Верный боевой афедрон

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Грубый ляп в сфере холодного оружия, доспехов, исторического снаряжения.
Афедрон у рыцаря тоже есть, но на картинке не показан.
«

Швед, русский — колет, рубит, режет.
Бой барабанный, клики, скрежет,

»
Наше всё знал предмет.
«

Який ти в чорта лицар, якщо голою сракою їжака не вб'єш?![1].

»
— По мнению Ивана Сирко сотоварищи, и афедрон у рыцаря тоже должен быть боевым.
Но не в том смысле, который вкладывают в это понятие иные МТА.
«

От героев былых времён
Не осталось доспехов порой...

»
— К.Сёмин и К.Жуков о рыцарских латах
«

Двуручный меч — это меч двуручный, кольчуга — кольчуга, арбалет — арбалет, конь — конь, сом — сом, а мыло — оно и есть мыло. И надобно признать: во многих случаях критик бывает абсолютно прав. Если автор фэнтези утверждает, что: а) барбакан есть устройство для разрушения крепостных стен; б) гизарма — это казарма городской стражи; в) натянутые арбалеты возят во вьюках; г) у сома есть чешуя; д) мыло мылится в морской воде, то такой автор нарушает принципы терминологии, логики, не знает, о чем пишет — ergo: он дубина, причем не боевая палица, а простая палка.

»
— А. Сапковский "Нет золота в Серых Горах".

Не может человек знать всё на свете, а автор фэнтези — тоже человек, даже если косплеит Короля Светлых Эльфов на каждом пикнике. Особенно тяжело автору, если в описываемом сеттинге речь идёт о реальном вооружении латника, лучника или даже пейзанина-ополченца, живших за 500 лет до нашего электронно-механического века. Даже в претендующих на историческую точность произведениях иногда встречаются ляпы, а историки-реконструкторы кричат: «какой идиот посоветовал вам этот щит?» Что и говорить про менее исторические труды! То герой — опытный рыцарь, а не попаданец — доспех на голое тело наденет, то героиня щеголяет в бронелифчике, то конные арбалетчики на всём скаку летят, постреливая как герои Гражданской из маузера.

Дело осложняется ещё и тем, что со временем многие слова изменили смысл. Когда оруженосец помогает рыцарю облачиться в «юбку» — это совсем не значит, что последний струсил и собирается косплеить сестру милосердия.

Не в ладах с оружием — гипероним к данному тропу, а вообще основных причин появления боевого афедрона четыре:

Ах да! Афедрон — это просто «задница» на греческом. Как вариант — «туалет», типа сортира. А не эскадрон и не эспадрон (и не эспадон!). Если афедрон-таки используется в бою, это уже скорее Тошнотворная суперсила, или какой-нибудь великан плюхнулся на врагов.

Холодное оружие[править]

Славный рыцарский меч[править]

(link)

К вопросу о подвижности в рыцарских доспехах

Общий распространённый ляп — меч в качестве основного оружия конного рыцаря. В реальной жизни рыцарская конница стала повсеместно ковать победу благодаря копейному таранному удару, а мечи использовались уже после такого тарана, чтобы добить то, что осталось, и то предпочтение отдавалось топорам и палицам. Но если говорить об убитых, то меч действительно был основным оружием рыцаря… с идейной точки зрения — мечом рубили всякую чернь. И чего только стоит обряд перед посвящением в рыцари — провести ночь в церкви со своим мечом, не сомкнув глаз. Похожая (скорее куда более сильно выраженная) картина наблюдалась и в Японии.

Авторы нередко забывают о дополнительном оружии, например, ударно-дробящем, как булава, или колющем, как стилеты. Многие орденские уставы перечисляют, без каких штучек рыцарю невместно отправиться в поход — меч может некстати зазубриться, а булава долго прослужит.

Кстати, стилет — по современной классификации колющее оружие с ромбическим, трёхгранным, четырёхгранным или цилиндро-коническим клинком. Стилеты для добивания смертельно раненых или просто ненужных пленников назывались по-разному. Наиболее известно франко-итальянское название «мизерикорд» или «мизерикордия» — «клинок милосердия». Однако к стилетам относятся и панцербрехер, и даг. Встречались и разновидности с рукоятью в форме мужских яичек. Такие при ударе зажимали в ладони подобно штопору.

  • Мизерикорд был обязательным к ношению оружием в ордене Госпитальеров. Без него рыцари не имели права идти в бой: гуманисты же!
  • И чтобы совсем всех запутать: специальный стилет артиллериста, которым можно не только защищаться, но и прочищать запальное отверстие пушки, назывался «фузет» или «фузетто». А еще на его клинке могли быть измерительные деления, как у линейки!

Ну хорошо, допустим, наш рыцарь 14-15 века (чтобы пластинчатые элементы доспеха и шлемы с забралами, а то что уж это будет за рыцарь в глазах массового зрителя!) пешим сражается с другим таким же на мечах. Их фехтование будет напоминать вовсе не размашистое рубание, рассекающее латы как картонку, а игру в бильярд — противники пытаются поразить друг друга колющим ударом в сочленения доспеха или смотровую щель шлема, применяя вторую руку для направления клинка в нужную точку; возможно также перехватывание меча обеими руками за клинок с целью нанести дробящий удар крестовиной по шлему. Все потому, что реальные латы слишком хорошо держали рубящий удар, вызвав такой вот асимметричный ответ теории фехтования.

И, наконец, рыцарская традиция побеждать с помощью своего славного меча всяких драконов. Убить дракона — целое дело, удостоившееся отдельной статьи, и победа над ним с помощью меча это всё равно что убить акулу ножом. Меч — оружие для фехтования, а против подобных монстров лучше брать то, что сможет нанести как можно более тяжёлую рану (топор), пробить толстую чешуйчатую шкуру (клевец) или проигнорировать её (булава). Ещё лучше использовать копьё, которое можно воткнуть в цель с большего расстояния и потенциально гораздо глубже любого меча (см. охоту на медведей). Хотя вообще ближний бой с драконами стоит оставить всяким простолюдинам, а для собственно убийства использовать что-то стреляющее или собственного дракона.

Пáрные мечи[править]

Один меч хорошо, а два — лучше! Искусный фехтовальщик с парой клинков в фэнтези превращается в настоящий стальной вихрь, вращаясь волчком и нанося красивые удары с разворота, да еще и способен сражаться одновременно с двумя-тремя противниками.

В реальности холодное оружие для второй руки действительно существовало, а в некоторые исторические периоды техники боя парным оружием широко применялась — два коротких меча у гладиаторов-димахейров, шпага и дага в Европе XVI—XVII вв., томагавк и нож у индейцев. Но, за исключением экзотического и малораспространенного стиля фехтования двумя легкими шпагами, который упоминали в своих учебниках итальянские мастера Джакомо ди Грасси и Антонио Манчиолино, второе оружие обычно было гораздо короче основного и играло вспомогательную роль при парировании или плотном контакте с противником. Полноценный меч, шпага или сабля в левой руке не дает особого преимущества и только напрасно утомляет фехтовальщика. Следующий недостаток: если у противника есть лучники или арбалетчики, то щит жизненно необходим. Если же имеется добротный доспех, позволяющий компенсировать отсутствие щита, то двуручный меч (как вариант, алебарда) практичнее, так как даёт гораздо более мощную атаку, позволяющую проламывать и сносить защиту противника, и при этом не столь требователен к ловкости, как два меча.

Так что да, человек двумя мечами как следует не повоюет.

А ещё всадники часто носили два меча: длинный возле седла для конного боя и умеренной длинны на поясе на случай спешивания. Как вариант: палаш или кончар пристёгнутый к седлу против бронированного противника, и сабля чтобы рубить бездоспешных противников. Аналогично носили пару мечей и японские конные буси, с той разницей, что оба меча носились на поясе. Эту привычку у них переняли пешие самураи, изначально являвшиеся всего лишь вооружёнными слугами из простых сопровождающими конного буси из аристократов.

Длинный лэнс у пешего[править]

Ошибка, противоположная мечу в руках конника, — лэнс (ударное копьё) в руках пешего рыцаря. В мультфильмах часто можно видеть рыцарей в готических доспехах, стоящих на часах у дверей, например, королевской опочивальни. В руках у храбрецов лэнсы — бесполезная обуза и в пешем строю, и особенно в бою «один на один». Известны случаи, когда спешившиеся рыцари не отказывались совсем от лэнса, а укорачивали, его делая легче и удобнее для рукопашной (из-за большого веса лэнс упирали в специальный крюк, прикрученный болтами к нагруднику бригантины или кирасы). Поздние лэнсы и вовсе были одноразовые — потому, что лучше сломать копьё, чем сломать руку. Особенно турнирные — те даже и не предназначались для нанесения урона, наоборот, должны были легко сломаться, чтобы не покалечить дружественного соперника и продемонстрировать, что техника удара правильна.

Лэнс сильно отличается от пехотного копья. Последнее для устойчивости упирали тыльным концом в землю, так что основной удар на себя принимал бессловесный грунт. В отличие от пехоты, рыцарей редко тренировали коллективно: на плацу, на манёврах, чтобы уметь держать строй и не ломать его хотя бы при движении (а лучше и при обороне, а ещё лучше и при атаке)[2]. Подготовка рыцарей была индивидуальная, потому что они и вместе-то собирались в единое войско, только когда их обязывала присяга, а это не больше месяца-двух в год; всё остальное время они куковали в своих владениях с замком, крепостными и прочим, что им там полагается.

