Великолепный мерзавец/Литература

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Всеми любимый Урфин Джюс.

Это подстатья к статье «Великолепный мерзавец». Навигационные шаблоны и категории тут не нужны.

Русскоязычная[править]

  • Л. Н. Толстой, «Война и мир»: Долохов — единственный персонаж романа, который может подойти под троп. За весь роман он совершает кучу отвратительных поступков, но остается симпатичен многим читателям.
  • Ф. М. Достоевский, «Преступление и наказание» — Аркадий Свидригайлов. Абсолютный мерзавец, давно уже перешедший моральный горизонт событий, однако нескучный и очень проницательный. И, как ни странно, способный на добрые поступки.
    • У него же в «Бесах» Ставрогин. Он не только очень красив, аристократичен и бесстрашен, но и является мыслителем, вдохновившим почти в одно и то же время таких идеологов, ярких самих по себе, как Кириллов, Шатов и Петр Верховенский, в чем они сами признаются в романе («„Нашего“ разговора совсем и не было: был учитель, вещавший огромные слова, и был ученик, воскресший из мертвых. Я тот ученик, а вы учитель»). Также известно, что их (т. е., главным образом, его) идеи вдохновили Ницше (сохранились его конспекты «Бесов») и Камю, цитировавшего «Бесов» в своих философских трудах.
  • «Гиперболоид инженера Гарина» — собственно, сам инженер Гарин. Стал диктатором всей Земли благодаря воровству чужих идей.
  • Эрнст Юнгер, «На мраморных утёсах» — Старший Лесничий, конечно же! На своей харизме правит всем лесом, при том, то его основное население — Огненные Черви.
  • Б. Л. Пастернак, «Доктор Живаго» — адвокат Виктор Комаровский. В экранизации 2005 г. в исполнении Олега Янковского — педаль в пол.
  • «Голова профессора Доуэля»: профессор Керн хоть и неэтичный учёный во все поля, жаждущий в первую очередь славы и поработивший живую голову своего учителя, но хирург он, что называется, от Бога, и даже Лоран в отдельные моменты им восхищается. Да и сложно не согласиться с его аргументами в пользу пересаживания голов обречённых людей на тела людей с погибшим мозгом — как ни крути, а вместо двоих оплакивать будут только одного.
  • И. Ильф, Е. Петров, «Золотой телёнок» — Корейко. Cколачивая своё состояние, успел провернуть немало умопомрачительных афер, которые сделали бы честь и Бендеру.
  • М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — вся свита Воланда с ним же во главе.
  • Леонид Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине» — для власть имущих таким оказывается Насреддин.
    • А для самого Насреддина таким оказался кривой кадий Абдурахман. Старый пройдоха так ловко провернул мутные схемы в полном соответствии с законом, что этому восхитился и сам Ходжа.
  • Роберт Штильмарк, «Наследник из Калькутты» — Джакомо Грелли по прозвищу «Леопард». Из простого пирата, человека вне закона, превратиться, удачно воспользовавшись подвернувшимися обстоятельствами, в знатного лорда, затем многократно приумножить состояние (понятно, что неправедными путями), заслужить звание адмирала и графский титул… Бесспорно, определение «мерзавец» в его личности все-таки перевешивает, но невеликолепный такого добиться бы не смог, ведь так? Да и, помимо самого Грелли, среди его помощников есть парочка колоритных личностей, которым стоит отдать должное.
  • Лев Давыдычев, «Руки вверх! или Враг №1»:
    • Офицер Лахит. Подделывает документы, подсиживает начальство, фальсифицирует данные — но признается начальству в этом с настолько невинным видом, что у начальства просто опускаются руки. С фитильком, так как является скорее заместителем злодея, но кто знает
    • Его начальник Шито-Крыто. Злой гений, хотя и склонный к злодейскому аффекту, мечтает предать всех людей.
    • Фонди-Монди-Дунди-Пэк тоже был таким, но потом перешёл на сторону добра и стал курощать своих бывших собратьев-шпионов теми же профессиональными методами.
