Виновата буржуазная система

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Society Is to Blame, Inherent in the System. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

Макарена, Макарена, Макарена Виновата буржуазная система Что теперь слова известного рефрена Про рогатый Макарена!

»
— Сергей Минаев перепевает «Макарену»
« Я воюю с обществом, которое воюет со мной. Я слишком хорошо воспитан, чтобы работать собственными руками и зарабатывать три франка за десять часов работы. »
— Пьер Ласнер
« В предлагаемом процессе дело идет о личности человека феноменальной, загадочной, страшной и интересной. Низкие истины и малодушие перед нуждой сделали его преступником, а он осмеливается выставлять себя жертвой своего века. »
— Достоевский заочно (и посмертно) одергивает Ласнера

Почему наш персонаж вдруг совершил поворот налево, перестрелял из винтовки кучу ни в чём неповинных людей, катался на машине по детям и бросал фантики мимо урны?

Неужели он изначально родился со склонностью ко злу и просто дал волю своим инстинктам?

А может, его искусил дьявол? Завербовали вражеские спецслужбы? Зазомбировали злобные пришельцы?

Да нет, всё гораздо проще: виновата буржуазная система! Ну, или социалистическая, или ещё какая там автору не нравится. Главное — взять частный случай и возвести в абсолют, представив типичным порождением «горячо любимого» общественного строя. В умелых руках выглядит убедительно, в неумелых превращается в поклёп или даже оправдание злодея. Стремление списать собственные недостатки и неудачи на всех и вся, кроме себя любимого, всегда находит живой отклик у многих, так что и это зачастую встречает понимание публики.

Троп может как смягчиться, так и усугубиться, если автор с одной стороны показывает, что конкретное ничтожество имело все шансы быть в той или иной степени злодеем при любом раскладе (но если «хороший» строй давал ему шанс рано или поздно совершить поворот направо, то в «плохом» общество само себе наживает гарантированное полное чудовище), а с другой — автору хватает ума описать, как именно неприглядная для него система либо закономерно вырождается из приглаженной помойки в априори антиутопичную помойку, либо сама по себе порождает ласкутное одеяло из помоек терпимых (приглаженных) и совсем адских (обычных), меняя своих обитателей в сторону милых или вынужденных злодеев даже из непоколебимых «правильных ребят», а то и вовсе из праведников во плоти. И пока недобитые почти поголовной моральной порчей уцелевшие добряки бессмысленно копошатся в следствиях системы, в гордом одиночестве изживают свои последние хорошие качества и ничего не собираются делать с причиной (то есть оставление раз за разом провальных попыток исправить «условно плохой» строй, сменив его условно «прогрессивным», «лучшим»), ничего хорошего не ждите.

Как вариант, «неправильной системой» объясняется безысходность сеттинга — ну а что может быть хорошего при таком-то укладе?

Троп может отыгрываться как на полном серьёзе, так и с иронией в отношении персонажа, у которого все виноваты, кроме него самого.

Примеры[править]

Фольклор[править]

«

…И бедная Анна пошла до вокзала И гордо легла на пути, Никто в те жестокие дни капитала Её не подумал спасти.

»
— Студенты перепевают «Анну Каренину»

Литература[править]

« Элен Драйзер вспоминает, что у писателя была рукопись, озаглавленная «Американские трагедии». В ней содержалось описание пятнадцати случаев, подобных тому, который изображен в романе. И для каждого из них характерно стремление американских юношей разбогатеть, женившись на богатой невесте. Ради этого они шли на преступление: убивали свою прежнюю возлюбленную — бедную девушку. Изучив весь этот материал, писатель решил положить в основу романа историю убийства в 1906 году Честером Джиллетом своей возлюбленной Грейс Браун. Процесс по этому делу получил тогда широкую огласку, и в «Американской трагедии» использованы документы и факты, сообщавшиеся в газетах того времени.

Драйзер полемически направил свое произведение против определенного типа романов, распространенных в США. В подобных книгах описывалась обычно история бедного юноши, который разбогател, женившись на девушке из состоятельной семьи. Такого рода романы внушали ложные идеи о возможности для каждого американца легко изменить свою судьбу и прославляли стремление к обогащению. Это был один из наиболее распространенных видов апологетической буржуазной литературы, рассчитанной на одурманивание широких читательских масс.