  • Исключение составляли орденские рыцари — вот их активно натаскивали на коллективные действия, поэтому в полевом бою они были на порядок круче обычных! Именно поэтому Александра Невского за Ледовое побоище так и уважали по всей Евразии (к слову, литовцы при Сауле и Дурбе навтыкали меченосцам куда покруче — но там в первом случае бой был на болоте, а во втором исход битвы решило предательство латышских и эстонских вассалов Ордена, так что незачёт!) Однако, описывая орденских рыцарей в пешем строю, не выдавайте парням ударные лэнсы (это те, что с гардой)! Пехотных копий вашим героям вполне достаточно.

«Идеальный баланс» и «зеркальная полировка»[править]

Нередко при описании меча, используемого кем-то из главных героев можно встретить фразу: «Клинок был идеально сбалансирован и отполирован до зеркального блеска» (серьезно, эти два эпитета кочуют из произведения в произведения с минимальными вариациями). Такое определение сразу выдает, мягко говоря, недостаточно глубокое знакомство автора с предметом. И вот почему:

  • Баланс оружия есть не более чем расположение его центра массы относительно рукояти. Для рубящего оружия (сабель, фальшионов, каролингских мечей) он должен быть смещён ближе к острию, чтобы придать рубящему удару максимальную энергию. Для колющего оружия (готических мечей, шпаг) центр массы должен быть в области гарды, чтобы при колющем ударе клинок не отклонялся вниз под собственным весом. Если же мы имеем дело с оружием, совмещающим колющую и рубящую технику (как большинство любимых авторами обоюдоострых одноручных мечей), то оптимальный баланс определяется индивидуально, в зависимости от предпочтений владельца и его боевого стиля. Таким образом, можно сказать, что баланс оружия идеален для того или иного персонажа (или определенной техники), но утверждать что меч «идеально сбалансирован» сам по себе… не стоит. Еще веселее становится, когда на страницах книги появляются «идеально сбалансированные» молоты и топоры.
  • С полировкой и того хуже. С высокой долей вероятности, меч «отполированный до зеркального блеска» — коллекционная безделушка или атрибут бездельника, не вынимающего клинок из ножен. Если мы рассматриваем мечи из более-менее реалистичных материалов, после первого же боя полировке придет смерть. Впрочем, проблема имеет варианты решения:
    • Использование клинка исключительно против «мягких» целей (как серебряный меч Геральта).
    • Меч только что изготовлен и еще не успел побывать в бою.
    • Это просто магия.

Алебарды стражников[править]

Не всегда и не везде является ляпом, но зачастую автор употребляет это решение совершенно в отрыве от сеттинга и логики мира. Итак, в фокус произведения попадает стражник — городской, дворцовый, тюремный… Чем же он будет вооружен? Алебардой, вот чем. Спору нет, оружие отвечает всем критериям крутости и практичности, да и в литературе трудно найти что-то другое (городской страже, будем честны, вообще посвящено довольно мало справочной литературы). Вот только есть проблема. Почему в девяти случаях из десяти никому не приходит в голову использовать те же самые алебарды на поле боя? Там мы увидим скорее двуручные топоры и другие атрибуты Раннего/Высокого Средневековья, в отличие от алебард, получивших распространение уже ближе к Новому времени. В нашем мире алебарды и протазаны стали традиционным оружием стражников уже после того, как побывали атрибутом профессионального солдата. И если вооружение ими дворцовой гвардии еще можно как-то понять, то выдавать оружейную новинку только силам правопорядка — решение более чем странное. Недуг зачастую поражает даже весьма компетентных авторов, поленившихся, однако, состыковать детали сеттинга между собой.

Не стоит, впрочем, позиционировать алебарды и исключительно как оружие крутых профессионалов. Подобное оружие существовало и с противоположной стороны от городских сил правопорядка. Всякий сброд вроде мятежных крестьян вооружался чем придётся, в том числе переделанными косами и садовыми тесаками потому что ездящий верхом верхний класс надо было всё-таки чем-то валить. Однако, по качеству это оружие было далеко от собственно алебард и поллэксов, равно как отличалось и умение им пользоваться.

Боевой молот[править]

Ультимативное оружие для демонстрации силы и крутизны (а иногда и упрямства) персонажа. Даем ему здоровенную кувалду, которой он будет махать как перышком, снося любую защиту. Педаль в пол — двуручные версии с рукоятью в человеческий рост и ударной частью размером с тело человека. По традиции чаще всего его вручают священникам/инквизиторам, а также гномам и особо крутым варварам, которым двулезвенные секиры чем-то не угодили.

В реальности боевой молот представлял собой в целом обычный молоток с заостренным жалом на длинной рукояти. А его вес редко превышал 1 кг. Это было точное и быстрое бронебойное оружие, предназначенное для борьбы с одоспешенным противником. Причем использовался в первую очередь конными или спешенными рыцарями. Впрочем существовали и пехотные версии боевого молота, отличавшиеся длинной рукоятью. Очень часто их объедняли с другими видами оружия. Так например люцернский молот представлял собой гибрид молота и копья.

Глефы… Вернее то, что так называется[править]

Название глефа такое красивое, что его часто лепят на любое экзотическое оружие, вплоть до того, что в одном произведении одним и тем же словом могут обозначать совершенно непохожие друг на друга оружия. Ещё раз глефа — это, грубо говоря, короткий изогнутый клинок на палке.

Особенно стоит отметить всевозможные фантастические метательные вундервафли округлой формы со множеством лезвий или одним цельным острым кольцом. К ним это название почему-то липнет больше всего. Причиной является голливудский фильм 80-х (кажется «Крулл», но не уверен), где такое оружие назвали «летающей глефой», те кто слова «глефа» услышал впервые не обратили внимание на слово «летающая» и решили, что «глефой» называются любые огромные «сюрикены».

Выгнутый ятаган[править]

Нередко слово «ятаган» применяют к любому арабскому клинку, в частности, к сабле. Запомните, ятаган — это «сабля наоборот»: у сабли режущая кромка на внешней стороне изогнутого клинка, а у ятагана — на внутренней, он похож на нож-переросток.

  • Точнее, ошибка происходит от того факта, что есть в английском слово Скимитар, которым называют не только определенную персидскую, но и любую «восточную» саблю, а также и ятаганы. Отчего возникло заблуждение, что «Скимитар» — это английский перевод слово «Ятаган»

Стрельба и метание[править]

Всегда готовый к бою лук[править]

Ещё типичная ошибка — хранение лука с натянутой тетивой (особенно если этот лук композитный). В реальной жизни это быстро выводило из строя упругие элементы оружия, а потому вне боя тетиву с одной из частей «спины» непременно снимали.

  • Некоторые современные луки (сделанные с использованием стали, пластиков и композитов) для хранения и вовсе надо разбирать, но многим авторам такие тонкости невдомёк.
  • И тем не менее — в правилах ухода за длинным английским луком прямо описывается, что тетиву нужно снимать, когда лук перегнут, и натягивать в противном случае (видать, тоже бывало).
  • При том, в «освобождённом» состоянии некоторые из луков выгнуты в обратную сторону. В клинических случаях неумехи его потом там и натягивают, в обратную сторону (некоторые исследователи считают, что на этом пункте на самом деле и спалились Пенелопины женихи).
  • Порой авторы впадают в другую крайность, и их персонажи натягивают лук прямо в бою[3]. Так тоже не делается — в боевых условиях лук держится в боевой готовности.
    • На самом деле это не так страшно. При наличии опыта и должных физических кондиций (а у лучника они должны быть — стрелять-то ему как-то потом надо) натягивание лука занимает секунд десять максимум. Поэтому в «плановом» бою (а не при отражении внезапного нападения) лук можно и прямо на поле боя натянуть.

Лук в руках задохлика[править]

Кстати, о физических кондициях. Сила натяжения у боевых луков была хотя бы 40-50 кг плюс нормальный лучник должен был уметь выстреливать хотя бы 6-8 стрел в минуту, но нормой для хорошего лучника считалось пока стрела в полёте, успеть выпустить ещё пару стрел. Так что это не оружие для хрупкого шустрика и стандартной дистрофичной тян из манг и аниме. Зато, например, в руках очень рослой (где-то около 190—200 см) и крепкой ночной эльфийки из Warcraft 3 это оружие выглядит вполне органично. Оскомину набили английские longbow времён Столетней Войны из гнутого тиса в рост человека, вы думаете во Франции рос какой-то не тот тис или французы были клиническими идиотами и не желали перенимать чужой положительный опыт ? Просто стандартный лучник-йомен был ростом 170—175 см, а средний француз той эпохи — 160—165 см и таким луком он уже не мог оперировать, а при меньших габаритах эффективность лука начинала падать. Положение мог бы спасти блочный лук современного типа, но его конструкция и требования к материалам покруче, чем у хорошего арбалета той эпохи.

Лук-самострел[править]

Лук смертоносно эффективен только в руках человека, прошедшего долгую и утомительную подготовку. Нуб же только рискует покалечить сам себя, от банальных порезов до переломов рёбер у тех, кто в силах перенатянуть тетиву, но недостаточно навыка натянуть верно. Лук, сделанный под представителя иного антропологического типа или иной техники стрельбы, будет весьма малоэффективен в руках конкретного персонажа — японские луки имеют совершенно иную балансировку и требуют кардинально иного способа натяжения, чем европейские. Монгольскому лучнику было бы охренительно сложно стрелять из английского длинного лука. А ведь ещё и не шло речи о том, что луки с разной технологией изготовления требуют принципиально разных методов эксплуатации и ухода. И персонаж с любой долей эльфийских генов не сможет взять любой лук и начать всех нагибать.

