Военная драма

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Маленький человек… Большая война…
«

Умирали пацаны страшно. Умирали пацаны просто. И не каждый был снаружи прекрасный, и не все были высокого роста. Но когда на меня смотрели эти пыльные глаза человечьи, не по-птичьи, да не по-овечьи — по-людски они меня грели.

»
ДДТ и Юрий Шевчук, «Пацаны»

Ах, война, что ж ты сделала, подлая… А что, собственно, сделала? Да всего-навсего разрушила привычный уклад бытия множества людей, пустила под откос планы на будущее, разделила мир (народ, а то и семью) на своих и врагов, дала тем и другим в руки оружие и свела в непримиримой схватке не на жизнь, а насмерть.

Здесь нет живописных и эффектных единоборств с пафосными речами, нет набегающих волн штурмовиков, падающих снопами под световым мечом неуязвимого джедая, нет крутых коммандос, с авиационным пулемётом в руках прущих напролом через вражеские дивизии. Чаще всего здесь просто растерянные маленькие люди, сходящие с ума от постоянной близости смерти. Здесь то и дело переходят моральный горизонт событий, зато в избытке кровавый пот, грязь физическая и нравственная, страх, страдание, бесславная гибель. Здесь слишком часто приходится совершать тяжёлый или невозможный выбор. И наши не всегда побеждают. И сплошь и рядом безвременно оборванные или искалеченные судьбы с мучительными попытками найти ответ на вопрос: «во имя чего всё это было?»

Однако цель автора не сводится к банальной слезогонке, нагнетанию депрессухи или смакованию гуро. Перед лицом смерти утрачивает значение многое из того, что составляет смысл жизни обывателя, зато вскрываются вечные вопросы и подвергаются проверке вечные ценности. И если среди бесконечного горя и зла войны герои стараются сохранить в себе человечность, а читатель (зритель, слушатель) переживает катарсис — перед вами произведение в жанре военная драма.

Краткая история жанра[править]

Военная драма — разновидность исторической драмы. Как жанр литературы, театра и кинематографа она берёт начало в Новом времени, когда с распространением идей гуманизма общество всерьёз стало задумываться о ценности и смысле человеческой жизни.

В добрые старые времена тема войны в искусстве решалась иначе. Мифы, эпос, рыцарский роман, романтическая поэма видят в войне прежде всего приключение и фокусируются преимущественно на внешней стороне события: подвигах, интригах, становлении и падении царств. Но начиная примерно с XIX века, когда армии стали по-настоящему массовыми, а войны всё более разрушительными и кровопролитными, война стала восприниматься как безусловная трагедия, подвергающая тотальному испытанию человеческий характер. Как следствие, предметом искусства стало повышенное внимание к происходящему в душе обычного человека на фоне военных обстоятельств. А эти обстоятельства, в свою очередь, подверглись критическому пересмотру, утратили романтический ореол и стали изображаться в духе сурового реализма.

Так, Лев Толстой в литературе и Василий Верещагин в живописи беспощадно деконструировали набивший оскомину со времён Крестовых походов образ «святой войны», за что получили свою порцию критики как очернители. Шарль де Костер рассказывает о событиях войны за независимость Нидерландов совсем не так, как народные предания об Уленшпигеле, на которых основан его роман[1]. Маргарет Митчелл оставила блестящий пример того, как неожиданно меняются характеры классической любовной драмы при столкновении с грязью и кровью гражданской войны.

Особое развитие жанр получил в ХХ веке, после двух мировых войн, кровавый масштаб которых потряс воображение современников. Уже не созвездие, а целая галактика авторов посвятила себя осмыслению того, как человеку остаться самим собой перед лицом подобного кошмара. Ремарк, Шолохов, Хемингуэй, и советская «лейтенантская проза»; в кинематографе — Калатозов, Чухрай, Сергей Бондарчук, Дэвид Лин…

В 1960-70-е годы Америка потрясена вьетнамской войной, и появляется целая серия культовых военных драм об этом событии.

В конце ХХ — начале XXI века не ослабевает интерес к теме Второй мировой войны. Книги, фильмы и комиксы о ней становятся популярным элементом массовой культуры, порождая множество специфических тропов и штампов. Более того, в жанре военной драмы переосмысляются многие конфликты далёкого прошлого (см. напр. серию книг и фильм «Капитан Алатристе» или трилогию о Речи Посполитой Генрика Сенкевича).

В последнее время наблюдается отход от некогда незыблемого условия «основано на реальных событиях». Вездесущий постмодерн дотянулся и сюда (см. тарантиновские Inglourious Basterds). Небезызвестная «Песнь Льда и Огня» — не что иное как педалированное применение жанровых требований военной драмы к эпическому фэнтези, а «Легенда о героях Галактики» — к космоопере.

  1. Собственно, в народных "преданиях" (а на деле анекдотах) про Уленшпигеля войны, тем более за независимость, вообще нет. Уленшпигель как фольклорный персонаж сложился намного раньше Реформации.