Буржуазно-коричневая сволочь

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Примеры из реальной жизни допускаются, но только за пределами границ постсоветского пространства. Появится в списке примеров Россия или Украина — виновник получит в лоб банхаммером, больно. В Ба Синг Се нет войны.
Зловещее знамя

(link)

Награждаю тебя высшим буржуинским орденом — Белым Крестом предателя первой степени

Вымышленный государственный режим, представляющий собой смесь капитализма/либерализма и нацизма/фашизма. Как правило, имеется некий «золотой миллиард», который наслаждается всеми благами буржуазной «красивой жизни», и есть значительно более обширная прослойка «унтерменшей», которые этот «золотой миллиард» обслуживают и используются в качестве бесплатной рабочей силы.

Этот троп очень любим конспирологами, антиглобалистами и публицистами левого толка, и часто фигурирует в связи со словосочетанием «Новый мировой порядок». Ведь что (во всяком случае, с точки зрения левых) делают капиталисты и буржуа? Правильно — угнетают рабочий класс. А что делают фашисты? Правильно — угнетают «низшие» расы, несогласную оппозицию и тех, кого считают «недостаточно патриотичными»/«предателями национальной идеи». И поэтому двух «угнетателей» очень легко объединить в одно лицо.

См. также Ряженые под Запад и Хунта.

Противоположные тропы — Красно-коричневая сволочь (смесь коммунизма и фашизма) и Красно-буржуазная сволочь (смесь капитализма и коммунизма).

Примеры

Литература

Русскоязычная

  • Александр Беляев любил этот троп.
    • «Продавец воздуха» — собственно продавец мистер Бейли и стоящие за ним нехорошие буржуины, стремящиеся укротить свой пролетариат путём превращения воздуха в платный товар.
    • «Прыжок в ничто» — группа представителей капиталистической элиты Запада, эвакуирующаяся на Венеру от революционной угрозы. Один из «первых космонавтов», Стормер, прямым текстом признаётся в симпатиях к «могиканам» (так во вселенной романа называют себя фашисты).
    • В рассказе «Гость из книжного шкафа» профессор Вагнер становится пленником подпольной антикоммунистической организации «Диктатор». Подчёркивается, что она объединяет представителей действующей правящей верхушки веймарской Германии, так что это явно не НСДАП.
  • На иллюстрациях к «Мальчишу-Кибальчишу» «буржуи» изображаются очень похожими на нацистов. На руку играло то, что костюм стереотипного буржуя (смокинг и цилиндр) и форма стереотипного нациста — одинаково чёрные, и всё можно выдержать в одной цветовой гамме.
    • То же касается экранизации 1964 г. (реж. Е. Шерстобитов). Буржуинские солдаты явно смахивают на стереотипных плакатных нацистов, только каски белого цвета (а форма всё равно чёрная).
    • Мультфильм Снежко-Блоцкой: солдаты «буржуинов» выглядят как смесь бойцов вермахта и рейхсвера. Генералы: стереотипный прусский, косящий под Геринга, стереотипный эсэсовец в форме и с моноклем и стереотипный японский. Однако Главный Буржуин — типичный карикатурный капиталист. Техника, что характерно — карикатурные немецкие броневики и не менее карикатурные британские «ромбы».
  • Л. Лагин, «Старик Хоттабыч» — своеобразный мета-пример: в поздней редакции фашистскую Италию заменили на капиталистическую. Впрочем, много редактировать для этого не пришлось: и в изначальной редакции также подчёркивалось социальное расслоение и жадность тамошних злодеев до денег.
  • К. Чуковский, «Одолеем Бармалея» — с учётом времени написания и общего настроя, страна Свирепия — очевидная аллюзия на Германию. С другой стороны, мотивация, с которой Айболит в начале отказывается лечить злых зверей (что и приводит к конфликту), скорее напоминает типичное изображение презрения к буржуям.
  • Ф. Кнорре, повесть-сказка «Капитан Крокус» — загнивающий Запад с фашистским фюрером. Правда, кампания против сказок скорее отсылает к СССР (т. н. «движение советской педологической школы»).
  • Анатолий Днепров, «Глиняный бог» — Американская корпорация «Уэстерн биокемикал сервис», создающая биологическое оружие и суперсолдат в союзе с нацистами-учёными из Германии (те притворяются партнёром «сервис» — немецкой фирмой под названием «Хемише Централь»).
  • Илья Варшавский, цикл о государстве Дономага.
  • Лев Давыдычев, «Руки вверх! или Враг №1» — некая контора, ряженая под нацистов (одно приветствие «фиг майль!» чего стоит!)
  • Братья Стругацкие, «Обитаемый остров» — зловещая хунта Неизвестных Отцов. Политику террора и этатизма сочетают с чудовищным социальным расслоением и крышеванием крупного капитала.
  • Дмитрий Биленкин:
    • «Сила сильных» — Империя Плеяд. Вроде как буржуазное общество с лёгким намёком на мусульманский фундаментализм (правителя с давних пор именуют падишахом, а основатели империи называли себя фундаменталистами) и Римскую империю, но устраивается охота на людей, а биороботов-слуг называют «нечками» от слова «недочеловек» (главгад Эль Шорр разъясняет своему сыну, что это слово придумано германскими нацистами в седой древности).
    • Более ранняя повесть «Космический бог» — банда Гюисманса.