Метательные топоры[править]

Целые отряды топорометателей часто включают в армии гномов, а иногда топоры мечут даже их оборонительные сооружения. В реальности топор действительно можно метнуть, и даже с успехом, а многие типы небольших топориков (на ум приходит и индейский томагавк) изначально предполагали в том числе и такое применение. Но не будем забывать, что:

  • Топор сравнительно тяжёл и дальностью броска сильно уступает дротику.
  • Топор сложнее ведет себя в броске, чем дротик.
  • Топор значительно дороже и сложнее в производстве, чем дротик.
  • Из-за формы топоры далеко не так удобно носить, как дротики.
  • Поражающая способность метательного топора не превосходит сколь-нибудь существенно таковую у дротика.
  • …ну и зачем тогда это нужно, если есть дротики?

В реальной жизни массово метали топоры франки, и часто они начинали с этого рукопашную, бросая один топор в противника перед сшибкой, в которой орудовали вторым топором. Причём метнув топор обычно не брались сразу за второй, а брались за… копьё, которым дрались в строю прикрываясь щитами, а второй (или третий) топор был на случай ближнего боя. Это действительно полезно, но специализированные бойцы-топорометатели не оправдывают себя по сравнению с копьеметателями или лучниками. Зато в Средние века существовали специальные цельнометаллические топорики-хёрлбаты, превосходившие дротик по массе и убойной силе, но применимые только на коротких дистанциях. Одну-две штуки рыцарь вполне может возить с собой.

  • Норманны и русичи часто использовали для метания топор, прикрепленный к руке длинным ремнем (т. н. паворозой), за который потом его подтягивали обратно — но топор, ессно, должен был иметь широкое лунообразное лезвие, чтобы не застревал в ране. Но именно исходя из последней проблемы, с паворозой гораздо удобнее использовать не топор, а булаву или молот (есть подозрение, что Мьельнир Тора попросту имел паворозу, крепившуюся к железной рукавице — иначе с чего бы в сагах подчеркивалось, что без рукавиц использовать его было невозможно?)

Самонаводящиеся ножи[править]

Бредни о боевых ножах в основном концентрируются на их метании. Герой бросает ножик, тот, эффектно вращаясь в полете, пролетает двадцать метров и наповал сражает злодея, вонзившись между ребер аккурат в сердце. Теоретически, конечно, возможно и такое, но:

  • Для успешного метания очень желателен специально сбалансированный нож. Какой-нибудь стилет со сдвинутым в сторону рукояти балансом метнуть можно разве что на манер дротика.
    • Нож с балансом в клинок удобнее метать хватом за рукоять, стилет с более тяжёлой рукоятью — хватом за клинок. Другой вопрос, что в силу небольшой массы стилета дальность эффективного броска вряд ли превысит пару-тройку шагов. А метнуть можно практически любой нож, независимо от баланса. Другой вопрос, что подчас из-за элементов конструкции хват для броска в реале будет травмоопасным.
  • Если нож провернулся в полете более одного-двух раз, предсказать его дальнейшее поведение невозможно, и злодея скорее всего просто стукнет рукояткой.
  • Преувеличивать поражающую способность ножа не стоит — его масса, импульс и энергия не так уж велики, есть риск попасть куда-нибудь в ребро, кожаный ремень или толстое пузо… Одним словом, это не самый надёжный способ смертельно или хотя бы тяжело ранить человека.
    • Автор правки, во время оно всерьёз заморочившийся метанием всякого разного сельхозинвентаря, от топоров и серпов до ножей и даже шил, а через пару лет тренировок даже наловчившийся попадать именно туда, куда целился, подтверждает: попасть и даже воткнуть метаемый предмет — это ещё далеко не значит убить. Свою убойную силу нож сохраняет на расстоянии метров трёх-пяти, дальше бесполезен или, как минимум, ненадёжен. Да и увернуться от него тоже, в общем, несложно.
    • Если человек в куртке, он спокойно отобьёт нож даже локтем. А потом подберёт и бросится с ним на тебя.
      • Если только у него куртка из дублёной кожи или бросили ножичек из сувенирного магазина, иначе он получит пробитый локоть и неработающую руку.
        • Ну нет, если нож кидался в тело или горло, то при отбивании его рукой, т. е. на полметра раньше, он скорее всего столкнется с курткой не острием, а плашмя, так что прорезать одежду вряд ли сможет.
  • Никаких «ртутных ножей» (с якобы герметичной полостью внутри, где переливается ртуть), как по волшебству летящих строго острием вперед, не существует.
    • Это несложно понять просто воспользовавшись здравым смыслом. Толщина клинка ножа редко превышает 2-3 миллиметра, более толстый клинок будет уже конкретным «ломиком», предназначенным скорей для грубой силовой работы. Значит, надо в металлической пластине толщиной не более, а чаще сильно менее 5 мм просверлить канал почти на всю длину. Потребуется прочное сверло толщиной максимум в 1-3 мм и длиной не менее десятка сантиметров. Часто такие видели? И этим сверлом надо будет просверлить продольный канал, не отклоняясь от оси клинка. Потом каким-то образом откачать оттуда воздух (иначе в запаянном канале ртуть будет просто бесполезно стоять на одном месте), влить туда ртуть, которой не так много и войдет, и герметично заварить. И все это ради того, чтобы нож был чуть тяжелей и летел острием вперед? Совершенно аналогичный результат легко достигается смещением центра тяжести к острию и хотя бы элементарной тренировкой.
  • Распространенный штамп — небывалое искусство бойцов спецподразделений и разведки в метании ножей. Смысла в этом почти нет. Про невысокую убойность брошенного ножа — особенно против противников, защищенных военной формой, броней, разгрузкой и прочими предметами солдатского быта — уже сказано. Боец спецподразделения на предполагающей скрытность миссии и так будет вооружен малошумным или бесшумным оружием. Если обстановка не позволяет стрелять вообще (или технологический уровень не дошел до бесшумного оружия, и диверсант-пластун максимум вооружен обрезом «арисаки» и шашкой/лопатой), то проще подобраться на расстояние удара, оно не сильно меньше эффективной дальности броска. Словом, метание ножа может потребоваться лишь в крайне экзотическом случае, причем очень велика вероятность, что броском не удастся надежно вывести противника из строя, а это чревато большими проблемами. Мастера в метании ножей были и есть, но это скорей не менее экзотические умения отдельного любителя этого приема, чем распространенная практика. И даже такой мастер предпочтет не рисковать без крайней нужды.
  • Не стоит называть «боевым ножом» ужасного вида рэмбоиды, популяризованные соответствующим фильмом. Клинок в локоть, снабженный эффектными зубцами и вырезами, смотрится устрашающе. Однако предназначен в основном не для боя. Такие ножи, с толстенным прочным клинком, с пилой на обухе, являются универсальным инструментом и лишь в последнюю очередь — оружием. Таким клинком более-менее удобно перерезать или перепилить ветку, сделать из нее кол или нарезать в ней пазов, выкопать яму и так далее. Собственно же боевые ножи обычно имеют куда более скромные размеры, а формой клинка подражают кинжалам, стилетам (вот стилет — инструмент сугубо для убийства, почему и запрещен законодательством многих стран) или имеют специфическую форму клинка, специально рассчитанную на максимальную эффектность режущих или колющих ударов. Иногда в качестве боевых выступают просто традиционные для соответствующей народности ножи, с которыми умеет обращаться почти каждый ее представитель, см. гуркхский кукри, испанская наваха или перуанский корво.
    • Интересный факт: 90 % рембоидов с полостью в рукояти бесполезны полностью, абсолютно и тотально, за счет того, что рукрять круглая в сечении (Прокручивается в руке), металлическая (на морозе или в жару пользоваться ножом неудобно) и приварена к клинку (отломится при любом серьезном воздействии). Единственный адекватный нож (из известных автору правки) с полостью для предметов в рукояти — УВСН, у него закругленнный хвостовик, в котором и хранится что-либо. Пространства, конечно, маловато, зато нож не перестает быть ножом.

Конные арбалетчики[править]

«

Далее, во время взаимного нападения конных отрядов, арбалетчики должны располагаться напротив врага и вблизи своего отряда, на расстоянии броска камня или чуть дальше, с правой стороны своего отряда и немного впереди него.
Перед тем, как передние бойцы враждебных отрядов собираются столкнуться друг с другом, стрелки должны прицелиться в тех, кто находится позади вражеского баннера, и дать залп, чтобы рассеять тех, кто скачет за баннером; от этого вражеский строй не получит вовремя поддержку, и твои, кои прорвутся вперед, не понесут никакого вреда от тех, кто скакал за баннером.
Сразу после залпа стрелки должны отвернуть от противника и скакать прочь без остановок, покуда вновь не зарядят; обычно это происходит слишком медленно, так что покуда они снова будут готовы стрелять, основной отряд либо одержит победу, либо обратится в бегство.
Также хорошо, если бы стрелки обстреляли врагов, сопровождающих баннер, с левой стороны, чтобы рассеять знаменную группу, и желательно чтобы сам баннер упал.

