Бриллиантовая рука

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Бриллиантовая рука»)
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngОсторожно, деликатная тема!
Posmotre.li вынуждена сообщать об исторических реалиях, если они вплетены в текст и подтекст произведения — но не надо по этому случаю устраивать флейм о сложных аспектах реальной жизни и истории. Меньше рецептов, больше культурных отсылок.


Бриллиантовая рука
Diamondhand.jpg
Общая информация
Жанр
Страна производстваСССР
КиностудияМосфильм (ТО «Луч»)
РежиссёрЛеонид Гайдай
Автор сценария
  • Леонид Гайдай
  • Яков Костюковский
  • Морис Слободской
Когда вышел1968 г.
Продолжительность94 минуты

«Бриллиантовая рука» (1968) — один из лучших фильмов в истории кино. Одна из самых смешных и умных кинокомедий всех времён и народов. Многие считают её лучшим фильмом Леонида Гайдая. Один из мировых рекордов по цитируемости: картина растащена на цитаты почти полностью. Не меньше полюбились народу и песни: «Остров Невезения» (исп. Миронов), «Песня про зайцев» (исп. Никулин), «Помоги мне» (исп. Аида Ведищева в сцене стриптиза).

Действующие лица и исполнители[править]

В главных ролях[править]

  • Семён Семёнович Горбунков, главный герой — Юрий Никулин.
  • Надежда Ивановна Горбункова, его жена — Нина Гребешкова.
  • Маврикий Павлович Терпигорьев («Шеф») — Николай Романов (озвучивает Константин Тыртов).
  • Алексей Семёнович Литвиненко («Лёлик») — Анатолий Папанов.
  • Геннадий Петрович Козодоев («Граф») (он же Геша) — Андрей Миронов.
  • Анна Сергеевна (а настоящее ли это имя-отчество?) — Светлана Светличная (озвучивает Зоя Толбузина).
  • Капитан Михаил Иванович (в эпилоге — майор) — Станислав Чекан.
  • Лейтенант Володя/Двойник Володи — Владимир Гуляев.
  • Варвара Сергеевна Плющ (управдом) — Нонна Мордюкова. Хамелеон — сначала ругается на жильца, выгуливавшего собаку, но когда ее назначили читать лекцию «Собака — друг человека», сама начала умилительно позировать с псинкой. И целовать её. И украдкой отплёвываться.
  • Теплоход «Михаил Светлов» — теплоход «Победа».

В маленьких ролях[править]

  • Катенька, дочь Горбунковых — Александра Лисютина (озвучивает Клара Румянова).
  • Максим, сын Горбунковых — Дмитрий Николаев.
  • Чернокожая девочка, уборщица на зарубежном теплоходе — ?
  • Иностранец-контрабандист — Игорь Василенко.
  • Журналист в порту — Герман Качин.
  • Татьяна Николаевна Завьялова, особист тургруппы — Татьяна Никулина.
  • Николай Иванович Муси́н, гид из эмигрантов — Аполлон Ячницкий.
  • Ариадна Антоновна, дама из «бывших» в тургруппе — Анна Тимирёва.
  • Солидный турист в очках и белой рубашке — Пётр Омельченко.
  • Стамбульская проститутка, которая косит под женщину-вамп — Виктория Островская.
  • Стамбульский регулировщик — Курбан Мазанов.
  • Аман[1] (молодой контрабандист в аптеке) — Леонид Каневский.
  • Мустафа (пожилой контрабандист, владелец аптеки) — Григорий Шпигель.
  • Голос переводчицы за кадром (в стамбульских сценах) — Виктория Чаева.
  • Капитан теплохода «Михаил Светлов» — Лев Поляков.
  • Таможенник — Иван Жеваго.
  • Марья Николавна, бдительная дворничиха — Евгения Мельникова.
  • Старичок-общественник — Георгий Светлани.
  • Виктор Николаевич (гуляющий с собакой) — Игорь Ясулович.
  • Полковник — Николай Трофимов.
  • Пенсионер-лотерейщик Соломон Израилевич Файнман — Андрей Файт. Этот актёр, «профессиональный злодей советского кино», не упустил случая сыграть крохотный эпизод-самопародию. Первое появление: Файнман «Кто возьмёт билетов пачку, тот получит…», он хотел было продолжить «…денег тачку», но Варвара Сергеевна не дала ему договорить, издевательски вставив вместо этого «…водокачку!». Второе: Файнман, уже в дорогом костюме, угрюмо выглядывает из-за колонны в «Плакучей иве». Провокация сработала: при первом просмотре многие зрители действительно вообразили, что это и есть загадочный Шеф.
  • Жуткий тип с медальоном в виде черепа — Леонид Плешаков. По профессии журналист, но Гайдай заценил его яркую внешность.
  • Старшина («Напьёшься — будешь!») — Виктор Уральский.
  • Здоровенный белобрысый сержант — Валерий Куприянов.
  • Сержант-водитель — ?
  • Алкоголик, которого Горбунков принял за труп — Гайдай (озвучивает Вицин).
  • Ведущая показа мод — Серафима Холина.
  • Манекенщица в жёлтом (пляжный ансамбль «Мини-Бикини-69») — Сусанна Назаренко.
  • Супруга Лёлика — ?
  • Оперативник Коля (которому Марья Николавна докладывает номер машины) — Николай Погодин.
  • Юный рыболов (на острове) — Максим Никулин.
  • Федя, пожилой официант — Александр Козубский.
  • Борис Савельевич Яцына, величественный метрдотель — Александр Хвыля.
  • Тамада на банкете в честь Терпигорьева — ?
  • Приятель Терпигорьева (сидит слева от него) — Феликс Ясюкевич.
  • Никколо Балдини (итальянец в «Плакучей иве») — Рафаэль Котанджян.
  • Подруга синьора Балдини — ?
  • Чернокожий в «Плакучей иве» — Эрменгельд Коновалов (более известен по роли управляющего в Пьерфоне в «Мушкетёрах двадцать лет спустя»).
  • Евгений Николаевич Ладыжинский, гость с Колымы — Роман Филиппов (шкаф ростом метр девяносто три; в театре играл, в частности, Голубя-сына).
  • Улыбчивый усатый гитарист в ресторанном оркестре — Владимир Бранд.
  • 1-я продавщица, у которой нет нужного Пегаса — ?
  • 2-я продавщица, у которой нет нужного халата — ?
  • Голос певицы на магнитофоне (песня «Вулкан страстей») — Аида Ведищева.