На других языках

  • «Группенфюрер Луи XIV» Станислава Лема — педаль в пол, уже не буржуазно-коричневая, а феодально-коричневая сволочь: группа беглых нацистов реконструирует в джунглях Аргентины французскую монархию, черпая познания из бульварных книг.
  • Д. Лондон, «Железная пята» — собственно, почти эталонный пример. Изображенный в романе строй можно по праву назвать олигархическим фашизмом, хотя последнего слова тогда даже не было.
  • «Дом в тысячу этажей» Яна Вайсса — гигантское здание сверхбогача Огисфера Муллера построено по заветам ультрамонополитического капитализма, в котором все принадлежит ему лично. При этом книга предсказывает многое из будущей фашистской политики: рабский рабочий труд с клеймением рабов номерами на коже, ограбление и тайное сожжение обманутых людей под предлогом их переселения, культ личности, жестокая диктатура и поголовная слежка — не хуже, чем у Оруэлла...
  • Синклер Льюис, «У нас это невозможно» — альтернатива о победе в США 1930-х президента Базза Уиндрипа, который устанавливает в стране фашистскими методами личную диктатуру, опираясь на армию и крупный капитал. Про расизм тоже неоднократно упоминается.

Кино

  • Советский фильм «Секретная миссия» (1950) — накануне крушения рейха гитлеровцы ведут тайные переговоры с союзниками через американского сенатора Аллана, крупного спонсора немецкой промышленности и агента ЦРУ!
  • Советский фильм «Ночь без милосердия» (1961) — самый мерзкий персонаж, один из американских летчиков, посидел в немецком плену, что не помешало ему стать оголтелым расистом и милитаристом, который без тени сожаления выдал советских товарищей, пытавшихся сбежать. Все его коллеги, кроме главного героя, а также лично командование базы, которое занимается шпионажем на советской территории, недалеко от него ушло.
  • Советский фильм «Комитет 19-ти» (1971) — где-то в Африке недобитые нацисты делают биооружие по заказу американских капиталистов и, видимо, ЦРУ.
  • «Мозг на миллиард долларов» — отставной американский генерал-милитарист устраивает ради уничтожения коммунистов нападение на Советскую Латвию личной армии, которая внешним видом и эмблемой косплеит немецких нацистов.
  • «Индиана Джонс и последний крестовый поход» — Главгад Уолтер Донован, американский миллионер и член НСДАП.
  • «Звездный десант» — несомненно капиталистическое и милитаристическое общество, прямо срисованное с Америки, отсылает к Третьему Рейху стилизованной под вермахт формой и приемами, взятыми из фильма «Триумф воли».
  • «Икона» по мотивам Фредерика Форсайта: кандидат в президенты России после бесславных 90-х Игорь Комаров — крупнейший олигарх и тайный националист, расист и практически русский нацист. Его тайный план после прихода к власти — установление однопартийной диктатуры и уничтожение либералов, гомосексуалистов, евреев, мусульман и чеченцев (которые чуть менее чем полностью мусульмане).
  • «Врождённый порок» — Микки Вулфман (Волчецки в вольном переводе), миллионер и строительный магнат, окружённый бандой байкеров-неонацистов.
  • Экранизация «V значит Вендетта»: лидеры партии Norsefire по совместительству были владельцами фармацевтической компании, создавшей лекарство от вируса… ими же и выведенного. В комиксе — фашисты чистейшей воды.
  • «Железное небо»: избирательная кампания президента США ведётся с помощью лунных нацистов и в эстетике Третьего Рейха.
  • «Щелкунчик и Крысиный Король» Кончаловского: крысы очевидно срисованы с нацистов (и уничтожение ими игрушек недвусмысленно отсылает к Холокосту), а вот их манерный король — карикатура на Дэмьена Херста, Энди Уорхола, и вообще на «зажравшийся Запад».
  • «SnowPiercer» — зачастую относится именно сюда. Как смеют роскошествовать оплатившие билет, когда взятые бесплатно не видят ничего кроме протеиновых батончиков из тараканов?