»
— Филипп фон Зольденек «Военная книга», 1490 г.

Как ни странно, были. Вариантов два:

  • Первый, наиболее распространённый вариант похож больше на кавалерийские части времён ВМВ: суровые парни с тяжёлыми арбалетами добирались до поля боя верхом, спешивались, лошадей уводили и прятали назначенные коноводы, далее арбалетчики действовали в пешем порядке, из укрытий или из засад. В качестве полевого укрытия обычно с собой возили «бронедверь» щит-павезу, которую можно было подпереть подпоркой и, спокойно прячась за этим огромным щитом, заниматься перезарядкой.
    • Так называемые французские «конные лучники» Столетней Войны. Почему «лучники», а вооружены арбалетами? А потому что французы, увидев английских лучников-йоменов (йомены — сословие такое, имеющие право на ношение оружия свободные крестьяне), едущих верхом на марше и воюющих в пешем строю, тоже решили создать нечто подобно. А поскольку тренированных лучников у французов было откровенно немного, эти «лучники» оказались большей частью вооружёнными арбалетами. Помимо луков и арбалетов, у этих «лучников» встречались и ручницы — примитивное огнестрельное оружие. На практике «конные лучники» вообще нередко обходились без стрельбы — не спешивались, а сразу атаковали как лёгкая конница с копьями.
  • Второй вариант встречался там, где оседлым народам приходилось биться с толпами конных лучников — в Испании и Польше. [4] В этом случае из арбалета стреляли прямо с коня, а поскольку в скорострельности арбалет заметно уступал луку, то после выстрела сразу же брались за меч и вступали в ближний бой. Взводом арбалета занимались лишь в промежутках между зарубами: перезаряжать арбалет в относительно спокойной обстановке можно и не слезая с лошади, но когда в тебя летит десяток стрел, а в двадцати шагах — вражеская конница с пиками, как-то всё некогда.
    • В условиях Европы тактика была несколько иной: при сближении основных сил конные лучники выскакивали сбоку, пытаясь отвлечь внимание противника и расстроить его боевой порядок полуприцельным залпом по наступающему клину, причём целили по знамени; убил случайной стрелой командира — победа бесплатно. После залпа стремительно разворачивались и бросались наутёк. Атака лёгкого конника на закованных в латы рыцарей была бы самоубийством (а посему категорически запрещалась военными уставами!) См. эпиграф выше прямиком из-под пера специалиста

Надо отметить, что ссылок на «Kriegsbuch» фон Зольденека не так много; книга написана на очень древнем немецком и без перевода нечитаема. Конные арбалетчики трудами фэнтезийных авторов получили незаслуженную популярность. В реальности стрельба (из чего угодно и по чему угодно) на скаку с коней оставалась вспомогательным средством борьбы вплоть до изобретения полуавтоматического стрелкового оружия во второй половине XIX века (Уинстон Черчилль улыбается и кивает, поглаживая свой верный маузер). Впрочем, изобретение пулемётов быстро сделало конницу экзотическим, парадным или полицейским родом войск.

Сила натяжения тетивы — самое главное[править]

Уже давно сложившийся штамп о том, что сила выстрела из лука/арбалета определяется только силой натяжения тетивы. Из этого выходит второй штамп — луки всегда бьют слабее арбалета, так как максимальное натяжение тетивы у лука около 80 кило (есть, конечно, и под 120 кило и больше, но это спортинвентарь, на войне не используемый), а у арбалета под 400 кило (были арбалеты и под 550 кило, но это единичные экземпляры под заказ).

  • Пару слов о арбалетах с натяжением 500 кило и выше. Да, эти арбалеты действительно могли пробить двухмиллиметровую закаленную кирасу навылет. Но при этом мало того что были дороги, дорого было и их обслуживание. Из-за огромного напряжения на конструкцию. арбалет буквально трескался в руках. Конечно, для тугого арбалета замена деталей обыденность, но этих монстров требовалось ремонтировать после двух десятков выстрелов. И в заключение всего, натянуть на них тетиву можно было только на специальном станке.

Для начала надо понять что урон, который стрела способна нанести зависит от от её начальной скорости и способности по возможности сохранить эту скорость до момента достижения цели, то есть аэродинамических качеств. Второе нас мало интересуют, хотя подразумевается что без подходящего снаряда любой пусковой механизм бесполезен. Начальная же скорость зависит от работы, которую совершает метательный механизм над снарядом, то есть произведения [средней] силы на ход на что сильно влияют 3 фактора:

  • Сила натяжения тетивы: Тут всё просто, чем большую силу накопит лук, тем больше энергии он сможет передать стреле. Зависит от мускульной силы владельца/конструкции натяжного механизма и прочности конструкции.
    • Шишечкой на тортике — слово «средней» силы. Как правило, в начале сила максимальна, а в конце разгона равна нулю. Если в промежутке она изменяется как у обычной пружины, линейно, то средняя будет в два раза меньше максимальной. В сложных конструкциях, иногда с профилем силы можно поиграться чуть увеличив эффективность.
  • Хода тетевы. Чем большее расстояние стрела/болт преодолеет выталкиваемый тетивой, тем больше энергии получит. Как далеко можно оттянуть тетиву? Зависит от размеров конструкции, а в случае лука — и от длины рук.
  • Далеко не вся запасённая упругая энергия отдаётся снаряду. Части механизма лука/арбалета тоже движутся, с максимальной скоростью в момент окончания разгона, и часть упругой энергии уходит в разгон этих частей. Это не просто бесполезно, но и вредно — после выстрела энергия пытается пойти в разрыв тетевы и излом деталей, её надо как-то гасить… Так как скорости частей обычно пропорциональны скорости движения снаряда, то такие потери можно приблизительно учесть как «утяжеление» снаряда — он разгоняется так, будто к нему добавленя некоторая, «паразитная» масса. Из этого, кстати, следует и тот момент, что есть некоторый, наиболее эффективный вес снаряда — при облегчении слишком много энергии уйдёт в «паразит», а при утяжелении снаряд будет двигаться неоправданно медленно. «Спортивные» блочные луки, античные баллисты на торсионах с легкими плечами и их современные арбалетные аналоги как раз сражаются за уменьшение таких потерь, путём облегчения быстро движущихся элементов или их замедлением при сохранении скорости снаряда.

Догадливый читатель уже понял, что условия противоречат друг другу. Хочешь увеличить силу натяжения? Утолщи дугу, это увеличит запас энергии, но большая её часть уйдёт на разгон плечей. Хочешь скомпенсировать, ещё увеличив натяжение? Уменьшай рабочий ход, это несколько снизит скорости дуг, не дав разорваться тетиве от сил при их резком останове. Частично проблема решается улучшением материалов, но и у них есть предел.

Что можно сказать подводя итоги? Сила натяжения тетивы является важным параметром, но не единственным. Важно учитывать и ход тетевы, и общую конструкцию лука/арбалета, размеры и массу снаряда. Легкий болт из арбалета с композитными дугами может улететь дальше тяжелого болта, пущенного из арбалета с тяжелыми стальными дугами и бОльшей силой натяжения, хотя пробиваемость брони у него будет и заметно скромнее. Болт, пущенный из самострела с малым ходом натяжения упадёт ближе обтекаемой стрелы, пущенной из длинного лука. А переносная катапульта, пускающая тяжелые болты на сравнимую дальность будет иметь совсем негуманные размеры.

Броня[править]

Легкая кольчуга[править]

  • Для начала надо понять, что влияет на защитные характеристики Кольчатого доспеха. Перечислим основные факторы:
    • Толщина колец. Тут всё просто: с увеличением площади сечения колец повышается прочность доспеха и его вес соответственно.
    • Диаметр колец. С увеличением диаметра колец уменьшается их количество, необходимое для создания доспеха, и его вес (если не скомпенсирован толщиной). Но кольца с большем диаметром проще раздвинуть клинком, копьём или стрелой и нанести ранение; также уменьшается комфортность ношения кольчуги. Уменьшение диаметра повышает количество колец, защитные свойства кольчуги и её вес.
    • Сечение колец. Кольца делятся на округлые и плоские с круглым и прямоугольным сечением соответственно. Деформировать вторые намного сложнее первых, благодаря чему можно сделать кольца тоньше, не потеряв в прочности, но и стоить такая кольчуга (панцирь) будет дороже из-за возросшей сложности производства.
    • Качество материала колец: железные кольца или стальные, слабо- или высокоуглеродистые, закалённые или нет, проводился отпуск или нет. Если не ударяться в металлургию, то качественный материал стоит дороже, но позволяет значительно улучшить качества кольчуги.
    • Плетение. Оно характеризует, сколько колец проходит через одно, стандартом является 4 в 1, но встречается и 6 в 1 и 8 в 1. Естественно чем больше цифра, тем надежнее кольчуга и тем она тяжелее.
  • Во-вторых, среди всех металлических доспехов кольчуга более всего подобна ткани, а значит, способна покрывать значительную часть тела, не особо ограничивая движения. Потому кольчуга может принять вид как рубахи (до локтя и до пояса), так и хауберка, длиной до колена с полностью закрытыми руками (со стороны ладоней была кожа с вырезом для пальцев), капюшоном и чулками.
    • Вы правильно прочитали: кольчужные чулки использовались для защиты ног всадника, а чтобы они не сползали под собственной тяжестью, их подвязывали к поясу.
  • Если подытожить — может ли кольчуга считаться лёгким доспехом? Панцирная рубаха 4 в 1, из хорошей стали, весом 6 кг — вполне. А вот хауберк весом 14-18 кг — едва ли.