  • А. Волков, цикл «Волшебник Изумрудного города» — Урфин Джюс. Дважды завоевывал Волшебную страну и ещё дважды помогал защитить её от завоевателей за счёт незаурядного ума и огромной силы воли. Хотя тут скорее сделан Идиотский сюжет «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». Начнем с того, что самого начала автор без конца подыгрывает Урфину Джюсу — имея деревянную армию никто не сумел и даже не пытался использовать огненные стрелы против него. Он строит деревянную армию и захватывает Голубую и Зеленую страну при ее помощи, а в Голубой стране полным полно охотников, лучников и фермеров никто не додумался обстрелять дуболомов огненными снарядами или хотя бы сделать вылазку и устроить пожары. Пушку из дерева (!), которая обстреляла дуболомов огнем строят только в конце книги, причем для этого надо было специально для этого тащить из-за гор Элли и дядю Чарли. Мигуны, только что скинувшие со своих плеч Бастинду у которой была настоящая магия и обезьяны с волками сделаи страну жалкому типу с отрядом деревяшек.
    • Есть мнение, что автор подыгрывал этому герою, потому что тот его самого очаровал.
      • Автору этой правки Урфин понравился не столько военными успехами, сколько тем, что он в «Желтом тумане» отказался помогать Арахне, не желая вредить добрым людям, которых он раньше завоевывал и которые его отпустили с миром. Это было очень круто с его стороны, а то, что он, рассказывая о своем отказе филину, преувеличил свою отвагу и дерзость перед Арахной, даже мило: так сказать, «утепляет» образ.
    • Второй такой персонаж в цикле Волкова — Ментахо, один из Семи подземных королей. Был самым хитрым из них, и даже после обнуления памяти и поворота направо этого не утратил.
  • Борис Акунин, «Азазель» — Иван Францевич Бриллинг. В исполнении Безрукова в мини-сериале — педаль в пол.
    • Их вообще много. Анвар-эфенди в «Турецком гамбите», Момоти Тамба и Дон Цурумаки в «Алмазной колеснице», Ахимас в «Смерти Ахиллеса», Пожарский в «Статском советнике». Даже такие чудовища как доктор Линд и Мари Санфон — к слову, обе — великолепные мерзавки — а также Благовольский/Просперо из «Любовницы Смерти».
  • «Тайный город» — комиссар Сантьяга. Да, он выведен как условно-положительный и весьма харизматичный персонаж, но горе тем, кто забудет, что он — прожжённый шахматист и интриган, который ради выживания своего биологического вида пойдет на всё. Чего стоит его «многоходовочка» в пятой-шестой книгах, вылившаяся в кровавый замес с участием гиперборейцев Кадаф и всех трёх Великих Домов (родной Нави Сантьяга, естественно, отвёл роль офигенных героев).
    • Там же, но труба пониже и дым пожиже — Сдемир. Беспринципный карьерист, донжуан, предатель, отцеубийца и государственный изменник — притом рубаха-парень, отчаянный храбрец и невесту свою любит по-настоящему, настолько, что ради неё готов наплевать на презрение сородичей и невидание столь чаемого титула барона, как своих ушей без зеркала. Впрочем, после перехода горизонта отчаяния по причине, в первую очередь, на редкость жестокого убийства этой самой невесты оказался в шаге от поворота направо и — старательно подталкиваемый вышепомянутым комиссаром — делает уверенные телодвижения в сторону если не антигероя, то антизлодея точно.
    • Многие считают таковым Яргу. Да, он — чудовище, спровоцировавшее бойню среди своих же. Да, после освобождения из Железной Крепости он успел натворить многое, в том числе пытался развязать войну с челама, которая закончилась бы плохо для всех. Но он когда-то сплотил Навь и вывел ее в доминирующую расу Вселенной, а оказавшись в новом для себя мире, не растерялся, а смог не только выжить, но и стать достойным противником для самого Сантьяги, и даже сумел у него несколько раз выиграть. Есть чем восхищаться.