Мультсериалы

  • Немного натянутый пример, но всё же… Avatar: The Last Airbender — Империя Огня, в первую очередь СФК Японии, также по-своему заменяет в этом мире США, как наиболее технически-развитая на тот момент страна, с Чёрными кораблями, с которыми остальные мало что могут поделать, с агрессорской политикой, но с другой стороны, они немного и ряжены под Рейх, и в выборе агрессора наверняка не последнюю роль сыграла роль Японии во ВМВ, да и тоталитаризм, да и уничтожение всего народа Воздуха…

Видеоигры

  • Если в первой части оригинальной игры Strider издевались над коммунизмом, то во второй — именно это. Миром правит «вернувшийся с того света» злодей Мейо через мафию и корпорации (самая крупная — «Кракен»), имеется немецкий учёный-аристократ, создающий суперрасу для замены людей по плану Мейо, а почти все противники третьего уровня игры — германские военные
  • Iron Storm: World War Zero — вместо Ленина революцию в России устроил барон Унгерн (в игре — Угенберг) и создал в России сабж (да ещё присоединил к ней Монголию, Японию и Восточную Германию). Впрочем, Империя Угенберга все же представляет собой субверсию, настоящая же буржуазно-коричневая сволочь — Консорциум, злобный синдикат, зарабатывающий деньги на оружейных поставках Угенбергу и его врагам.
  • Внезапно, серия Killzone. Внешне хэлгасты — это противоположный троп, но и Сколар Визари, и Йорхан Шталь — не только вожди хэлгастов, но и, внимание, крупнейшие оружейные магнаты, поделившие между собой всю индустрию планеты!

Музыка

  • Клип Disturbed на кавер-версию Land of Confusion (в оригинале песня Genesis). Зловещий образ Мирового Буржуя сделал и без того недобрую песню (в оригинале это было «На тебе!» в адрес политики Рейгана) ещё мрачнее и острее.
  • Бьёрн Афселиус — «Svarta gänget», прямое сравнение шведской партии «Умеренные» с фашистами прошлого.
  • Жозе Афонсу — постоянная тема творчества, но прежде всего «Os vampiros».
  • Карлос Пуэбла — «Ya que lo pregunta», «Y en eso llegó Fidel» и т.д.