Горжет поверх кирасы[править]

Очень распространённое в последние годы заблуждение, связанное с популяризацией «Игры престолов», где его носят неправильно вообще все главные персонажи.

Горжет — стальной воротник, нижняя часть которого расширяется на плечи и грудь. Зачем он нужен? Во-первых, для защиты шеи и близлежащей области. Во-вторых, в качестве «подставки» под шлем — горжет переносит его вес с шеи на плечи. В-третьих, он равномерно распределяет вес нагрудника.

На последнем моменте остановимся. Латные или пластинчатые нагрудник и наспинник имеют значительный вес, который по большей части сосредоточен на двух лямках, их соединяющих. Если же надеть под них горжет, давление с двух точек равномерно распределиться по всей площади горжета, благодаря чему повышается комфорт эксплуатации и максимальный вес кирасы.

И всё-таки в некоторых случаях горжет (или нечто подобное) носили поверх доспеха:

  • Тканевый и кольчужный доспех справлялись с распределением веса самостоятельно, поэтому горжет часто надевали поверх них.
    • Это касается мужчин, женщинам же достоинств горжета игнорировать не рекомендуется. Будучи достаточно широким, он способен снять давление кольчуги с женской груди, хоть и не всегда полностью.
  • Когда горжет является неотъёмной частью шлема. В качестве примера — штеххелм.
  • Если под кирасой уже есть горжет (или другой элемент доспеха со сходными функциями), никто не будет запрещает надеть сверху второй. Особенно любимо рейтарами, которые для защиты от огнестрела носили двойной слой доспехов.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Елена Хаецкая (под псевдонимом Мэделайн Симонс), «Меч и радуга»: иногда играется намеренно, шутки ради. Упоминается, в числе прочего, и метаемый «кинжал мизерикорд отменных боевых характеристик».
  • «Летописи разлома» Перумова:
    • Фальшион, всю сознательную жизнь бывший пехотным тесаком вроде мачете, вдруг получил от Перумова в подарок обоюдоострый клинок.
    • Оказывается, глефа — это нечто вроде двухстороннего меча. Похоже, правда?
      • Глефа вообще сильно пострадала из-за красивого названия, в популярной культуре чего только ею не называют: «Существовали различные модификации глефы: начиная от одинаковых обоюдоострых узких длинных клинков на обоих концах древка и до широкого, напоминающего топор наконечника на одном конце и простого шарообразного противовеса на другом. Двухклинковая модификация глефы (с клинками на обоих концах древка) встречается крайне редко. Всего модификаций глефы около 100.». В фильме Krull она вообще превратилась в нечто метательное, да ещё и складное.
  • «Астровитянка» Никки сражается двумя двуручными мечами. Именно так! Вялый обоснуй: она частично киборг, и мышцы управляются компьютером. Впрочем, тут Ник Горькавый сразу пишет, что учитель фехтования девочке два меча не советовал.
    • На самом деле драться ни одним из мечей она и не планировала: первый она раскрутила настолько, чтобы при контакте с мечом соперника оба меча улетели, а второй меч ей был нужен просто чтобы не остаться безоружной, что требовалось для победы по условиям поединка. Её настоящее оружие — знание физики, и вообще Никки прагматичный боец.
  • «Отыгрывать эльфа непросто» Кондратьев Леонид — нестандартный пример. Главный герой, попаданец из нашего мира, попал прямо с ролевой игры. Среди игрового оружия у него был боевой лук и боевые стрелы, на наконечники которых он перед игрой навертел гуманизацию, так что в новом мире достаточно было её снять — и можно сражаться. Вот только ни один психически здоровый мастер не допустит на игру идиота с боевым оружием, которым можно всерьёз покалечить или убить. Всё ролевое оружие делается максимально безопасным, чтобы избежать случайных травм, и боевые стрелы с колпачками на остриях просто невозможны. Никто не жаждет отвечать за чей-то труп, если колпачок случайно слетит.
    • Не говоря уж о том, что блочный лук героя вызвал бы единодушную ярость как мастера по антуражу (какой, к чертям, блочный лук в мире фэнтезийного средневековья?), так и того же мастера по боевке (натяжение в сорок килограммов при максимально допустимых двадцати). В правилах подавляющего большинства игр специально прописывается запрет на такие вещи.
  • Роман Злотников, «Грон» (вторая трилогия). Вышеупомянутый ляп с алебардами. На поле боя правят бал обладатели двуручных мечей и топоров, а алебардами вооружены исключительно «туповатые и ленивые» стражники. Причем, когда герою приходится позаимствовать оружие охранника, он сразу отмечает, как им неудобно орудовать в узких тюремных коридорах. Ну и зачем тогда было стражникам эти алебарды выдавать?
    • В первой трилогии автор почему-то наделяет невероятной убойной мощью сюрикены. Окей, допустим, герой, тренированный диверсант, может метательной звёздочкой убить человека с одного попадания, хотя и это весьма непросто. Но вывести из строя нескольких противников броском сюрикенов с одной руки (зажатых между пальцами) — уже что-то из разряда боевой магии.
  • Ольга Громыко, «Профессия: ведьма». Героиня отдает свой меч кузнецу для «заточки и балансировки». И если наточить меч, в принципе, не проблема, то понять, как именно героине нужно сбалансировать меч без дополнительных комментариев от владельца оружия невозможно. Вопрос конструктивных особенностей и боевой эффективности гворда (а особенно — его прочности и надежности) оставим на совести автора.
  • Александр Рудазов, «Война колдунов: Штурм цитадели». Упоминается, что «мечи паладинов идеально сбалансированы именно против нежити и чудовищ». Интересно, каким именно образом центр тяжести клинка отличает их от всех прочих противников? Возможно, автор просто выбрал неудачный синоним к слову «приспособлены», но получилось то, что получилось.
    • Теоретически можно предположить, что колоть нежить малоэффективно — тело и так дохлое, зачастую еще и изрядно разложившееся — от небольшой, пусть и глубокой дырки сильно хуже не станет (малореалистичные выкрутасы, вроде перерезания позвоночника колющим выпадом, не берем — кто в здравом уме будет так извращаться?). А вот рубящий удар, способный оттяпать что-нибудь нужное вполне может оказаться достаточно эффективен. То есть мечи могли иметь массивные клинки, здорово смещающие центр тяжести в сторону лезвия. Хотя, в таком случае проще было вооружиться топорами. Ну, допустим мечи считались более «благородным» оружием — да, для паладинов это могло оказаться важно.
      • Впрочем, топоры у паладинов таки есть. Просто это не основное оружие, а вспомогательное.
      • Плюс в других местах неоднократно говорится, что свойство паладинских мечей поражать нежить обусловлено наличием серебра в составе сплава, из которого они сделаны, а какая-то особая геометрия клинка не упоминается.
      • А может речь идет не про баланс веса, а… баланс сплава? баланс колдунства? баланс еще-чего-нибудь?
  • Александр Прозоров, «Дикое поле» — один из бойцов 16-го века отмечает, что еле смог наполовину натянуть современный лук ГГ-попаданки. А как его тогда натягивает и применяет по назначению молодая женщина комплекции отнюдь не «шпалоукладчица»?
  • Элеонора Раткевич «Таэ Эккэйр». Главгад книги обучен фехтовать сразу двумя двуручными мечами. С точки зрения автора это должно демонстрировать силу и суровость злодея, который, на минуточку, крупнейший и сильнейший вассал отца ГГ. В реальности попытка фехтовать двумя двуручниками — гарантированное самоубийство еще на тренировочной площадке.

На других языках[править]

