Великолепный зверь

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Возьмите Психа с топором и хорошенько присыпьте сверху Великолепным мерзавцем. Добавьте пару ломтиков Варвара и Благородного дикаря. Подогрейте до кипения.

Что у вас получится? А получится он — Великолепный зверь.

Чаще всего это не положительный персонаж и не протагонист. В лучшем случае нейтральный, а если он и окажется на стороне протагониста, то исключительно по своим соображениям. Зато врагом может стать запросто. Он грубоват и не очень умён, хотя может отличаться инстинктивной хитростью. Он всегда жесток в бою, но нередко бывает жестоким и в повседневной жизни. Хотя бывает и наоборот, на редкость добродушным, когда откладывает в сторону топор.

Почему же он великолепен и им так и тянет полюбоваться (с безопасного расстояния)? Только из-за одного признака — бьющей через край витальности, из которой уже проистекают все прочие его достоинства:

Он невероятно силён, вынослив и живуч. Он идеально здоров. Он ничего не боится и не стесняется. Он каждую секунду получает от жизни всю полноту удовольствия — будь то еда, выпивка, секс или драка. Его нельзя назвать ни волевым, ни безвольным — поскольку воля заключается в преодолении себя, а Великолепный зверь всегда с собой в гармонии. То, что у других требует напряжения всех душевных сил, он делает с удовольствием. Он может быть ленив, но если уж берётся за работу, то делает её качественно и надёжно. Великолепный зверь — это роскошный самец или не менее роскошная самка. Его нельзя назвать верным супругом, но противоположный пол, как правило, остаётся в высшей степени удовлетворён проведёнными с ним или с ней часами.

Великолепный зверь редко бывает варваром в буквальном смысле — то есть выходцем из дикого и примитивного народа. Чаще он является атавизмом — родился во вполне цивилизованную эпоху, среди цивилизованного народа… но вот так сложились гены, что наибольшим успехом он пользовался бы пару тысяч лет назад. Но он не комплексует из-за своей анахронистичности. Он вообще ни из-за чего и никогда не комплексует. Он просто не знает, как это делается.

Часто используется авторами в качестве жертвенного льва. Прекрасно подходит на эту роль как из-за способности умереть исключительно красиво, забрав с собой побольше врагов, так и из-за привычки лезть в самую глубокую дыру, если там обещают хорошую потасовку.

В бою такой персонаж чаще всего выступает как силач, а по характеру, вероятно, будет рыцарем крови. Очень часто является ГАРом.

Почти любой Великолепный зверь — это буйный силач, но далеко не всякий буйный силач является Великолепным зверем. Простейший пример такой разницы — Карамон, который запил и впал в депрессию, когда получил письмо от Рейстлина «У меня нет брата». Великолепный зверь в этой ситуации просто со смехом порвал бы письмо: «Нет брата, говоришь? Слышала, Тика? Малыш Рейстлин в своём репертуаре! Сам же потом меня будешь на помощь звать, как обычно!»

Важно — троп отыгрывается, только если автор сам вполне понимает дуалистичность персонажа, сомнительность закачки всей экспы в физические параметры в ущерб интеллектуальным и социальным, связанные с этим слабые стороны и неудобства для окружающих. Конан или Тарзан, например, Великолепными зверями не являются, хотя по всем тактико-техническим характеристикам ему соответствует. Потому что эти персонажи для своих создателей если и не идеал, то близки к нему.

Не подходит под троп и обратный случай, когда персонаж автору откровенно неприятен — и тот всячески подчёркивает негативные стороны образа («тупой громила», «вонючий скот» и т. д.). Великолепный зверь всё же предназначен именно для любования (потому что кроме этого в современном мире мало на что годен).

