Верный слуга

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Верный слуга — традиционный помощник дворянина или другого персонажа, который может себе позволить содержать слугу. Частый подтроп — нянька аристократа. Может быть напарником.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Субретка и дзанни — целые театральные амплуа плутоватых, но верных слуг.
  • «Вишневый сад» Чехова — Фирс. Каноничнейший пример.
  • Б. Шоу, пьеса «Цезарь и Клеопатра». Британн, раб Цезаря. — Только в рабстве у Цезаря обрёл я истинную свободу. — А я, неблагодарный, хотел отпустить тебя на свободу.
    • Там же: Фтататита-нянька, воспитательница и сторож Клеопатры. Убьёт и умрёт за госпожу.
  • «Травиата» — Аннина для Виолетты.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • А. С. Пушкин:
    • «Капитанская дочка» — дядька Савельич для Петруши Гринёва.
    • «Дубровский»: «Дай бог долго здравствовать Андрею Гавриловичу, а коли уж бог его приберет, так не надо нам никого, кроме тебя, наш кормилец. Не выдавай ты нас, а мы уж за тебя станем» (кучер Антон — Владимиру).
  • И. С. Тургенев, «Хорь и Калиныч» — на охоте Калиныч заботился о помещике Полутыкине как о ребёнке.
  • А. К. Толстой, «Князь Серебряный» — стремянный Михеич для заглавного персонажа.
  • Н. А. Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо». Рассказ про холопа примерного — Якова верного (деконструкция).
  • Ф. М. Достоевский, «Братья Карамазовы»  — старик Григорий Васильевич, камердинер Фёдора Павловича. Он же и заменил родителей сыновьям Фёдора.
  • Братья Стругацкие, «Трудно быть богом» — подросток Уно, слуга Руматы, гибнет, защищая дом.
  • Б. Акунин:
    • Цикл об Эрасте Фандорине — бывший якудза Масахиро «Маса» Сибата предан главному герою до мозга костей.
    • Цикл «Смерть на брудершафт» — Тимо Грубер, слуга Зеппа фон Теофельса.
  • Александр Волков, цикл об Изумрудном городе — экс-медведь Топотун для Урфина Джюса.
  • Метавселенная Рудазова — в ассортименте:
    • Хубаксис при Креоле.
    • Гвен Зануда и Ропер Чистящий при Совете Двенадцати. Последний упоминает своего предшественника Столуса Камердинера, который был так предан Искашмиру Молнии, что от известия о его гибели (не) пережил инсульт.
    • Ууправляющий Цитадели Зла при Бельзедоре
  • Михаил Щукин, «Цикл о Майе» («Рабыня» и остальные) — Майя формально именно таковой и является с момента, как её сделали личной рабыней Иллис, до официального освобождения. Реально Майя и Иллис скорее напарницы, а что окружающие об этом думают — не важно.
  • «Успех» Михаила Харитонова — Ли Юн, китаец, всю жизнь верно служивший дому Макгрегоров. Настолько верный, что вложил все свои средства в прожекты последней наследницы рода, а после её самоубийства — продал себя в поселенцы.

На других языках[править]