  • Большинство рыцарских романов В. Скотта. Он имел весьма неправильное представление о доспехах вообще и о хронологических рамках существования «готического доспеха» в частности. Впрочем, его произведения богаты и иными анахронизмами. А разгадка одна — в начале XIX в. историческая наука находилась в зачаточном состоянии.
    • Возможно, сыграл роль и еще один фактор — на готические и более поздние латы Скотт мог вволю налюбоваться в дворянских усадьбах, где они подпирали стены в качестве наглядного свидетельства древности рода владельца. Латы для этого позерства штамповали на промышленных предприятиях уже после конца эпохи рыцарей, а более ранние кольчуги и бригантины не производились и потому выпали из поля зрения неспециалистов.
    • Вероятно, тот же Скотт запустил выражение «идти в бой с открытым забралом». В смысле: «играть в открытую», «поступать честно-благородно». Как ни странно, рыцари на бой по-другому и не шли, и к благородству — никоим боком. С закрытым забралом обзор так себе. Забрало закрывали в зоне действительного огня лучников, чтобы не получить в морду в буквальном смысле слова. Ну и далее при таранном ударе — открывать и некогда, и небезопасно, да и заниматься этим в скоротечном бою будет только идиот. Аналогично в танковых войсках командир и механик-водитель почти всегда сидят «по-походному» и закрывают люки лишь под обстрелом. А ещё в конце XV века появились получившие распространение в XVI веке двойные забрала, состоящие из двух половинок — для защиты глаз и для защиты остального лица, в зависимости от обстановки могли опустив нижнее — защиту лица, поднять верхнее — для лучшего обзора.
    • Вообще между рыцарями и не самыми современными танками достаточно много общего, в результате чего понять, что и как должны были делать рыцари в той или иной ситуации, сравнительно легко можно, попробовав представить себе танк и его экипаж, решающий примерно ту же задачу. В результате сразу станет понятно, почему в бой идут с открытым забралом, почему отправившийся на разведку отряд из десятка рыцарей в полном вооружении — нелепость, и т. п.
  • Артур Конан Дойл в «Белом отряде» дал арбалетчику, соревнующемуся с лучниками в стрельбе, мощный боевой арбалет с двойной тетивой. В реальности двойную тетиву имели только относительно слабые пулевые арбалеты, использовавшиеся для охоты на мелкую дичь.
  • «Одиссея капитана Блада» (1922). Сабатини вооружает протагониста тонкой дуэльной рапирой, абсолютно нефункциональной на корабле. Для пирата и вообще моряка было потребно оружие одновременно компактное, простое в использовании, способное быстро наносить смертельные раны и применяться против такелажа корабля, то есть тесак, короткая тяжёлая сабля-катласс, топор… Для капитана альтернативы практически не было: либо катласс, либо более аристократический дирк.
      • С точки зрения автора правки речь шла не о тонкой рапире, а о боевой шпаге с тяжелым, широким клинком, пригодным как для рубки, так и для укола. Другой вопрос, насколько она эффективная в морском бою. Длинный клинок дает приемущество в расстоянии удара, но при абордажной свалке
    • Блад и абордажным палашом умеет работать.
    • По крайней мере, в фильме 1935 года Эррол Флинн и Бэзил Рэтбоун (соответственно, Блад и Левасёр) действительно знали, как управляться с этими рапирами, не в пример Ламбрешту и Ярмольнику из советско-французского фильма 1991 г.
    • Обоснуй: в море Блад настолько уверен в своём непререкаемом авторитете и квалификации команды, что ему холодное оружие вообще ни к чему. А гражданскую рапиру капитан надевает, когда сходит на берег.
    • По книге он по крайней мере один раз участвовал лично в рукопашной при абордаже — против де Ривароля и его линкора. Чем конкретно он там был вооружён — не говорится (хотя доспехи надел).
  • The Queen of the Tearling — у главной героини грудь едва поместилась под кирасу без «бронесисек». Хотя, если у неё не 6-ой размер груди в 19 лет, то под кирасой достаточно места, потому что кираса никогда не прилегает плотно к телу, а имеет достаточно места для толстого стёганного поддоспешника, чьё предназначение — смягчать сильные удары.
  • «Темный эльф» Роберта Сальваторе — Дзирт/Дриззт вооружен сразу двумя саблями.
    • Подсвечивается: опытным фехтовальщикам—людям обычно непонятно, как он в них не запутывается.
      • Парой кривых сабель в целом можно успешно фехтовать, хотя далеко не с той эффективностью, как с комбинацией меч+щит. Другое дело, что многие дроу используют в бою два прямых длинных меча. А вот тут сцепить клинки при очередном ударе можно запросто.
        • Дзирт обоерукий — это редкое свойство.
      • Здесь же — зашкаливающая эффективность метательных ножей Джарлакса. Потенциальный обоснуй — клинки магические и помимо возвращения в браслет имеют повышенную убойность на любом расстоянии. Но все-таки вынести ими целый отряд тяжеловооруженных штурмовиков — это перебор.
      • Традиционная кувалда в роли боевого молота.
    • Ну, в AD&D целый пласт, связанный с «обоерукими» воинами.

Кино[править]

  • «Викинг» — во-первых, доспехи, которых либо вовсе нет (даже завалящей кольчуги для князя не нашлось), либо они сделаны на уровне вархаммеровских орков (в смысле, собраны тяп-ляп из подручного мусора). Во-вторых, мечи, похожие на плохо ошкуренные ломы, которые, по заверениям авторов, весили по 2,5-3 кг каждый, в то время как ИРЛ не всякий меч X века обладал массой больше одного килограмма.
  • Властелин Колец — в «Возвращении короля» катапульты мечут камни, которые на вид гораздо больше противовеса. Причем дохлые на вид мордорские эпично разбивают стены, а гондорские требюшеты швыряют огромные обломки стен (?), накрывающие орков десятками. При этом можно заметить, что у оных требюшетов спусковой механизм включает металлическую ось прямо на линии движения стрелы.
    • Кроме того, орки из коротких луков умудряются валить прилично бронированных роханских кавалеристов (и даже гондорских латников) с весьма солидной дистанции. Вообще у всех персонажей броня типа фигня, так как достаточно по ней разок стукнуть, причем совершенно неважно чем.
  • Трилогия Хоббит (2012—2014) — хтонический арбалет-зенитка с двойным луком и двойной тетивой. И это особенно грустно, потому что у Профессора используется просто меткий лучник Бард, попавший Смаугу в смотровую щель брешь в броне.
    • Арбалет-зенитка не то чтобы нарушал законы физики — создать такой теоретически возможно, только требуется очень точный расчёт и тщательнейшая подгонка всех компонентов. Другое дело, что подобное усложнение абсолютно бессмысленно — две тетивы (в такой конфигурации) не разгонят стрелу лучше, чем одна. А вот где законы механики откровенно нарушаются — это когда Бард делает импровизированную баллисту из сломанного пополам лука, просто воткнув половинки в трухлявые доски смотровой башни.
      • Даже для обычной деревянной стрелы с бронебойным наконечником и общей массой около 0.5-1 кг требуется лук с силой натяжения 45-60 кг (на пределе человеческих сил). Для цельностальных коротких арбалетных болтов массой минимум 1 кг уже требуются арбалеты с силой натяжения тетивы более 100 кг — там уже почти наступает предел прочности тетивы из сухожилий. Силой же отдачи уже вполне может переломать руки и плечи (доспехи арбалетчикам не только для защиты от вражеских стрел нужны были). Поэтому стрелой Барда (в рост человека и массой минимум 2-3 кг) можно стрелять только со станка (иначе отдачу и не поглотить) и только со специальной тетивой — стальной, либо композитной кожано-сухожильной… и именно поэтому, уложив оружие НА ПЛЕЧО сыну, Бард бы просто с мясом вынес тому выстрелом ключицу. В буквальном смысле.
    • Эквивалентно хтонические катапульты гномов, стреляющие некими снарядами, сбивающими стрелы налету. У Толкина в книге ничего подобного нет. Бредовая конструкция даже в рамках киношного мира: эльфы — классные лучники; они могут выпускать стрелы на два порядка быстрее, чем гномий расчёт успеет перезарядить эту штуку.
    • Здесь же — туррельные магазинные арбалеты на колесницах. Да, они существовали в реальности, но боевыми характеристиками не блистали — сила натяжения была ничтожной. В кино — средневековая версия ДШК.
  • «Тринадцатый воин»: Протагонист-араб перековывает тяжелый европейский меч в легкую «якобы арабскую» саблю. В реальности арабы переняли сабли у тюрков лет на 500 позже, а в описываемое время пользовались мечами с совершенно такими же клинками, что и у европейцев — на трофейных и контрабандных европейских мечах перемонтировали только рукоять (которая у арабов была похожа как раз на сабельную). Теоретически, европейский меч был бы немного тяжелее арабского только из-за массивного «яблока» и крыжа — так что перемонтировка рукояти полностью снимала проблему.
    • Педаль в пол — даже не перековывает, а обдирает на абразивном круге (точильном камне) всё «лишнее». Естественно, в литературном первоисточнике такой хрени не было — Ибна Фадлан, когда понял, что меч викингов ему не по руке, взялся за копьё и даже заколол пару людоедов.
    • Не снимало. В эпоху викингов самым ходовыми были разные варианты каролингского меча — с короткой или очень короткой рукоятью (у крайтоновских «викингов» кстати явно не вендельский, а скорее рыцарский «романский» меч), а «яблоко» там зачастую играло роль исключительно ограничителя не дающего руке соскользнуть и несмотря на размеры нередко было костяным либо деревянным (что не отменяет и реально массивных исполнений, они зависели, видимо, от стиля фехтования владельца). Фадлан без него просто не смог бы держать меч.
    • События фильма идут примерно за 100 лет до первого крестового похода, в ту эпоху сабли только-только появились даже у тюрок и лёгким оружием «для ловкача» тогда вовсе не были.
    • В книге также описан меч Бульфайфа — здоровенный дрын, длиной с владельца. Технология тех лет просто не позволяла выковать подобное чудо. С другой стороны, получилась реальность — такой клинок стоил бы баснословно дорого и явно стоит того, чтобы общарить пепелище в его поисках.
      • Вот только его нахождение в горящем доме должно было весьма негативно сказаться на его характеристиках.
  • «Люди Икс: Апокалипсис» — оказывается, не оснащённая металлическим наконечником стрела из самопального лука, пущенная откровенно от балды, способна пробить двух человек навылет.
  • Многие экранизации «Трёх мушкетёров» вручают главным героям (на минуточку, военным эпохи Людовика XIII) вместо полноценных шпаг с хотя и узким, но обоюдоострым и достаточно тяжёлым для эффективного рубящего удара клинком, намного более поздние «гражданские» (или «парадные») рапиры с клинком типа «вязальная спица», годные в основном для дуэлей придворных хлыщей. И с таким-то оружием мушкетёрам была поручена охрана королевской особы? Хотя на знаменитом памятнике д’Артаньяну в Париже в руках героя Дюма правильное оружие — пехотный палаш.
    • Ну, технически устав Роты мушкетёров королевского дома требовал иметь мушкет, коня белой или серой масти (вот что действительно все упускают), шпагу, палаш, дагу, пару пистолетов, боекомплект и слугу. Причём из казны они получали именно этот самый мушкет, всё остальное — за свой счёт[5].
    • И вообще это больше вопрос к самому Дюма — ибо только этими самыми дуэлями придворных хлыщей они и занимаются. Так сказать, в свободное от службы время…
      • Можно предположить, что в мирное время, болтаясь в столице, мушкетёры в куче дополнительного снаряжения не нуждаются: для обычных караулов им вся эта груда оружия ни к чему и благополучно продаётся или сдаётся в ломбард. А вот когда доходит до похода на фронт, доблестная королевская гвардия начинает метаться по Парижу в поисках снаряжения. И как раз этот момент у Дюма есть.
    • Небольшой дойлизм — может быть, дело еще и в безопасности актеров? Тяжелым клинком можно случайно и кость сломать.
      • При желании можно обойтись и без тяжелого клинка. Известна история о том, как Борис Клюев (Рошфор) чуть не отправил на тот свет Михаила Боярского (д’Артаньяна) при съемках соответствующей экранизации. Именно рапирой-спицей. По иронии судьбы, это был единственный в фильме эпизод, где персонаж Клюева извлекает оружие из ножен (впрочем, возможно, именно поэтому и единственный — больше решили не рисковать).
  • «Ястреб-мститель» (1980) — в партии заглавного героя присутствует однорукий арбалетчик. Сама по себе однорукость хотя и огорчительна, но теоретически пользоваться лёгким охотничьим арбалетом не мешает (прецеденты описаны). Но наш воин стреляет из арбалета очередями! Как из пулемета! Такое теоретически возможно: подавать стрелы из магазина, как в китайских самозарядных арбалетах, конец рычага прикрепить к поясу верёвкой, при перезарядке толкать арбалет «от себя», а для возвращения рычага в исходное положение присобачить какую-нибудь пружину. Только вот при такой нечеловеческой силе и скорости единственной руки — не проще ли стрелы во врага кидать без всякого арбалета?
    • А. К. Дойл полагает, что иначе арбалетчик бы смотрелся очень бледно на фоне второго отрядного стрелка, эльфа — который тоже пускает стрелы с такой скоростью, что даже Леголас зеленеет от зависти.
    • Гаттс (1989) нервно трет клеймо. Это явно очень хитрая механика.
  • «Wild Wild West» — кольчужная «вышивка» останавливает пулю. Что, серьезно? Вам напомнить с развитием чего (арбалетов, даже не огнестрела) она вымерла?[6]
  • «Книга джунглей» (тот фильм, который сильно по мотивам) — британский офицер демонстрирует главному герою трезубчатую дагу, объясняя, что всадив один клинок в живот врага, надо раскрыть его и намотать кишки противника на раскрытые лезвия. На самом деле, данное оружие использовалось уже в раскрытом виде, три лезвия служили для захвата клинка противника во время фехтовального поединка в режиме «шпага-кинжал». Возможно, пример внутримировой, и сценаристы таким образом показали недалёкость антагониста.

