Владимир Высоцкий

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил…
Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа.

Пусть кружит над Москвою охрипший его баритон,
ну, а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем.

»
Булат Окуджава, «О Володе Высоцком»
Владимир и Влади, жена с 1970 и до смерти

Владимир Семенович Высоцкий (1938—1980) — великий бард, актер, поэт, и просто человек-эпоха. В молодости он с лёгкостью играл Гамлета, в более зрелом возрасте попадал под раздачу официальной цензуры за песни (которые, тем не менее, многие распространяли на аудиолентах и аудиокассетах). Впрочем, цензура не помешала Высоцкому иметь вполне ощутимый материальный успех, месяцами чуть ли не жить за границей (при его-то репутации в верхах!) и даже стать одним из первых в СССР (наряду с Брежневым и чемпионом мира по шахматам Анатолием Карповым)обладателем частного «Мерседеса» (хотя нам неизвестно, какую роль в его приобретении сыграла жена-француженка). Прославился своими песнями, в которых воспевал суровую реальность жизни. Играл на традиционной русской семиструнной гитаре, хотя переложения его песен на более распространенную в наше время шестиструнку и легко достать. Пик его популярности пришелся на конец 1960-х начало 1970-х гг.

Наделала шуму его женитьба в 1970 г. на Марине Влади — знаменитой французской актрисе русского происхождения, главе общества «За дружбу между Францией и СССР». До неё он был женат на артистке Изольде (в девичестве Мешкова, по первому браку — Жукова; ум. в июле 2018) в 1960-65 гг. (фактически с 1957) и Людмиле Абрамовой в 1965-70 (фактически с 1962). Ещё до регистрации она родила от Владимира сыновей Аркадия и Никиту.

Погиб Высоцкий в 1980 году от наркотиков (под конец жизни стал употреблять морфий и амфетамин), и на его похороны пришло более миллиона человек (возможно, меньше — по данным МВД, только на Таганской площади и в окрестностях собрались не менее 108 тыс. человек., другие источники утверждали о 300 тыс. и более желавших проводить кумира в последний путь). До сих пор на радио крутят его песни. Чем же он так пронял народ? Его формула успеха — три аккорда и суровая правда. Пусть его песни и не блистают высотой музыкальных и вокальных техник[1], их козырь — поэзия. Его даже порой называли Пушкиным современности.

Высоцкий на разных языках, включая самые экзотические.

Песни[править]

Тропнеймеры:

«

«…Ну а после — чудеса мне по такому случаю: Я до небес дворец хочу — ты на то и бес!..» А он мне: «Мы таким делам вовсе не обучены, И кроме мордобитиев — никаких чудес!»

»
— .

Разные песни[править]

«

Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых, Это Пётр святой: он апостол, а я — остолоп.

»
Рай, в котором убили
  • Войти через окно — «Вот — главный вход, но только вот…»: «Вхожу я через чёрный ход, а выходить стараюсь в окна…»
  • Горизонт отчаяния/Дойти до самоубийства — «Песня белогвардейцев» (из спектакля «Десять дней, которые потрясли мир»). «Конец! Всему конец! / Всё разбилось, поломалось. / Нам осталась только малость — / Только выстрелить в висок… иль во врага».
  • Зловещая заточка — самодельные ножики из напильников:
«

Они воткнутся в лёгкие, От никотина чёрные, По рукоятки лёгкие, Трёхцветные, наборные.

»
  • Зло с женским лицом — «Баллада об оружии» (написана для фильма «Бегство Мистера Мак-Кинли», не вошла): «Убийца на обложечке — девулька в неглиже!»
  • Игры азартные и не очень:
    • Шахматы — «Честь шахматной короны» (в 2 частях). «Мы сыграли с Талем десять партий — в преферанс, в очко и на бильярде».
    • Карты — «Игра в карты в 1812 году» (На стол колоду, господа!), «Монте-Карло» (Передо мной любой факир, ну просто карлик!), ранне-блатные «Помню я, однажды и в очко, и в штосс играл…» и «У нас вчера с позавчера».
    • Шулер — «Игра в карты в 1812 году»: лирический герой обвинил в шулерстве партнёра по карточной игре, заведомо необоснованно.
  • Конечность или жизнь — «Операция, или Случай в Антарктиде» («Пока вы здесь в ванночке с кафелем…»). О том, как врач сам себе делал аппендэктомию.
  • Летающая тарелка — «Летающие тарелки», песня, посвящённая исключительно сабжу («Наши предки — люди тёмные и грубые, — кулаками друг на дружку помахав, вдруг увидели: громадное и круглое пролетело, всем загадку загадав…»).
  • Медицина — например, трилогия: I — «Ошибка вышла» (Я был и слаб и уязвим), II — «Никакой ошибки» (На стене висели в рамах бородатые мужчины), III — «История болезни» (Вдруг словно канули во мрак).
    • Смехотворные пытки — в первой песне описан целый комплекс весьма жутких мероприятий, которые под конец оказались медосмотром.
    • Напиться до зелёных чертей — во второй песне. «Род мой крепкий, весь в меня. Правда, прадед был незрячий. Свёкор был „белогорячий“, но ведь свёкор — не родня». (Также есть вариант «Шурин мой…»).
  • Название-признание — «Я не люблю».
  • Омерзительная свадьба — «Смотрины». «…Потом у них была уха / и заливные потроха. / Потом поймали жениха — / и долго били. / Потом пошли плясать в избе. / Потом дрались не по злобЕ — / и всё хорошее в себе / доистребили».
  • Опосредованная передача ругательств:
    • «Баллада о детстве» — «Он [Витькин отец] дом сломал, а нам сказал: / „У вас носы не вытерты, / А я, за что я воевал?!“ — / И разные эпитеты».
  • Песня о дружбе — Песня о друге: не о дружбе, а о том, как отличить настоящего друга от фальшивого.
  • Песня о смерти — «Деревянные костюмы»:
«

Дым папиросы навевает что-то, Одна затяжка — веселее думы. Курить охота! Как курить охота! Но надо выбрать деревянные костюмы.

»
Последняя затяжка
  • Плагиат — «Посещение музы, или Песенка плагиатора».
  • Повадился кувшин по воду ходить — «Натянутый канат» (Он не вышел ни званьем, ни ростом).
    • «Разбойничья» — «Сколь веревочка ни вейся...»
  • Подземный город — «Песенка о слухах»: «Слушай, слышал? Под землёю город строют — / Говорят, на случай ядерной войны».
  • Правда и ложь — «Притча о Правде и Лжи».
  • Правда Кассандры — «Песнь о вещей Кассандре».
  • Психиатрия — это страшно — «Песня о сумасшедшем доме» (Сказал себе я: «Брось писать». Но руки сами просятся), «Не писать мне повестей, романов…» (пополам с Антиреклама наркотиков).
  • Сказочная смерть — «Песня об уходе в рай». («Ах, как нам хочется, как всем нам хочется не умереть, а именно уснуть»).
  • Снег означает смерть — «Охота на волков» (главный герой спасается, но всё равно: «кровь на снегу и пятна красные флажков»), «Охота с вертолётов», «Побег на рывок».
    • Туда же — все четыре «Облавы» польского поэта-песенника Яцека Качмарского, вдохновлявшегося Высоцким. Особенно ярко — во второй: «Кровью в панике пишем на снегу: / Мы — не волки, мы — мясо на отстрел!» В трёх волк спасается, в четвёртой, будучи уже стариком — самостоятельно отказывается уходить, растолковывая при этом свою мотивацию собакам. Вероятно, не выжил.
  • Такой молодой, а уже лейтенант — «Случай в ресторане». Капитан в сорок третьем был старшиной, а песня написана в 1966 г. Даже если тогда персонажу было всего двадцать, с тех пор прошло 23 года, и сейчас ему уже больше сорока — а он всё ещё капитан. Причин, похоже, две: начинал он с неофицерских чинов; а сейчас, выпив, докапывается до случайных собутыльников с рассказами о собственном героическом прошлом и претензиями «А ты жизнь прожигаешь, иуда/паскуда!» Недаром протагонист предупреждает его: «Капитан, никогда ты не будешь майором».
    • Бонус для современников — протагонист отказывается от предложенного капитаном курева: «Извините, „Казбек“ не курю». Нам-то, что, не курит и не курит, а вот для современников Высоцкого это был лишний намёк на то, что парень из состоятельной семьи. Как уже говорилось в разделе «Литература», «Казбек» — дешевые папиросы.
  • Хиппи — «Мистерия хиппи» (Мы рвем, и не найти концов…) — написана для фильма «Бегство Мистера Мак-Кинли», не вошла).
  • Чернуха: «Разбойничья» (Как во смутной волости), «Чужой дом» (?), «Две судьбы» (Жил я славно в первой трети).

Песни про войну[править]

«

И однажды, как в угаре, Тот сосед, что слева, мне Вдруг сказал: «Послушай, парень, У тебя ноги-то нет».

Как же так? Неправда, братцы, Он, наверно, пошутил! «Мы отрежем только пальцы», — Так мне доктор говорил.

»
— Жил я с матерью и батей…
  • Ас/Воздушный бой — «Я еще не в угаре, не втиснулся в роль», «Мы взлетали как утки с раскисших полей», «Песня лётчика» (Их восемь — нас двое, — расклад перед боем).
    • Иду на таран! — «Две песни об одном воздушном бое»:
      • «Песня лётчика». «Нет, поздно — и мне вышел „мессер“ навстречу, — / Прощай, я приму его в лоб!..»
      • «Песня самолета-истребителя» (Я ЯК-истребитель). «Но тот, который во мне сидит, /я вижу, решил: на таран!»
    • Рай — «Песня лётчика». «Архангел нам скажет: „В раю будет туго!“ / Но только ворота — щелк, — / Мы бога попросим: „Впишите нас с другом / В какой-нибудь ангельский полк!“»
  • Вторая мировая война — «На братских могилах не ставят крестов» (своего рода визитная карточка автора на концертах), «Мы вращаем землю», «Он не вернулся из боя»… Их десятка три, и чуть менее чем все настолько великолепны, что слушатели были уверены: автор сам воевал.
    • Хотя на самом деле Высоцкий родился незадолго до войны, и наиболее автобиографична в этом смысле «Баллада о детстве»:
«

…Не боялась сирены соседка, И привыкла к ней мать понемногу, И плевал я, здоровый трёхлетка, На воздушную эту тревогу! Да не всё то, что сверху, — от Бога, И народ «зажигалки» тушил; И как малая фронту подмога — Мой песок и дырявый кувшин. … «Вы тоже — пострадавшие, А значит — обрусевшие: Мои — без вести павшие, Твои — безвинно севшие». … Маскировку пытался срывать я: Пленных гонят — чего ж мы дрожим?! Возвращались отцы наши, братья По домам — по своим да чужим… У тёти Зины кофточка С драконами да змеями — То у Попова Вовчика Отец пришёл с трофеями. Трофейная Япония, Трофейная Германия… Пришла страна Лимония, Сплошная Чемодания! Взял у отца на станции Погоны, словно цацки, я, А из эвакуации Толпой валили штатские. Осмотрелись они, оклемались, Похмелились — потом протрезвели. И отплакали те, кто дождались, Не дождавшиеся — отревели…

»
— «Баллада о детстве»
  • Блицкриг — «Случай на таможне». «Арабы нынче — ну и ну! — / Европу поприжали. / Мы в Шестидневную войну / Их очень поддержали».
  • Взять в ад компанию — «Песня лётчика-истребителя»: «Нет! Поздно — и мне вышел мессер навстречу. / Прощай! Я приму его в лоб».
  • Война — это круто/Марш кованых сапог — «Солдаты группы „Центр“» (для спектакля «Павшие и живые»). Конечно, и мелодия присутствует, и слова не корявые, и вся она скорее пародия на троп… Но когда ее кто-то исполняет в твоем присутствии, практически невозможно не присоединиться, отбивая ногами такт!
    • Закон По — несмотря на то, что песня излагала точку зрения этих солдат (не говоря уже о заметном сарказме автора), автора до сих пор критикуют за песню.
    • А также «Мы вращаем землю». «Просто землю вращают, куда захотят, наши сменные роты на марше». Нет, сама война не восхваляется, но каков образ советских войск в виде армии великанов, способных в нужную сторону раскрутить землю и приказать солнцу всходить правильно!
«

Не надо думать — с нами тот, Кто все за нас решит. Веселые — не хмурые — Вернемся по домам, — Невесты белокурые Наградой будут нам.

»
— Точка зрения немецких оккупантов
«

А до войны — вот этот склон Немецкий парень брал с тобою, Он падал вниз, но был спасен, — А вот сейчас, быть может, он Свой автомат готовит к бою. … И парень тот — он тоже здесь, Среди стрелков из «Эдельвейс», — … Взвод лезет вверх, а у реки — Тот, с кем ходил ты раньше в паре.

»
— Мерцал закат, как сталь/блеск клинка…
«

Нынче все срока закончены, А у лагерных ворот, Что крест-накрест заколочены, Надпись: «Все ушли на фронт».

»
— Как вариант — «Все срока уже закончены»
«

В моем мозгу, который вдруг сдавило Как обручем, — но так его, дави! — Варшавское восстание кровило, Захлебываясь в собственной крови…

Дрались — худо, бедно ли, А наши корпуса — В пригороде медлили Целых два часа. В марш-бросок, в атаку ли — Рвались, как один,- И танкисты плакали На броню машин…

Военный эпизод — давно преданье, В историю ушел, порос быльем, — Но не забыто это опозданье, Коль скоро мы заспорили о нем.

Почему же медлили Наши корпуса? Почему обедали Эти два часа? Потому что, танками, Мокрыми от слез, Англичанам с янками Мы утерли нос!

А может быть, разведка оплошала — Не доложила?.. Что теперь гадать! Но вот сейчас читаю я: Варшава — И еду, и хочу не опоздать!