»
Советские критики об «Американской трагедии»
«

— Да ты вот что скажи: сорокалетний бесчестит десятилетнюю девочку, — среда, что ль, его на это понудила? — А что ж, оно в строгом смысле, пожалуй, что и среда, — с удивительною важностью заметил Порфирий, — преступление над девочкой очень и очень даже можно «средой» объяснить.

»
  • Алексей Толстой, «Поток-богатырь»: На замечание заглавного героя, что в его время серийного убийцу не оправдали бы, «…все подняли крик, словно дернул их бес, угрожают Потоку бедою. Слышно: почва, гуманность, коммуна, прогресс, и что кто-то заеден средою
  • Бретт Истон Эллис, «Американский психопат» (и экранизация) — в мире «белых воротничков» немудрено свихнуться и начать мочить направо и налево.
  • Стивен Кинг — в основном книги Бахмана:
    • «Ярость» — подростковый бунт Чарли Деккера, пришедшего с револьвером в класс и убившего двух учителей, вызван лицемерием окружающего общества.
    • «Дорожные работы» — невозможность защитить свои права на дом и землю заставляют героя сперва открыть огонь по строительной технике, а потом покончить с собой.
  • Борис Акунин, «Приключения Эраста Фандорина» — как минимум в «Статском советнике» убедительно показано, что царизм активно плодил терроризм.
  • Анатолий Рыбаков, «Каникулы Кроша» — «На сельскохозяйственной выставке один наш парень стащил яблоко. На классном собрании этот тип встаёт и говорит: „Простите меня, братцы, не я виноват, родимые пятна капитализма виноваты“. Видали! Он капитализма в глаза не видел».
  • Анатолий Уманский, «Кровавые мальчики» — внутримировой пример: малолетних героев обвинили в изнасиловании и убийстве по пьяни слабоумной сестры их товарища, а поскольку действие происходило в Перестройку, в одной из газет их преступление объявили «закономерным итогом годами насаждавшихся безбожия и пренебрежения человеческой жизнью во имя химеры светлого коммунистического будущего». Автор вдохновлялся реальными публикациями того времени о Чикатило (см. раздел «Реальная жизнь»).
«

Просыпаюсь с бодуна, Денег нету ни хрена.

Отвалилась печень, Пересохло в горле, Похмелиться нечем, Документы сперли,

Глаз заплыл, Пиджак в пыли, Под кроватью брюки. До чего ж нас довели Коммунисты-суки!

»
— Игорь Иртеньев
  • Евгений Прошкин, «Загон» — как «Чёрное зеркало», только раньше. Виновата меритократия.
  • Валерьян Подмогильный, «Город» — внутримировой пример… Наверное. Во всех своих невзгодах (в значительной мере додуманных из-за личной мизантропии или ею вызванных) в начале романа и во всех своих косяках (включая доведение до самоубийства) в конце, главхерой винит мировой урбанизм: вначале потому, что весь мир не хочет крутиться вокруг него (по видимому, в его селе срабатывало), затем — потому, что всю фигню он творил якобы «покоряя Город» (при том, что именно его стремление испортить жизнь всем, с кем он сблизился, никак ему в покорении города не помогло; за не очень красивые, но все-же не аморальные поступки, которые были реально полезны, вроде преподавания того, в чем сам не разбирается, никакого объективного или морального воздаяния он не получает). Авторской позиции по поводу этой ситуации в романе нет.
  • Братья Стругацкие, «Хищные вещи века».
« Традиционная изначальная схема всех наших мероприятий с ее непременной аксиомой о существовании разветвленной организации злоумышленников разлетелась в пыль, и я только удивлялся, как я раньше не усмотрел всей ее глупой сложности для этой простой страны. Не было тайных мастерских, охраняемых угрюмыми личностями с кастетами, не было осторожных, лишенных принципов деловых людей, не было коммивояжеров с двойными воротничками, набитыми контрабандой, и зря Оскар вычерчивал эту красивую схему из кружков и квадратиков, соединенных путаницей линий, с надписями «центр», «штаб» и многочисленными вопросительными знаками. Нечего было разрушать и сжигать, некого здесь было брать и высылать на Баффинову Землю. Была современная промышленность бытовых приборов, государственные магазины, где слеги продавались по пятьдесят центов, и были — вначале — один-два не лишенных изобретательности человека, изнывающих от безделья и жаждущих новых впечатлений, и была средних размеров страна, где изобилие было когда-то целью, да так и не стало средством. И этого оказалось вполне достаточно. »
— Объяснение эпидемии слега.