      • Определенно есть. Ярга не просто выигрывал у Сантьяги — он Сантьягу убил. Верится, конечно, в смерть авторского любимчика с трудом (как и в гибель Яны), но попытка засчитана. Так Сантьягу ещё никто не загонял в угол…
    • Под троп подходят многие антагонисты — преимущественно из книг «доярговской» эпохи. Одержимая идеей вечной молодости Кара, едва не поставившая весь Тайный Город на колени. Хитроумный карлик Нур и его протеже Глеб — волевой и жёсткий предводитель Курии, стремящийся разбудить в челах угасающую веру (более того, эти двое проявляют черты культурных мерзавцев). Старый, но всё ещё сильный и несгибаемый Александр Бруджа и — в меньшей степени — амбициозный и коварный Густав Луминар.
  • Серия повестей «Торговец эпохами» Юрия Ивановича — Крафа, враг протагониста.Позже выяснилось, что он совсем не злодей, и он стал союзником протагониста, но поначалу именно такой образ…
  • Вадим Панов, «Кардонийская петля» и «Кардонийская рулетка». Директор-распорядитель Компании Абедалоф Арбедолочик на самом деле один из Директоров-Наблюдателей всё той же Компании «под прикрытием». Ослепительно харизматичный, атлетически сложенный, безупречно (разве что с некоторым легким избытком шика) одевающийся красавец-галанит, в равной степени способный и к ведению тонкой интриги, и к прямому физическому насилию. Способен изнасиловать даму, с которой только что вёл галантную беседу — и светски улыбаться наведшему на него пистолет смертельному врагу.
    • Талантливый и прогрессивно мыслящий адиген Нестор подавал большие надежды и уверенно метил в этот троп. К концу книги… нет, не слился, но перешёл в категорию антизлодея, послав Компанию лесом. Потом отпустил протагониста с миром и даже помогал ему в четвёртой части.
    • С фитильком — Руди Йорчик. На фоне яркого, умного и проницательного Арбедалочика он поначалу смотрелся, как самоуверенный мерзавчик и обидчивое чмо (то есть буквально копировал характером Нучика и Осчика из предыдущих томов). В оружии разве что хорошо разбирается — у себя дома он не только профессор, но и крупный промышленник. Однако в пятом томе Абедалоф отошёл за кулисы и перестал давить других антагонистов бешеной харизмой. Тут и выяснилось, что Руди тоже не промах: и мозги умеет вовремя включать, и быстро принимать непростые решения, и рисковать, ведя собственную игру. В том числе — против Арбедалочика.
  • Фрол, «чёрный губернатор» из пресловутого «шантарского цикла» А. Бушкова. Будучи персонажем второстепенным, тем не менее, значительно влиял на судьбы главных героев. Личность безусловно тёмно-серая, но при этом отнюдь не лишённая (анти)злодейских стандартов, да и способность пережить множество… пертурбаций «лихих девяностых» не может не вызывать уважение.

На других языках[править]

  • Артур Конан Дойл, «Приключения Шерлока Холмса» — Профессор Мориарти. Комментарии тут излишни.
  • В. Скотт, «Айвенго» — Бриан де Буагильбер.
  • «Три мушкетёра» — кардинал Ришелье. Да и про Миледи забывать не стоит.
  • Шарль де Костер, «Легенда о Тиле Уленшпигеле» — император Карл V.
  • Генрик Сенкевич:
    • «Крестоносцы», включая экранизацию.
    • «Огнём и мечом» — Богун. Храбрец, красавец, отличный рубака и обожаемый своими солдатами полковник… и граничащий с тропом «полное чудовище» бандит, насильник, грабитель и т. д. Сложная, очень сложная фигура.
      • Как минимум, по отношению к Елене, которую любил по-настоящему, и не думал ею овладеть против её воли, — уж точно не чудовище! Как оскорбился, когда его враги спросили, не опозорил ли её: мол, неужели вы думаете, что я уже и на настоящие чувства не способен? А если ещё сравнить с тем, как его соперник Скшетусский думал отдать Елену в монастырь, если её изнасилуют, — и вовсе смотрится гораздо приличнее. Ну а что до военных действий — здесь ещё большой вопрос, какую сторону считать правой. Но автор-поляк по-другому написать, конечно, не мог.