»
— Взгляд поэта (а не историка) на Варшавское восстание
  • Не дождалась — «Письмо перед боем» (Полчаса до атаки).
  • Несовместимая с жизнью трусость — «Люди середины». Храбрецы гибли от картечи в первых рядах. Трусов из последних рядов убивали свои же за измену.
  • Опосредованная передача ругательств — «Песня о моем старшине». «И только раз, когда я встал / Во весь свой рост, он мне сказал: / „Ложись!“ — и дальше пару слов без падежей».
  • Песня о смерти — «Спасите наши души», «Он не вернулся из боя», «Песня о звёздах», «Их — восемь, нас — двое…»
  • Подводная лодка и Последний парад — «Спасите наши души».
  • Полевая казнь — «Славный полк». «Хитрец и тот, который не был смел, / Не пожелав платить такую цену, / Полз в задний ряд, но там не уцелел: / Его свои же брали на прицел / И в спину убивали за измену.»
  • Посмертный рассказчик — «Сыновья уходят в бой» («Я падаю, грудью хватая свинец, / Подумать успев напоследок»), «Звёзды», «Песня лётчика», возможно, «Чёрные бушлаты».
    • И «Песня самолёта-истребителя» тоже. Причем именно что от имени самолёта, мечтавшего всю песню избавиться от своего пилота. «Выходит, я напоследок спел: „Мир вашему дому!“»
  • Распутинская живучесть — «Тот, который не стрелял»: протагонист пережил собственный расстрел. «Но слышу — жив, зараза! / Тащите в медсанбат! / Расстреливать два раза / уставы не велят». На самом деле, если стреляли в присутствии особистов, добили бы, несомненно…
    • Не в ладах с историей — «Расстреливать два раза уставы не велят…» Традиция смягчать приговор к высшей мере, если первая попытка казни кончилась фэйлом, действительно существовала, но в Средневековье. Объяснялось это тем, что, видать, Бог не хочет смерти приговорённого, раз с ходу не получилось. Во время Второй мировой все уже прекрасно понимали, что это не Бог сошёл с небес и остановил пули, а чересчур гуманные солдаты выпалили мимо, поэтому выжившего после первого залпа либо второй раз поставили бы к стенке, либо его добил бы из пистолета командир расстрельного взвода. Обоснуй: героя песни любили все, включая офицера, назначенного командовать расстрелом, а особиста Суэтина — никто.
    • Я поправилсяс фитильком, потому что окружающие сразу поняли, что герой жив.
  • Снайпер — «Песня про снайпера…» (А ну-ка пей-ка, кому не лень).
  • Спина к спине — «Песня лётчика» (Их восемь — нас двое, — расклад перед боем) из спектакля «Звезды для лейтенанта»). «Сегодня мой друг защищает мне спину, / А значит — и шансы равны».
  • Тактика выжженной земли — «Солдаты группы „Центр“» («А перед нами все цветёт, / За нами все горит)» и «Аисты»:

— Владимир Высоцкий,

«

Колос — в цвет янтаря, успеем ли? Нет! Выходит, мы зря сеяли. Что ж там цветом в янтарь светится? Это в поле пожар мечется.

»
— .

(link)

Ну куда ж без них
«

Считает враг — морально мы слабы. За ним и лес, и города сожжены. Вы лучше лес рубите на гробы — В прорыв идут штрафные батальоны!

»
— .

Песни-сказки + фантастика[править]

В песне «Моя цыганская» упомянут «лес густой с Бабами-Ягами», а в песне «Сказка о несчастных лесных жителях» про Ивана-дурака сказано: «Началися его подвиги напрасные, / С баб-ягами никчемушная борьба…»

Антисказка — цикл, который он так и называл «антисказками»[править]

  • «Песня-сказка о нечисти» (В заповедных и дремучих страшных Муромских лесах).
    • Гурман-гуро — «ели бульники» (т. е. булыжники).
    • Заморская нечисть: А от их был Змей трёхглавый (выясняется, что Змей Горыныч)/ и слуга его — Вампир.
    • Кикимора — «В заколдованных болотах / там кикиморы живут. Защекочут до икоты / и на дно уволокут».
    • Сожрите друг друга — «Билась нечисть грудью в груди / И друг друга извела».
  • «Выход (нечисти) в город».
«

От скучных шабашей [правильно — ша́башей] Смертельно уставши, Две ведьмы идут и беседу ведут … «Как всё изменилось! Уже развалилось Подножие Лысой горы».

»
— «Выход нечисти в город»
    • Аллюзия. Почему песня выглядит так, будто здесь какая-то отсылка?.. Потому что тут и есть отсылка — к гораздо более ранней и КРАЙНЕ малоизвестной песне того же Высоцкого, спетой им всего раз (и кажется, не на сцене, судя по посторонним шумам и жуткому «фону» на плёнке).
«

Добрый молодец Иван решил попасть туда: Мол, видали мы кащеев, так-растак!

»
«

Но Иван себя не помнит: «Ах ты, гнусный фабрикант! Вон настроил сколько комнат! Девку спрятал, интриган(т)!

Я закончу дело, взявши обязательство!..» И от этих-то неслыханных речей Умер сам Кащей, без всякого вмешательства, — Он неграмотный, отсталый был Кащей.

»
— .
«

И король тотчас издал три декрета: «Зверя надо одолеть, наконец! Вот кто отважится на это, на это, Тот принцессу поведёт под венец».

»
Дочь в жёны и полцарства в придачу
«

А стрелок: «Да это что за награда? Мне бы выкатить портвейна бадью. А принцессу мне и даром не надо, Чуду-юду я и так победю!».

»
Отказаться от награды
  • «Странная сказка» (В Тридевятом государстве / (Трижды девять — двадцать семь).
  • «Лукоморья больше нет».
    • Бастард — сын Русалки. «Тридцать три же мужика / Не желают знать сынка…».
    • Леший — здесь он превратился в запойного алкоголика.
«

Распрекрасно жить в домах На куриных на ногах, Но явился всем на страх Вертопрах. Добрый молодец он был: Бабку Ведьму подпоил, Ратный подвиг совершил — дом спалил.

»
— Это явно была Баба-Яга
«

Ты уймись, уймись, тоска У меня в груди! Это только присказка — Сказка впереди. … Так что, значит, не секрет: Лукоморья больше нет. Все, о чем писал поэт, — это бред.

»
— Тема раскрыта
«

А бородатый Черномор — Лукоморский первый вор — Уж давно Людмилу спёр — Ух, хитёр! … И без опаски старый хрыч Баб ворует, хнычь — не хнычь…

»
— .

Другое[править]

  • Бытовая магия — «Скоморохи на ярмарке» (из фильма «Туфли с золотыми пряжками»).
«

За едою в закрома Спозараночка Скатерть сбегает сама — Самобраночка. Кто ж не схочет есть и пить — Тем изнанка: Тех сама начнёт бранить Самобранка.

»
  • Вампир/Похоронная оргия — «Мои похорона, или Страшный сон очень смелого человека». «Сон мне снится — вот те на! / Гроб среди квартиры! / На мои похорона / Съехались вампиры…»
  • Джинн — «Песня-сказка про джинна». Пародия: по словам автора, под видом джинна в ней фигурирует Русский Дух.
«

У вина достоинства, говорят, целебные, Я решил попробовать — бутылку взял, открыл… Вдруг оттуда вылезло чтой-то непотребное: Может быть, зелёный змий, а может — крокодил!

»
— .
  • Монстр vs Власть — джинн, несмотря на свои способности, «супротив милиции ничего не смог».
«

Она мне : «Уйди!» — Мол, мы впереди — Не хочем с мужчинами знаться, — А будем теперь почковаться!

»
— Там же
    • Летающая тарелка — «Письмо в редакцию телевизионной передачи…» (Дорогая передача!):
«

То тарелками пугают — Дескать, подлые, летают, То у вас собаки лают, То руины говорят!

»
— .
  • «Куплеты нечистой силы» из фильма «Иван да Марья»:
«

Я Баба-Яга, вот и вся недолга, Я езжу в немазаной ступе, Я к русскому духу не очень строга: Люблю его сваренным в супе.

»
— Баба-Яга
«

— Привет, добрый день! Я — оборотень, Неловко вчера обернулся: Хотел превратиться в дырявый плетень, Да вот посередке запнулся.

»
— Хотя по описанию это скорее метаморф.
  • Повадился кувшин по воду ходить — «Разбойничья». «Сколь веревочка ни вейся, / А совьёшься ты в петлю».
  • Телепатия — «Приехал в Монако какой-то вояка…». «Тут врали ребяты, что есть телепаты, / И даже читали в газете про их».

Песни про животных[править]

«

Но заметили скромного Козлика И избрали в козлы отпущения!

»
— .

Песни про народы и места[править]

«

И ведь, главное, знаю отлично я, Как они произносятся, — Но чтой-то весьма неприличное На язык ко мне просится: Хун-вэй-бины…

»
— .
  • Круль, пся крев и краковяк — «Лекция о международном положении…» (Я вам, ребята, на мозги не капаю). «Мы тут им папу римского подкинули — / Из наших, из поляков, из славян». Папа Иоанн Павел II, в миру Кароль Войтыла, — первый за всю историю славянин на этой должности.
  • Пейсы, кашрут и день субботний:
    • «Не состоялось» (Мишка Шифман башковит). Бедного Мишку не пустили в Израиль, потому что евреев требовалось держать и не пущать. А провожавшего его чистокровно русского друга — пустили!
    • Образ врага — «Антисемиты»: хитгый и жадный евгей в пародийном ключе. Главный герой — шпана и бандит — решил податься в антисемиты, рассчитывая на уважение, да только не поймёт, кто такие семиты и за что их надо ненавидеть. Новые товарищи ему разъяснили: они слоника замучили в зоопарке и украли у народа весь урожай.
«

Но Фима Бугров мне сказал после дельца[2] Что пьют они кровь христианских младенцев, И как-то в пивной[3] мне ребята сказали, Что очень давно они Бога распяли!

»
— Шикарно описано и обстёбано
«

Шах расписался в полном неумении — Вот тут его возьми и замени! Где взять? У нас любой второй в Туркмении — Аятолла и даже Хомейни.

»
— «Лекция о международном положении…»
«

Арабы нынче — ну и ну! — Европу поприжали, ... Они к нам ездят неспроста — Задумайтесь об этом! — И возят нашего Христа На встречу с Магометом.

»
— «Случай на таможне» (Над Шере— / метьево…)
  • Развесёлые ромалэ — «Вариации на цыганские темы» (В сон мне — желтые огни), «Цыганская» — (Камнем грусть висит на мне, в омут меня тянет), «Грусть моя, тоска моя (Вариации на цыганские темы)» (Шел я, брел я, наступал то с пятки, то с носка), «Цыганские мотивы» (Проложите, проложите).
  • Средневековье — «Про любовь в средние века»:
«

…Но наш король — лукавый сир — затеял рыцарский турнир… … Вот мой соперник — рыцарь Круглого Стола. Чужую грудь мне под копьё король послал.

»
Рыцарский турнир
«

Он — самый первый фаворит, К нему король благоволит…

»
Фаворит

Песни уголовные и тюремные[править]

  • Братва — почти все ранние песни.
  • Выжить ради мести — «Песня про стукача» (В наш тесный круг не каждый попадал). «Я сохраню хотя б остаток сил. / Он думает, отсюда нет возврата… / Он слишком рано нас похоронил, / Ошибся он — поверьте мне, ребята!»
  • Гулаги и рабы — «Банька по-белому», «Дорожная история» (Я вышел ростом и лицом). Также есть упоминания в других песнях: «Баллада о детстве», «Летела жизнь».
  • Девственность — самое дорогое:
«

«Я тебе, — она сказала, — Вася, Дорогое самое отдам!..» Я сказал: «За сто рублей — согласен, Если больше — с другом пополам!»

Женщины — как очень злые кони: На дыбы, закусит удила!.. Может, я чего-нибудь не понял, Но она обиделась, ушла.

»
— «Любовные дела»
  • Доносчик — «Дорожная история» («Но был донос, и был навет»), «Песня про стукача».
    • Непоколебимая чистота — снова «Дорожная история», она же «Кругом пятьсот». «Я зла не помню — я опять его возьму!» И это от имени человека, который раньше уже пострадал от ложного обвинения.
    • Неправый суд — она же:
«

Но был донос и был навет, Кругом пятьсот, и наших нет. Был кабинет с табличкой «Время уважай!» Там прямо без соли едят, там штемпель ставят наугад, Кладут в конверт и посылают за Можай.

»
— .
    • Шрамы от цензуры — она же. Вместо «бродяжил» раньше был куплет из правки выше, а новый куплет начинался с «Потом — зачёт, потом домой».
«

Я вышел ростом и лицом, Спасибо матери с отцом, С людьми в ладу — не понукал, не помыкал. Спины не гнул, прямым ходил, И в ус не дул, и жил как жил, И голове своей руками помогал.

Бродяжил и пришел домой, уже с годами за спиной. Висят года на мне — не бросить, не продать…

»
— Отцензуренный вариант
«

И кто кого переживёт — тот и докажет, кто был прав, когда припрут.

»
Мертвецы не возразят
  • Откровение у холодильника — «Рядовой Борисов». Почему следователь негодует и грозит трибуналом, если персонаж действовал строго по уставу (ну, кроме курения на посту)? Вероятно, убитый[4] — помощник начальника караула или разводящий, который, по утверждению Борисова, в условиях плохой видимости проявлял неуставное поведение даже после предупредительного выстрела в воздух. Следователь резонно не верит этой версии — и тем сильнее, чем чаще подследственный её повторяет.
    • Ненадёжный рассказчик — персонаж песни старательно изображает честного солдата, который только выполнял инструкцию. Но и следователь, и слушатели понимают, что перед нами убийца:
«

На первый окрик «Кто идёт?» он стал шутить, На выстрел в воздух закричал: «Кончай дурить!» Я чуть замешкался и, не вступая в спор, Чинарик выплюнул — и выстрелил в упор».

»
— Борисов выплюнул чинарик только перед тем, как стрелять

Нужно быть гением чревовещания, чтобы кричать «Стой, кто идёт?» и «Стой, стрелять буду!» с чинариком во рту. Очевидно, что Борисов никого не окликал и стрелял сразу, без предупреждения.

    • А Борисов — тот самый подследственный, очевидно, сумевший как-то выкрутиться (видимо, всего лишь уволенный из армии или чуток отмотавший в штрафбате) — спустя много лет рассказывает кому-то, что с убитым младшим командиром у него на тот момент были давние счёты (ну как «давние» — всего год прошёл с их первой встречи). На гражданке Борисов был шахтёром, а тот типус — каким-то начальником в шахте, и ссора вышла из-за женщины, причём начальник вёл себя нагло, уверенный, что Борисов если и стукнет его разок, то серьёзно покалечить или убить не посмеет (так и вышло). И вот Борисов, уже на военной службе, очень серьёзно и радикально «взыскал должок» («…я обид не забываю скоро…»). Так что догадка — в яблочко, следователь правильно не верил: не знал про ту историю в шахте (при ней не было свидетелей?), но наверняка тоже обратил внимание на «нестыковку с чинариком» и потому упорно подозревал умышленное убийство.
    • И ещё одно откровение: Борисов если и имеет за спиной хулиганское (беспризорное?!) детство и потому некоторые хулиганские привычки (во время той ссоры в шахте он чуть не пырнул начальника ножом, еле сдержался), то уж по крайней мере однозначно ранее не судим и не имеет касательства к профессиональному преступному миру. Потому что в своем рассказе говорит «…я был обижен, зол…». Урка — или просто сиделый мужик — никогда так не выразился бы, он сказал бы «я был огорчён».
  • Пацаны с раёна — «Из детства» (А время как махорочка…).
  • Проституция — «Городской романс» (Я однажды гулял по столице — и). «Понял я, что в милиции делала / Моя с первого взгляда любовь».
  • Решающий первый удар — «Тот, кто раньше с нею был». Вариант вышел печальный и реалистичный — сам же в тюрьму попал, как агрессор.
«

— К чему задаром пропадать? Ударил первым я тогда, Ударил первым я тогда — Так было надо.