Кино[править]

  • Почти любое перестроечное кино — виноват сосалистический режЫма, тоталита-а-арный машина! Слава Богу, при капиталистическом жить стало лучше, жить стало веселее.
  • «Москва на Гудзоне» — купив у «левака» казенный бензин, недовольный советской жизнью приятель Робина Уильямса тут же невозмутимо говорит ему: «Теперь видишь, как мы испорчены?» И, видимо, он даже искреннен.
  • Жанр Кино и немцы после Перестройки тропом просто живёт — кто виноват в поражениях и неудачах? Естественно партия и лично Сталин, который сослал героев, без которых не выиграть войну в лагеря! И, конечно же, если вернуть их из лагерей, они будут сражаться вопреки приказам командования и победят!
  • «Бумер» — «Не мы такие, жизнь такая».
  • «Таксист» Мартина Скорсезе — герой уже не в силах был видеть грязь и беспредел на улицах ночного Нью-Йорка, а встреча с малолетней проституткой стала последней каплей, заставившей ветерана Вьетнама схватиться за оружие. Сперва он покушался на сенатора (неудачно), потом устроил бойню в борделе и был признан героем. Строго говоря, сами создатели фильма не демонизируют систему, подчёркивая, что причиной столь острому восприятию реальности стали одиночество и запущенный ПТСР.
  • «Брат» — мальчик Данила в общем хороший, вот только его в армии научили убивать… а больше ничему.
  • «Монстр» — на героиню с детства всем было наплевать, над ней все издевались, вот она и стала проституткой. А потом под руку попался пистолет, ну и понеслось…
  • «Элизиум» во многом построен на тропе. Во всём виноваты буржуи-элои, отгрохавшие себе райскую космическую станцию, прихватизировавшие медицину и не желающие делиться с пролетариями-морлоками ни жизненным пространством, ни доступом к благам.
  • «Джокер». Артур Флек не виноват — он бедный больной человек! Виноват проклятый Рейган, урезавший финансирование бесплатной медицины, из-за чего Артур лишился таблеток и вместо тихого забитого нытика превратился в маньяка-мстителя.
    • Хотя для Артура Флека/Джокера получается, что если система его не сломала, он так бы и остался неудачником и маменькиным сынком, и только благодаря такой системе он нашел свое призвание: нести хаос и разрушение.
  • «Законопослушный гражданин» — несправедливость судебной системы заставила протагониста/антагониста вступить с ней в борьбу. Несправедливость, правда, строится на таком лютом изнасиловании этой самой системы (криминалисты умудрились пролюбить все улики), что начинает казаться спорной — по факту, заключается она в том, что судят по материалам дела, а не так, как знает режиссер и сценарист фильма, а плохой прокурор плох потому, что нашел способ хотя бы дать одному из урок вышку, а другому хоть какой-то срок, вместо того, чтобы их оправдали.
    • Причем тот, которому дали вышку, от «системы» все же получил, даже больше, чем заслуживал. Но герой подменил препарат на нечто более веселое. Получается, тоже несправедливость системы — что колют смертельную дозу снотворного, а не распиливают болгаркой?
  • «Ворошиловский стрелок» — дед взялся за винтовку только из-за того, что добиться справедливости законным путём в новой России оказалось невозможно.
  • «Заложники» Резо Гигинеишвили (основано на реальных событиях — неудавшемся угоне Ту-134 в 1983 году): в Грузии совок был настолько унылый, что для золотой молодёжи единственным выходом было захватить самолет [1], в процессе убив и искалечив нескольких человек, в том числе девушку-стюардессу. Нэ расстрэливат жи рэбят толка за то, что аны захотель глатка свабод, слющай?! И это при том, что кавказцы вообще и грузины в особенности в восприятии остальных советских граждан играли ту же роль, какую позже начнут играть новые русские. Уже само название объявляет «заложниками» (в смысле «унылого совка», из которого «никого не выпускали») самих захватчиков самолёта наравне с их жертвами. Но это быдло всё устраивало, раз самолёты не захватывали, так что их не жалко. Ждем байопика о трагической судьбе убийц стюардессы Нади Курченко.
