Буддисты плохие

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Posmotre.li не интересуется политикой и не считает одну религию хуже другой. Нас интересуют только художественные приёмы и штампы — а также те тексты (и прочие феномены), которые нашли широкое отражение в массовом сознании и массовой культуре. Если эта статья задевает ваши чувства, предлагаем вам просто её не перечитывать (однако и не портить).
« Однажды Всевышний предстал перед бодхисатвами и сказал им: «Если вы убиваете живое, изощряетесь во лжи, воруете, жрёте испражнения и запиваете их мочой – лишь тогда вы станете Буддой. Если будете прелюбодействовать с матерью, сестрой, дочерью и совершите тысячу иных злодейств, вам уготовано высокое место в Царстве Будды». »
— Борис Акунин, «Алмазная колесница», том 2
« Абсолютное неприятие мира, желание разрушить мир было бы хулою на Духа Святого и бунтом против Бога. Христианин отвергает в мире только зло, но он полагает, что зло не есть неизбежная принадлежность бытия: оно внесено в мир самой тварью, неправильно пользующейся свободой своей воли. <…> Буддизм, в противоположность христианству, проповедует абсолютное неприятие мира; его идеал – полное уничтожение мира и прежде всего уничтожение личного бытия, самоуничтожение. »
— Николай Лосский

Буддисты плохие? Да что вы! Они же против всяких убийств, едят одну лишь травку, не трогают и козявку… Как можно говорить, что они плохие?

На самом деле этот троп почти не встречается в западной культуре, потому что мода на буддизм у нас распространилась в основном среди всякой интеллигенции и «детей цветов». Но чем дальше на Восток, тем больше этот троп распространен: в китайских средневековых повестях буддийские монахи сплошь и рядом лжецы, развратники, пьяницы, и вообще жадные сволочи, стремящиеся наложить лапу на ваши денежки.

В этом эффекте ничего загадочного нет: просто когда человек сравнивает теорию религии далёких народов с практикой религии, с которой он сталкивается в повседневности, то практика неизбежно будет проигрывать, как на картинках «ожидание и реальность» реальность безнадёжно проигрывает ожиданиям.

Также надо созданием этого образа буддизма немало потрудилась конфуцианская пропаганда. Когда буддизм стал широко распространяться в Китае, конфуцианские мужи начали ощущать некоторое беспокойство, связанное с потерей влияния на народ и власти. Особенно круто им пришлось при императорах-буддистах из династии Тан.

Противоположный троп — Буддисты — мудрые!