»
— .

Песни про любовь[править]

  • Безответная любовь — «Несостоявшийся роман» (У неё / всё своё — и бельё, и жильё), «Тот, кто раньше с нею был» (В тот вечер я не пил, не пел).
  • Бонус для современников — «Ноль семь». В песне 1969 года герой общается с любимой, живущей в другом городе, через набор межгорода и телефонистку Тому с номером «семьдесят вторая». Ныне всё это выглядит довольно странно и необычно.
  • Культ любви — «Баллада о любви» (из фильмов «Стрелы Робин Гуда», «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»):
«

Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мертвых воскрешал, — Потому что если не любил — Значит, и не жил, и не дышал!

»
— .
  • Лебединая верность — «Песня о двух погибших лебедях» из фильма «Стрелы Робин Гуда». Субверсия: лебеди (метафора молодожёнов) гибнут одновременно. «Они упали вниз вдвоем, / Так и оставшись на седьмом, / На высшем небе счастья».
  • Любовь и железяка:
    • «Кораблиная любовь» (из фильма «Контрабанда»): «… В каждый порт уже давно влюблённо / Спешит к нему под чёрное крыло / Стремительная белая мадонна!»
    • «Песня о двух красивых автомобилях», известная также по исполнению Марины Влади (написана для фильма «Точка отсчёта»):
«

Две красивые машины, Словно связанные тросом … Ну, а может, он скажет ей речь На клаксоне… иль что у них есть ещё там. … Светло-серый лимузин! Не теряй её из виду! … Покатились колеса, мосты… И сердца. Или что у них есть ещё там?

»
— Мужчина-автомобиль любил женщину-машину
  • Не дождалась:
    • «Тот, кто раньше с нею был» («Разлука мигом пронеслась. / Она меня не дождалась…»). С фитильком, потому что они были знакомы один вечер).
    • Также «Письмо перед боем» (Полчаса до атаки) и «Песня Вани у Марии» (Я полмира почти через злые бои).
  • Опосредованная передача ругательств — «Песня о нейтральной полосе»: «Повалился он в цветы, охнув по-турецки, / и, по-русски крикнув: — Мать… — рухнул капитан».
  • Разбитый идол — «Она была чиста, как снег зимой…», «Я однажды гулял по столице — и…»
  • Романтический снег — «Она была чиста, как снег зимой…». Субверсия: любимая предала лирического героя.
  • Супружеская измена — дилогия «Два письма»: «Письмо на выставку» (Здравствуй, Коля, милый мой, друг мой ненаглядный…) и «Письмо в деревню» (Не пиши мне про любовь — не поверю я…); шутки ради.

Она:

С агрономом я прошлась, — только ты не думай —
Говорили мы весь час только про тебя.

Он:

С агрономом не гуляй, — ноги выдерну, —
Можешь раза два пройтись с председателем.
  • Тёмный лес — «Лирическая» (Здесь лапы у елей дрожат на весу…). С фитильком: лес отнюдь не зловещий и даже по-своему прекрасный, вот только заколдованный — «уйти невозможно».
  • Я буду ждать тебя — «Белый вальс» («Век будут ждать тебя из моря и с небес»), «Так случилось — мужчины ушли».

Романтические песни[править]

  • Апарт — «Игра в карты в 1812 году». Один из играющих пьяных дворян еле слышно сказал что-то неразборчивое и, видимо, оскорбительное, на что герой ответил: «Но я не слышу ваш апарт! О нет, так не годится!..»
  • Бой-баба — «Скалолазка».
  • Благородный разбойник — «Песня о вольных стрелках»: «По лесной стране гуляет / Славный парень Робин Гуд!» (Из фильмов «Стрелы Робин Гуда» и «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»).
  • Глухое ожидание перемен — «Оплавляются свечи на старинный паркет»:
«

Оплавляются свечи На старинный паркет, И стекает на плечи Серебро с эполет. … Пусть былое уходит, Пусть придёт что-нибудь!»

»
— .
«

И когда pядом pухнет изpаненный дpуг, И над пеpвой потеpей ты взвоешь, скоpбя, И когда ты без кожи останешься вдpуг, Оттого, что убили его, не тебя.

»
— .
«

Свет Новый не единожды открыт, А Старый весь разбили на квадраты. К ногам упали тайны пирамид. К чертям пошли гусары и пираты.

»
— .
  • Крутой лучник — «Баллада о вольных стрелках» (из фильмов «Стрелы Робин Гуда», «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»):

И стрелков не сыщешь лучших. Что же завтра, где их ждут? — Скажет лучший в мире лучник, Славный парень, Робин Гуд

«

Здесь вам не равнина — здесь климат иной. Идут лавины одна за одной, И здесь за камнепадом ревет камнепад…

»
— .
  • Песня о смерти — «Баллада о борьбе» (из этих же фильмов).
  • Песня про море: «В день, когда мы, поддержкой земли заручась…», «Мои капитаны» (Я теперь в дураках — не уйти мне с земли), «Моим друзьям» (Когда я спотыкаюсь на стихах), «Мореплаватель-одиночка» (Вот послал Господь родителям сыночка), «На отход и приход» (Лошадей двадцать тысяч в машины зажаты), «Человек за бортом» (Был шторм — канаты рвали кожу с рук).
    • Метафорически: «Подводная лодка» (Сыт я по горло, до подбородка), «Свой Остров» (Отплываем в тёплый край)
    • Малоизвестные: «При всякой погоде…» «Может быть, моряком по призванию…» (стихи)
    • Любовь двух железяк: «Кораблиная любовь» (Жили-были на море, из фильма «Контрабанда», Высоцкого только текст), (Всему на свете выходят сроки…)
    • Околоводное: «Анатолию Гарагуле» (Ну вот и всё! Закончен сон глубокий! — посвящено капитану, другу Высоцого), «Песня Саньки» (У моря, у порта, из фильма «Интервенция»).
    • Романтика парусов — песни из фильма «Ветер "Надежды"», и не только…
      • «Баллада о брошенном корабле» — деконструкция. «Только мне берегов / Не видать и земель — / С хода в девять узлов /Сел по горло на мель!»
    • Пираты — «Ещё не вечер» (Четыре года рыскал в море наш корсар), «Пиратская» (На судне бунт, над нами чайки реют), «Был развеселый розовый восход…», «Песня Попугая» (Послушайте все, ого-го, эге-гей!).
      • Анахронизм — «Ещё не вечер». В какую эпоху происходит действие? «Четыре года рыскал в море наш корсар» — ну, вероятно, XVII—XVIII века… Галерные рабы просуществовали до середины XVIII века. В штиль фрегат под бом-брамселями и топселями действительно имел больше шансов поймать верховой ветер, чем более мелкое (и, соответственно, имеющее более низкие мачты) пиратское судно. Эскадрой могли назвать любое соединение кораблей, отправленное в плавание для выполнения крупной и цельной задачи, например, борьбы с пиратством в отдельном регионе — для придания его командиру соответствующих полномочий в колониях. Но почему часть пиратов вооружены «кольтами», которые впервые появились в 1836? Обоснуй: автор не особо заботился об исторической точности, а «кольт» написал, потому что «пистолет» не подходил по размеру.
      • Так не доставайся же ты никому! — «На судне бунт». Пиратский капитан выбрасывает за борт добычу, из-за которой разгорелся весь сыр-бор.
  • Прекрасная Зима — «Белое безмолвие» (Все года, и века, и эпохи подряд).
  • Таёжник — «Про речку Вачу и попутчицу Валю»», «В младенчестве нас матери пугали…».
«

…Но четыре тыщи дали Под расчёт — вот это да! Рассовал я их в карманы, Где и рупь не ночевал… <…> То да сё да трали-вали… Как узнала про рубли… Слово по слову у Вали, Деньги по столу шныряли — С Валей вместе и сошли.

»
— Это не халява — герой честно заработал в золотодобывающей артели
«

Если парень в горах не ах, Если сразу раскис — и вниз, Шаг ступил на ледник — и сник, Оступился — и в крик, — Значит рядом с тобой — чужой, Ты его не брани — гони. Вверх таких не берут и тут Про таких не поют.

»
— «Песня о друге»

«Баллада о брошенном корабле». «Если был на мели — / Значит, нету пути?»

Песни про спортсменов[править]

Их планировалось 49 — по числу позиций в лотерее «Спортлото», — но Высоцкий успел написать только эти: «Песенка про прыгуна в высоту», «Песенка про прыгуна в длину», «Песня о сентиментальном боксере», «Песня о штангисте», «Песня про правого инсайда», «Про конькобежца-спринтера, которого заставили бежать на длинную дистанцию», «Профессионалы», дилогия «Честь шахматной короны».

  • Face vs Heel — «На дистанции четверка первачей», про бегунов. Двое точно Heel.
  • «Песня про Джеймса Бонда, агента 007»:
«

Огромная колонна Стоит сама в себе, Но встречает чемпиона По стендовой стрельбе.

Попал во всё, что было, Тот выстрелом с руки — По нём ну всё с ума сходило, И тоже мужики.

»
Его хотят даже парни
  • Кофеман — в памяти народной осталось:
«

Главный академик Иоффе Доказал: коньяк и кофе Вам заменит спорта профи- лактика.

»
— «Утренняя гимнастика»
«

Я ведь нынче занимаюсь и борьбой, и боксом. … Все вдруг стали очень вежливы со мной, и тренер».

»
— .
  • Победить миром — «Сентиментальный боксёр»: «Мне руку поднял рефери, / которой я не бил».
  • Стиль дурака — «Честь шахматной короны» (шутки ради): «Мне же неумение поможет: / этот Шифер[5] ни за что не сможет / угадать, чем буду я ходить». Возможно, это связано с эпизодом из жизни Хосе Капабланки: «Играете свежо, нестандартно, но почему кони на месте? — А мне не рассказали, как они ходят».

Юмор и сатира[править]

  • Антиреклама спиртного/Пьяный — это забавно — «Путешествие в прошлое» (Ой, где был я вчера — не найду, хоть убей), «Про чёрта» («У меня запой от одиночества…»), «Милицейский протокол» (Сказать по-нашему, мы выпили немного), ещё множество.
    • Напиться до зелёных чертей — «Про чёрта» и «Про джинна».
    • Нюхательный клей — «Диалог у телевизора»: «А у тебя самой-то, Зин / Приятель был с завода шин, / Так тот — вообще хлебал бензин!»
    • Осрамиться по пьяни — «Путешествие в прошлое». (Ой, где был я вчера — не найду, хоть убей), «Милицейский протокол».
    • Табуретовка — «Милицейский протокол» («И если б водку гнать не из опилок, / То что б нам было с трёх-четырёх-пяти бутылок?»), «Диалог у телевизора» («…И пьют с утра в такую рань /Такую дрянь!»).
  • Безумие — это смешно — «Жертва телевидения» (герой песни в итоге оказался «…На закрытой на даче (на Канатчиковой даче) / Где, к сожаленью, навязчивый сервис»), «Письмо в редакцию телевизионной передачи…»
  • Береставляет пуквы — «Письмо в редакцию телевизионной передачи…»: «Развяжите полотенце, иноверы, изуверцы!»
  • Вуглускр — «„Москва — Одесса“ через 10 лет» («Песня командировочного»): «Когда начальник мой, Е. Б. Изотов».
  • Зависть — фарсовый поэтический триптих «Завистник», «Автозавистник» и «Автовладелец», выдержанный в стиле «педаль в пол» ради сгущения сатирической интонации.
    • «Завистник»: злобный обыватель-алкоголик люто завидует достатку своего соседа-геолога. «У него на окнах плюш и шёлк, Баба его шастает в халате!..». «У них денег куры не клюют, А у нас на водку не хватает!».
    • «Песня автозавистника». Автомобиль воспринимался в СССР как «не средство передвижения, а скорее роскошь». Поэт живописует истерика, завидующего автовладельцу и готового возводить на него политические обвинения, чуть ли не строчить доносы, в духе «За что боролись?! Частный собственник!!!». Герой песни показательно ненавидит и презирает «очкастого собственника в Жигулях», портит ночами чужие машины и мечтает «их (автовладельцев) к стенке ставить через одного и направлять на них груженый самосвал». Усложняю эксперимент: «Но вскоре я машину сделаю свою — / Все части есть, а от владения уволь: / Отполирую — и с разгону разобью». Разумеется, едва машина готова — сей муж отказывается исполнять свою безумную клятву, а вместо этого едет регистрировать свою новую собственность. Разумеется, после приобретения автомобиля «Нет, чтой-то ёкнуло — ведь части-то свои! … Всё — еду, еду, еду регистрировать в ГАИ!..» Теперь он ненавидит владельцев «москвичей», т. е. более престижных машин.
    • «Автовладелец». Та же ситуация, что в предыдущем стихотворении, показана уже с другой стороны — глазами автовладельца, который заработал достаточно, чтобы купить (а не собрать) себе автомашину. И вот теперь автозавистники завидуют ему и по ночам прокалывают шины… А потом он попадает в аварию. Машине кранты, самому ему повезло не покалечиться — и он облегчённо вздыхает: «Теперь народом я не ненавидим / За то, что у меня автомобиль!».
  • Зависть шамана:
«

Но есть, однако же, ещё предположенье, Что Кука съели из большого уваженья, Что всех науськивал колдун — хитрец и злюка: «Ату, ребята, хватайте Кука!

Кто уплетёт его без соли и без лука, Тот сильным, смелым, добрым будет — вроде Кука!» Комуй-то под руку попался каменюка, Метнул, гадюка, — и нету Кука!