  • «Повесть о прекрасной Отикубо» — слуги Корэнари и Акоги, муж и жена, там добрые гении для своих господ.
  • Шота Руставели, «Витязь в тигровой шкуре» — Асмат, чья верность в конце вознаграждается предложением стать царицей одного из семи индийских царств, от которого она отказывается, в слезах и на коленях умоляя не разлучать её с теми, кого она так любит и кому так долго была верна.
  • Немецкий писатель XVIII в. Иоганн Музеус, легенда «Мелексала» (Melechsala) — Ловкий Курт для графа-крестоносца Эрнста Глейхена.
  • Вальтер Скотт, «Айвенго» — рабы знатного саксонца Седрика, шут Вамба и свинопас Гурт. Древнеанглийский свинопас, кельтский или (в данном случае) саксонский, — это очень крутой парень, не дурачок с дудочкой, хворостинкой и почти безобидными хрюшками, а рисковый амбал, приглядывающий за почти дикими матёрыми кабанами. К тому же эти кабаны обычно составляют основу благосостояния хозяина, и присмотр за ними требует одновременно и верности, и крутизны. В самом романе подсвечено, что из слуг выше рангом, чем свинопасы, только телохранители хозяина. Подробности в тексте статьи.
  • Чарльз Диккенс, «Посмертные записки Пиквикского клуба» — Сэм Уэллер для мистера Пиквика.
  • Эдгар Алан По, «Золотой жук» — негр Юпитер.
  • Александр Дюма, «Три мушкетёра» — Констанция (для королевы).
    • Верные слуги самих мушкетёров: Планше у Д’Артаньяна, Гримо у Атоса, Мушкетон у Портоса. Но не Базен у Арамиса, который вскоре разочаровался в своём хозяине и оставил службу у него, а его друзей-мушкетёров вообще считал чуть ли не порождениями самого Сатаны.
      • Вообще-то первыми расстались (как господин и слуга) д'Артаньян и Планше (что не мешало им в дальнейшем поддерживать теплые дружеские и даже финансово-партнерские отношения). А вот Базен, хотя номинально и числился где-то по духовной линии, все время оказывался где-то при Арамисе. Ситуация естественная - у аббата не должно было быть слуги, а к тому моменту, когда Арамис стал епископом, Базен сам стал представлять в церковной иерархии заметную величину.
    • Для Бекингэма — верный Патрик.
    • Для кардинала Ришелье — Рошфор, благородный слуга, как у какого-нибудь японского даймё. Можно было бы добавить сюда миледи, но её кардинал — при всей её зависимости и своём могуществе — считает скорее союзницей, а не подчинённой, и даже побаивается её.
      • Рошфор никак не благородный слуга - это сотрудник, адьютант, агент, но не слуга. За предположение, что дворянин может быть слугой у кого-то, кроме короля, этот дворянин счел бы своим долгом проткнуть предполагающего шпагой на дуэли. Что примечательно, конкретно в те годы уже даже король дворян как слуг не использовал (Людовик XIII - поскольку не хотел церемониться и каждый раз думать, что с таким слугой можно делать, а что нельзя, Людовик XIV - потому что сие окончательно вышло из моды и выглядело как анахронизм). А разница с миледи обсуловлена попросту тем, что Рошфору Ришелье доверял практически полностью, а миледи - с существенными оговорками.
  • Т. Майн Рид, «Всадник без головы» — Фелим О’Нил.
  • Шарлотта Бронте, «Джейн Эйр» — миссис Фэйрфакс.
  • Гарриет Бичер-Стоу, «Хижина дяди Тома» — Огюстен Сен-Клер: «У меня никогда не было лучшего и более честного слуги, твёрдого и надёжного, как сталь. Я потерял его в первую холерную эпидемию. Я был болен, почти умирал; Сципион остался со мною и возвратил мне жизнь». Причина — доброта хозяина.