  • «Номер 44» — маньяк стал маньяком из-за тяжелого детства в детдоме и злобного Сталина, устроившего голодомор. А вездесущий Сталин маньяку ещё и помогает, ставя палки в колёса любому, кто попытается вывести маньяка на чистую воду. Нет, серьезно, в этой вселенной система утверждает, что в СССР не может быть не то, что маньяков, а убийств вообще — поэтому труп с ножевыми списывают на попадание под поезд.
  • «Эвиленко» — тоже про Чикатило. Тут его довела жена, которая с ним не имела половых контактов, потому что коммунизм. И КГБ не то крышует, не то вдохновляет, чтобы пошатать Горбачева.
  • «Паразиты» — по сути, все персонажи фильма. Бедняки Кимы готовы пойти на любую хитрость и подлость, лишь бы занять хлебные места в доме богачей Паков, ибо нормальную работу не получить без корочки, а на образование нужны деньги. Их братья по несчастью Гуки готовы почитать хозяев чуть ли не за богов, одновременно презирая остальных «плебеев», потому что за пределами дома их ожидает либо расправа от коллекторов, либо тяжёлая низкооплачиваемая работа до конца жизни. И даже Паки, которые считают за людей только тех, кто равен им по статусу и уверены, что всё можно купить за деньги, несмотря на то, что эту систему построили им подобные, сами являются её заложниками.
  • «Трудный ребёнок» — Мартин, убийца в бабочке, старательно уверяет, что именно система и общество, не понимающие его тонкой души, сделали его таковым. Врёт.
  • «Рождённый для ада» aka «Неприкрытая резня» — триллер, вдохновлённый нашумевшим преступлением маньяка-убийцы Ричарда Спека, однако действие перенесено в Северную Ирландию и вплетено в контекст Смуты и войны во Вьетнаме, с которой и прибыл ПТСР-нутый протагонист-злодей. Название «Naked Massacre» (которое надмозги перевели как «Резня обнажённых») отображает основной посыл ленты — общество, погрязшее в насилии, как бы не хуже маньяка (которого само же и породило), поскольку маньяк хотя бы честно признаётся, что не знает, зачем зарезал восемь ни в чём не повинных девушек, не прикрывая свои зверства фиговым листочком из религии или политики.
  • «Извините, мы вас не застали» — все об этом, как и остальные фильмы Кена Лоуча. Здесь это наиболее ярко выражено, потому что при всем желании тут не найти некий центральный офис или главного мегакапиталиста. Да, тут есть начальник смены Малоуни, который тот еще козел — но сам он, по сути, ничего не решает, только распределяет посылки для доставки и козлит чисто от себя, на его месте мог быть сколь угодно обходительный культуртрегер, который бы распределял те же посылки с тем же непосильным расписанием, только с улыбкой. Формально Рикки Тернер знал, на что шел — стать самому себе хозяином, работать на себя, и рискнул продать семейный автомобиль ради взноса за фургон. Никто его не обманывал — только свободный рынок, никто никому ничего не должен, катайся по заказам согласно жесткому таймингу или катись. В разговоре с его женой-сиделкой Эбби инвалидка строго левых взглядов возмущается ее ненормированным рабочим днем… а потом сама же вызывает за помощью в ночь субботы. В итоге вроде бы никто не виноват, а и без того не процветающая семья оказалась на грани распада, а Рикки стал рабом своего фургона, выезжая на смену даже после избиения.