»
— «Одна научная загадка, или Почему аборигены съели Кука»
  • «Они [аборигены Полинезии ] считали, что если съесть печень врага, который сопротивлялся и храбро сражался с тобой, то, естественно, значит, к тебе перейдет его храбрость. Если съешь сердце друга собственного, к тебе перейдет его доброта. Для того, чтоб лучше бегать, надо обглодать коленную чашечку, чтоб лучше стрелять, надо глаз съесть…» (Из выступления Высоцкого перед студентами МФТИ (г. Долгопрудный) 22(?) февраля 1980 г.)
«

И вот лежу я на спине загипсованный, Каждый член у меня расфасованный По отдельности и до исправности, Все будет в цельности и сохранности.

»
— .
«

Проникновенье наше по планете Особенно заметно вдалеке: В общественном парижском туалете Есть надписи на русском языке!

»
— «Письмо другу, или Зарисовка о Париже»
  • Скомпрометированность (в данном случае имеется в виду девальвация награды при награждении по политическим мотивам явно не того человека) — «Отберите орден у Насера». Что такого сделал президент Египта для Советского Союза, что стал его Героем?
  • Сумасшедший фанат — «Песня про Джеймса Бонда, агента 007». Основана на реальном случае, когда Шона Коннери, суперпопулярного на Западе, никто не узнавал в Москве, когда он приехал туда, чтобы сниматься в роли Амундсена в фильме М. Калатозова «Красная палатка». Шутки ради в песне намеренно смешаны супер-агент и игравший его актёр.
«

А то, бывало, встретят у квартиры — Набросятся и рвут на сувениры Последние штаны и пиджаки. … Чтоб граждане его не узнавали, Он к нам решил приехать в одеяле: Мол, всё равно, говорит, на клочья разорвут.

Вы посудите сами: На проводах в ЮСА Все хиппи с волосами Побрили волоса;

С него сорвали свитер, Отгрызли вмиг часы И растащили плиты Прям со взлётной полосы.

»
— Бедный шпиён!
«

Есть телевизор — подайте трибуну, Так проору — разнесётся на мили! Он не окно, я в окно и не плюну — Мне будто дверь в целый мир прорубили.

»
— «Жертва телевидения»
  • Унылый Совок — к примеру, «Поездка в город» (Я самый непьющий из всех мужиков) или дилогия «Письмо на выставку» (Здравствуй, Коля, милый мой, друг мой ненаглядный) и «Письмо из Москвы в деревню» (Не пиши мне про любовь — не поверю я).
    • Или «Инструкция перед поездкой за рубеж» (Я вчера закончил ковку).
«

Могут действовать они не прямиком: Шасть в купе — и притвориться мужиком, А сама наложит тола под корсет… Ты проверяй, какого пола твой сосед!

»
— .

«Как проверить? Лезть под платье — / Так схлопочешь по мордам!»

Фильмы[править]

Высоцкий снялся в немалом количестве фильмов, но для многих зрителей он всё равно был не персонажем, а именно Высоцким. В каком бы фильме он ни снимался…

(Использован материал с «Медузы»). Как актёр Высоцкий прославился в следующих фильмах:

  • «Живые и мёртвые» (1963) — Степанков, весёлый солдат.
  • «Я родом из детства» (1966, реж. Виктор Туров) — капитан-танкист Володя, ветеран войны. Первая по-настоящему заметная роль Высоцкого — не главная, впрочем, главных в этом фильме как таковых нет. Лирическая щемяще-нежная фреска о поколении конца войны, к которому принадлежал и сам Высоцкий; согласно опросам критиков, лучший белорусский фильм всех времён. Звучат песни Высоцкого «Звёзды» (Мне этот бой не забыть нипочём), «В холода, в холода…», «Высота» (Вцепились они в высоту, как в своё); («Штрафные батальоны») — в чужом исполнении./Музыка и тексты песен Высоцкого (две в исполнении автора, остальные — в исполнении Марка Бернеса). В начале фильма дети поют песню «Враги сожгли родную хату», которая была написана в 1950-х годах, а не в войну.
    • Позже по мотивам романа Алеся Адамовича «Партизаны» Туров снял дилогию «Война под крышами» (1967), где Высоцкий появился в маленькой роли полицая, и «Сыновья уходят в бой» (1969). В первом фильме звучат «Аисты» и «Песня о новом времени», а также впоследствии вырезанная «У нас вчера с позавчера…», во втором — «Он не вернулся из боя», «Песня о земле» и «Сыновья уходят в бой», а «В темноте» не вошла.
  • «Вертикаль» (1967, реж. Станислав Говорухин и Борис Дуров) — радист Володя. Фильм, прославивший Высоцкого на весь Советский Союз и ставший по-настоящему культовым. Дружба связала Говорухина и Высоцкого на долгие годы. Своеобразный манифест романтических 1960-х и альпинистского эскапизма. Высоцкий исполняет в фильме пять песен, в том числе легендарную «Песню о друге». Интересно, что его «соавтором» по саундтреку стала авангардистка София Губайдулина.
    • Отказ от рукопожатия — альпинисты не подают руки Володе; предположительно его прошлое омрачено каким-то серьёзным проступком. Эту деталь придумал сам Высоцкий (он сказал Говорухину: «Углубить бы немного и персонажа и сюжет в целом, а то как-то „пустовато“ всё»).
  • «Короткие встречи» (1967, реж. Кира Муратова) — геолог Максим, приятель главной героини. Романтизированный образ героя Высоцкого, вечно отсутствующего дома авантюриста и путешественника, впервые подвергнут критическому анализу: его свободная жизнь и взгляды приводят к возникновению неожиданного любовного треугольника. Прорывной режиссерский дебют Муратовой, первая знаковая роль Нины Руслановой и «Песня-сказка про нечисть».
  • «Интервенция» (1968, реж. Геннадий Полока) — Андрей Жарков, он же Евгений Бродский, он же товарищ Воронов, он же товарищ Степан, он же Мишель (большевик-подпольщик, постоянно меняющий личины). Условная театрально-музыкальная буффонада в брехтовском и мейерхольдовском духе по пьесе Л. Славина о большевицком подполье в Одессе времён Гражданской войны. Главных подпольщиков играют Высоцкий и его товарищ по театру на Таганке Золотухин. Картина была положена на полку и снята с нее только в 1987-м. Среди исполненных Высоцким песен — «Деревянные костюмы». А вот «Песня Саньки» («У моря, у порта…») и «До нашей эры соблюдалось чувство меры…» в фильм не вошли.
    • Есть мнение, что это был никудышный — и излишне претенциозный, не по делу экспериментаторский — фильм. Но его воскресила целая плеяда великолепных актёров: ВВС и Золотухин, Аросева, Копелян, а в эпизодах — Гафт, Штиль, Юрский, Нифонтова, Марлен Хуциев, Толубеев, Катин-Ярцев, Сичкин.
    • Лягушатники-капитулянты — большевики противостоят не только белым, но и французским интервентам, пытаясь агитировать солдат — чтобы они отказались воевать.
    • Мальчиковое имя — юная подпольщица Санька.
    • Пейсы, кашрут и день субботний — Бродский и аптекарь Соломон Шустман. А также куплетисты, которые поют, яко певчие в синагоге, отметивший этот факт налётчик Филя и аккомпанирующие ему скрипачи.
    • Предательство или смерть? — «Следователь сперва будет ласков. Он предложит папиросу, потом предложит жизнь. Папиросу можно взять, а от жизни придётся отказаться».
  • «Служили два товарища» (1968, реж. Евгений Карелов) — белогвардейский поручик Брусенцов. Высоцкий играет редчайшего даже для кино 1960-х персонажа — романтического белогвардейца, которому публика сочувствует едва ли не больше, чем «положительным» героям-красноармейцам. Сцена несостоявшегося убийства им коня и самоубийства после того, как он потерял жену Сашеньку, — одна из самых знаменитых в кино тех лет. А ещё в этом шедевре раскрыта тема первого кинематографа молодой советской республики.
    • Анахронизм — одного из главных героев убили из снайперской винтовки Мосина… принятой на вооружении аж в 1930 г.
    • Дойти до самоубийства — Брусенцов был вынужден бросить любимого коня на берегу. Глядя, как конь бросился в воду и пытался его догнать, поручик не выдержал и застрелился.
    • Параноик был прав — Брусенцов предположил, что красные пойдут не штурмовать укрепления на Перекопе, а вброд через Сиваш. «- Да вы с ума сошли? — Ну допустим. А вдруг они тоже?»
    • Последняя затяжка — субверсия. Героев, принятых за белых шпионов, собираются расстреливать, но один из них слышит звук приближающейся машины и тянет время, прося покурить. Не зря тянул — приехал начальник штаба полка, знающий их в лицо.
    • Украсть шоу — роль Высоцкого безбожно порезали, потому что нельзя же позволить белогвардейцу украсть шоу у красноармейцев! Хотя и красноармейцы не лыком шиты: Олег Янковский и Ролан Быков. У таких пойди укради шоу!
  • «Хозяин тайги» (1968, реж. Владимир Назаров) — бригадир сплавщиков Иван Рябой, уголовник, на которого падает подозрение в ограблении магазина. Сам фильм по повести и сценарию «деревенщика» Бориса Можаева — первый из трёх детективов про участкового Серёжкина, которого здесь играл тот же Золотухин. (Кстати, на Таганке ставили спектакль по повести того же Можаева «Живой», и его запретила лично министр культуры СССР Екатерина Фурцева). Звучат «Дом хрустальный» («Если я богат, как царь морской…») и «Песня Рябого» («На реке ль, на озере…»), а также русская народная песня «Ой, мороз, мороз…». А вот песня «Сколько чудес за туманами кроется…» не вошла.
  • «Опасные гастроли» (1969, реж. Георгий Юнгвальд-Хилькевич) — Николай Коваленко, большевик-подпольщик, легендированный как «конферансье Жорж Бенгальский». Вторая после «Интервенции» (но публика увидела ее первой) музыкально-приключенческая лента с Высоцким о революционном подполье в Одессе, основанная на воспоминаниях А. Коллонтай о том, как они с М. Литвиновым ввозили оружие. Цензура потребовала поменять оружие на листовки. На роль шансонье Бенгальского, который, естественно, исполняет с экрана свои куплеты, режиссёр с самого начала хотел пригласить Высоцкого, несмотря на сопротивление чиновников из Госкино. Картина стала хитом советского проката. Звучат «Баллада о цветах, деревьях и миллионерах», «Песня о старой Одессе», «Романс» (Было так — я любил и страдал), а «Цыганская» (Камнем грусть висит на мне…) вошла в исполнении Рады и Николая Волшаниновых.
    • Город, которого нет — агент охранки убивает Бенгальского во время выступления театра в Петербурге.
  • «Плохой хороший человек» (1973, реж. Иосиф Хейфиц) — зоолог фон Корен. Это экранизация «Дуэли» Чехова автором знаменитой «Дамы с собачкой» Хейфицем. Высоцкий играет максималиста, вознамерившегося избавить мир от воплощающего слабость и безвольность Лаевского (Олег Даль). На съёмках в Крыму Высоцкий написал знаменитые «Чёрные бушлаты».
  • «Единственная дорога» (1974, реж. Владо Павлович) — Солодов, пленный шофер. Этот фильм совместного с Югославией производства снимался в Черногории. Звучит песня «Приговорённые к жизни» («В дорогу — живо! Или — в гроб ложись…»), а «Если где-то в глухой, неспокойной ночи…» и «Расстрел горного эха» («В тиши перевала, где скалы ветрам не помеха…») не вошли.
  • Не путать с фильмом «Единственная» (1975), в котором роль Высоцкого — Борис Ильич, руководитель хорового кружка, бабник и неудачник.
  • «Бегство мистера Мак-Кинли» (1975, реж. Михаил Швейцер) — Билл Сигер, уличный певец (образ представляет собой некую смесь из черт самого Высоцкого и отсылки к Питу Сигеру — реальному лицу). Это не столько научная, сколько фантасмагорическая экранизация книги Леонида Леонова о путешествиях во времени. Высоцкого специально пригласили как исполнителя роли певца и автора песен, и он создал около десятка баллад, но в финальный вариант картины вошли только две: «Баллада о манекенах» и «Баллада об уходе в рай».
    • Face vs Heel. «Марш футбольной команды „Медведей“» (речь об американском футболе) — намекается, что эти «Медведи» по типажу представляют собой Heel. Сами «Медведи» этим скромно гордятся — это ведь помогает побеждать. И вдобавок «в тиски медвежие попасть к нам — не резон; но те же наши лапы — нежные для наших милых девочек и жён».
    • Жизнь есть сон — именно сон, занимающий большую часть жизни, помогает протагонисту решиться на создание семьи. До этого он все боялся…
  • Пришелец из прошлогос прикрученным фитильком, потому что основная часть фильма происходит в настоящем, из которого Мак-Кинли отчаянно пытается сбежать в будущее, заполучив место в сальватории — специальном заведении, где людей вводят в гибернацию на несколько сотен лет. В будущее Мак-Кинли попадает только в финале, да и то не на самом деле.
    • Родился не в ту эпоху: после создания своеобразной «машины времени в один конец» некоторые люди стали считать, что их место — в будущем. С фитильком — не факт, что им там понравится.
«

…Разбудит вас какой-то тип И пустит в мир, где в прошлом — войны, боль и рак, Где побежден гонконгский грипп. На всем готовеньком ты счастлив ли, дурак?!

»
— «Баллада об уходе в рай»
  • «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» (1976, реж. Александр Митта) — Ибрагим Ганнибал. Это очень вольная и ироническая, чуть ли не сказочная интерпретация незаконченного пушкинского «Арапа Петра Великого», которого дописали сценаристы. Высоцкий написал специально для фильма песни «Разбойничья» и «Купола», но они «задавали высоту, до которой картина уже не могла дотянуться», и Митта решил от них отказаться.
    • Blackface — Высоцкий откровенно выглядел как ряженый. Вероятно, грим нарочно сделали условным, чтобы Высоцкий сохранил свою узнаваемую внешность любимого многими актёра. По старой версии Ибрагим Ганнибал эфиоп, а у эфиопов семитские корни как у арабов и евреев, поэтому у большинства эфиопов негроидные черты чисто номинальные, да и вообще эфиопский народ сформировался под воздействием выходцев из Аравии. (Новые исследования с лёгкой руки Владимира Набокова утверждают, что Ганнибал мог быть из народа котоко (макари, мантаге), которые ближе к неграм, из котокского султаната Логон (территория Чада и Камеруна)). В общем, Высоцкий со своими грубоватыми чертами лица в гриме натуральный такой эфиопский принц, жаль только, волосы ему не додумались завить (или хотя бы парик надеть).
  • Телефильм «Маленькие трагедии» (1979, реж. Михаил Швейцер) — дон Гуан. В исполнении Высоцкого Гуан — страстный, увлекающийся, искренний человек, начисто лишенный цинизма и прагматизма герой, в которого влюблялись не только женщины Севильи, но и зрители.
  • Мини-сериал «Место встречи изменить нельзя» (1979) — Глеб Жеглов. Снято очень близко к роману братьев Вайнеров «Эра милосердия», но акценты расставлены настолько по-другому, что посыл получился прямо противоположный. Владимир Высоцкий настолько запомнился зрителям, что иллюстраторам оригинального романа потом приходилось рисовать Жеглова под Высоцкого.