  • Жюль Верн:
  • Р. Хаггард, «Жемчужина Востока» — рабыня-ливийка Нехушта (наст. имя Ноу) для еврейки-христианки Рахили, а потом её дочери Мириам.
  • Джон Толкин, «Властелин Колец» — вернейший из садовников Сэм, слуга благородного Фродо Бэггинса. «Оставить? Господина Фродо?! В жизни такого не сделаю! Залезь он хоть на Луну, я и то не отстану! А если на него нападут эти самые Чёрные Всадники, им придётся сперва потолковать с Сэмом Гэмджи!»
  • Маргарет Митчелл, «Унесённые ветром» — Мамушка, Порк, Дилси, да и паршивка Присси тоже.
  • Агата Кристи, цикл про Эркюля Пуаро — верный Джордж. Он незаменим, и не только потому, что он один на всю Англию умеет варить кофе так, как Пуаро любит.
  • Пэлем Грэнвил Вудхаус, «Дживс и Вустер» — Берти Вустер без своего камердинера Дживса давно пропал бы. Недаром именно фамилия камердинера идёт первой в названии этого цикла книг.
  • Джанни Родари, «Путешествие „Голубой стрелы“» — Тереза, служанка феи Бефаны.
  • Дафна Дюморье, «Ребекка» — миссис Дэнверс по отношению к заглавной героине. Тот случай, когда сабж очень тесно граничит с вечной любовью.
  • Лоис Макмастер Буджол, Сага о Форкосиганах:
  • Урсула Ле Гуин, «Земноморье» — Манан для Тенар.
  • Терри Пратчетт:
    • Цикл о Страже — Вилликинс для Сэма Ваймса. В последних книгах цикла он становится полноценным напарником господина.
    • Игорь — необходимый и верный слуга в каждом знатном доме Убервальда, да и в Анк-Моркпорке встречаются у богачей вроде Взяткера Позолота. Верность Игорей неоспорима — пока у ворот замка не появилась толпа с вилами. Вот тут-то и выясняется, что Игорь всегда знает потайной выход, и когда толпа четвертует хозяина, слуги уже след простыл.
  • Джоанн Роулинг, «Гарри Поттер» — домовые эльфы. Впрочем, они скорее рабы, а верность по отношению к хозяину порой не мешает им этих хозяев ненавидеть лютой ненавистью. Они просто не способны предать — даже если очень хотят.
  • Сюзанна Кларк, «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» — Чилдермас.
  • Мервин Пик, «Горменгаст» — Флэй.
  • Розмари Сатклифф, «Орёл Девятого легиона» — Эска. Впрочем, к моменту похода на север слугой его можно считать лишь с огромной долей условности — Марк уже давно рассматривает его как друга и юный бритт платит ему взаимностью, фактически во второй половине романа Эска уже напарник (тем более, что прямо перед походом Марк освобождает его от рабства).
  • Дэвид Эддингс, «Эления» — Кьюрик. Следующее описание в почти полной мере подходит и к его старшему сыну, который замещает отца во второй трилогии. Потомственный оруженосец семьи Спархока. Его отец служил деду и отцу главного героя, он служил отцу Спархока и ему самому. Последний оруженосец, ибо в Пандионском ордене все уже давно приучились без них обходиться. Спархок тоже мог бы, но Кьюрик ему не позволяет. И отставку и возведение в рыцарское достоинство Кьюрик счёл бы оскорблением в равной мере. Крепкий мужчина средних лет, коренастый и мускулистый брюнет. Бывший моряк и ветеран. Умён, циничен, верен и хитёр. Страшен в рукопашной, да и без того его военный опыт приводит к гибели немалого количества врагов. К рыцарям и аристократам вообще относится с глубочайшим презрением, считая их всех людьми насквозь бесполезными.