Телесериалы[править]

  • «Чёрное зеркало» — серия «Пятнадцать миллионов заслуг»: подруге главного героя, которая хотела стать певицей, на местном шоу талантов предложили стать порноактрисой — а по факту принудили, заставив, как всех участников, выпить перед выступлением «согласинчик» — какое-то повышающее внушаемость вещество. Влюблённый в неё главный герой, после того как увидел её в главной роли в эротическом ролике, перешёл горизонт отчаяния и начал усердно работать, чтобы купить билет на это шоу талантов; он хотел во время своего выступления высказать судьям всё, что он думает об окружающем общественном строе, а потом перерезать себе горло осколком стекла. В итоге, когда он произносит свою речь перед судьями, те его молча выслушивают… а потом объявляют его выступление лучшим за последний сезон и предлагают вести своё шоу на телевидении, где он за деньги сможет рубить правду-матку об обществе в прямом эфире. И главный герой соглашается (в отличие от подруги, будучи в трезвом уме — он «согласина» избежал, предъявив сохранённую упаковку от «согласина» подруги).
    • Да весь сериал об этом!
  • «Следствие вели...» — вообще часто, и иногда обоснованно, но вот в серии про малолетнего убийцу Аркадий Нейланда как-то слишком прямо намекается, что бедного мальчика до такого довела атмосфера после развенчания культа личности Сталина и какая-то дуреха, бросившаяся от разбитой любви к Иосифу Виссарионычу с моста.
    • Серия про захват заложников во Владикавказе П. Якшиянцем и компанией. Бедных террористов до такой дурной идеи, как захватить заложников и потребовать вылет в Израиль довела советская пропаганда, очернявшая Землю Обетованную, вот те и решили, что из Израиля их не выдадут, еще и наградят.
    • Серия «Убить реформатора» про гибель П. М. Машерова. Здесь педаль в пол — сам факт намеренного покушения так, вообще-то, еще никем не установлен. Всю серию автор стенает, какой хороший был Машеров, и какой плохой был унылый совок, где он всем мешал своей чистотой и возвышенностью. Поэтому его и убили. Они.
  • «Чернобыль» — да собственно, весь сериал об этом: и катастрофа от режима, и последствия от режима, и палки в колеса при ликвидации катастрофы вставляет режим. Особенно смешно, когда начинает ныть и жаловаться на свою малозначимость товарищ Борис Щербина: «всего лишь» глава Совета министров и член ЦК КПСС.

Мультфильмы[править]

  • «Мегамозг» — в фильме подчеркивается, что несчастного пришельца именно отсутствие любви и внимания (а также откровенный буллинг в школе) и довели до злодейской жизни, и что сам по себе Мегамозг — очень хороший парень. Впрочем, все его «злодейства» в сущности столь безобидны, что их действительно легко оправдать, и вообще они по сути были психологической компенсацией, ведь так он получал хоть что-то, напоминающее любовь.

Мультсериалы[править]

  • «Невероятные приключения Джонни Квеста» — апокалиптический маньяк Иезекиль Рейдж в своих речах то и дело обличает правительства всех стран мира, обвиняя их в продажности, лживости и наплевательскому отношению к собственным гражданам. В качестве альтернативы он предлагает конец света, который, по его словам, переживут лишь его избранные.

Комиксы[править]

  • Каратель — Фрэнк Касл решил вершить правосудие своими руками, посчитав действующую правоохранительную систему неэффективной и коррумпированной.
    • А вот в серии Каратель MAX за авторством Гарта Энниса этот троп деконструируется. Френк Касл убивает преступников потому, что ему это нравится, он просто не может жить без войны. Но каратель не может убивать невинных людей.
    • А в комиксе «Прогулка в ад» того же автора инверсия. Система плохая потому, что люди нормализовали зло. Так что это не система виновата, а лично ты, что не пытаешься исправить её.
  • Красный Череп нередко заявляет, что стремится к мировому господству только потому, что ему противно взирать на прогнившие в коррупции и жирующие правительства с их патриотами-марионетками, но для очищения мира необходима Третья Мировая война.