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Цзин Пин Мэй» — монахиня Ван выступает в роли сводни, а индийский монах дарит похотливому Симэнь Цину афродизиак, делающий его вовсе ненасытным.
  • В одной из средневековых китайских новелл две монахини буквально затрахали до смерти одного студента.
  • А. Конан Дойл, «Тайна Клумбера».
  • Борис Акунин в романе «Алмазная Колесница» сделал противниками Фандорина секту «крадущихся», исповедующих буддийское учение под названием «Алмазная Колесница». Согласно этому учению, нет добра и нет зла, важно только, насколько твёрд ты на пути к просветлению. Чтобы стать святым, нужно полностью отрешиться от всякой морали и поставить себя выше всех законов и правил. Соответственно, то, что является злом в нашем понимании, для «крадущихся» таковым не является. У них вообще очень странная мораль.
    • Какие-то неправильные панки.
    • При этом любому специалисту известно: канон настоящих (а не ряженых) буддистов «Алмазной Колесницы», мягко говоря, немного не таков.
      • С другой стороны, именно ветвь Ваджраяны подарила нам террористическую организацию Аум Синирикё (ныне известную как Алеф). Так что было бы желание…
    • Самое смешное, что подобная секта существует IRL, вот только не в буддизме, а в индуизме.
  • Роберт Ван Гулик, «Золото Будды» — монахи занимаются контрабандой золота, перевозя его в своих посохах.
    • В другом романе Ван Гулика монахи под видом «излечения от бесплодия» насиловали паломниц в своем монастыре. Впрочем, сам сюжет Ван Гулик взял из средневековой китайской новеллы. Ван Гулик вообще знал матчасть, ибо профессия обязывала, а потому в его романах можно подчерпнуть целую кучу восточных тропов.
  • «История Хэйке» Эйдзи Йошикавы: «в те времена, когда монахи ходили с оружием, поджигая и грабя, люди слышали, как Тоба Содзё часто говорил, что монах из него никудышный, так как он терпеть не может драки»
  • Николай Анисимов, украинский советский фантаст, рассказ «Цветок лотоса» — некоторые люди на Востоке имеют редкую мутацию, позволяющую покидать свои тела, проникать своим сознанием глубоко в космос и даже общаться с представителями развитой внеземной цивилизации. Но буддийские священники опасаются таких людей и намеренно держат их в плену обмана, навязывают религиозные догмы, истязают бесконечными ритуалами и карают темницей, когда подозревают в ереси или сомнениях. Понятно, что мудрые и развитые инопланетяне объясняют контактёрам, что никакого Будды на небесах нет, его священные статуи — бесполезный хлам, а ламы — враги прогресса.
  • Как ни странно, Виктор Пелевин. Он буддист, и создается ощущение, что многие его книги написаны с одной целью — чтобы нести в массы буддийскую философию. Однако буддизм это одно, а буддисты — другое. Буддизм — это, в том числе, и внутренняя свобода, а значит, не может быть фанатичного запрета критиковать братьев по вере.
    • «Любовь к трём цукербринам». Иллюстрация мысли — главное результат, а не то, с какой помпой ты к нему собираешься. Девушка Надежда, после смерти ставшая ангелом безо всяких религий, противопоставляется ее соседу — тибетскому буддисту, допущенному к тайным практикам (а в тибетском буддизме их просто так не дают). Вот только он даже со своим алкоголизмом не в силах справиться, пьяный гоняет за рулём и вообще неприятный тип.
    • Вампирская дилогия. Хоть в «Бэтман Аполло» буддизм проповедуется прямым текстом, упоминая Будду как человека, который совершил подвиг, найдя выход из расписанных там кошмаров, всё-таки истыканная булавками матерчатая голова Далай-Ламы стоит рядом с такими же головами Стива Джобса, Гитлера и «какой-то блондинистой американской актрисы». Так же главный герой упоминает, что, провожая в загробие какого-то из калмыцких бандитов, плутал в декорациях по мотивам буддийской «Книги мёртвых» — видимо, тот бандит с искренностью относился к своей религии, если после смерти его сознание нарисовало именно такие картины. В первой книге, Empire V, фотография с Далай-Ламой приводится как один из примеров религиозного потребления — как дорогие автомобили, только в сфере духа.
    • В «ДПП (nn)» один из чеченских бандитов на полном серьезе хотел заняться дзогченом — сложными и закрытыми практиками тибетского буддизма — и даже отстаивал их преимущество перед братом. Кто знает, чем бы это кончилось, если бы их вскоре после этого не заставили принять ислам изрешетили… Там же банкир Степан явно путает «амфетаминщиков» (амфетаминовых наркоманов) и «амитафинщиков» (по версии того же Степана, искателей земли будды Амида). Вообще, автор дает понять, что в чайном клубе, который любит посещать Степан, разворачивается если не секта, то клуб наркоманов-просветленцев, имеющий весьма карго-культистские, далекие от реальности представления о восточных практиках.
    • Или так: «Чаньские учителя отвечали обычно каким-нибудь грубым образом — или ударом палки, или руганью. Особенно отличался один из них по имени Линь-Цзы, который в ответ на вопрос, что такое Будда, говорил, что это дыра в отхожем месте. Обычно его ответ понимают в том смысле, что Линь-Цзи учил не привязываться к понятиям и концепциям, даже если это концепция Будды. Хотя это самое точное объяснение, которое может быть дано. Представьте себе грязный и засранный нужник. Есть ли в нем хоть что-нибудь чистое? Есть. Это дыра в его центре. Ее ничего не может испачкать. Все просто упадет сквозь нее вниз. У дыры нет ни краев, ни границ, ни формы — все это есть только у стульчака. И вместе с тем весь храм нечистоты существует исключительно благодаря этой дыре. Эта дыра — самое главное в отхожем месте, и в то же время нечто такое, что не имеет к нему никакого отношения вообще. Больше того, дыру делает дырой не ее собственная природа, а то, что устроено вокруг нее людьми: нужник. А собственной природы у дыры просто нет — во всяком случае, до того момента, пока усевшийся на стульчак лама не начнет делить ее на три каи. …постигать свою природу, выполняя ламаистские практики — это как изучать дыру в отхожем месте, делая ежедневную визуализацию традиционного тибетского стульчака, покрытого мантрами и портретами лам в желтых и красных тибетейках. Можно всю жизнь коллекционировать такие стульчаки — чем и заняты все эти кружки тибетской вышивки, постоянно спорящие друг с другом, у кого из них настоящий стульчак из Тибета, а у кого позорный самопил. Но к дыре это никакого отношения не имеет.» Это из «t.».
      • Автор этой правки считает, что Виктор Олегович издевается над буддизмом вполне в духе дзена. Как говорится, встретишь Будду — убивать не надо, но не дай себя развести.
  • Михаил Елизаров, «Pasternak» же! Буддисты для главных героев - не более чем часть разветвленной сети сектантов-дьяволопоклонников. Да и сам автор описывает тибетский буддизм зело неаппетитно.

Телесериалы[править]

  • Простые истины — «Индира». Бродяжка и мелкая жульница. Правда показано, что в буддизме девица разбирается, мягко говоря, поверхностно.