    • «Потоп» — гетман Януш Радзивилл. Великолепный воевода, щедрый и безмерно богатый магнат, человек на самом деле недюжинных способностей… и при этом показан как монстр тщеславия и гордыни, готовый пойти на измену ради возвеличивания своего дома и себя любимого. Фигура реальная и весьма неоднозначная.
      • И его двоюродный брат Богуслав Радзивилл. Блестящий придворный, ловкий политик, могучий рыцарь, способный выдать 220 и самому отважному, дерзкому противнику… и при этом человек абсолютно без чести и совести, способен ради власти на что угодно, да и с женщинами не всегда обращается по-рыцарски.
  • «Последние дни Помпеи» Э. Булвер-Литтона — Арбак, пополам с тропом Культурный мерзавец. Мечтает не много не мало воссоздать былое величие Египта. А ещё он философ и посвящённый маг (хотя колдунств не творит, ибо жанр не тот).
  • Уилки Коллинз, «Женщина в белом»: граф Фоско — толстый, немолодой, но умный, обаятельный, крайне харизматичный, при этом еще и оценивший некрасивую, но умную и сильную Мэриан, в то время как ГГ пленился ее хорошенькой, милой и слабой кузиной Лорой. Мэриан тоже сперва была очарована графом, но потом стала смотреть на него как на врага, поскольку граф участвовал в заговоре против Лоры, а Мэриан ее любила и защищала.
  • «Остров сокровищ» — Джон Сильвер давит педаль в пол: недаром он в финале сбегает с корабля, да ещё и прихватив часть сокровищ.
  • Р. Сабатини, «Одиссея капитана Блада» — Левасёр. Правда, с прикрученным фитильком: сильно уступает коллеге из примера выше.
  • «Десять негритят» — судья Лоуренс Уоргрейв. В фильме тоже, но в книге, как кажется автору правки, круче.
  • «Трехгрошовый роман» Бертольда Брехта - почти все дельцы - Кокс, Пичем, Аарон. Но всех их затмевает Мэкхит, прошедший путь от уличного грабителя до главы концерна розничной торговли, младшими партнерами стали все его выжившие и избежавшие тюрьмы конкуренты.
  • «Уловка 22» — Милоу Миндербиндер.
  • «Пасынки Вселенной» Роберта Хайнлайна — Финеас Нарби. Правда, мог бы выглядеть не таким великолепным, если бы герои не показали себя беззаботными дурнями без навыка просчитывать последствия.
  • Рэй Брэдбери, «451 градус по Фаренгейту» — брандмейстер Битти.
  • «Звёздные короли» и «Возвращение на звёзды» Эдмонда Гамильтона — Шорр Кан, глава Лиги Тёмных Миров. В сиквеле ещё и поворот направо делает.
  • «Тот кто использовал Вселенную» Алана Дина Фостера — Киис ван Лу-Маклин.
  • «Дюна» Фрэнка Херберта — Владимир Харконнен с его действительно коварными планами и необыкновенной преданностью семье (когда племянник пытается его свергнуть, барон только вздыхает в духе «Эх, молодёжь, рано вам ещё...» и волнуется за будущее рода, а не лично своё). Фейд тоже близок к тропу, а вот Раббан и Питер де Вриз показаны ничтожествами.
  • В целом ряде книг Стивена нашего Кинга типичным представителем семейства великолепных мерзавцев оказывается дракон Алого Короля Рэндалл Флегг, также известный как Уолтер, Мартен Броадклок, Человек-в-Чёрном, Добрый Человек, et cetera, et cetera.
  • У него же - гангстер Джинелли из "Худеющего". Хоть и бандит, но своей смелостью, предприимчивостью и преданностью попавшему в беду другу вызывает симпатию - так что печальный финал Джинелли невольно печалит и читателя.