Кино[править]

  • «Собака на сене» — Тристан, Анарда, Фабио. Соперница Дианы Марсела под этот троп не попадает.
  • Дилогия румынских фильмов о Янку Жиану: трикстер Коркодел для протагониста.
  • Being Human — зигзаг: верный раб собирается совершить самоубийство вместе со своим господином и просит перед смертью дать ему вольную, чтобы он смог умереть свободным человеком; получив же вольную, он передумывает умирать вместе с патрицием.
  • Дуэлянт (фильм 2016) — хозяина лишили дворянства и отправили в ссылку на Алеутские острова, старый верный слуга, его ждал и всё-таки дождался.
  • «Гардемарины» — Гаврила для Никиты, пополам с дядька, этакий Савельич v 2.0.
  • «Слуга» Джозефа Лоузи — Хьюго Барретт.

Телесериалы[править]

  • Jeeves and Wooster — Дживс постоянно тем и занимается, что выпутывает Вустера из различных ситуаций.
  • «Рим» — Мерула и Элени, верные камеристки (и, скорее всего, бывшие няньки) Атии и Сервилии. При встрече в одном из эпизодов служанки обмениваются взглядами, означающими (и с дивной точностью передающими) примерно следующее: «Мы с тобой в одном положении. Я глубоко уважаю тебя как профессионала. Возможно, что в приватном порядке мы с удовольствием пропустили бы стаканчик в таверне и поговорили бы за нелёгкую нашу планиду. Но твоя сучка обидела мою крошечку, которую я с пелёнок растила, и если моя крошечка сейчас слово скажет, я твоей сучке горло зубами вырву. Вижу, понимаю, и уважаю тот факт, что ты думаешь так же и готова на то же самое [суровый кивок и многозначительно поднятая челюсть]». Не менее примечательно, что когда Марк Антоний и Атия поругались в постели, и Антоний повысил на любовницу голос, к ложу тут же подскочила Мерула с кинжалом, готовая зарезать подлеца прямо на месте. Во втором сезоне Элени покончит с собой после самоубийства Сервилии… воспользовавшись тем же самым кинжалом, которым только что закололась её госпожа.
  • «Аббатство Даунтон»:
    • Старый Карсон многократно даёт понять, что для него семья, которой он служит уже добрые полвека — в весьма реальном смысле «его» семья. К последним сезонам таким же становится Томас Бэрроу. Он верен — быть может не столько семье сколько дому — но верен абсолютно. А малыша-наследника Джорджа и его старшую сестру, маленькую Сибиллу, он на самом деле очень любит. Как и они его. Для всех остальных слуг, даже самых долгослужащих и верных, работа в Даунтоне — всего лишь работа. В самом последнем эпизоде даже сам Карсон признаёт это, и понимает, что Бэрроу, которого он так давно недолюбливал — его достойный доверия преемник.
    • Отдельно близкие и доверительные отношения знати с личной прислугой:
      • Граф Роберт и Бейтс, который служил ординарцем — бэтменом — во время англо-бурской войны.
      • Графиня Кора и О’Брайен — сложно: угрызения совести после устроенного Коре выкидыша вызывают у служанки, ранее служившей достаточно безразлично, яростную лояльность по отношению к госпоже. Но эта лояльность недостаточно сильна, чтобы помешать ей ухватиться за шанс продвижения по службе и уехать в Индию в качестве камеристки маркизы.
      • Мэри и Анна знают друг о друге практически всё и подошли настолько близко к дружбе, насколько это принципиально возможно в их положении. Вполне вероятно, что когда Бэрроу сменил Карсона, Анна вскоре займёт место миссис Хьюз.
  • «Сатисфакция» — Нестор для Анненского.
  • «След саламандры» — Джафар по отношению к Файзулле-хану. Подсвечено самим Файзуллой — тот доверяет ему воспитание драгоценного внука, а затем прямо заявляет, что доверяет только Джафару. Если бы этот почти комедийный сериал был мрачнее — слуга наверняка проявил бы верность до конца.
  • Детский сериал «О короле и его подданном» с богоугодного канала «Радость моя» — собственно подданный короля.
  • «Тодд и книга чистого зла» — Кёртис, лучший друг заглавного героя. Феерически туп и добродушен, и внешне напоминает Сэма Гэмджи.
  • «Зорро» — Бернардо для дона Диего де ла Вега не только верный слуга, но и лучший друг.
  • «Великолепный век» и сиквел — у каждой уважающей себя султанши есть как минимум один/одна.
    • Зигзаг: Фидан, вероятно под страхом смерти, предала Хюррем. А вот своей новой хозяйке, Махидевран, служила верно и до самого конца. Даже в нищету за ней последовала, несмотря на то, что Махидевран сама предлагала служанке уйти.
  • «Чёрная гадюка» — педаль в пол на уровне династий: каждому Блэкэддеру прислуживает свой Болдрик, начиная со Средневековья и до Первой мировой.

Мультсериалы[править]

  • «Марти — железный мальчик»  — сторонники Генерала (особенно выделяется Кан, которого телохранитель ГГ считает достойным врагом, который просто совершил неверный выбор) и приёмный отец ГГ.

Комиксы[править]

  • Marvel — Эдвин Джарвис, дворецкий Железного Человека и позже, Мстителей.
  • Бэтмен — Альфред.