Эпизоды[править]

А в этих фильмах у него роли второго плана или совсем маленькие эпизоды, но они ярки и хорошо запоминаются:

  • «Сверстницы» (1959) — Петя, студент театрального.
  • «Карьера Димы Горина» (1961) — Софрон, шофёр.
  • «713-й просит посадку» (1962) — Билл Томсон, американский морпех.
  • «Увольнение на берег» (1962) — Пётр, матрос.
  • «Штрафной удар» (1963) — Никулин, бегун на короткие дистанции, которого заставили бежать на длинные, а он не хотел гимнаст, которого заставили быть наездником.
  • «Наш дом» (1965) — радиотехник.
  • «Война под крышами» (1967) — полицай на свадьбе (в титрах не указан).
  • «Белый взрыв» (1969) — капитан.
  • «Их двое» (1977) — Ласло, возлюбленный Марии (в этой роли Марина Влади).

Фигня[править]

И наконец, эти кинороли сам Высоцкий очень не любил вспоминать, расценивая их как «проходные, случайные, конъюнктурные»:

  • «На завтрашней улице» (1965) — Маркин, бригадир на стройке.
  • «Стряпуха» (1965) — Андрей Пчёлка, тракторист (роль озвучена другим актёром).
  • «Саша-Сашенька» (1966) — Высоцкий в роли самого себя. Только его почему-то озвучил… другой певец. Очевидно, не хотели раздражать публику его хриплым голосом. Высоцкий прямо-таки ненавидел эту работу, жалел, что сыграл там и что отдал туда одну из своих любимейших песен («х…вее некуда, зря потерянное время»).
  • «Четвёртый» (1972) — журналист, названный «Он». Это американский коммунист, жертвующий собой ради спасения товарищей, а потом разоблачающий провокацию американских же спецслужб против СССР.

Не помещайте в этот список напористого комсомольца Пыртикова из антирелигиозного фильма Ф. Филиппова «Грешница» (1962). Роль была целиком вырезана из прокатной версии фильма по цензурно-идеологическим соображениям, а вот из титров ее выкинуть забыли.

Фильмы с песнями ВВС[править]

  • «Иван да Марья». Здесь царь Евстигней XIII слышит песню о самом себе — и ликует: «Песни про меня слагают!». Но его восторг был преждевременен — его не воспевают, а высмеивают в крамольных частушках.
    • Тьма не есть зло: главный герой, попадая в царскую темницу, встречает там Тимошу — тюремного домового. В каждом здании должен быть свой домовой, и Тимоша, в отличие от своих братьев, охраняет тюрьму. У него доброе сердце, но сам домовой за годы жизни в темнице стал внешне похож на стереотипного Кощея Бессмертного.
  • «Одиножды один» (1974, реж. Геннадий Полока).
    • Гуси-лебеди — «Песня о черном и белом лебедях» (Ах! В поднебесье летал).
  • «Стрелы Робин Гуда» (1975, реж. Сергей Тарасов). Высоцкий написал для фильма шесть песен: «Баллада о времени» (Замок временем срыт и укутан, укрыт), «Баллада о вольных стрелках» (Если рыщут за твоею), «Баллада о Любви» (Когда вода Всемирного потопа), «Баллада о борьбе» (Средь оплывших свечей и вечерних молитв), «Баллада о ненависти» (Торопись! Тощий гриф над страною кружит), «Баллада о коротком счастье» (Трубят рога: скорей! скорей!). По требованию цензуры их убрали из фильма, заменив двумя на хоть какую-то музыку Раймонда Паулса. Позже на телеэкране и DVD появилась первоначальная версия.
    • И умерли они в один день — Алан и Анна погибают сразу после венчания. «Ну и забава у людей / убить двух белых лебедей! … Они взлетели вверх вдвоём, так и оставшись на седьмом, на высшем небе счастья!» («Баллада о двух погибших лебедях»/«Баллада о коротком счастье»)
    • Пощадить ребёнка — Гай Гисборн убил всю семью своего шута Клема, когда тот был совсем маленьким. А тот это запомнил…
    • Право первой ночи — «И маленькие дурачки будут от тебя!».
    • Флэшфорвард — в начале фильма под Сборным дубом сидит сам Робин и несколько его товарищей, утомлённых сражением на болоте с Ноттингемским шерифом и его людьми. Само сражение произошло в конце.
    • В 1982 г. тот же Тарасов снял фильм «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» по роману В. Скотта «Айвенго». Увы, экранизация стала жертвой нещадной брежневской цензуры — велели выпилить вообще всю еврейскую линию. От нее остался только эпизод, где Исаак из Йорка (Григорий Лямпе) расшифровывает девиз Рыцаря, Лишенного наследства. Заплатками на вырезанное и легли первые четыре баллады из «Стрел» — те, что подходили по сюжету, и фильм на этом вырулил. Один успешный штурм замка Торкильстон под «Балладу о борьбе» чего стоит! (В «Стрелах Робин Гуда» эта песня сопровождала финальную битву в болоте, грязную и кровавую, заменяя шум сражения). Справедливости ради, исполнитель главной роли Борис Хмельницкий сделал для воскрешения не меньше.
  • «Ветер „Надежды“» (1977, Станислав Говорухин). Романтика парусов — весь фильм, в общем-то, об этом (в современном сеттинге), а в остальном практически ни о чём. Да, ещё песни Высоцкого красивые.
  • «Вооружён и очень опасен» — красный вестерн по брет-гартовскому «Габриэлю Конрою», (1977, реж. Владимир Вайншток — тот самый, который снимал «Остров сокровищ» с Дженни в 1937 г.!). Песни исполняет Людмила Сенчина («Не грусти», «Очень опасен», «Расскажи, дорогой»).
    • Идеология в адаптации. По книге Габриэль Конрой в финале счастливо живёт с женой в богатстве и довольстве, найдя серебряную жилу; в фильме богатство (нефтяная скважина) приносит Габриэлю одни беды, жена его гибнет, друзья отворачиваются, и в итоге он поджигает месторождение нефти и уходит к старателям. Конечно, такой плакатной пропаганды, как в «Комсомолке Дженни», тут нет, а общий нравственный посыл гораздо шире отдельно взятой советской идеологии, но то, что создатели фильма отвергли «капиталистические» ценности Брет Гарта — факт.
    • Хроническое спиннокинжальное расстройство:
«

Кто доверял ему вполне — Уже упал с ножом в спине…

»
— «Очень опасен»

Театр[править]

Играл он с 1960 г., и наиболее известен период с 1964 г. — в Театре на Таганке, известном своим новаторством в форме и вольнодумством в содержании. Режиссёром был Юрий Любимов, коллегами — Иван Бортник, Алла Демидова, Иван Дыховичный, Валерий Золотухин, Вениамин Смехов, Семён Фарада, Леонид Филатов, Нина Шацкая, Леонид Ярмольник. Написанные Высоцким для спектаклей песни иногда серьёзно влияли на постановку.

Пьесы[править]

  • «Жизнь Галилея» (с 1966, Б. Брехт) — заглавный герой. «Высоцкий появился на сцене с оптическим инструментом, посмотрел через подзорную трубу в небо, затем взлетел на стол и сделал сделал первый трюк — стойку на руках».
  • Вам хорошо осуждать. Галилей под угрозой пыток отрекается от своего учения, после чего его бросают ученики, да и сам он живёт в состоянии перманентной депрессии. Собственно, с фига ли? Человек офигительно много сделал для науки. Труды его исследований сохранены и многим ещё помогут. Вот неужели заслуженный старик (в пьесе на момент отречения ему под семьдесят, но в реалиях XVII века «под семьдесят» сопоставимы с нашими «за девяносто») не имеет морального права провести остаток своих дней в спокойствии, а непременно обязан умереть под пытками? Кстати, по пьесе Галилей все последующие годы тратит на новые исследования, за что его прощает лучший ученик Сарти, но сам учёный к себе неумолим: «Больше к науке себя не причисляю!». Да, сама по себе авторская мысль о том, что человек науки должен соответствовать своему высокому статусу ещё и морально, очень даже неплоха, но реализация слишком уж безжалостна. В конце концов, брехтовский Галилей боролся за своё учение тоже довольно долго и энергично, пока совсем уж к стенке не припёрли.
  • «Послушайте!» (с 1966, по Маяковскому) — одна из ипостасей поэта: «в кепке, с бильярдным кием».
  • «Пугачёв» (с 1967 (?), С. Есенин) — Хлопуша. «Роль Хлопуши была небольшой — всего сто строк, однако эпизод, связанный с этим персонажем, стал кульминацией всего спектакля. Сцена, во время которой герой рвался в цепях, сопровождалась жутким кандальным звоном».
    • А кто, скажите на милость, играл Пугачёва? Если что, это был Николай Губенко.
    • Также звучат куплеты Высоцкого, написанные для троих мужиков с балалайкой, ложками, жалейкой: « — Ну, что, Кузьма? / — А что, Максим?».
  • «Добрый человек из Сезуана» (с 1969, Б. Брехт) — безработный лётчик Янг Сун.
  • «Гамлет» (с 1971). Пьеса была поставлена в эстетике антисеттинга. И не удивляло, что принца играл хриплый мужик с гитарой, в чёрных вельветовых джинсах и чёрном свитере ручной вязки.
  • «Вишнёвый сад» (с 1975, реж. Анатолий Эфрос) — Лопахин.
  • «Преступление и наказание» (с 1979, последняя роль) — Свидригайлов.

Представления[править]

  • «Антимиры» (ранее «Поэт и театр», с 1965, поэтическое представление по А. Вознесенскому) — «Ода сплетникам» на свою музыку, фрагменты из поэмы «Лонжюмо», стихотворение «Монолог актёра», позже «Песня акына» («Не славы и не коровы…»), поэма «Оза» (с употреблением нецензурного слова).
  • «Павшие и живые» (с 1965, по стихам и песням о войне; идея Константина Симонова, авторы — Давид Самойлов, Юрий Левитанский, Борис Грибанов, Михаил Анчаров, Павел Коган, Сергей Крылов, Булат Окуджава, Галина Шергова). Высоцкий предложил ряд песен, вошла только «Солдаты группы „Центр“». Он читал стихи Михаила Кульчицкого, пел песни поэтов Юрия Левитанского («Дорога») и Анатолия Вертинского («Каждый четвёртый»), играл роли Гитлера и Чаплина в новелле «Диктатор-завоеватель». Также Высоцкий сатирически исполнял роль «энкавдэшника», но эпизод исключили, а в 1972 Высоцкий был введён на роль Семёна Гудзенко, стихами которого «Нас не нужно жалеть…» заканчивался спектакль.
  • «Берегите ваши лица» (1970, по А. Вознесенскому) — стихотворение Вознесенского «Я — в кризисе. Душа нема», свои «Песня о нотах» («Я изучил все ноты от и до…») и «Охота на волков». Спектакль прошёл три раза и был запрещён.
  • «В поисках жанра» — сборный концерт артистов театра — открывался песней Высоцкого «Мы вращаем Землю».
  • Спектакль «Владимир Высоцкий» был поставлен коллегами в его память.
  • Слепили из того, что было: «Шагают бараны в ряд» — сильно сокращенная «Песня о классовом враге» плюс первый куплет «Бараньего марша» («Kälbermasch») в качестве припева. Автор текста — Бертольд Брехт.

Песни[править]

  • Эффект голубого щенка — «Она играет голубую роль, / Мне голубая роль необходима!» («Песня Геращенко» для спектакля «Последний парад»). Высоцкий, похоже, даже не заметил, что у него получилась двусмысленность.

Литература[править]

Поэзия, или Стихи, не ритмизованные под гитару[править]

«

И герои все были развенчаны, Оказались их мысли преступными.

»
— «Из-за гор — я не знаю, где горы те…»
«

В моем мозгу, который вдруг сдавило Как обручем, — но так его, дави! — Варшавское восстание кровило, Захлебываясь в собственной крови…

Дрались — худо, бедно ли, А наши корпуса — В пригороде медлили Целых два часа. В марш-бросок, в атаку ли — Рвались, как один,- И танкисты плакали На броню машин…

Военный эпизод — давно преданье, В историю ушел, порос быльем, — Но не забыто это опозданье, Коль скоро мы заспорили о нем.

Почему же медлили Наши корпуса? Почему обедали Эти два часа? Потому что, танками, Мокрыми от слез, Англичанам с янками Мы утерли нос!

А может быть, разведка оплошала — Не доложила?.. Что теперь гадать! Но вот сейчас читаю я: Варшава — И еду, и хочу не опоздать!

»
— Взгляд поэта (а не историка) на Варшавское восстание
«

Девушка под поезд — все бывает, — Тут уж — истери не истери, — И реаниматор причитает: «Милая, хорошая, умри! Что ты будешь делать, век больная, Если б даже я чего и смог?! И нужна ли ты кому такая — Без всего, и без обеих ног!»

»
— Врач-реаниматор — это значит: должен оживлять
  • Остерегайтесь тихих — «Я уверен как ни разу в жизни…»: «Если ты ругаешь даже тихих / Или ссоришься, / Знай, что эти люди — тоже психи. / Ох, напорешься!»
  • Пасхальное яйцо — в балладе «На спор» действие происходит в годы Второй мировой войны. Там упоминается «майор Кохановский», который некогда преподнёс главному герою наградной браунинг. Игорь Кохановский (род. 1937) — инженер и поэт-песенник, соученик Высоцкого, который пел на слова Кохановского песню «Бабье лето» и посвятил ему «Мой друг уехал в Магадан» и «Я расскажу тебе про Магадан».
  • Творческий кризис — «И не пишется, и не поётся…»
  • Эффект голубого щенка:
    • «Напоследок сладкое — Стало быть, кончай [трапезу]!» («Дорожный дневник», часть VI).
    • «А ну-ка, кончи-ка [т. е. прекрати играть], Гармонь хрипатая!» («Вагоны всякие…»)
  • Эпидемия самоубийств — стихотворение «День без единой смерти» (название условное). Человечество на день обрело бессмертие, можно было убивать сколько хочешь (всё равно не убьёшь!), что ближе к кульминации спровоцировало массовые (но, естественно, безуспешные) суициды.
«

Объявлен праздник всей земли — День без единой смерти! … Кто смог дерзнуть, кто смел посметь?! И как уговорил он смерть? Ей дали взятку — смерть не на работе. Недоглядели, хоть реви, — Он взял да умер от любви — На взлете умер он, на верхней ноте!