  • «Сага о Копье» Маргарет Уэйс и Трейси Хикмена — Рейстлин Маджере. Сильнейший маг, смертный, ставший богом, смертный, повергший мир в хаос… и спасший его.
    • В отечественном мюзикле харизма подчёркивается крутым баритоном исполнителя, хотя у Рейстлина Маджере по книге неприятный, тихий и хриплый голос.
    • «Рейстлин обладает каким-то странным обаянием! Ведь ты никогда не встречался с ним? Я сам не раз чувствовал в нём нечто располагающее и до сих пор не могу понять… […] Каждый из нас в своей жизни хоть один раз был посмешищем, каждый из нас хоть однажды завидовал своим близким. Всем нам приходилось испытывать боль и страдать так же сильно, как ему. И все мы — хоть однажды — желали получить такое могущество, какого хватило бы, чтобы раздавить наших врагов. Мы жалеем его и ненавидим. Мы боимся его только потому, что частичка его живёт в каждом из нас, хотя признаться себе в этом мы осмеливаемся лишь самой тёмной ночью, в полнейшем одиночестве».
    • И его старшая сестра, Китиара ут-Матар, тоже. Видимо что-то в генах.
    • А учитывая, что брат и сестра они только по матери, и гены, очевидно, материнские. Похоже, жителям Утехи сильно повезло, что Розамунд не развивала свой магический талант.
  • «Забытые королевства» — Артемис Энтрери и тёмный эльф Джарлакс Бэнр. Первый — наёмный убийца высочайшего класса, второй же возглавляет могущественный и авторитетный клан наёмников и, возможно, является самым умным дроу Мензоберранзана.
  • «Досье Дрездена» — Джонни «Джентльмен» Марконе. Глава преступного мира Чикаго, опаснейший, жестокий и безжалостный мафиози. При этом обладает своим кодексом чести и недюжинными умом, волей, харизмой. Достаточно сказать, что он — единственный известный в мире серии обыкновенный человек, который смог стать независимым властителем собственной территории и полноценным игроком в партии, которую играют боги, полубоги, маги, колдуны, демоны, вампиры и прочая могущественная братия.
    • Там же Никодимус Архлеоне[1], Мэб и Лара Рейт.
    • Несколько раз Гарри встречается в своём подсознании с «плохим собой». Этот «плохой Гарри» — вполне себе великолепный мерзавец.
  • «Лучше подавать холодным» Джо Аберкромби — Никомо Коска, в меньшей степени Монцкарро Меркатто и отравитель Морвеер (под конец стал напоминать противотроп).
  • Серия Г. Макнилла про Ультрадесант и Железных Воинов — кузнец войны Хонсю. Регулярно подсвечивается разнообразными могущественными хаоситами, с которыми Хонсю контактирует. Организация военного вторжения на родину Ультрадесанта, которое разгромили по сути роялем в кустах — это без дураков круто.
  • «Плоский мир» — патриций Ветинари. Профессиональный манипулятор и единственный человек, способный управлять Анк-Морпорком. Хотя горожане ненавидят Ветинари, но всё же признают, что без него было бы гораздо хуже.
  • Нил Шустерман, «Unwind» — Мэйсон Старки.
    • Впрочем… Харизмы Старки, конечно, не занимать, но при этом он ТАК фейлит всё, к чему прикоснётся (при этом искренне считая себя дофига крутым лидером, вполне достойным того культа личности, который образовали вокруг него подчинённые — бедные отчаявшиеся дети), что это, пожалуй, другой троп.
  • Гарри Поттер — Гриндельвальд был такой способный злодей, что даже Дамблдор не смог его победить и он находился после поражения в тюрьме Нурменгард исключительно (!) по своей воле.
    • Ну-ну… О том, что Гриндельвальд якобы сдался сам, сообщает ведь Рита Скитер, а ей разве можно верить?
    • А если бы она сказала, что чистить зубы два раза в день полезно для здоровья — это тоже была бы ложь? Ведь Дамблдор одолел Гриндевальда на дуэли, а не зарезав во сне — а в дуэли обладатель Бузинной палочки непобедим.
