Вовка в Тридевятом царстве

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Вовка в Тридевятом царстве» — короткометражный юмористический мультфильм-кроссовер 1965 года за режиссёрством Бориса Степанцева, по сценарию Вадима Коростылёва (у которого см. также пьесы «Димка-невидимка» и «Про Ивана-Не-Великана», фильмы «Айболит-66», «Король-олень», «Честное волшебное» и «Тайна Снежной королевы» и «Волшебник Изумрудного города», мультфильм «Королева Зубная Щётка»), явного продолжателя шварцевской традиции.

Повествует о путешествии простого советского школьника по миру сказок, в которых, вопреки его чаяниям о чудесах, частенько ничего не достаётся просто так. Ивану-Дураку пришлось поймать и оседлать волшебную лошадь, чтобы получить Конька-горбунка, старик ловил рыбу неводом (причём закидывал невод аж три раза, пока не поймал золотую рыбку), и т. д.

Мультфильм известен своими расхожими цитатами, колоритом русских народных сказок (с элементами антисказки), музыкальными темами и шикарной озвучкой персонажей. И в общем и целом — неуловимо тролльской интонацией, как нередко у Коростылёва.

Сюжет[править]

Вовка приходит к Библиотекарше и просит дать новый сборник сказок. На предложение взять книгу по рукоделию «Сделай сам» он отмахивается — ведь в сказках описана беззаботная царская жизнь. Тогда Библиотекарша советует Вовке лично посетить Тридевятое царство, с помощью инструкций из «сказочного раздела» создаёт его нарисованную проекцию и отправляет в мир книги. (Конечно, Библиотекарша сказала, что это не магия, но мы-то знаем!..)

В первой сказке протагонист встречает Царя. Он занимается чем и положено сказочному царю: сидит на троне и жрёт деликатесы. А в свободное от правления время — физическим трудом: «Имею я пирожных горы / И есть, что есть, и есть, что пить, / Но крашу, крашу я заборы, / Чтоб тунеядцем не прослыть», — поёт он на мотив «Когда б имел златые горы». Причём красит он в одном исподнем: цветастый кафтан и скипетр с державой остаются на троне, но корона всё-таки на голове. Но при появлении посетителей старичок бежит к трону и надевает мантию и корону, а то не солидно.

На вопрос, зачем это ему, он объясняет, что скучно просто сидеть на троне и ничего не делать (да и репутацию поддерживать надо), а потому решил совместить пользу с разминкой. Вовка только насмехается в ответ, и Царь, недолго думая, зовёт стражу, приказывая отрубить мальцу голову за тунеядство. Вовка тут же ударяет по тапкам и, лихорадочно перелистывая страницы книги ногами, попадает в конец второй сказки.

По иллюстрациям нетрудно догадаться, что ей оказывается «Сказка о рыбаке и рыбке» А. С. Пушкина, которую Вовка уже читал. У разбитого корыта, как полагается, сидит Старуха, у которой он интересуется, где можно повидать и позвать Золотую Рыбку, попутно дав обещание достать новое корыто, а затем идёт к морю. Рыбка приходит на зов и сильно удивляется, по обыкновению ожидая увидеть Старика, а на попытку Вовки что-либо пожелать возмущённо заявляет, что тот для этого «палец о палец не ударил», и волной выкидывает наглеца со своей страницы прямиком в третью сказку.

На лесной поляне проходит «Слёт по обмену премудростями» между тремя юными Василисами Премудрыми из разных сказок. Впечатлённый чудесами Вовка просит Василис научить его премудростям, но ему быстро дают понять, что вместо волшебной «халявы» будет самая обычная учебная лекция. Недовольный Вовка тут же высказывает Василисам, на что те, пошептавшись, отправляют его по скатерти-дорожке в то самое Тридевятое царство, где живут некие Двое-из-ларца, делающие за приказывающего всё, что бы им ни повелели.

Придя на место, Вовка обнаруживает означенный ларец и первым делом приказывает появившимся Двоим подать ему сладостей. Первый подвох раскрывается быстро: делают Двое-из-ларца за распорядителя буквально ВСЁ, то есть не только пальцы загибают (когда он перечисляет заказанное) и организуют сладости, но также и едят, а своему мнимому «повелителю» не оставляют ни кусочка. Вовка прогоняет их, но понимает, что проголодался, как вдруг слышит неподалёку зазывной голос Печки. Та на просьбу накормить охотно соглашается напечь пирожков, если он сможет растопить дрова и замесить тесто. Вовка снова зовёт Двоих-из-ларца и, указав на кучу брёвен и кадку, приказывает им «замесить и нарубить». Тут следует второй подвох: они начинают замешивать дрова и рубить тесто, а на требование «делать наоборот» просто меняются местами и продолжают в том же духе. Вовка снова прогоняет их и пытается всё сделать самостоятельно с предсказуемым результатом.

Двое-из-ларца дружно над ним смеются. Герой возмущается и говорит, что умеет работать и может это доказать, на что те вручают ему столярные инструменты. Вспомнив обещание для Старухи, он вырезает из дерева новое корыто. Та хвалит его и просит построить ей избу. Вовка говорит, что ещё этого не умеет, и они садятся вместе искать инструкцию в книге «Сделай сам».