»
— Стихотворение без названия
«

…И тот, кто раньше понимал Смерть как награду, и как избавленье — Он бить старался наповал. А сам в то время напевал Что, дескать, «помнит чудное мгновенье»…

»
Диссонирующий саундтрек

«Детская поэма»[править]

Почему-то этот факт малоизвестен, но поначалу Владимир Семёнович отчаянно пытался закрепиться в качестве официального советского детского поэта. Попытка, блестящая по исполнению, но зарубленная и затоптанная цензурой под абсурдным предлогом «советские дети не такие!». И написал «Что случилось в пятом „А“, или Ничего такого у Витьки Кораблёва и друга закадычного — Вани Дыховичного» — этакий поэтический «СССсюР». Чего, собственно, поэту и не простили. «Парадоксальной экранизацией» вполне можно счесть короткометражный фильм «Колыбель» 2009 года.

  • Пасхальное яйцо — один из юных героев поэмы назван в честь Ивана Дыховичного (1947—2009), актёра Театра на Таганке, а впоследствии, уже после смерти Высоцкого — кинорежиссёра, сценариста и продюсера.
  • Теперь в космосе! — герои строили ракету, но, на их счастье, она не взлетела. Но им показалось, что взлетела и где-то села. «Быть не может! Неужели до Венеры долетели? Или, может быть, забылись и случайно прилунились?.. Что же это за планета? Мы ж летели полчаса!.. Слышишь, Витька? Я ведь где-то слышал эти голоса!». Причём поначалу приключения Витьки и Вани никак не были связаны с космосом (просто мельком упоминалось, что они живут «в век космических полётов» и что «Титов на тренировки Пушкина с собою брал»), и только во второй части поэмы обоих главных героев обуяла мечта о самостоятельном космическом путешествии.
    • Кстати, сюжет немного напоминает рассказ «Спутник Лира-3» украинского писателя Всеволода Нестайко. Только там использовалась самодельная катапульта с бочкой.
    • «Денискины рассказы» напоминает ещё больше. Да и фамилия у Дениски как раз Кораблёв!

Проза[править]

«Роман о девочках»[править]

Единственное крупное прозаическое произведение; остался неоконченным. Состоит из нескольких кусков, описывающих жизнь персонажей, от первого и третьего лица, с авторскими вставками. Театр «У Никитских ворот» поставил по нему спектакль.

Персонажи[править]
  • Тамара Максимовна Полуэктова, 23 г., POV. Училась в ГИТИСе, отчислена за «моральное разложение». Летом подрабатывала пионервожатой. Незаконно занимается проституцией, законно — всё время меняет места работы, а последние восемь месяцев вовсе тунеядствует.
    • «…Прекрасная и повзрослевшая, худая и стройная, в черных очках и голубом, летнем уже, пуловере и джинсах. Просто так вошла, а не влетела как ангел, и пахло от нее какими-то духами, выпивкой и валерьянкой, и синяки были на лице ее, хотя тон был с утра уже положен, и густо положен. Но ничего этого Колька не заметил».
  • Её отец, Максим Григорьевич, POV. Алкоголик и домашний тиран, который жестоко убил щеночка и выгнал зимой на улицу дочерей в одних ночнушках. Бывший старшина внутренних войск МВД — служащий внутренней охраны различных заведений разветвлённой нашей пенитенциарной системы, а ныне пенсионер-язвенник. Имеет орден Боевого Красного Знамени, однако получен он за выслугу лет. Двадцать пять лет отслужил — и повесили. Помрёт только года через три-четыре, как раз накануне свадьбы Тамаркиной с немцем.
    • Некоторое время работал пожарным в театре, где играл Саша. На пьянке по случаю Дня Победы, когда Саша стал расспрашивать его про орден, ляпнул: «Я, Саш, Тухачевского держал! За руки, чтоб не падал. Где надо! — Про Тухачевского, конечно, загнул. Это просто фамилия всплыла как-то в его голове. Но других он держал, тоже очень крупных». Сашу, вопреки ожиданиям, это не порадовало.
  • Коля «Коллега» Святенко, любовник Тамары, POV. В детстве и отрочестве гонял голубей и подворовывал их. «Легенды о нем ходили по всему району — как он запросто так по карнизу ходил, как избил да выгнал четверых или пятерых даже ханыг, которые приходили подглядывать в женские бани». «Играл на гитаре, пел блатные переживательные песни, курил что-то, пахнувшее терпко и вкусно». А главное — первая любовь и первый мужчина Тамары. В сентябре, когда ей едва исполнилось 16, а ему было 25, он соблазнил, «но не бросил, как положено, а просто пошел под суд. Я уже умела курить и пить. Не он, так другой бы научил — только хуже». Легальное занятие до ареста — «работал где-то в кинотеатре — рисовал рекламу, по клеточкам. Фотографию расчертят на клеточки, а потом каждый квадрат перерисовывают в увеличенном варианте, чтобы похоже было». Отсидел три года под Карагандой, где добывал уголь. Писем он не получал, даже сестрам запретил настрого писать. После ареста собрался работать таксистом. А пока что пришёл в гости к Тамаре, которую не переставал любить всю отсидку, и просил поцеловать…
«

Ездил Николай на «конку» продавать «подснятых» голубей: монахов, шпандырей, иногда и подешевше — сорок, чиграшей и прочих — по рублю, словом, каких повезло. А на рынке уже шастают кодлы обворованных соседей и высматривают своих голубей. — Сколько хочешь за пару понятых лимунистых? — Сто пятьдесят. — А варшавские почем? … – Нате, волки позорные, берите всех! – И совал Колька голубей опешившим врагам своим. – Сами ток что взяли по сто двадцать у Шурика с Малюшенки.

»
— Это была наглая ложь
    • «Томку я не обижаю и другой никто не обидит. Вся шпана, ее завидев, в подворотни прячется и здоровается уважительно. А если бы не я — лезли бы да лапали. Так что со мной ей лучше».
  • Толик Шпилевой, лагерный приятель Кольки, «пассажир» (по поездам да такси), зашедший вмести с ним и коньяком «Двин» к гр. Полуэктову.
  • Питер Онигман, немец из ФРГ, с которым Тамара спала в гостиничном номере и «взяла без спросу восемьсот марок из бумажника». «Онигман готов был жениться на ней, даже если у нее незаконченное высшее образование, даже если она комсомолка, секретарь генерала КГБ, космонавт, вдова или мать-героиня, — но он не мог, если она без спросу взяла, даже нет — просто раскрыла его бумажник». «Отец его был в плену, в Сибири, и хотя вывез оттуда больше теплых воспоминаний, но были и холодные — например, зима».
  • Приятельница Тамары Лариса, разговорница из Мосэстрады, и Володя, временный сожитель, «возивший её в последние поездки, парень веселый, добрый и деловой». «Полгода назад была влюблена в Кулешова. …Даже слова иногда не слушала Лариса, а только голос, от которого — мурашки по коже и хорошо становилось на душе, хотя надрыв и отчаяние были в песнях, и слова — грубые и корявые». Сблизилась с Тамарой, надеясь, что Саша обратит внимание и на неё. В ходе очередного обмена сплетнями рассказала: «А у меня вчера Кулешов был с новой девочкой. Хорошенькая такая, молоденькая. Он влюблён, как я уже давно не видела, воркуют они и за ручки держатся». Тамара упала в обморок, длившийся сорок минут, и Володя сказал Ларисе: «А может, ты нарочно? Нельзя, милая, быть такой мразью завистливой!»
  • Персонажи-призраки:
    • Саша (Александр Петрович) Кулешов, лет тридцати пяти. Артист театра, «маленький и хрипатый, который песни сочиняет и поёт», нынешний любовник Тамары. В тексте Коля поёт песни Высоцкого, а Тамара говорит, что их автор — Саша. Также Максим Григорьевич вспомнил «Про Нинку-наводчицу» и подумал, что актёр «похож чем-то на бывших его подопечных». А Коля про него говорил: «Он вроде где-то сидит или даже убили его. Много про него болтают. Мне человек десять совсем разные истории рассказывали. Но наверное, всё врут».
    • Старшая сестра Тамары Ирина и её муж Борис Климов, инженер из «ящика» (т. е. секретного предприятия или НИИ), персонажи-призраки. Увлекаются альпинизмом.
    • Мать Тамары и Ирины, работник торговли, зав. овощным отделом, персонаж-призрак.
    • Виктор, художник, прежний сожитель Ирины, который заставил её сделать приведший к бесплодию аборт и вообще относился к ней по-свински, персонаж-призрак.
    • Лёнька Сопеля, напарник Кольки по птицекрадству.
    • Тамара Петровна, по прозвищу Морковка, классный руководитель Тамары и учительница ботаники, педагог-садист.
    • Шурик «Внакидку» Голиков, заключённый Бутырки, который прятал карты на проводящем обыск в камере Полуэктове.
    • Сосед Максима Григорьевича, молоденький, который занимается горючим для ракет. «Уехал он недели две назад — на этот Байконур. Поедет, а через неделю в газетах: „Произведен очередной запуск Космос 1991“.»
    • Герман Абрамович, хирург, который оперировал Максима Григорьевича, оставил только треть желудка и предупредил: «Глядите! Будете пить — умрете, а так — года три гарантия». «А он уже пьет запоями четвертый год и жив, если можно это так назвать».
Тропы и штампы[править]
  • Аллюзия. «Жили они по большей части в одной комнате с родителями, и родители, думая, что они спят, конечно же… Но они не спали и всё слышали. Справедливо все-таки замечено древними — во всем виноват квартирный вопрос» — отсылка к «Мастеру и Маргарите».
  • Добрый секс, злой секс:
«

— Да ты же пацан совсем, — говорила одна Кольке, который пришел туда в первый раз. — Молчи, шалава! — сказал тогда Колька как можно грубее и похожее на старших своих товарищей, прогоняя грубостью свой мальчишеский страх. Девица поцеловала его взасос, обняла, а потом сказала: — Ну вот и все! Ты — молодец. Хороший будешь мужик. Помнил ее Колька благодарно, потому что не был он тогда молодцом, а так… ни черта не понял от волнения и нервности. А другая девица, которая отхлебывала из горлышка водку, рассказывала с подробностями, как Колькиной сейчасной любовнице, год назад ломали целку. Был это некто Виталий Бебешко, знаменитый бабник и профессорский сын. Все это Колька слышал и никак не мог сосредоточиться и понять — хорошо ему или нет.

»
— Потеря девственности Колей
    • Коля «соблазнил ее как-то случайно и просто: целовал, целовал, влез под кофточку, расстегнул пуговки — одну, другую, а там уж она неожиданно вдруг и сказала: — Пусти! Я сама. — И сама, действительно, разделась». (Потеря девственности Тамарой).
  • Изнасилование — худшее из зол — аверсия. «Потом были и другие, совсем еще девчонки. Их заволакивали в тир насильно, они отдавались из-за боязни и потом плакали, и Кольке их было жалко». Обоснование: таковы блатные понятия.
  • Микротрещины в канве — в одном месте написано, что Коля сел за неудавшуюся какую-то кражу, в другом — что его арестовали за пьяную какую-то драку с поножовщиной и оскорблением властей. «Грозило ему от двух до семи по статье 206 „б“». По версии Коли, «Играли в „петуха“ во дворе. Один фраер хорошо разбанковался, а я, хоть и выпимши, вижу — передергивает он. Я карты бросил и врезал ему». «А я вашего брата недолюбливал, теперь люблю больше себя, а тогда дурной был — не понимал еще, что власть надо любить».
    • Обоснование: «Роман…» не был полноценно закончен, не говоря уж о редактуре. Там вообще много сырого, но надо понимать, что это черновик.
  • На тебе! «А могли бы ведь Тамары, Веры, Люды и Галины пойти, скажем, в Мосторг и купить там то, другое, третье и даже джинсы и „Мальборо“, и тогда трудно бы было дорогим нашим иностранным гостям без знания почти что языка доволакивать их до постелей в номерах отелей».
  • Подглядывания за голым. «Ханыги приходили со второго этажа подглядывать в женские бани. И глядеть-то они могли только в предбанник, где и не все голые, да и видно только от поясницы и ниже, а выше — не видно, — а какой интерес видеть зад без лица!»
  • Промискуитет. «Совсем еще пацана, брали его старшие ребята с собой к гулящим женщинам. По нескольку человек в очередь пропускали они ребят, у которых это называлось — ставить на хор».
  • Самоубийствоаверсия. Администраторшей кинотеатра, крашеная яркая блондинка, с которой у Коли был роман, казалась самым верхом совершенства и красоты. Но она «оставила его ради какого-то циркача — гонщика по вертикальной стене, и Колька чуть было с собой не кончил. Но не стал, а подошел к окончанию аттракциона с явным намерением покалечить циркача, а потом заглянул в павильон и был потрясён и ошарашен».
    • Неудачное самоубийство — после отчисления из училища Тамара отравилась, но «когда откачали и когда вернулось сознание, — больно, страшно и стыдно».
  • Студент и школьница — Коля хоть и не студент, но Тамара к началу их романа была школьницей, и возрастной разрыв аналогичный.
  • Супружеская измена — Саша «женатый всё же человек, с дитём». Но потом «развёлся с женой и жил один — квартиру снимал», но «даже и не заикнулся о женитьбе на ней».
  • Тюрьма развивает — «Колька всего Шекспира перечитал в лагерной библиотеке, да и не только Шекспира. За всю жизнь свою Колька не прочитал больше, чем там. Какой-то зуд у него был, потребность — как есть и пить или даже дышать».

Другое[править]

«

«Я, нижеподписавшийся, Соловейчик Самуил Яковлевич, армянин по национальности, а если хотите — и не армянин, возраста 43-х лет, 12 лет из которых я отдал Вам, уважаемый друг, — торжественно и в присутствии понятых заявляю, что: давление мое колеблется всегда в одних и тех же пределах 1230—1240 км2/сек; пульс мой — 3-3,5 порсек в час; РОЭ — 12 мегагерц в раунд; моча — всегда фиолетовая; претензий нет…» Ну конечно же, понятно, что не км2, а просто километров и что парсек пишется через «а», но нельзя же из-за двух-трех неточностей в орфографии так насмехаться над человеком! Все мы знаем его как тихого, ненавязчивого больного, он никогда ни о чем не просил, его было не слышно, он был немой и даже сам себе ставил клизму. И такого человека накануне выздоровления так обхамить! Я сам помогал ему писать записку. Я даже сам ее писал, потому что Соловейчик давно лежит парализованный.

