Верующий, да неверующий

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« …Разрешили официально праздновать еврейский Новый год. В этот обычно моросящий сентябрьский денек все больше русских, желающих выпить, чувствуют себя евреями. »
Михаил Задорнов, «Люблю Отчизну я…»

Этот персонаж — искренний приверженец своей религии, который как положено исполняет её обряды. Ну, даже если не как положено, то хоть как-то. Не вероотступник и не безбожник.

Но при этом, если копнуть чуть глубже, окажется, что он радикально не в ладах с богословием. Почему же?

  • От невежества. Либо он провёл всё в трудах и заботах, либо рядом не было взрослого, которые мог бы разъяснить дитю положения их религии. А уж когда вырос, и вовсе стало не до этого. Современный российский вариант — сформировались в стране, где была прервана традиция общепринятого поведения верующих.
  • От хорошего образования. Он ознакомился не только с минимумом, положенным любому верующему, но и прочёл многочисленную литературу, с которой не знакомы большинство клириков. И этого мало — представление о других религиях он черпал не из слухов или агиток, а серьёзных трудов и общения с самими иноверцами (а также с агностиками и атеистами). Это дало нашему герою обширный материал для размышлений и пересмотра своих взглядов.
    • Среднее между первым и вторым вариантом — от неразборчивости в литературе. Увидел невежда-христианин на полке книжного магазина какие-нибудь оккультно-мистические «Откровения ангелов-хранителей», подумал: «Ну, тоже про Бога, наверное», купил, прочитал, осилил ещё десяток разномастных книг… и выработал специфическое мировоззрение.
  • От эмоциональности. Какие-то из религиозных догматов или что-то в деятельности церкви (а может, то и другое вместе) вызывает у него отторжение — но не настолько сильное, чтобы открыто порвать с наследием предков.
  • А может быть и такое, что в молодости этот человек полностью порвал с религией из-за своих убеждений, которых больше не менял… но позже пережил «мистическое озарение» или приобрёл философский опыт и понял, что в религиозных идеях что-то да есть. Вот и верит в них, но толкует по-своему.

На выходе могут получиться разные мудрёные слова. Бывший монотеист может считать, что бог — безличная действующая сила, Перводвигатель, сама Природа, абсолютное мировое единство, лежащее в основе целостности бытия, или часть человеческой души, рефлексируя над которой, человек растёт духовно. А политеист будет считать, что боги — проявления сил Природы.

А зачем чтить безличные силы, если они не наградят за почтение, не накажут за пренебрежение, и им даже ни тепло, ни холодно, если их чтут? Возможно, он славословит их просто из потребности восхвалять то, что считает совершенным. Стандартные религиозные обряды этот человек, как правило, считает ненужными, но может их исполнять по принципу «не нами заведено — не нам и менять» или потому, что верит, что они приносят некоторую мистическую пользу (или даже материальную).

Примеры[править]

Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Литература[править]

  • Цицерон, «О природе богов». Стоик Луцилий Бальб считает, что главный бог — это сам мир, боги и богини римского пантеона — это действующие в нём стихии, а лучший способ их почтить — разумные рассуждение и речь о них. А понтифик Котта — вообще скептик, опровергающий всякую попытку разумного рассуждения о том, что представляют собой боги. Но обряды исполняет — это его должностная обязанность, она идёт из древности и вроде бы каким-то неведомым образом помогает Римскому государству существовать.
  • Леонид Соловьев, «Повесть о Ходже Насреддине» — главный герой. Безусловно, правоверный мусульманин по рождению и воспитанию, но при этом многие запреты ислама он игнорирует и отношение к вере в целом у него своеобразное. Подробнее о его убеждениях на этот счёт — во второй части цикла.
  • Сэнди Митчелл, цикл о Кайафасе Каине — собственно, заглавный герой. Он верит в Бога-Императора — но без обычного фанатизма и религиозного неистовства, характерного для Комиссариата. Да и вообще Каин считает, что Император, конечно, защищает, но это вовсе не значит, что Самого надо постоянно отвлекать от важных дел по всяким пустякам вроде спасения трусливой шкуры одного конкретного его слуги. На Императора надейся, а силовую ячейку цепного меча и верного лазпистолета проверяй.
    • При этом потрясающую удачливость Каина ничем иным, кроме заступничества потусторонних сил, объяснить просто невозможно. Вполне возможно, что ироничный трезвомыслящий мерзавец Каин банально импонирует Богу-Императору. Так сказать, родственная душа.

Реальная жизнь[править]

  • Барух (Бенедикт) Спиноза и его пантеизм. Отлучён от церкви синагоги.
  • Либеральная протестантская теология, начало которой положил Ф. Шлейермахер.
  • Л. Н. Толстой. «Если есть ка­­кой-нибудь Бог, то только тот, которого я знаю в себе, как самого себя, а также и во всем живом. Говорят: нет материи, веще­ства. Нет, она есть, но она то­лько то, посредством чего Бог не есть ни­что, не есть не живой, но живой Бог, посредством чего Он живет во мне и во всем. <…> Надо помнить, что моя душа не есть что-то — как гово­рят — божественное, а есть сам Бог. Как только я Бог, сознаю себя, так нет ни зла, ни смерти, ничего, кроме радости». (Дневник от 29.09.1910).
    • Многие верующие, у которых «Бог в душе», подходят под троп.
  • Альберт Эйнштейн — не верил в Бога, отдельного от природы, всемогущего, награждающего и наказывающего и откликающегося на молитвы, Библию с подростковых лет считал выдуманной людьми, а потому не участвовал в обрядах. Но считал себя религиозным, хотя и понимал, что традиционно верующие могут отнести его к атеистам. Верил он в некий высший дух, сильнейший, чем человеческий, и проявляющийся в законах природы, и считал, что занятия наукой ведут к приближению к этому духу, о котором пока недостаточно знаний, так что приходится принимать его на веру (письмо шестикласснице Филлис, 1936). Как-то обмолвился, что «верит в бога Спинозы». Но уж точно не отстаивал упрощённую и опошлённую христианской патристической теодицеи.
  • Большинство отечественных христиан (это не упомянутый выше «бог в душе», это настоящие христиане). Верующими они себя считают, в обрядах и таинствах участвуют, только большинство даже «Отче наш» не знает, а уж «Символа веры» — и подавно, но при этом охотно становятся крёстными родителями (во время таинства крещения крёстный отец должен произнести «Символ веры», подразумевается, что наизусть). О том, что крещёный обязан хотя бы раз в три недели посещать церковь, даже не слышали.
  • Религия — это традиция. Вариант, когда, человек вообще не верующий и сам признаёт это, но отмечает религиозные праздники, потому что это «милая традиция», да и повод для праздника хороший.
    • День Святого Валентина. Самого Валентина исключили из католического календаря святых еще в 1969 г., и в современном западном исполнении это скорее вообще секулярный праздник. А отмечают по всему западному миру, включая Израиль.
    • В Японии отмечают Хароуину, Курисмасу и Барентайну — без всяких религиозных привязок, а скорее как показатель приобщения к западной культуре.
    • С Рождеством вообще интересно вышло: на отдаленных островах тайные христиане Kakure Kirishitan продолжали отмечать праздник еще со времен португальских миссионеров, но за 200 с лишним лет гонений и в отрыве от основной церкви уже забыли, что именно празднуют.
  • Поедание куличей на православную пасху. Вкусно же! А разрисовывать яйца прикольно.