Сюжет[править]

Простой советский труженик Семён Семёныч Горбунков отправился по путёвке в заграничный круиз. Во время прогулки по Стамбулу (клюквенному, с верблюдами на улицах, снятому в Баку) он поскользнулся на арбузной корке и сказал «Чёрт побери!». Это было паролем, турецкие контрабандисты приняли его за своего советского сообщника и наложили на руку гипс, напихав между слоями бинтов золото и бриллианты. По возвращении в Советский Союз он, как честный человек, намерен вернуть всё государству, но милиция настаивает, чтобы он служил приманкой для этих нехороших людей.

Преступники пытались выманить Семён Семёныча и вернуть свои ценности:

  1. Пригласили на рыбалку с «таким клёвом, что ты забудешь обо всём на свете!». Но каждый раз, когда Геша собирался оглушить азартно тянущего Горбункова, тот оглядывался. Кончилось тем, что Геша упал в море.
  2. Пригласили в ресторан, чтобы напоить спиртным. Напились оба - Горбунков, и Геша. Семён Семёныч устроил дебош, приехала милиция.
  3. Подослали путану, чтобы она усыпила его снотворным растворённым в вине. Семён Семёныч почувствовал, что сейчас вырубится, выстрелил, и в номер гостиницы вломилась куча народу.

А тут ещё и управдом Плющ обижала бедного Горбункова. И всё это безобразие сопровождалось обалденным количеством смешных фраз и ситуаций.

Наконец преступникам удалось выманить Семён Семёныча — он думал, что сел в машину к милиционеру в штатском, а это был контрабандист. Приехали в гараж автосервиса, где работал один из них. Тут закончилась первая часть, «Бриллиант почти не виден» (отсылка к документальному шпионскому детективу Василия Ардаматского «„Сатурн“ почти не виден»), и началась вторая, «Костяная нога». Нет, Баба-Яга тут ни при чём — в ходе этой передряги Горбунков упал с высоты, сломал ногу, и ему наложили гипс уже по мед. показаниям. «В последней сцене Горбункова с семьёй везут на катере по морю, а по окончании прогулки с помощью подъёмного крана пересаживают в автомобиль».

Тропы и штампы[править]