»
— Образец бреда
  • «Как-то так все вышло…» Сценарий про науку и любовь.
  • «Где Центр?»
  • «Чёрная свеча» (Высоцкий и Л. Мончинский), роман из жизни заключённых (экранизирован под названием «Фартовый»).
    • Гулаги и рабы — главный герой, штурман Вадим Упоров, осуждён по доносу по 58-й.
    • Изнасилование — худшее из зол  — уголовники «опускают» (насилуют в анус) зэка по прозвищу Пупырь. Это подано практически как сцена из хоррора.
    • Побег — герой совершил его дважды.
    • Роман с Дуней Кулаковой. «Мне хочется с этой бабой поплотнее пообщаться!» — «С Дуней Кулаковой общайся, ей и хами, понял?».
    • С чем не справишься ради любви — любовь к Наталье Елецкой дала Вадиму силы больше не искать смерти.
    • Хэппи-энд — герой всё-таки добился досрочного освобождения со снятием судимости.

Мультфильмы[править]

Волк, озвученный Высоцким

Партийные инстанции старались не допускать «алкоголика, хулигана и антисоветчика» © Высоцкого к важной работе озвучивания мультфильмов. Известны всего три работы Высоцкого на этом поприще (он даже, кажется, нигде не указан в титрах):

  • А. Иванов, «Чудесница» — один из хора Сорняков, Они там пели на мотив «Гоп со смыком»: «Нас нигде не сеяли, не жали, хлеборобы нас не уважали…»).
  • Ефим Гамбург, пародийный мультик «Шпионские страсти» — великолепная мерзавка Герта Штампке, агентесса злобной иностранной разведки, притворяется ресторанной певицей и с большим чувством исполняет «Очи чёрные». Песню спел Высоцкий — его голос исказили с помощью спецаппаратуры, чтобы походил на очень хриплый женский.
  • Мультсериал «Волшебник Изумрудного города» — Стражник-Волк, приспешник злой волшебницы Бастинды. Роль была написана практически специально под него.
    • Злодейская песня. Куплет получился настолько злодейским (да ещё и с элементами политической сатиры), что был зарублен цензурой, и вместо него в мультсериал вошёл текст Дербенёва:
«

Удалось добиться мне, Что теперь в моей стране Ни воды не существует, ни травы. Я душой не покривлю, Если снова повторю: Слишком хорошо живете вы.

»
— Песня Бастинды
    • Получилось своеобразное На тебе! цензуре, которая до этого…

…В 1968 г., когда «Союзмультфильм» готов был начать съёмки мультфильма «Ну, погоди!», ещё никто не знал, что этот проект разрастётся в очень успешный цикл, но некоторые уже предсказывали мультфильму (как сейчас принято выражаться) культовый статус. Поэтому Вячеслав Котёночкин считал стратегическим выбор актёра на озвучку Волка. Первоначально он пригласил Высоцкого и даже попросил написать для Волка минимум одну песню. Визуальный образ создавался под него (только рост взяли не от невысокого Высоцкого, а от долговязого Котёночкина), волку даже вручили гитару. Но худсовет сказал: «Только не Высоцкий! Ваш Волк и так хулиган, ещё такого же актёра нам не хватало. Если запишете голос Высоцкого, да еще с его песнями — проект будет закрыт!». К большому разочарованию Владимира Семёновича, он был снят с роли, и вместо него пригласили Анатолия Папанова, чей «волчий голос» и вошёл в историю мировой анимации. Но Высоцкий ухитрился всё-таки немного поучаствовать в первом выпуске: в самом начале Волк пытается на альпинистский манер добраться до балкона по верёвке — и издевательски насвистывает «Песню о друге» из «Вертикали»; мало того, что автор песни — Высоцкий, так ещё и в мультфильме остался художественный свист именно в его исполнении.

Аудиоспектакли[править]

Эта сторона творчества Высоцкого практически неизвестна даже поклонникам. Однако Википедия просвещает нас, сообщив, что у него есть одиннадцать работ.

Дискоспектакли[править]

Записи, предназначенные для издания на пластинках.

  • «Незнакомка» (по А. Блоку) — Поэт.
  • «Зелёный фургон» (1971, по А. Козачинскому) — Красавчик, плюс песни в исполнении автора: «Под деньгами на кону» (Песня Сашки Червня), «Проскакали всю страну» (Песня инвалида), «Где девочки? Маруся, Рая, Роза?» (Одесские куплеты).
  • «Мартин Иден» (1976, по Джеку Лондону) — заглавный герой.
  • «Алиса в Стране чудес» (1976) — Попугай и Орлёнок Эд, плюс куча песен.
«

Смажь колеса времени не для первой премии, Ему ведь очень больно от трения. Обижать не следует время — Плохо и тоскливо жить без времени.

»
— «Песня об обиженном времени»
    • «Песня Попугая-пирата» (Послушайте все, ого-го, эге-гей!).
    • Поседеть за одну ночь — шутки ради. Утверждается, что Белый Кролик был белым не всегда, но однажды поседел от страха, боясь опоздать.
  • «Каменный гость» (1978, сами понимаете, по Пушкину) — сами понимаете, Дон Гуан.
  • Аудиозаписи спектаклей Театра на Таганке «Павшие и живые» и «Гамлет».

Радиоспектакли[править]

  • «Моя знакомая» (1969, по Иоахиму Навотному из ГДР) — Шольт.
  • «Богатырь монгольских степей» (1970, авторы К. Тарасенко, П. Беличенко) — Сухэ-Батор.
  • «Альта — пароль срочного вызова» (1970, по пьесе С. Демкина и Т. Фетисова «Красная капелла» — Адам Кунгоф.
  • «За Быстрянским лесом» (1971, по роману Василия Шукшина «Любавины» — Кондрат Любавин.

Тропы, связанные с творчеством и личностью[править]

  • Аллюзия:
    • Братья Стругацкие, «Гадкие лебеди» — по ходу действия протагонист Виктор Банев сочинял/пел песню «Сыт я по горло…» (с разрешения автора русское имя «Верка» заменили на абстрактную «девку»).
    • «Иван Васильевич меняет профессию» — на магнитофоне звучит романс «Поговори хоть ты со мной» в исполнении Высоцкого, являющийся отсылкой к эпизоду спектакля Театра на Таганке «Послушайте!», где Высоцкий напевал его под гитару в образе Маяковского (вопреки популярному заблуждению, звучит именно оригинальный текст, а не филк Высоцкого «Моя цыганская»).
    • Алькор, «Цена»: «Мне бы расплатиться жизнью этой / За букет с нейтральной полосы».
    • Фильм «Жмурки»: в сцене в бане Михалыч, раздетый по пояс, сидит в кресле. На груди у него наколка «СССР», на сердце Сталин, а на фоне играет «Банька по-белому»: «Сколько веры и лесу повалено, сколь изведано горя и трасс, а на левой груди профиль Сталина, а на правой Маринка анфас».
    • «По ту сторону рассвета» Чигиринской — в «Ардахире Ингвионе» лингвист-толкинист, даже если не прочтёт прямую цитату из «Баллады о любви», сможет опознать Высоцкого. Arda = мир, hir = владыка; то есть имя Ардахир — как бы «перевод» имени Владимир. Ingwe — высота; ingwion — «родом с неких высот»; поэтому Ингвион — довольно меткий «перевод» фамилии Высоцкий.
    • Филк: у Элхэ Ниеннах (Натальи Васильевой) есть «Марш нуменорских легионеров» — полуфилк-полуплагиат песни «Солдаты группы „Центр“».
«

В заколдованных болотах эльфы дивные живут. Затанцуют до икоты и до смерти запоют. Будь ты гоблин, будь ты тролль — им без разницы. Не спасёт тут и дракон… свои сокровища.

»
— Музыка народная, слова тоже украдены
  • Бонус для фанатов — песня «Она была в Париже» содержит отсылки к песням «Тот, кто раньше с нею был» и «Нейтральная полоса».
  • Диссонирующее имя: он был не так уж и высок — 170 см.
  • Длинное имя — мало, но есть: «Мои похорона, или Страшный сон очень смелого человека», «Про конькобежца-спринтера, которого заставили бежать на длинную дистанцию», «Песня про снайпера, который через 15 лет после войны спился и сидит в ресторане», «Письмо рабочих тамбовского завода китайским руководителям», «Антиклерикальная. Песня про плотника Иосифа, деву Марию, Святого Духа и непорочное зачатье», «Письмо торговца ташкентскими фруктами с Центрального рынка», «Детская поэма. Вступительное слово про Витьку Кораблёва и друга закадычного — Ваню Дыховичного», «Лекция о международном положении, прочитанная человеком, посаженным на 15 суток за мелкое хулиганство, своим сокамерникам», «Письмо в редакцию телевизионной передачи „Очевидное — невероятное“ из сумасшедшего дома, с Канатчиковой дачи».
  • Имитация языка. Молодой Высоцкий, учась в Школе-студии МХАТ, поражал окружающих своим умением подолгу импровизировать разнообразную тарабарщину, похожую на английский, или звуковую мешанину с часто повторяющимся словосочетанием «трам-тарабам», при этом странно напоминающую фарси либо среднеазиатские языки.
  • Контрастные роли:
    • Высоцкий памятен ролью капитана милиции Жеглова, но подзабылось, что в фильме «Хозяин тайги» он играл уголовника Рябого.
    • В одном и том же 1968 г. он играет большевика-подпольщика Бродского в «Интервенции» и белогвардейца Брусенцова в «Служили два товарища».
  • Кофеман — Высоцкий кофе употреблял часто и помногу. Вспоминает Фёдор Раззаков: «Давно ушли гости, давно спали моя жена и Марина Влади, мы работали. От кофе и сигарет гудела голова. Когда я посмотрел на часы, было пять утра. Я рухнул на диван и заснул сразу. Володя разбудил меня в восемь утра, на столе уже стояла чашка горячего кофе…» Утверждают, что он полил уже готовый чертёж кофе (по другой версии, это была тушь) и окончательно понял, что техническая специальность — не его, надо идти в театр.
  • Красавица Икуку:
    • Многие из тех, кто пытался расслышать первую строчку «Песни конченого человека», почему-то регулярно делали одну и ту же ошибку: разным людям казалось, что Высоцкий спел «Из дома ящерицей ползает костяк…». На самом деле это не о нежити, и спето там «Истома ящерицей ползает в костях».
    • Начало баллады-поэмы «История болезни»: «Я был и злобным, был и злым…». На самом деле — «я был и слаб, и уязвим…».
      • В том же произведении: «Я от корней волос до пят // Вспотел — и в узел сплёлся…». На самом деле: «И от корней волос до пят // По телу ужас плёлся…».
    • Кто такой «туснИк»? Тусовщик, что ли? А в начале 1960-х разве был такой термин?.. «И хирург, седой старик, весь обмятый, как тусник…». На самом деле — «весь обмяк и как-то сник».
    • Непродуманная и невнятная песня «Отпустите мне грехи…». Многие запомнили психоделический вопль «НЕ ХЛЕЩИТЕ ВЫ МНЕ ГОРЛО! МЫ — ИГОЛЬНИКИ!!!». На самом деле: «мы и голеньки…».
    • «Жил я славно, первый-третий…». Бессмыслица? Угу. Но текст песни именно в таком виде и гулял по самиздату. Потому что не все просекли «Жил я славно в первой трети [жизни; то есть в молодые свои годы]…», хотя «двадцать лет» должно бы подсказать.
    • А в зарубежное пиратское издание стихов Высоцкого на бумаге пролезла ослышка «Узы — мыслями на нуль…» (а там было «Узы мы свели на нуль…»).
    • «Нарочно поприметили»… На самом деле — «Нарочно ль, по примете ли…».
    • «А я талант и даже Хомейни». На самом деле — «аятолла…».
    • Песня Высоцкого «Почему аборигены съели Кука». Автор правки всё детство слышал фразу «колдун — хитрец и злюка», и не понимал, из какого такого люка вылез этот колдун.
    • Ещё одна ослышка пополам с вуглускром: «Но с некоторых пор сажусь на зад…». На самом деле «…сажусь назад», то есть в задние ряды.
    • Но самая коронная детская ослышка, пожалуй, — «Досадно? Что ж, родишься вновь с наколкой „пидараст“» («на колкости горазд», разумеется).
  • Крутой баритон — его голос. «Пусть кружит над Москвою охрипший его баритон, / ну, а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем» (Булат Окуджава).
  • Мета-пророчество:
    • Стихотворение «Общаюсь с тишиной я…» (1980). «Жизнь — алфавит: я где-то/ Уже в „це-че-ша-ще“/Уйду я в это лето/В малиновом плаще». Умер, как известно, летом 1980. И последнее стихотворение, написанное незадолго до смерти: «Мне есть что спеть, представ перед всевышним, Мне есть чем оправдаться перед ним».
    • «Пусть впереди большие перемены, я это никогда не полюблю». Не дожил до больших перемен, да…
    • «Треугольник вас, учёных, превратит в умалишённых, ну а нас — наоборот». Не было тогда канала РЕН-ТВ, где эту песню можно смело ставить девизом.
    • «Всё на дому — самый полный обзор: отдых в Крыму, ураган и Кобзон»… Песня высмеивает «зомбоящик» задолго до того, как это стало мейнстримом.
  • Назван в честь знаменитости — своего сына Аркадия Высоцкий назвал в честь старшего из Стругацких, которых он любил.
  • Не в ладах с географией — «Как по Волге-матушке»: «Справа берег стелется, / слева — поднимается». На самом деле в среднем течении правый берег реки высокий, левый — низменный.
  • Отсылка:
«

В космосе страшней, чем даже в дантовском аду. … Вечность и тоска — ох, влипли как! Наизусть читаем Киплинга. … Вечность и тоска — игрушки нам! Наизусть читаем Пушкина.