Телесериалы[править]

  • «София» — ляп на ляпе. Смешались в кучу кони, люди, оружие и одежда разных эпох.
  • «Стена» — ещё веселее, чем «София».
  • «Молодой Волкодав» — однорукий злодей умудряется не только как-то перезаряжать арбалет, но и палить из него при этом с внушительной скорострельностью.
  • Игра Престолов — много их: опять встречаются скорострельные как винтовка Мосина арбалеты, пехотные шлемы с личиной-забралом, зенитные баллисты, корабли-невидимки и легкая кочевая конница без луков, которая умудряется эффективно действовать против тяжелой пехоты со щитами и копьями!
  • The Witcher, новый сериал от Netflix — битва за Цинтру как один лютый, неостановимый фэйспалм:
    • Король изначально в шлеме, затем теряет его (шлем от полного латного доспеха, да), потом на паре кадров опять в шлеме, а затем опять без. Впрочем, убивают его всё равно стрелой в глаз, выпущенной примерно за полкилометра от боя. Зачем ему шлем, в таком-то раскладе?
    • Короля убивают, и королева посреди боя (!) снимает свой шлем и начинает голосить над его трупом. Впрочем, Каллантэ тут вообще… своеобразная.
    • Двуручная секира прорубает латы, но отскакивает от деревянного щита.
    • Нильфгаардские мечники в пешем (бес)порядке с разбега атакуют вражескую конницу. В чистом поле. И побеждают.
    • У Нильфгаардской империи есть конный лучник. Один. Остальной военный бюджет был потрачен на оснащение мечами всех пехотинцев (не копьями же их вооружать, действительно). Да у полунищей Цинтры с кавалерией дела обстоят лучше!
    • Про броню нильфгаардцев из мошонки дракона не написал только ленивый.

Аниме и манга[править]

  • Общий случай: типичные анимешные мечи с безобразным четырехугольником у острия. Кто видел, тот поймет. Если предположить, что четырехугольник плоский, то такой меч просто геометрически не может существовать.

Мультфильмы[править]

  • «Алёша Попович и Тугарин-Змей» — разваливающийся меч Алеши Поповича. Нет, в теории, задумка бы работала, если бы криворукие аниматоры удосужились выяснить, что такое хвостовик. В результате же имеет место полнейший и видимый невооруженным взглядом «Не в ладах с геометрией».
    • Как бы странно ни звучало — шутка оказалась… Вполне ровесницей феодализма: пошло всё с ролика широко известного в узких кругах ютубера-фехтовальщика Skallagrim. 5 декабря 2014 года он выпустил видео

      (link)

      End him rightly!
      в котором рассказывал об очень странной тактике, обнаруженной в одном из германских манускриптов XV в. «Gladiatoria» — руководство по ведению боя в условиях т. н. «Божьего суда». Тактика эта предусматривала собою… откручивание набалдашника у меча, бросание в его в оппонента и стремительная атака, пока тот охреневает — то ли от силы колдунства, то ли от удара «яблоком» по шлему. Мем, что интересно, обрел дикую популярность на Западе. Даже в For Honor добавили в виде добивания.
  • Трилогия «Бременские музыканты» — всё оружие в фильме (пародия на троп). Взять хотя бы оружие королевской охраны. Алебарды? Глефы? Дикий гибрид якутской пальмы с малайским крисом либо фламбергом? Или просто кухонные ножи на стероидах? У стражников пушка дульнозарядная, у разбойников — пара пистолетов с кремневыми замками, а вот Сыщик вооружён парой револьверов и бомбой с часовым механизмом: то ли шутки ради, то ли намёк на техническую отсталость королевства.
    • Вряд ли дело в отсталости: переодетый главарём разбойников Трубадур тоже демонстрирует стражникам пару современных револьверов.
    • Пушка у стражников вообще динамореактивная безоткатная — так как при попытке ее зарядить, ядра укатываются попеременно то через ствол, то через казну! А вы говорите — отсталое королевство. Да в нем электрогитары играют безо всяких усилителей и шнуров!

Мультсериалы[править]

  • Mr Peabody and Sherman отправляются в Средневековье на машине времени. Великолепная пародия оружейных ляпов; самая классная штучка — 15(!)-метровый лэнс с прикрученным в районе центра масс велосипедным колесом для устойчивости, конь и рыцарь в готических доспехах прилагаются.
    • Ещё раньше лэнс с велосипедным колесом мелькал в одной из серий «Утиных историй» (ещё тех, исконных). Был создан тем самым Винтом Разболтайло.
    • А придумали такое карикатуристы XIX века, после моды на велосипеды рисовавшие улан с пиками на велосипедах-пауках.
  • My Little Pony: Friendship is Magic — конечно, это добрый мультик для маленьких девочек и всё такое, да и вопрос вооружения четвероногих мучает фандом всё время его существования, но сами авторы при попытке изобретательствовать постоянно делают что-то не то.
    • В Кристальной Империи есть лэнсы с ронделями для защиты рук, которые при этом цепляются на бок. Пусть у нас турнир, и бросать их после столкновения не надо, но целиться-то как? А вручать пегасам чтобы держали крыльями (как и было в серии) — мягко говоря не очень рационально.
    • Боевые искусства и спортивное фехтование не задумываясь скопированы с человеческих, с прыжками на задних ногах, но лучники всё равно натягивают тетиву зубами, что как минимум мешает как следует видеть цель. И ладно ещё ряженые под индейцев головорезы, которые пуляют толпой, но спортсмены на соревнованиях тоже. А ещё у них луки упираются в землю по заветам Гоха сотоварищи, но с помощью какой-то торчащей из одного плеча длинной подставки, которая даже не втыкается в газон стадиона.
    • В финале пятого сезона стража бежит в атаку на трёх ногах, держа четвёртой копья остриями куда-то вверх, а когда доходит до непосредственно боя, то оружия и след простыл (и буквально сразу же партизаны из следующей версии настоящего уже пользуются копьями всерьёз). Там же пегасы тупо пикируют в эту свалку, хотя могли бы закидывать наступающего врага пусть не любимыми некоторыми флешеттами, а хотя бы консервированными молниями, засветившимися в прошлом сезоне на фабрике погоды.
    • В первой серии девятого сезона те же гвардейцы метают пилумы с помощью рта, то есть опять же вслепую и очень неточно.