Аниме и манга[править]

Музыка[править]

  • «Макарена» в переложении Сергея Минаева — тропнеймер (к настоящему тексту песни, в котором девушке по имени Макарена советуют не ломаться, а отдаваться, никакого отношения не имеет).
«

Где к Первому мая три нормы участки давали, Унылым говном прозябает рекламный отдел

»
— Ожог «На месте завода „Компрессор“»

На деле львиная доля творчества группы — субверсия данного тропа. Что на первый взгляд представляется рефлексией на тему «какую страну развалили, сволочи!», на деле ближе к тому, что «руины завода — это ужасно; но работающий завод ничуть не менее ужасно».

Реальная жизнь[править]

  • В общем-то, это лучший способ защитить борцов с враждебным режимом, если они действуют настолько жестокими методами, что невозможно скрыть (а то и просто обычных бандитов). Ну, или не защитить, а отождествить — мол, это из-за «кровавого режима» они стали такими отморозками, это он виноват в их жестокостях!
    • Почти любое громкое преступление на Западе трактовалось советской прессой именно в духе сабжа. Например, теракт Джека Грэхема: ну как же, на Западе любовь к чистогану прививается с детства, ради наживы даже родную мать не пожалеют! На самом деле всё было гораздо проще — миссис Грэхем была той ещё скверной мамочкой, сына не любила и не особо о нём заботилась, благодаря чему закономерно вырастила законченного эгоиста.
    • На Западе, впрочем, не отставали, выставляя чуть ли не каждого отморозка и террориста борцом с тоталитаризЬмом. Как, например, отца и сына Бразиньскасов, убивших во время угона самолёта ни в чём не повинную девушку-стюардессу. (Наверно, и в том, что годы спустя сын забил отца до смерти, тоже виноват уже несуществующий к тому времени клятый совок.) Туда же — чудовищная бойня в Курске, устроенная парочкой слетевших с катушек дезертиров, ой, простите, благородных героев, которые таким образом протестовали против ввода войск в Чехословакию и тирании КПСС по версии «Голоса Америки».
    • Полицаи и прочие коллаборационисты в СССР тоже были только потому, что кровавый режим довел. В других странах были дураки, ошибавшиеся, заблуждавшиеся, примкнувшие, идейные, приспособленцы, корыстные сволочи — в общем, на любой вкус. А тут — только потому, что кровавый режим.
    • Энтони Бивор обосновывал свои два миллиона изнасилованных немок тем, что в СССР требовали любить коммунизм и лично Сталина[2]. А женщин запрещалось изображать не в закрытой одежде. Да, да, а вот за это давали 20 лет расстрела на урановых рудниках. И можно подумать, у них самих уже сексуальная революция была, половое воспитание в школах проходили и голых женщин можно было посмотреть в любых количествах.
    • Теракты Шамиля Басаева, которые прогрессивная антиллихенция (как в России, так и на Западе) пыталась оправдать как «сопротивление российскому империализму» и «борьбу за независимость Ичкерии». Справедливости ради, теракт 9/11 некоторые противники внешней политики США (опять же, как отечественные, так и западные) тоже пытались представить как ответную реакцию на Кровавый Американский Империализм. Теракты ИРА в Великобритании — в ту же копилку. Как и теракты и военная агрессия по отношению к Израилю.
    • В наши дни любое нашумевшее преступление или теракт вызывают плач Ярославны про звериный оскал капитализма с пожеланиями вернуться в светлое советское прошлое, где было мороженое по двадцать копеек и не было маньяков и террористов. Ложь и пропаганда: в СССР местами случалась напряжёнка с колбасой и туалетной бумагой, но на маньяков дефицит не распространялся и теракты, хоть и в гораздо меньших масштабах, чем сейчас, тоже случались. Это не говоря уже о массовых беспорядках с убийствами милиционеров, зачастую под антисоветскими лозунгами.
  • Аналогично и в кино- и литературной критике. Почему на Западе снимают столько мелодрам? Чтобы утешить замученного ужасами капитализма западного зрителя! А почему там снимают столько ужастиков? А чтобы отвлечь с ужасов капитала на ужасы вымышленные! (Что увы, тормозило развитие жанра хоррор в социалистических странах.) А почему там такая преступность? Это пример ужасов капитализма, для отвлечения от которых снимают ужастики, которые провоцируют ещё большую преступность!