Реальная жизнь

« Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала…<...> Фашизм — это власть самого финансового капитала. »
— «Димитровское» определение фашизма. Но оно, мягко говоря, не соответствует действительности.
  • «Ортодоксальные» фашистские режимы с точки зрения левых (см. цитату). Сохранение института частной собственности[1], борьба с Коминтерном, сотрудничество с капиталистами, отрицание идей Маркса и т. д. Точка зрения противоположной стороны здесь.
  • Национал-либеральные и национал-демократические партии. C фитильком, разумеется — при соответствии тропу и люди не поймут, и конкуренты сожрут.
  • Просто Национальная партия в ЮАС/ЮАР, установившая апартеид (апартхейд). Эти без фитилька. По сути, весь режим апартеида был лайт-версией Третьего рейха. Вместо однопартийной диктатуры — запрет на левые партии, вместо планов по завоеванию половины мира — посильная помощь своим сукиным детям в сопредельных странах и изредка вылазки коммандос (ну, ещё война в Анголе), вместо истребления представителей низшей расы — жёсткая дискриминация, гетто и резервации. Недаром Брайен Бантинг назвал свою книгу «Становление южноафриканского рейха». И неудивительно: идеологи апартхейда во Вторую мировую занимали активную пронацистскую позицию, гармонично слитую с антибританской.
    • А более радикальные сторонники тех же идей, которые даже не пытались придать себе буржуазной респектабельности — это уже ряженые под Рейх. Они взаимно сотрудничали с предыдущим пунктом, но Нац. Партия считала нацистов злобными отморозками, а нацисты «просто националистов» буржуазными позерами и зажравшимися помещиками.
    • Светлее и мягче — Родезия. Режим Яна Смита хотя и ввел избирательный ценз по уровня благосостояния и образования, отрезавший большую часть африканцев от политики, был гораздо более мягче своего южного соседа. Никакой сегрегации, а африканцы имели шанс встроиться в систему. Итог — одна из наиболее развитых стран Африки, не только кормящая себя сама, но и худо-бедно продающая излишки. При этом построенная на частной инициативе, отсюда и название. При этом мировое сообщество, как Запад, так и Соцблок, рисовал ее абсолютным расистским злом. После 15 лет войны со всем миром — в 1979-80 году сдалась и провела всеобщие выборы. С тех пор называется Зимбабве а руководил там до недавнего времени бессменный псевдосоциалист Мугабе. А ведь Смит говорил…
  • Генри Форд, возможный прототип Уолтера Донована. Знаменитый американский бизнесмен и промышленник и одна из легендарных «историй успеха» в США, также известен своим антисемитизмом и поддержкой НСДАП.
  • Патрик Бьюкенен, в прошлом советник трёх президентов США (Никсона, Форда и Рейгана). Отметился расистскими и антисемитскими высказываниями.
  • Аугусто Пиночет, неолиберальный диктатор Чили и по совместительству ненавистник индейцев и коммунистов — стопроцентное попадание в троп.
    • Как и его парагвайский коллега Альфред Штресснер Альфредо Стресснер (который еще и этнический немец).
    • А также многие другие латиноамериканские «фюреры», десятки их! Самые значительные:
    • Рафаэль Леонидас Трухильо — президент Доминиканы, дедушка латиносского каудилизма и сферический в вакууме эталон тропа.
    • Хуан Доминго Перон — без преувеличений, самая успешная буржуазно-коричневая сволочь. Многократный президент Аргентины, безумно обожаемый народом. Именно ему местные обязаны тем, что левые идеологии на аргентинской земле долго не живут, а сама страна серебра и говядины представляет собой рай для ультраправых. Что характерно, сочувственно относился к революции на Кубе и одобрял деятельность своего соотечественника Эрнесто Че Гевары.
    • Что и радостно подтвердил своим диктаторским режимом его достойный последователь Хорхе Рафаэль Видела.
    • Эмилиу Гаррастазу Медиси — президент Бразилии. Умудрился по уровню антикоммунистического движения приблизить страну если не к Аргентине, то хотя бы к Чили и Парагваю.
    • Эфраин Риос Монтт — диктатор Гватемалы, за полтора года правления «собравший» половину жертв многолетней гражданской войны, после чего свергнут конкурировавшей фракцией правых. Успел впоследствии побывать председателем парламента и умереть, так и не понеся наказания — приговор (80 лет тюремного заключения) был отменен под давлением ассоциации ветеранов гражданской войны с правительственной стороны Авемильгуа. Также известен как фанатичный протестант.
    • Хуан Мария Бордаберри — в то время, как даже военные хунты 1970-х обещали после «победы над марксистами» вернуть демократию, избранный президентом Уругвая гражданский политик при поддержке военных установил единоличную диктатуру и провозгласил создание корпоративного государства по рецептам Муссолини и Франко. Не вышло — не одобрили даже генералы из окружения, отстранившие его от власти.
    • Луис Гарсия Меса, в конце 1970-х попытавшийся не только установить в Боливии правый режим, но и собрать в ней «цвет» европейских ультраправых, и имевший в советниках настоящего гестаповца Клауса Барби. Тоже долго не продержался.
    • Напоследок, президент Перу Альберто Фухимори. Не был так эпичен, как вышеупомянутые коллеги, но и ультраправый консерватизм в Перу не смог бы расцвести бы так при других, не менее радикальных политиках.
    • В несколько более мягкой форме — современные правые политики в регионе, до восстановления порядков времен открытых диктатур не дошедшие, но числящие их в предшественниках: Жаир Болсонару (Бразилия), Марио Абдо (Парагвай), Альваро Урибе и Иван Дуке (Колумбия), Хуан Орландо Эрнандес (Гондурас), Джимми Моралес (Гватемала) и другие.
  • С латиноамериканскими диктатурами сравнима и диктатура Сухарто в Индонезии, начавшаяся с уничтожения минимум сотен тысяч коммунистов и сочувствующих. За экономику же отвечали выучившиеся в США деятели — «мафия из Беркли», предшественники «чикагских мальчиков» Пиночета.
  • Южнокорейские диктаторы Ли Сын Ман (этот довел до ручки и экономику, а у власти усидел исключительно на штыках контингента ООН на американской основе), Пак Чжон Хи (при нем экономика стала расти, но порядки остались диктаторскими) и еще несколько из 1980-х. Недавних президентов Ли Мён Бака и Пак Кын Хе (дочь Пак Чжон Хи) критики слева тоже причисляют к тропу (оба ныне сидят в тюрьме, но не за установление диктаторского режима, а за коррупцию).
  • Противники республиканцев США примерно так их и рассматривают. Милитаризм, расизм любого сорта и ценности либертарианства (свободный рынок и ношение оружия). Наиболее наглядно проявляется в критике Дональда Трампа.

Примечание

  1. Де-факто крупные предприятия работали по госплану, под контролем чиновников и с учетом решений марионеточных профсоюзов. А в случае несогласия или невыполнения условий, их национализировали. И да, всю собственность иностранных компаний национализировали сразу.