Тропы[править]

  • Анахронизм — в сказочном сеттинге «цари, стрельцы и терема» то и дело мелькают современные предметы вроде плечиков для наряда и современного нижнего белья. Но это сказка, тем более через восприятие Вовки, так что почему бы и нет.
  • Гурман-гуро — получившиеся у Вовки «пирожки».
  • Знают именно за это — в конце 2010-х Вовкино «И так сойдёт!» стало нарицательным для всевозможных халтурщиков из реальной жизни.
    • Тем более что существует ещё один, гораздо более поздний советский мультфильм. другого постановщика (Юрия Прыткова), который носил именно такое название: «Так сойдёт!» (1981) — что было возможной отсылкой к «Вовке». Эту фразу там постоянно произносил Заяц-халтурщик, и в конце концов это вышло ему боком, когда он, попав в сложное положение и отчаянно нуждаясь в помощи, нарвался на ещё худшего халтурщика (кажется, ещё и немного больного на голову) с такой же фразочкой.
    • Также существует советский детский фильм-сказка «Честное волшебное» 1975 года по сценарию того же Коростылёва, где ГГ тоже очень любит говорить «Сойдет и так», что в итоге приводит ее к серьезным неприятностям.
  • Карманная вселенная — Ларец, вмещающий не только двух амбалов, но и лакомства, и инструменты, и теоретически всё, чего ни пожелаешь.
  • Клонирование: «В книге могут жить только нарисованные мальчики — но ведь вы с ним одно и то же»…
  • Коронная фраза — кроме вышеупомянутой у Вовки, у Двоих-из-ларца есть своя: «Ага!» (дебильным, подтверждающим и мнимо-почтительным, издевательски-«покорным» тоном). В чуть меньшей степени — их же залихватское «Будет сделано!».
  • Крутой, но ленивый — Вовка. Как оказалось, умеет при желании создавать вполне годные вещи, но весь мультфильм ленится работать и учиться новому, из-за чего даже достаточно тривиальные задачи подчас выполняет не лучшим образом.
    • Козёл с золотым сердцем — он же. Частенько ведёт себя с собеседниками довольно нахально вплоть до хамства (за что, правда, огребает неприятностей), но обещания таки выполняет.
    • Тупая блондинка — опять же он. У Вовки светлые волосы.
  • Ментор-трикстер — Двое-из-ларца. Вроде бы просто недалёкие джинны-буквалисты, но по некоторым признакам можно предположить, что они, прикидываясь недоумками, хитро троллили простодушного Вовку, подталкивая его своими отжигами к самостоятельным действиям. Зато стоило Вовке даже не приказать, а намекнуть с (лукавым) сожалением, что у него нет инструментов — Двое тут же с ехидцей предоставили их ему, и инструменты оказались вполне годные.
  • Мисс Фансервис — Золотая Рыбка. Серьёзно, вы только посмотрите, даром что натурально рыбка!
  • Музыкальный символ — шедевральная музыкальная тема «слёта юных Василис».
  • Очень приятно, царь — местный сказочный монарх держится с Вовкой весьма запросто.
  • Четыре пальца — у всех человеческих персонажей, кроме Библиотекарши и Старухи.
  • Шутка с двойным дном — фразу Царя «Я ведь не всамделишный» можно трактовать двояко. С одной стороны — мол, пока не требуется по должности сидеть на троне и кушать деликатесы, то и руками поработать не грех. С другой — шпилька в адрес настоящего царизма, над которым в Союзе кто только не смеялся. Николай Второй исторически тоже был, с одной стороны, вроде всамделишный, а с другой…
    • В чисто ватсонианском смысле эту же реплику можно толковать не только как разрушение четвёртой стены в духе «Я сказочный персонаж и знаю об этом — я вымышленный царь и никакой реальной державой твоего, Владимир, мира я не правлю», но при этом и как «В своём вымышленном царстве я декоративно-представительская фигура, моим сказочным государством реально управляет некто другой [уж не боярин ли какой?], мне, царю, скучно (и молва про меня идёт не особо почтительная), ну так я хоть забор иногда покрашу — уважать станут как аристократа-работягу! Не всё же только пиры устраивать да в одиночестве лакомства вкушать!». Впрочем, следующие слова Царя скорее переводят эту версию в область НД и СПГС.
    • А фразу «…чтоб тунеядцем не прослыть» можно понимать как завуалированную натебейку уже родной Советской власти, которая как раз в годы создания мультфильма решила побороться с тунеядством. А формально — выполнением её официального соцзаказа на высмеивание тунеядцев в искусстве (см. также «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика»). К тому же Царь, отдавая приказ на декапитацию Вовки, очень уж демонстративно зыркает в «камеру» — вероятно, потому, что как и при проявлении Вовки, опасается, не взяли ли книгу читать. Ох, похоже, не детишек он боится, а цензоров!
      • В этом смысле интересны его слова «пока сказки на полке стоят». Идиома «положить [книгу, фильм] на полку» в середине 60-х годов, на исходе «оттепели» уже существовала…
  • Вечная загадка: как занятия малярным делом помогут Царю не прослыть тунеядцем, если его не видит за работой никто, кроме случайного путешественника Вовки?
    • На самом деле ясно даётся понять, что царь прячет свои попытки красить забор лишь от читателей книжки, но не от подданных. Те, если и не наблюдают царя непосредственно за работой (в кадре такое наблюдение не показано, как и сами подданные/слуги, исключая лишь двух здоровенных стражников-телохранителей, без зова не являющихся), то по крайней мере могут точно знать, кто красил: допустим, никому из слуг не поручали, а забор всё-таки покрашен. Поэтому и перед застукавшим его нарисованным Вовкой царь не таится, а по-свойски объясняет свои мотивы (среди которых, кстати, желание не прослыть тунеядцем не называет, так что в песне оно, возможно, было лишь для рифмы и красного словца).
    • Ещё одна загадка: две юных Василисы спели Вовке свои куплеты, но тема чайной «Самобранка» так и осталась нераскрытой…