Важные черты Великолепного зверя — естественность и гармоничность. Да, у него все параметры вкачаны в физику, но не перекачаны. Он может быть велик ростом и силён, но не настолько огромен и/или мускулист, чтобы это мешало ему двигаться быстро. Он может быть не очень-то умён, но не дурак, и уж тем более не слабоумный. Он может быть груб, но не откровенное хамло. Он может быть жесток, но до патологического садизма не скатится. Любовь покушать может сделать его полным, но не приведёт к опасному или уродливому ожирению, а любовь к выпивке — не сделает алкоголиком и не заставит напиться до поросячьего визга.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба» — заглавный герой.
  • Эмиль Золя, «Чрево Парижа» — найденыш Майоран. Зверем или зверенышем называется по тексту неоднократно. Прекрасно развит физически, не блещет умом и сексуально необуздан.
  • Джек Лондон, «Морской волк» — Волк Ларсен (до болезни) с точки зрения главного героя. И его брат Смерть Ларсен — с точки зрения самого Волка.
  • Станислав Лем, «Возвращение со звёзд» — именно так астронавты-«возвращенцы» выглядят в глазах бетризованных землян будущего.
  • А. Н. Толстой «Аэлита» — красноармеец Гусев с точки зрения марсиан.
  • Братья Стругацкие, «Обитаемый остров» — субверсия. По меркам мира Саракша, Максим Каммерер — гениальный силач, реактивный громила, и вообще идеально сбалансированный супермен, имба без уязвимостей. А вот по понятиям своего родного Мира Полудня — именно сабж: «Если тебе двадцать лет, если ты ничего толком не умеешь, если ты толком не знаешь, что тебе хотелось бы уметь, если ты не научился еще ценить свое главное достояние — время, если у тебя нет и не предвидится никаких особенных талантов, если доминантой твоего существа в двадцать лет, как и десять лет назад, остаются не голова, а руки да ноги, если ты настолько примитивен, что воображаешь, будто на неизвестных планетах можно отыскать некую драгоценность, невозможную на Земле, если, если, если… то тогда, конечно». Примечательно, что даже спустя пару десятилетий, в «Жуке в муравейнике», Сикорски по-прежнему использует Максима в первую очередь как личного боевика поддержки.
  • Цикл по Упорядоченному Перумова — Ракот в человеческой аватаре. Прямо олицетворение тропа, если не акцентировать внимание на его божественности.
  • Песнь Льда и Пламени — кхал Дрого.
  • Dragonlance, упомянутый в теле статьи — Повелитель драконов Ариакас, безжалостный завоеватель, метящий в Тёмные властелины. Что примечательно, будучи жрецом тёмной владычицы Такхизис, сочетает великолепные фехтовальные навыки и не менее блестящие магические способности, что напрочь рвёт шаблон хлипкому магу Рейстлину (да и вообще любому криннскому магу). А в «Драконах мага Песочных часов» Рейстлин прямым текстом называет Ариакаса тёмной версией родного брата-силача.
  • Рекс Бич, Хищники Аляски: здесь двойная субверсия. Сперва протагонист, молодой золотоискатель Рой Гленнистер, кажется зверем с точки зрения благовоспитанной молодой девушки Эллен Честер. Потому что начал за ней ухаживать несколько неосторожно, и пообещал, что добьется её любой ценой. А вот второй её поклонник, Алек МакНамара, хоть и не вызывает у девушки настоящей любви, но с ней ведет себя как положено цивилизованному мужчине (ключевое слово — с ней). И только под конец, увидев эпическое и совершенно первобытное побоище между Гленнистером и МакНамарой, Эллен прозрела, что звери-то в них обоих. Гленнистер, с трудом одержав победу, уверен был, что потерял Эллен, однако она вдруг осознала:
    • «Нет, ошибаетесь, я понимаю. Теперь мне все ясно. Я сама пережила и дикую злобу отчаяния, и ликование победы. Вы как-то говорили мне, что новая страна сделала из вас дикаря, и я смеялась над этим. Смеялась и тогда, когда вы сказали, что здесь я сама познаю истину, состоящую в том, что все мы одинаковы и движимы одними и теми же первобытными побуждениями. Теперь мне ясно, что вы были правы, а я была совсем глупой… Я многому вчера научилась.»
  • Р. Джованьоли, «Спартак» — Люций Сергий Катилина, политический заговорщик, «гладиатор среди патрициев». Человек огромной физической силы, порой необузданно жестокий, совершил немало преступлений, в числе которых — убийство родного брата. В то же время — храбрый и щедрый человек, способный в одиночку бросить вызов целой толпе, дружески обращается с гладиаторами, рабами, как с равными себе. Да и в первом же своём появлении в книге Катилина бесстрашно возражает всемогущему диктатору Сулле. Словом, такой набор противоречивых, но, безусловно, ярких и сильных качеств, что трудно его вписать в какой-либо троп, помимо этого.
  • Р. Скотт Бэккер, «Князь Пустоты» — конечно же Найюр урс Скиоата. Если среди кочевников-скюльвендов он был слишком скептичным и постоянно сомневался в правильности своих действий и скюльвендского уклада жизни (за был втихую презираем соплеменниками, неприемлящими сомнение), то среди людей Бивня его сила, дикость, жестокость и способ ведения войны сделали Найюра легендой. Дошло до того, что часть воинов начала перенимать скюльвендские традиции и вырезать на теле ритуальные шрамы-свазонды, настолько заразительной оказалась мощь этого варварского вождя.
  • Абрахам Меррит, «Обитатели миража» — Тибур-Кузнец.

Комиксы[править]

  • Трилогия о Лютере Строуде — многие персонажи, особенно в третьей части, втаптывают педаль в землю.
  • Sin City — Марв же. «Альфа-хищник каменных джунглей». Дуайт подсвечивает, что Марву гораздо лучше было бы жить в древности, на полях сражений, или гладиатором в Древнем Риме.

Аниме[править]

Видеоигры[править]

  • Warhammer 40 000 — целый легион таких (не, формально Орден, но по факту как был легион, так и остался) — Космические Волки.
    • Его примарх Леман Русс — педаль в пол. Еще и великолепный мерзавец: это благодаря ему Волки не были разбиты на ордена, имеют постоянную командорию на Терре (такой привилегии нет даже у Кровавых Ангелов и Имперских Кулаков) и ручной Дом навигаторов. А также безнаказанно используют в своих рядах натуральных колдунов — Рунных Жрецов.
  • Mass Effect — кроганы Рекс (субверсия, ибо он невероятно мудр по меркам своего народа) и Грант.
  • Prototype — большая часть Развитых, хотя и интеллектом никто из них не обделён.