  • В перестроечной литературе и публицистике — то же самое, но с обратным идеологическим знаком. Наиболее характерным примером можно назвать книгу Михаила Кривича и Ольгерда Ольгина «Товарищ убийца», в которой авторы всячески пытаются доказать, что Чикатило является порождением унылого Совка, где насиловали мозги идеологией и при том даже к сексопатологу или психоаналитику нельзя было обратиться, и, по-видимому, лично Сталина. При этом они скромно умолчали, что демократично-свободные США, где с мозгоправами проблем не имеется, держат абсолютное первенство по числу серийных убийц, среди которых попадаются экземпляры кровожадней Андрей Романыча.
  • Бытовые аргументы антикоммунистов: если ты при социализме бедный, то ничего, это система виновата, а если ты бедный при капитализме — то виноват только ты, потому что ленивый, тупой и не хочешь выйти из зоны комфорта, чтобы стать Успешным™. С диаметрально противоположной стороны тоже используется, но реже.
  • Воспоминания великой оперной певицы Галины Вишневской. Она винила советский строй ВО ВСЁМ, даже в том, что в детстве кошка бросила котят мать бросила её!
  • Многие преступники на скамье подсудимых активно педалируют троп, надеясь заслужить сочувствие присяжных. Энгельс гарантирует, что в его время это тоже было популярной отмазкой.
  • Марксистский феминизм, в отличие от большинства ответвлений феминизма, видит причину системного угнетения женщин не в патриархате™, а в природе капиталистических отношений.
    • Как будто феминистки ортодоксальные со своим патриархатом меньше относятся к тропу…
  • Массовый убийца Колин Фергюсон не виноват, потому что он чёрный и страдал от расизма. Правда, эту адвокатскую уловку сам Фергюсон отмёл и настаивал на том, что он вообще никого не убивал. И теперь будет сидеть до самой смерти, хотя шансы были…
  • Отечественные инцелы и их концепция «вагинокапитализма». Что иронично сильно пересекается с представлениями феминисток о сексуальной эксплуатации женщин капитализмом, только акценты другие.
  • Серийный убийца, вор и мошенник Шарль Сображ, убивший по меньшей мере двенадцать туристов в Юго-Восточной Азии, оправдывал свои действия… борьбой с западным колониализмом, т. е. у него натурально виновата буржуазная система!
  • Создатель и оператор знаменитого «киллдозера» считается одним из самых известных бойцов с системой. Он хотя бы никого не убил, хотя мог.
  • Пьер-Франсуа́ Ласне́р (1803—1836) — французский поэт, вор, убийца и педофил, один из наиболее вероятных прототипов Родиона Раскольникова. Имея некоторый литературный талант и здорово подвешенный язык, целый час доказывал в суде, что в жестоком убийстве знакомого и его старухи-матери виновато равнодушное общество, это же декларировал в своих проникновенных виршах и мемуарах. Не получилось, не фартануло: равнодушное общество, утерев слезу умиления, постановило поэта окоротить.

Примечания[править]

  1. Причём конкретно в данном случае возможность выехать из страны легально у золотой молодежи как раз была. Однако они решили, что гораздо круче будет привлечь к себе внимание захватом самолета.
  2. «Режим однозначно требовал, чтобы любая форма вожделения превращалась в любовь к партии, и прежде всего к Великому Вождю. Следствием подавления советским государством сексуальных желаний своих граждан стал так называемый „барачный эротизм“, который, несомненно, был более примитивным и жестоким, чем самая убогая иностранная порнография. И на все это накладывалось бесчеловечное влияние пропаганды, которая окончательно подавляла все сексуальные импульсы у людей. Таким образом, большинство советских солдат не имели необходимого сексуального образования и просто не знали, как правильно обходиться с женщиной». («Падение Берлина. 1945»)