      • Но в остальном — да, вполне великолепный, не чета Вольдеморту. И размах был пошире, хоть и действовал лишь на материке, и до пакости вроде крестражей не опускался, и к убийству (судя по эпизоду с кражей Старшей Палочки) прибегал не всегда, и человеческих чувств не был лишён. Потому и смог раскаяться, да и умер с честью — смеясь в лицо своему убийце.
  • «Сага о ведьмаке» — главгад книжной серии, Вильгефорц из Роггевеена. Абсолютно аморален и властолюбив, но при этом умён, смел (схватился с ведьмаком в рукопашной), деятелен, много знает и умеет, и отнюдь не беспомощен физически (Геральта в первой схватке он одолел). Даже побеждать его пришлось хитростью.
    • Впрочем, под конец свою харизму он растерял, превратившись в карикатурного маньяка, с брызжущей изо рта пеной. Да, его боевые навыки и крутизна никуда не делись, но от того харизматчного и утончённого мага, что предстал перед Геральтом на Таннеде не осталось и следа.
      • Но тут ещё возможно, что он малость поехал крышей после событий на Таннедде
  • Трилогия Тимоти Зана из расширенной вселенной «Звёздных Войн» — блистательный Гранд-Адмирал Траун!
  • В книге «Потерянное освобождение» из цикла «Ересь Хоруса» в этой роли выступает Альфарий — примарх Альфа-Легиона. В результате проведённой им комбинации оказывается верная Императору Гвардия Ворона не может быстро восстановить потери из-за вируса в генокоде, заботливо внесённым туда шпионом из Альфа-Легиона. Однако и сторонникам Хоруса Альфа-Легион тоже плюнул в кашу — переданные им генокоды далеко не точные. Правильные генокоды Альфарий оставляет себе, попутно далеко послав Кабал — третью силу, на которую должен был работать Альфа-Легион для спасения мира.
    • Грэм Мастертон, «Devil in Gray» — майор-конфедерат Джозеф Шрауд, оседланный Шанго. Смеется над детективом, убивает старушек, произносит крайне вменяемую речь на тему «какой идиот додумался до этих вудуистских штучек? Я-то еще везучий, у меня никого не было, а вот у остальных двенадцати оседланных родственники были». Детектив с ним в этом совершенно согласен.
  • «ПЛиО» — в сравнении с сериалом:
    • Петир Бейлиш. В отличие от поздних сезонов, уровень великолепия книжный Мизинец пока не терял.
    • Тайвин Ланнистер, но чуть меньше, чем в сериале.
    • А вот Русе Болтон — наоборот, великолепнее выглядит как раз в книге.
    • Варис, в сериале понизивший уровень мерзавства.
    • Манс Райдер. Как мерзавец уступает предыдущим, но в разы великолепней сериального воплощения.
    • Но сильнее всего в сериале пострадал Эурон Грейджой, великолепное чудовище, в книге (судя по спойлерной главе из пока не вышедших «Ветров зимы») вздумавшее бросить вызов аж самим богам.
    • Не стоит забывать и об «альфе и омеге» всей саги, Тирионе Ланнистере. В сериале большую часть мерзавства из него вычистили, однако в книге беспринципности и сомнительных поступков хватает, чтобы записать хитрожопого карлика в явные антигерои. Правда, в третьей книге у Тириона произошёл заметный «кризис великолепия», однако в «Танце Драконов» уровень начал восстанавливаться, к тому же появились намёки на повышение мерзавства.
  • Князь Пустотыпротагонист-злодей Анасуримбор Келлхус. Впрочем, крутость на грани мэрисьюшности (пусть и обоснованная) и нечеловеческая психология мешают ему в полной мере сопереживать.
    • А вот нанурский крутой генерал Икурей Конфас отыгрывает троп наполную — коварный, сексуально извращённый и жестокий наследный принц Нансурии не лишён харизмы, а также полководческих и политических талантов. Большая часть его армии не бросила Льва Кийюта, даже когда Келлхуса уже считали настоящим пророком (которым он едва ли являлся, и Конфас так и не повёлся на его проповеди).