Мультсериалы[править]

Аниме и манга[править]

  • Миядзаки в своих работах активно использует элементы синтоистской мифологии, а вот буддистских монахов, похоже, недолюбливает
    • Принцесса Мононоке, монах Дзико-Бо и его подручные. Стремятся убить Лесного Бога, чтобы получить эликсир бессмертия из его головы. Причем, по словам Дзико, действует он не самовольно, а по поручению старших сенсеев. Очевидно, метафора борьбы буддизма с прежними языческими верованиями.
      • Прежние языческие верования это, надо полагать, синтоизм, который так и остался популярен в Ямато? Словосочетание в духе католического миссионера, а вот борьбу буддизма с синто оно не отражает.
    • Навсикая из долины ветров (манга, а не аниме). Просветленный мешок риса, злодейский вариант. Империя Дороков — тоталитарная теократия, управляемая жрецами-колдунами, несколько смахивает на Тибет времен далай-лам. Формальным правителем является Святой Император, но он много лет непрервыно медитирует (ближе к концу вышел из анабиоза и начал отжигать), фактически страной правит его брат, колдун Миларепа (так звали реального религиозного деятеля средневекового Тибета). Любимой тактикой ведения войны у жрецов является массированное примение биологического оружия, благодаря чему они умудрились по ходу действия угробить тысячи людей и большую часть собственной территории
  • Румико Такахаси (Urusei Yatsura, Mermaids' Forest, Ranma 1/2, InuYasha) — католичка, и она очень не любит буддийских монахов. Она неоднократно в своих произведениях прохаживалась насчет их неопрятности, гомосексуальных наклонностей и пр.
    • Протагонист Мироку, его ментор Мушин, «живой будда» Хакушин и немало их коллег со страниц «Инуяши» смотрят на автора этой правки с глубочайшим недоумением.
  • А вот с Хирюеки Такеи инверсия. В его Shaman King буддизм как раз показан истинной и правильной религией, а вот христиане показаны сектантами и храмовниками, чуть продвинутей чем средневековая инквизиция. Чего только стоит манга «Butsu Zone».
  • Коллекция Ужасов Ито Дзюндзи (The Junji Ito Horror Comic Collection), история «Невозможный Лабиринт» — не просто плохие буддисты, а по-настоящему жуткие.

Видеоигры[править]

  • Iron Storm: протагонисту приходится сражаться против Русско-Монгольской Империи, где буддизм — государственная религия.
  • Dota 2 — Pugna, просто Pugna.

Визуальные романы[править]

  • Air: в ветке «Лето» буддисты — враги главных героев, жаждущие пленить или стереть с лица земли крылатых созданий, которые никому ничего плохого не сделали.

Реальная жизнь[править]

  • В Китае буддизм поддерживали монголы, поэтому при их владычестве и в первое время после свержения монгольской династии буддисты ассоциировались с коллаборационистами. При собственно монгольской династии в литературе использовался Эзопов язык: те, кто не решался открыто выступать против монголов, вместо этого высмеивали буддистов.
  • На родине буддизма, в Индии, одно время буддистов воспринимали как смутьянов, подрывающих основы кастового общества, и даже преследовали временами. При всём этом Будда в индуизме воспринимается как… аватара бога Вишну! Однако, в отличие от аватара, называемого Кришной, этот аватар считается ловушкой для еретиков — иными словами, индуисты воспринимают Будду как гаммельнского крысолова.
    • «Буддисты были в большом почете в империи Гупта, как и во всех деспотических империя. Деспотическим режимам был выгоден симбиоз с буддистами. Правители обирали своих крестьян и податное население, чтобы поддержать пышность двора и могущество наемного войска, поскольку буддисты проповедовали, что мир — иллюзия, и поскольку у тебя отнимают иллюзорные деньги, иллюзорный хлеб или заставляют тебя работать на постройке иллюзорной дороги, то тебе все это только кажется. Ты подчиняйся, так будет спокойнее.» Гумилёв Л. Н.
  • Тибетцы буддизм плохим не считали, однако… Великая Тибетская империя пала после того, как один из лам убил императора (надо сказать, занимавшегося гонениями на буддизм и казнями лам, то есть сам нарвался), после чего в стране началась четырёхвековая гражданская война за наследство, завершившаяся установлением теократии. А в 1920-е далай-лама Тхуптэном Гьяцо установил налог на нос и уши, и неспособным заплатить налог ламы отрезали нос и уши.
  • Над постулатом «буддизм отрицает насилие» посмеялись бы мусульмане-рохинджа из Мьянмы (она же Бирма). Посмеялись бы… если бы их не уничтожали и не выгоняли с домов десятками тысяч ежегодно, и первую скрипку в этом процессе играет как раз-таки буддийское духовенство.
    • Индуистам-тамилам на Шри-Ланке, где большинство составляют буддисты-сингалы, тоже не до смеха — гражданская война там была крайне жестокой с обеих сторон.
  • В Камбодже 95 % населения — буддисты, что не помешало красным кхмерам устроить массовые убийства. Справедливости ради, первым делом они объявили все религии уголовным преступлением, и начали с казней десятков тысяч буддийских монахов и разрушения буддийских храмов. Вскоре переключились на убийства христиан и мусульман.
  • Барон Николай Роберт Максимилиан фон Унгерн-Штернберг (он же Роман Фёдорович Унгерн), эталонный рыцарь крови и Генерал Потрошиллинг, был буддистом.
    • И его друг и соратник Джа-лама — тоже.