Видеоигры[править]

  • Assassin's Creed: Black Flag — протагонист упорно вооружается только парными клинками. Что, впрочем, объяснимо, эпоха стрел и арбалетов уже лет двести как закончилась, а от пули щит не спасёт. Кроме того, выбор оружия по большей части довольно странен для пирата — если шотландский палаш можно счесть практичным, то легкие рапиры церемониально-придворного вида вызывают недоумение.
  • Assassin's Creed: Odyssey — почему моряки с корабля протагониста используют дорогие и тяжелые щиты-гоплоны? Греческий эпибат времен Пелопонесской войны скорее защищался бы более легким щитом-пельтой.
  • Assassin's Creed 2 — ятаганом в игре названа мультяшная сабля из «Аладдина». Настоящие же ятаганы обладали не выгнутым, а вогнутым лезвием и больше походили на длинный источенный кухонный нож, военным переосмыслением которого и являлись по сути. Создатели кагбэ исторической игры, похоже, не заглядывали даже в энциклопедический словарь.
    • ЧСХ, ассасинский ятаган из Revelations — уже действительно ятаган, а не кривая сабля.
  • Dragon Age: Origins — чешуйчатый доспех назван кольчугой, а ламеллярный — чешуёй.
  • Warcraft 2 — тролли мечут в противника один топорик за другим. Видимо, даже до них дошла нелепость этого, поскольку в следующей части некоторые из них перешли на дротики.
  • Warhammer: Total War — некоторые бретоннские рыцари вооружены двуручными мечами. Которыми орудуют с коня. А ударная кавалерия с лэнсами, вклинившись во врага, не меняет оружие на мечи, а продолжат тыкать длиннющим дрыном, в результате чего элитные рыцари в латах могут слить бомжам с мечами… единственное возможное объяснение — какие-то местные особенности баланса, требующие компенсировать мощный натиск необходимостью постоянного контроля для его повторения вместо такого вот слива. Рыцари на демигрифах и без того имба.
    • Кстати про бретонцев с двуручем, приглядитесь к ним — у них есть щиты (ага, типа «дверь») с одноручными мечами, они ими просто не пользуются!
  • В Mount & Blade можно использовать копье со щитом, но нет возможности использовать верхний хват.
    • В оригинальной игре нет, но в дополнении Viking Conquest и некоторых других модах — можно.
  • Dark Souls 2 — ладно в локализации Broadsword назвали палашом (палаш в игре есть, но его игроку не дадут), но этот самый меч в реальности предназначен в первую очередь для колющих ударов, а у него здесь только рубящие.

Настольные игры[править]

  • «Dungeons & Dragons» — да каких афедронов тут только нет! Кратко пробежимся по основным моментам редакции 3.5:
    • В стремлении разнообразить арсенал приключенца, авторы явно перегнули палку с выдумыванием новых типов оружия. Особенно это касается так называемых «двойных» его видов, которыми, по замыслу создателей, нужно сражаться, держа их за середину, как Фесс свою глефу. Ладно, что-то похожее на двулезвийный меч (по клинку с каждой стороны рукояти) можно видеть в некоторых экзотических видах боевых искусств. Но двусторонний лабрис (четыре лезвия в общей сложности)?! Двусторонний клевец?! Шипастая цепь без рукояти?! Ребята, вы чего?
    • Автор канонических иллюстраций к книге игрока имел какое-то очень странное представление о том, как выглядят даже реально существующие предметы вооружения. Ладно, что фальшион нарисовали с изогнутым клинком, это мелочи. Но вот древковое оружие… Несколько вполне приличных (хотя и слегка непропорциональных) изображений клевцов и рядом с ними — здоровенная кувалда «боевого молота». Еще несколько реалистичных вариантов одноручных топоров — и в качестве двуручного greataxe каких-то диких размеров лабрис… на рукоятке едва ли не короче, чем ширина лезвия.
    • В дополнительных книгах творился и вовсе лютый трэш — например, авторы дополнения «Sword and Fist» порадовали нас, среди прочего, изделием под названием gyrspike: полуторный меч, к рукояти которого прикреплен шипастый шар на цепи! Вопрос «как этим можно махать, не убив себя первым же ударом?» до сих пор мучает автора правки бессонными ночами[7].
      • Этакая доведённая до абсурда китайская цзяньбянь? Только там и меч одноручный, и вместо моргенштерна обычная цепочка.
    • Именно в D&D впервые появилась ужасающая историков с реконструкторами броня из «клёпанной кожи» (studded leather). По описанию и прилагающемуся рисунку, это что-то вроде кожаной куртки со штанами, на которые для повышения прочности набили металлических заклёпочек. К сожалению, в нашей суровой реальности, даже если вражеский меч каким-то чудом попадёт по заклёпке, он моментально соскочит с неё прямо на мягкую кожу основы, разрезая и её, и мясо под ней. Заклёпки, усеивающие некоторые экземпляры реальной «кожаной» брони в действительности имеют гораздо более прагматичную задачу — удерживать приклёпанные с внутренней стороны металлические пластины, то есть, получается обычная бригантина (по классификации D&D уже средний доспех). Ситуацию только усугубляет тот факт, что по соотношению цены и качества клёпанная кожа была лучшим вариантом легкой брони, доступным на старте, что подарило этому детищу геймдизайнеров незаслуженную популярность.

Примеры инверсии тропа[править]

Здесь приводятся (неочевидные) примеры, когда автор материалом владеет и сообщает читателю о старинном оружии нечто интересное и правильное.

  • А. Фадеев, «Разгром». «Бренча по ступенькам избитой японской шашкой, Левинсон вышел во двор». Первая же строчка романа создаёт впечатление боевого афедрона, но на самом деле это не так. В период русско-японской войны самым распространенным типом холодного оружия в японской армии был кю-гунто, представлявший собой шашку с эфесом совершенно европейского типа, с защитной дужкой. Драгунские шашки российской армии выглядели почти так же, вплоть до баланса оружия и типичного боевого применения. Русский конник вполне обоснованно мог называть «японской шашкой» трофейный кю-гунто. Подробнее см. здесь.
    • Деду автора комментария, воевавшем в конце второй мировой на Дальнем Востоке, в качестве трофея с пленного японского офицера достался прямой меч, и… та самая шашка.

См. также[править]

  • Не в ладах с историей — часто является причиной возникновения данного тропа.
  • Офигенно большой меч — рассказывает, отчего нельзя эффективно использовать в бою[8] нечто излишне длинное и/или тяжёлое. Для любителей физики: какова бы ни была масса и сила вашего персонажа, величина силы трения между его подошвами и грунтом конечна, а закон сохранения импульса и закон сохранения момента импульса никто не отменял.
  • Бой на мечах — в реальной жизни фехтование мало похоже на трюки, исполняемые в театре и кино.

Примечания[править]

  1. юмор Сирко восходит к польской шутке: pierwsza dzielność dla rycerza — gołą dupą zabić jeża.
  2. Автору этой правки довелось воевать на стороне Оливера Кромвеля в битве при Вустере (1651 год). Реконструкция, естественно. Выучиться держать строй и понимать команды служившие в армии могут за пару часов. Однако маршировать по полю с шестиметровым дрыном, периодически становясь на колено и втыкая конец копья в землю — удовольствие не хуже марш-броска в Советской Армии. Когда же прямо над головой палят из мушкетов, а «кавалеры» имитируют конную атаку, невольно понимаешь, что АКМ — лучшее оружие на свете.
  3. Как если бы современный магазин заряжали патронами прямо в бою, потому что если носить заряженный магазин у него портится подающая пружина…
  4. От испанцев конных арбалетчиков позаимствовали и сами арабы. На Руси решили с арбалетчиками не париться, а завести своих собственных конных лучников. Например, Иван Грозный в 1563 г. выставил для полоцкого похода 30 тысяч конных лучников из 18 тысяч дворян и 12 тысяч боевых холопов. Такая численность позволяла биться с татарской ордой на равных, а европейскую конницу просто давить числом. В самой Польше после объединения с Литвой в Речь Посполитую от конных стрельцов с арбалетами отказались в пользу конных казаков с луками, но к концу XVI века запорожские казаки перевооружились с луков на огнестрел. Надо сказать, что в русской армии применение конных лучников в стиле «стрельба с коня» практиковалось крайне редко. В исторических источниках нет упоминаний крупных битв, когда такие лучники не спешивались.
  5. На самом деле не так всё плохо: рядом шла Тридцатилетняя война и добыть подходящий лут у барахольщиков не должно быть проблемой. Кроме того, рота состояла только из дворян (и только из гасконцев — за такое жалование служили только эти, но это уже детали), которые шпаги всё же имели свои.
  6. На самом деле, были опыты по возможности использования кольчуги для остановки пули. Результат — ещё хуже, так как в рану попадает не только пуля, но и осколки кольчуги, которые потом ох как нелегко вытащить. С другой стороны, висящая кольчуга неплохо защищает от осколков. Экипировка танкистов Первой Мировой включала в том числе и кольчужную маску закрывающую лицо, т. к. иначе мелкие осколки и свинцовые брызги летели стрелкам-наблюдателям прямо в глаза и им это не нравилось.
  7. Наглядно. И ведь рассматриваемый образец, наверняка потомок этого самого, даже ещё хуже.
  8. Для устрашения противника — используйте на здоровье; и для парадов сойдёт.