    • Найюр урс Скиоата. Сначала антигерой, а затем антизлодей на службе у Консульта. Невероятно суровый и жестокий варвар, но при этом (в отличие от верхних двух примеров) способен на сострадание и любовь, по-совему честолюбив и несчастен.
    • В тетралогии-сиквеле «Аспект-Император» великолепным мерзавцем является лорд Косотер. Военный социопат, ветеран многих войн и лидер наёмничьего отряда Шкуродёров. Человека отмороженнее, чем этот тип, нужно ещё поискать (и это по меркам запредельно тёмного фэнтези!), но как же он бесстрашен и непреклонен в своих целях... А ещё смог переманить на свою сторону древнего нелюдя-мага, а суметь просто так найти подход к кому-то настолько безумному и опасному надо уметь.
  • У Дэвида Эддингса чаще встречается противоположный типаж, но есть и исключения:
  • «Орден Манускрипта» — граф Страве. К счастью для героев, он на их стороне.
  • Цикл Эда Макбейна о 87-м полицейском участке — Глухой. Да, преступник, почти террорист и с явными садистскими замашками, но как эпично он издевается над полицией, какие планы продумывает — однозначно великолепен.
  • Рик Янси, цикл «Монстролог» — доктор Джон Кернс, интеллектуал, эстет, философ, садист и Джек Потрошитель в одном лице. Да, он полное чудовище (хотя и не без принципов), но это нисколько не умаляет его харизмы. На становление личности Уилла Генри Кернс оказал не меньшее (а то и большее) влияние, чем собственно доктор Уортроп.
  • «Серебряное крыло» — Гот из-за своей склонности к манипуляциям и неспособности остаться мертвым.
  • Робин Хобб «Сага о живых кораблях» — пиратский капитан Кеннит. Харизматичен и обожаем своей командой, строит грандиозные планы и ничем не гнушается для их исполнения.
  • Коты-Воители — Звездоцап. Просто Звездоцап.
  • Альфред Аттанасио, «Доминионы Ирта» — Даппи Хоб — гад-кукловод сотого уровня, трикстер. Почти все описываемые события дилогии — часть его гениальной многоходовочки, целью которой является заполучение власти вселенского масштаба.
  • «Пленник Зенды» Энтони Хоупа и экранизации: Руперт фон Хенцау же! Милый, отважный, крутой, неприлично везучий… развесёлый негодяй без намёка на моральный компас.
  • "Рожденный туманом" Брендона Сандерсона — Вседержитель. Богоподобный император Последней империи, из простого носильщика ставший тираном, который объединил известный мир под своим правлением и изменил его согласно своему видению. Несмотря на века, потраченные на борьбу с влиянием Разрушителя на собственные мысли, Вседержитель оставался полон решимости обеспечить выживание человечества любыми необходимыми средствами и привел в действие многочисленные планы на случай непредвиденных обстоятельств. Даже после смерти Вседержителя его рука продолжала работать за кулисами, и это сыграло ключевую роль в окончательном поражении Разрушителя. И даже спустя столетия его влияние на историю Скадриала все еще ощущается.
  • Дин Кунц, «Острота ощущений» — Эдглер Форман Вэсс. Харизматичный красавец, уважаемый шериф и при этом маньяк, убивающий ради остроты ощущений

Примечания[править]

  1. Между прочим, тут та еще деконструкция. Да имеет и старательно поддерживает образ сабжа… Но в «Маленькой услуге» выясняется, что свой орден он не контролирует, продул собственный же Гамбит Ксанатоса, едва не был задушен насмерть (и был осведомлен что про эту слабость знают только они вдвоем с Дрезденом). В «Шкурном вопросе» и вовсе вовсю плясал под дудку Мэб, Марконе и Крингла + слил в фехтовании Майклу (у которого из экипировки был только меч). Да, несмотря на весь свой опыт.