Великий Кристалл

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Выстрел.jpg

«Великий Кристалл» — так называется метавселенная из цикла фантастических произведений В. П. Крапивина. Название, собственно, описывает общее устройство мироздания: космос здесь имеет форму кристалла, каждая грань которого — уникальная версия вселенной. Кристаллическое устройство космоса позволяет этим вселенным пересекаться и взаимодействовать друг с другом: так, расхожий мотив цикла — «человек попадает во вроде бы привычный, но имеющий свои особенности мир». Основные герои — дети, взрослые протагонисты встречаются реже; как правило, взрослые на вторых ролях, помогают юным героям или выступают в качестве рассказчика.

Произведения цикла[править]

  • Выстрел с монитора (1989). История первого Командора Эллиота Красса, а также будущего Командора Находкина и как появился Яшка.
  • Гуси, гуси, га-га-га… (1989). Простой обыватель волею воистину дьявольского невезения оказывается приговорен к смерти и в ее ожидании сближается с группой сирот, обретая желание жить и бороться.
    • Пример анакосмизма — упоминается дом с финской крышей. Хотя почему бы не быть своей Суоми (Финляндия) в мире, где есть своя Англия, известны имена Гамлета, Робин Гуда и капитана Кука? О географии Западной Федерации, занимающей местную Циркумбалтию или её часть, в которую входит Реттерберг, известно, в общем-то, немного.
  • Застава на Якорном поле (1990). После гибели матери Ёжики никак не может смириться с ее утратой и однажды оказывается на нигде не отмеченной станции метро "Якорное поле", здесь же возвращается Яшка, чтобы в итоге отправиться в космос и стать звездой.
  • Крик петуха (1990). Сведение линий предыдущих романов воедино и смысловое окончание цикла - уже престарелый Находкин передает свой командорский знак Цезарю и уходит проститься с матерью перед скорой смертью, приходит новое поколение, которому пора нести ношу защиты детства в Великом Кристалле.
  • Белый шарик Матроса Вильсона (1991). Основное действие происходит в начале 1950-ых и посвящено истории Стасика Скицына - будущего академика, поднявшего теорию Великого Кристалла в науке, и прадеда действующего в других книгах Витьки - и Яшки, его будущего названого брата, ради Стасика обратившегося из звезды в человека.
  • Лоцман (1992) - своеобразный эпилог цикла, подводящий итог линии "Даблстара", и метавысказывание автора о своем творчестве. воплощенное в странствиях неизлечимо больного детского писателя Игоря Решетова по всевозможным сопряженным пространствам.
    • Персональное ругательство — юный «лоцман» Сашка Крюк выражает сильные эмоции восклицанием: «Ёшкин свет!».
    • Открытый финал - пожалуй, самый открытый из всех романов Крапивина. Все заканчивается в ночь перед отправлением в Красные Пески - из тетради, написанной Крюком, можно прочесть аналогичную историю, в которой переход дался тяжело, но благополучно, но теперь впереди ждет еще более неведомая пустыня, а в реальности все заканчивается возвращением решимости Решетову и фрагментом его повести "Мальчик из Назарета".
  • Сказки о рыбаках и рыбках (1993). Еще более нетипичное, чем "Лоцман", произведение, посвященное во многом сложным отношениям главного героя художника Волынова с Ведомством и наступившим в конце перестройки безвременьем. И гораздо более жестокое - в финале приемного сына героя пытают, чтобы тот согласился "сотрудничать".
    • Перекличка - как отмечается Юр-Танка-палом, история Волынова очень схожа с историй Корнелия Гласа: обычный человек волей судьбы вынужден защищать группу детей-сирот и выходить ради них на врагов с револьвером в руках.

Кроме того, несколько книг хотя и не входят в цикл напрямую, но в определённой степени связаны с ним:

  • «В ночь большого прилива» (1969—1977) и «Голубятня на жёлтой поляне» (1983—1985) — своего рода «прото-Кристалл»: здесь уже появляется тема путешествий между мирами, а некоторые персонажи и события этих книг упоминаются в основном цикле.
  • «Оранжевый портрет с крапинками» (1985) — значительная часть сюжета связана с марсианской цивилизацией иттов (правда, всё это лишь фантазия Фаддейки… или нет?), которые опять-таки неоднократно упоминаются в «кристалловских» произведениях.

В широком смысле к вселенной Кристалла относят также поздние фантастические произведения Крапивина 1990-2000-х годов, где так или иначе раскрывается тема мультивселенной, Безлюдных пространств, Дороги, или же их действие происходит в мирах, отличающихся от условного «нашего» воинскими званиями, названиями государств, наличием Империи с Регентом вместо Федерации с Президентом и т.п. Система перекрёстных отсылок в разных произведениях действительно делает их частью одной метавселенной.

Особенности метавселенной Кристалла[править]

Фан-арт AxisNk. Иллюстрация к «Заставе на Якорном поле»

Герои[править]

Как было сказано, главные герои здесь прежде всего дети, крапивинские мальчики-«койво», обладающие зачастую скрытыми или явными паранормальными способностями. В некоторых произведениях они знают о кристаллической структуре метавселенной и используют особенности такой структуры — в частности, для перемещений между мирами, в других — только догадываются.

Миры[править]

Миры, помимо объединяющих их в структуру мета- и физических законов, довольно разнообразны. Прежде всего, разнится время действия: от аналога нашего Средневековья до глубокого будущего. Соответственно, неодинаковы государственные устройство и политика — в некоторых книгах жанра героям приходится действовать в довольно жёстком тоталитарном мире-антиутопии, некоторые, напротив, отличаются от картины современного мирового сообщества довольно незначительно. Общим является, пожалуй, отношение автора к режиму — чаще всего негативное; если персонажи не воюют против системы в открытую, то так или иначе притесняемы родным государством.

Научная база[править]

Во вселенной Кристалла учёными разных миров с давних пор ведутся изыскательские работы в попытках понять суть и структурировать все известные о Кристалле факты. Относительно «тёмные» силы — правительство, мегакорпорации и прочие иерархические монстры — как правило, относятся к таким изысканиям не очень лояльно. От сдержанного неодобрения, высмеивания и признания исследований пересекающихся пространств лженаукой до полного запрета или (в зависимости от времени описываемых событий) обвинений учёного в колдовстве. Также в наше время и в мире, наиболее приближенном к нашему, за работами таких учёных могут охотиться спецслужбы («Рыжее знамя упрямства»).

Тем не менее, определённая картина вырисовывается. Крапивин в достаточно расплывчатых терминах, но всё-таки вполне убедительно, разворачивает перед читателем картину мироздания: кристаллическая природа, стыки пространств, позволяющие мирам взаимопроникать, а также трещины и разломы, являющиеся источниками аномалий. Помимо прочего, в мирах Кристалла определённые вещи представляют собой «компактные модели Вселенной», а значит, наделены зачастую мистическими свойствами (колёса и колёсики, маленькие кристаллики, монетки). Всё это часто становится талисманами или даже друзьями (да, иные из предметов одушевлены) протагонистов-детей.