись в светскую жизнь, тоже превратилась в мещанку. Одно дело — не верить в Нарнию, никогда не бывав там, но будучи её королевой, пережив там столько опасных приключений, говорить потом: «Неужели вы помните наши смешные детские игры?» — это умудриться надо!

Кино[править]

  • «Солнце, сено и пара пощечин» — родители Венцы. «Ага, раз уж этот нахал с инженершей переспал, женится как миленький! Она вдова, столько денег! Муж даст взятку заведующему, цветной телевизор купим!». Начинают терроризировать Шкопковых, которые из-за истории с Тейфаровой пострадали больше всех.
  • «Красота по американски» — правдивый фильм о мещанах Америки.

Телесериалы[править]

  • Воронины — Коля, не признающий никакой модели поведения, кроме собственной. Своих сватов Шварцев, в особенности Алика, он не переваривал, но лишь до поры до времени. И ещё часто бравирует тем, что он-де «без этих ваших изысков».

Мультсериалы[править]

  • «Эй, Арнольд!» — шутки ради: поведение Хельги в серии «Биосреда». Она возмущена: чего это она не может спокойно есть, спать и смотреть телевизор. Ее, понимаете ли, вынуждают провести день, проводя эксперименты в какой-то оранжерее! И вообще, Хельга согласилась сидеть в этой клетушке лишь за пять долларов!

Видеоигры[править]

Настольные игры[править]

  • Старый Мир Тьмы:
    • Подменыш: Грёза — Люди Осени, смертные с высоким уровнем Банальности. Как правило, опасны для ПС — фейри, воплощающих фантазию и мечты.
    • Маг: Восхождение — среди Союза Технократии, конечно, никаких мещан нет, но его деятельность способствует появлению и комфортному существованию таких людей во множестве. Многие (особенно в Синдикате и НМП) считают, что это полезно целям Союза, так как увеличивает стабильность общества, но по факту мещане имеют тенденцию принимать враждебно не только оккультных мистиков и уличных неформалов, но и компьютеризацию, прививки и ГМО, и среди технократов есть те, кто это понимает.

Музыка[править]

  • Владимир Высоцкий — «Песня завистника»: злобный обыватель-алкоголик люто завидует достатку своего соседа-геолога. «У него на окнах плюш и шёлк, / Баба его шастает в халате!..». «У них денег куры не клюют, / А у нас на водку не хватает!».
  • Людмила Иванова, «Мне сказала Марья Александровна».
  • Беломорс «Мантра» — Скоро в завода вернётся жена/С огромной сумкой дешёвой колбасы/У неё экзема и низкая зарплата/Это во всё виноваты евреи!
  • Соломенные Еноты
    • «Однажды в цирке, или рок-н-ролл-блицкриг» — Толпа пришла на представленье аплодировать и пить/А вместо шоу слышит лекцию и думает: «Как быть?/Какой-то жалкий недопёс рассуждает про любовь!»/— Кипела в жилах обывательская кровь./«Да что же это, в самом деле, дьявол? Господи, спаси!/Где клоун, братья-акробаты, где танцовщица Люси?/Мы не желаем разговорчивых зверей!/Эй, дрессировщик, пристрели его скорей!»
    • «Ганс Чампурсин» — Я живу как свинья в полированном доме!/Плохо? А мне плевать!/И горжусь собой, как пахан на зоне,/Вот всё, что хочу сказать./И ещё до рожденья я знал, что всю жизнь/Проживу и умру иждивенцем,/И мои друзья, и моя жена —/В войну они б были за немцев.