»
— «Песня космических негодяев»
  • Ошибка нарочно:
    • Стремительный домкрат:
      • «В далёком созвездии Тау Кита» — начиная с названия (речь идет о звезде Тау созвездия Кита), «у тау-китов в алфавите слов немного…» (вместо букв или, на худой конец, слогов). На «Тау Кита» ГГ летит «по световому лучу», испытывая действие релятивистских эффектов, то есть на околосветовой скорости, но при этом «Земля ведь ушла лет на триста вперед по гнусной теорьи Эйнштейна» (от нас до Тау Кита 12 световых лет). По свидетельству Б. Стругацкого Высоцкий прекрасно понимал «ляпистость» всех этих ляпов и привнёс их в песню нарочно, ради комического эффекта (песня-то пародийная).
      • Сатирическая баллада «Смотрины». «А тут — и баба на сносях, Гусей некормленых косяк… Да дело даже не в гусях, А — всё неладно». Высоцкому случалось с некоторым раздражением пояснять: «Автор В КУРСЕ, что косяком называют не стайку домашних гусей, а только диких, летящих клином! Это речевая ошибка не автора, а персонажа!».
      • «Диалог у телевизора»: Зина говорит, что один из клоунов в телепередаче напоминает ей шурина («такая ж пьянь!»), а Ваня вступается за шурина. Только вот у Зины не может быть никакого шурина: шурин — это ведь брат жены по отношению к её мужу. Может быть, она в шутку назвала так своего брата (поскольку он шурин для Вани)? Можно, кстати, предположить, что речь идёт о её кузене, с которым Ваня дружен куда больше, и шурином прозвал так надёжно, что закрепилось.
      • Аналогично — в «Поездке в город»: у героя песни в монологе мелькают «сноха с ейным мужем» («ейный муж» — это родной сын героя), а также «брат с бабой» и «две невестки». Невестка — это жена как сына, так и брата, так что, скорее всего, две невестки и вышеназванные сноха и «баба» брата — это одни и те же женщины. (Там же упоминаются зять и «сестрин муж», которые тоже могут быть одним лицом. А могут и не быть, если герой имел в виду мужа дочери.) Здесь оправдать такую путаницу ничем нельзя: в многопоколенных и разветвлённых деревенских семьях обычно все прекрасно знают эти степени родства и свойства и употребляют их без глупых ошибок, даже если очень волнуются (как герой песни).
      • «Сказка про дикого вепря»:
        • «Протрубили во дворе трубадуры…» Трубадуры — это поэты, а не глашатаи, и не от слова «труба», а от французского «trouver» и окситанского «trobar» — «находить» (рифму). Опять-таки, Высоцкий (профессиональный актёр и любитель истории), по его собственному заявлению, прекрасно это знал.
        • «Мне бы выкатить портвейна бадью». Бадья — это емкость наподобие ушата. Кверху она чуть сужается. И на неё не набивают герметичную крышку (как делают с бочкой). Выкатить бадью (по крайней мере, оставив при этом полной) невозможно. Но герой, который просит бадью портвейна, делает ошибки и в самых простых словах, ему можно. (Обоснуй: в то время «выкатить» можно было любую ёмкость с любым алкоголем («в благодарность за ремонт давно сломавшегося телевизора, дед Матвей выкатил студентам два стакана вонючего, но крепкого самогона собственной выделки»). Тот самый случай, когда метонимия уже вошла в разговорный язык, но ещё не стала языковой нормой). Более того, в разговорной речи бадья может быть не тарой, а примерной мерой количества вещества. Как ведро водки — ведро на стол никто ставить не будет.
      • «Инструкция перед поездкой…»: «Популярно объясняю для невежд — я к болгарам уезжаю в Будапешт!», «Поживу я, воля божья, у румын — говорят, они с Поволжья, как и мы!»
    • ВВ иногда применял приём, чтобы стилизовать речь персонажей своих стихов (в том числе речь рассказчиков):
      • Ну и «ихний вождь Большая Бука» и «Тюк! Прямо в темя — и нету Кука!»
      • В ту же степь «ихний вождь, товарищ Мао».
  • Парадокс славы — герой песни «Она была в Париже» также упоминает его песни и, возможно, выступает не только их исполнителем, но и автором (при этом явно не тождествен Высоцкому как биографическому лицу — «я бросил свой завод» и т. п.)
    • Вообще Высоцкий познакомился с Лужиной уже после того, как она побывала в Париже, Варшаве, Иране и Осло. Так что лирический герой — таки не он, хотя и поёт песни Высоцкого (благо, и песни тоже стали известны до работы над фильмом «Вертикаль»), а мало ли кто их в то время наизусть исполнял! Но вот последние строчки «Кто раньше с нею был и кто с ней будет после — Пусть пробуют они, я лучше пережду» исходит уже от самого отвергнутого Высоцкого, на что Лужина серьёзно обиделась.
  • Пейсы, кашрут и день субботний: по отцу Высоцкий — еврей, что отразилось и в его творчестве.
  • Поручик Киже (см. эпиграф) — инверсия, Поэт и воин — аверсия. Люди, слушавшие его песни, сами додумывали его биографию. Фронтовики, слушавшие военные песни, спрашивали, не служил ли он в войну вместе с ними (хотя в те времена он был ещё ребёнком), а бывшие заключённые, слушавшие «лагерные», интересовались, в каких лагерях он сидел (хотя Высоцкий опять же не сидел ни разу).
  • Проблема противоположных оценок — фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой». Поклонники певца считают, что его упростили и опошлили, показав больным наркоманом — несмотря на то, что сценарий написал его сын Никита, а вторая жена и мать обоих сыновей Людмила Абрамова в восторге от игры Безрукова.
    • Стоит отметить, что Высоцкий был великолепно тренирован: например, опираясь на локоть согнутой руки, мог удерживать тело на весу параллельно земле. Безруков, судя по всему, даже не попытался приблизиться к этой форме.
    • Убрать своё имя из титров: Главная роль Безрукова указана только в телевизионной версии. При прокате в кинотеатрах из этого факта делали большой секрет.
    • Кстати, Безруков потом сыграл Высоцкого ещё раз, причём уже без грима и закадрового голоса. См. сериал «Таинственная страсть» по роману Василия Аксёнова, где Высоцкий выведен под именем Влада Вертикалова.
  • Постоянная шутка — в среде российских хейтеров «попаданческого» жанра имеет хождение ехидная шутка про «Святую Троицу» любого уважающего себя «попаданца» во времена ВОВ: внедрить АК, расстрелять Хрущева и спеть Высоцкого.
  • Уже не торт — ВВС долго писал песни-истории. Бессюжетных было — раз, два, и обчёлся. К концу творческой деятельности уклонился в философию и всё меньше стихов стал петь.
    • А разгадка простая. Он был одновременно и наркоманом, и алкоголиком (это отражено и в его творчестве), а такие очень быстро деградируют. У него за относительно короткий период времени случилось несколько «белочек» подряд, неизменно заканчивающихся попаданием в психушку. После них до конца он так и не оправился. Экспериментатор хренов.
  • Цитата-бастард — с лёгкой руки некоторых неосведомлённых личностей Высоцкий стал автором высказывания «Даже „здравствуй“ можно сказать так, чтобы смертельно оскорбить человека. Даже „сволочь“ можно сказать так, что человек растает от удовольствия». На самом деле это всего лишь пятое и шестое правила Глеба Жеглова, озвученные им же в «Эре милосердия» братьев Вайнеров (и присутствует этот момент ТОЛЬКО в книге!). Вероятно, сработала ассоциация: в экранизации именно Высоцкий Жеглова и сыграл.
  • Эффект альфы — концерты он обычно начинал с песни «На братских могилах». С другой стороны, при всей многогранности и известности репертуара, на роль альфы вполне претендуют «Охота на волков» и «Песня о друге».
    • Бетами можно назвать блатную «Тот, кто раньше с нею был», ностальгическую «Большой Каретный» (причём именно версию, в которой Высоцкий поёт припев совместно со слушателями), спортивную «Утреннюю гимнастику», лирическую «Ноль Семь», философскую «Я не люблю» и несколько шуточных: «Канатчикова дача», «Диалог у телевизора», «В жёлтой жаркой Африке», «Почему аборигены съели Кука».
  • Эффект большой крокодилы — песню «Пародия на плохой детектив» знают и помнят, а какие именно книги и/или фильмы вдохновили Владимира Семёновича на её написание — вряд ли кто даже интересуется.
    • Скорее всего, это «Нокаут» Олега Сидельникова (1958 год). Именно там стиляга и плейбой, завербованный американским шпионом, оказывается капитаном соответствующих органов (а в финале получает заслуженное повышение до майора).
  • Эффект «Реквиема по мечте» — Стихотворение (и, как следствие, песню) Михаила Ножкина «А на кладбище всё спокойненько» зачастую необоснованно приписывают Высоцкому, что его сильно раздражало. За редким исключением, Высоцкий не пел чужих песен, и отказывался их исполнять даже когда просили. Случай объясняется тем, что текст песни под заголовком «На кладбище» входил в популярный «самиздатовский» ЭВМ-сборник «произведений В.Высоцкого» (осень 1981 - зима 1982 гг.)[6].

Шрамы от цензуры[править]

Радио-версии[править]

Владимир Высоцкий иногда самоцензурировал концертные версии своих песен.

«

У неё, у неё на окошке герань, У нее… у нее занавески в разводах. У меня, у меня на окне ничего.[7] — Только пыль, только толстая пыль на комодах.

»
— В. Высоцкий, «Несостоявшийся роман»
  • В короткой песне «под блатную», носящей название «Всё без толку», оригинал звучит как «Ни кола, ни двора, и ни рожи с кожей, и друзей ни х%ра, да и быть не может». Высоцкому случалось, самоцензурируясь, спеть и «…ни хрена…», и «…нет совсем…», в обоих случаях — после крохотной намекающей паузы. Вроде такого:
«

Дуся дремлет, как ребёнок, Накрутивши бигуди. Отвечает мне спросонок: «Знаешь, Коля, не… зуди». … В этом чешском Будапеште уж такие времена, может, скажут „Пейте-ешьте“, ну, а может, и… нет».

»
— «Инструкция перед поездкой за рубеж»
  • В известной видеозаписи песен Высоцкого «Монолог» (1980) можно наглядно наблюдать пример такой самоцензуры: Высоцкий спохватывается, что слова «ядрёна вошь» не для телевидения, пропускает их и выдерживает паузу (предполагая, что фрагмент будет вырезан). Чуть ранее в этой же песне «медикаментов груды» отправлялись не в унитаз, как обычно на концертах, а в окно (и даже главврач из «гада» стал «докой»).
  • При некоторых исполнениях «Песенки о сентиментальном боксере» фраза «кому хороша, а кому ни шиша» превращалась в «кому хороша, а кому… и не очень». А версия этой песни со словами «А он всё бьёт, здоровый чёрт, ему бы в МВД» — и вовсе редкость, почти всегда последние слова заменялись на «я вижу — быть беде».
  • В смягчённой версии песни «Райские яблоки» Высоцкий убрал все лагерно-каторжные ассоциации: например, «…и огромный этап, тысяч пять, на коленях сидел» стало «…и измученный люд у ворот на ворота глядел».
  • В «Лукоморья больше нет» Леший вопил:
«

А коры по сколько кил приносил? Надрывался, издаля — всё твоей забавы для. Ты ж жалеешь мне рубля, ах ты, тля!

»
— Не тлёй Леший Лешачиху называл, ой, не тлёй!

Цензура без ведома автора[править]

А бывало, что он и не думал самоцензурироваться — но его песни покромсали, не спрашивая согласия автора («а то, мол, запретим исполнять эти песни с эстрады!»).

  • «Индийские йоги — кто они?» («Чем славится индийская культура?..»). Заставили петь без последнего куплета, в котором усмотрели оскорбительный намек на политику советских властей («Чуть чего, так сразу йог — вбок. Он, к тому же, если спит — сыт. Люди рядом — то да сё, мрут… А ему плевать, и всё тут!»).
  • Финал песни «Нечисть» (после слов «И не страшно ничуть») также запретили петь — насмешка над советскими идеологическими штампами была очевидной: «Но, товарищи, об этом Нам не надо забывать: Ведь зловещие приметы Появляются опять. Атеизм от труда развивается, Но история всегда повторяется. Так что страшно — аж жуть! Ажно дрожу!».
  • Песня «Милицейский протокол» живописала двух омерзительных, опустившихся хулиганов-алкашей, пытающихся оправдываться перед ментами, да еще с претензией. Один из них (менее пьяный) говорил, указывая на второго (дар связной речи уже утратившего): «Вы не глядите, что Серёжа всё кивает. Он с’ображает, всё понимает. А что мычит — так это от волненья, От осознанья и просветленья». «Мычит» заставили заменить на «молчит».
  • В «Песенке плагиатора» была такая строфа: «Огромный торт, утыканный свечами, Засох от горя, да и я иссяк. С соседями я допил, сволочами, Для Музы предназначенный коньяк». «Сволочами» заставили заменить на «и с друзьями». Огорченный Высоцкий после этого старался вообще не исполнять этот куплет, таким образом выхолощенный.
  • То же «Письмо с Канатчиковой дачи» в урезанной концертной версии лишалось не только язвительного афоризма «Удивительное рядом, но оно запрещено», но и собственно «безумной идеи»: «Нас берите, обречённых, — треугольник вас, учёных, превратит в умалишённых, ну, а нас — наоборот».
  • В подцензурной версии песни «Кругом пятьсот» непонятно — с чего это герой, у которого в начале песни все в порядке, вдруг становится бродягой? А потому, что пропал куплет про то, как героя посадили по ложному доносу.

Примечания[править]

  1. Что, однако, не помешало выделению самостоятельной вокальной техники «а-ля Высоцкий», с растягиванием сонорных согласных и хрипотцой.
  2. «Дельце» (ирон.-уменьш. от «дело») — уголовное преступление.
  3. Намёк на нацистов?
  4. Или тяжело раненый: «Счастие мое, что оказался он живучим!..» И это относится явно не к удару в шахте, хотя там герой «нож бросил и ушёл»: если б он ударил соперника ножом — вряд ли они всего через год встретились бы в армии — и явно не в стройбате.
  5. Роберт Фишер, чемпион мира по шахматам (1972−75).
  6. «Тут написано: «Спойте, пожалуйста, «А на кладбище всё спокойненько...»!» Ну, я не буду петь «На кладбище...» - не спою ни за что, потому что, вот, во-первых, «на кладбище всё спокойненько» - зачем нарушать покой? А во-вторых - дело в том, что эта песня не моя - Ножкина. Я чужих песен не пою». - Фонограмма В.Высоцкого http://vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0200--/0271/0_spisok.html (Киев, Домостроительный комбинат № 3 (ДСК-3), 22 сентября 1971 г.), в ответ на записку зрителей.
  7. Реже исполнялось ни хрена. В оригинале у Семёныча — совершенно однозначно «ни х%ра»; в процессе написания он рассматривал версию «только ср%нь», но отверг её.