Аниме и манга[править]

  • «Сказание об Арслане» — все спутники Арслана так или иначе подпадают под этот троп, но особо выделяется Дариун — единственный, кто присоединился к принцу без какой-либо внешней причины, а просто потому, что Арслан его любимый господин.
    • Внутри этой группы спутников под троп подпадает Элам. Показательно, что он единственный из бывших рабов Нарсеса, кто последовал за своим господином, когда тот был изгнан.
  • Pandora Hearts — Гилберт для Оза.
  • «Хроники Эвиллиоса» — Аллен Авадония же! Арте и Полло для Баники/Хозяйки Кладбища — туда же. И Лич Арклоу для неё же. И Бруно Зеро для Галлериана тоже.
  • Akatsuki no Yona — Сон Хак для принцессы Йоны. Друг детства, единственный из всей дворцовой охраны, кто встал на сторону девушки и защитил ее после убийства короля и захвата власти кузеном принцессы.
  • City Hunter — няня девочки-психометрика Сары Ишикуджо и дядька с экономкой принца и принцессы с какой то Руритании и Курака.
  • «Горячая мамочка» — один из врагов главной героини добровольно кинулся на её нож чтобы скрыть кто его хозяин
  • Aruosumente — собственно всё непосредственное окружение Алеутиана в той или иной степени подходит под троп. Ярче всех, конечно, Легна.
  • «Мой очаровательный лакей» — пополам с сословной моралью: когда главную героиню (которая была вынуждена выдавать себя за мальчика лакея) начал избивать аристократ, она не решалась дать ему отпор, боясь что такое проявление неповиновения с её стороны может ударить по репутации её господина, а потом она даже ему заявила что предпочтет быть избитой до полусмерти чем подставить под сомнение его репутацию
    • в начале манги она даже мечтала после того как ей не нужно будет притворятся парнем, остаются в доме в качестве гувернантки или воспитательницы детей хозяина.
  • Свет и тень: у дворянского рода Хайденов есть верный род рыцарей Макгрегоров, причем Макгрегоры верны именно дому Хайденов, а не его действующему главе. Например после того как отец главного героя по требованью короля-развратника скинул младшего сына в яму к охотничьим псам, то сначала верный рыцарь на коленях умолял заменить собой в яме своего молодого господина, а затем обезглавившего обезумевшего главу рода который пытался убить своего старшего наследника

Видеоигры[править]

  • Final Fantasy XV — Хестеры для семьи Амицития. Они же, плюс Кор, Моника и Дастин для Ноктиса.
    • В принципе подойдут Кларус Амицития для Региса и трио спутников Ноктиса для принца, с той оговоркой, что тут отношения уже явно выходят за рамки «слуга — господин» и намного ближе к дружбе.

Визуальные романы[править]

  • Air — Ураха, служанка Канны.
  • Rewrite — Сакуя.

Прочее[править]

Заботливый господин[править]

Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?
  • К. М. Станюкович, «Нянька» — маленький Шура заступился перед матерью за заглавного героя Федоса Чижика и был ею выпорот.
  • Харпер Ли, «Убить пересмешника» — Линк Диз взял на работу Элен, вдову подло убитого Тома Робинсона, который работал у него. «Она ему была даже не нужна, но у него на душе уж очень тяжко — скверно всё получилось». А когда Юэлы стали подвергать её нападкам, пообещал Бобу Юэлу тюремное заключение.
  • Астрид Линдгрен, «Эмиль из Лённеберги» — шестилетний пацан поехал сквозь страшнейшую метель, чтобы отвезти тяжело больного батрака к доктору, чуть не погиб в дороге, да и ухаживал за ним долго.
  • «Гарри Поттер» — Регулус Блэк окончательно разочаровался в Волдеморте, когда узнал, что тот послал на смерть домовика Блэков (тот выжил).
  • «Двенадцать лет рабства» — зигзаг: добрый хозяин после того, как раб напал на белого (издевавшегося над ним), спас его от линчевания и всю ночь охранял его с ружьём, а затем… продал злому хозяину, имеющему такую репутацию даже среди самих рабовладельцев.
  • Реальная жизнь: крестоносец Симон IV де Монфор. Прославился тем, что лично спас под обстрелом упавшего в ров вассала. То есть не послал слуг, а лично полез его спасать.

См. также[править]

{Nav/Friendship}}