  • Всё пошло слишком так — ох, зря Геша решил напоить Семён Семёныча в ресторане «Лакучая…» — извиняюсь! — «ПЛАКУЧАЯ ива». Да, у него всё получилось — вот только дальнейшие события пошли совсем не так. Они налакались там до изумления, до синдрома Болванщика, до «кондиции» и до дебоша. Оба потом мучились жестоким похмельем, а Горбунков, который лез на сцену, ничего не помнил. «Позор пьянице и дебоширу Горбункову С. С.!» Хорошо, что ущерб ресторану оплачивает советская милиция.
  • Драка едой. Дитям — мороженое, бабе — цветы! И минуту спустя Козодоев получает этим мороженым в нос. Из игрушечного револьвера.
  • Жанровая ошибка — Семён Семёныч ощущает себя героем криминальной и/или шпионской драмы, а не комедии. Его жена и управдом, в свою очередь, не верят в криминальный характер происходящего — зато, обнаружив пистолет и деньги, Горбункова чувствует себя героиней опять же шпионской драмы. Бандиты тоже не поняли, что они «обретаются» в комедии про контрабандистов, а не в детективе.
  • Импровизированное оружие:
    • В автосервисе злодеи готовы применить вместо дубины деталь от автомобиля. А Семён Семёныч применяет против них автомойку и обдув.
    • Задолго до этого сотрудник органов госбезопасности (одетый сначала таксистом, а затем милиционером) поначалу немного недооценил склонность главгероя к сабжу:
«

Полковник: Почему сразу не представились? Михаил Иванович (со свежей повязкой на разбитом лице): Я хотел сперва присмотреться, проверить, подойдёт ли он нам. Полковник (с еле заметной иронией): Ну как, проверили? Михаил Иванович (твёрдо, уверенно): Проверил, товарищ полковник. Подойдёт! (С лёгким смущением.) Я никак не рассчитывал, что он… Полковник (проницательно): …гипсом… Михаил Иванович: Так точно, товарищ полковник.

»
— М. Слободской, Я. Костюковский
  • Ложная тревога — фильм изобилует примерами этого тропа:
    • «Лже-таксист» Михал Иваныч — везёт непонятно куда, попутчиков не берёт, вид бандитский, на руке наколка («Миша» и восходящее солнце), прямо во время движения суёт в лицо пистолет… На самом деле — доблестный сотрудник компетентных органов (впоследствии одевался милиционером). Совершенно заслуженно огрёб гипсом по лицу — плата за самодеятельность, хотел проверить характер Семён Семёныча. А пистолет — зажигалка, хотел дать Семен Семёнычу прикурить…
    • Плющ тоже приняла его за уголовника.
    • Встреченный Семён Семёнычем в подземном переходе жуткий бородатый громила просил закурить. «Папаша, огоньку не найдется?.. Ты что, глухонемой?..» И только. Ничего дурного не хотел. И уж подавно не был связан со злодеями.
    • «Гость с Колымы» — здоровенный мужик, которого Горбунков принял за члена шайки контрабандистов. А тот просто спутал его со своим старым другом Володькой («Ты зачем усы сбрил, дурик?» — «Сеня, быстро объясни товарищу, для чего Володька сбрил усы» — «Вот усы вам — вылитый Володька Трынкин, вы-ли-тый!»). Уголовное прошлое этого товарища весьма вероятно — но теперь-то он мирный старатель. От знаменитой фразы «Будете у нас на Колыме — милости просим!» контрабандист поперхнулся и выплеснул напиток изо рта «Нет, уж лучше вы к нам!»
    • Горбунков увидел неподвижное тело и решил, что перед ним труп. «На его месте должен был быть я…» А это был просто мертвецки упившийся алкаш Милицейский старшина: «Напьёшься — будешь!». Вскоре так и вышло (притом, что Горбунков обычно непьющий), и тот же самый старшина его и увозил в отделение.
  • Невероятная правда. Надя вся извелась: муж вернулся из заграничной поездки с загипсованной рукой и что-то темнит насчёт этого. И он явно не в своей тарелке: встаёт по ночам, чтобы выпить коньяку (а ведь был непьющий!). Что он заливает коньяком — боль или страх? Попыталась напрямую спросить у него, откуда всё-таки гипс — Сеня в ответ чешет, как по бумажке, заученную и очевидную ложь: «Поскользнулся, упал, потерял сознание, очнулся — гипс, закрытый перелом». Произнесла уже настойчивее: «У тебя там не закрытый перелом! Скажи правду!». А он возьми да ляпни: «Там золото и бриллианты». Ну чушь же полная. Шутник-самоучка. «Нет! У тебя там не закрытый… а открытый перелом!» А зря Надя не поверила. Нет там никакого перелома, ни закрытого, ни открытого — гипс наложен на здоровую руку. А в гипсе — действительно изделия из драгметалла и «брюлики».
  • Одеть женщину — знаменитая сцена с советской проституткой. С фитильком: Горбункову не во что одеть Аньку — халат она зашвырнула не пойми куда. Да и не до этого протагонисту: ведь вот-вот ввалится Анькин сообщник и начнёт срезать с него, Горбункова, гипс. Правда, начала стриптиз Анька, чтобы не соблазнить Горбункова, а усыпить его: под учащённое сердцебиение подмешанный в вино люминал (сильное снотворное) сработает гораздо быстрее (ну и, вероятно, просто «из любви к искусству»). Семён Семёныч выстрелил, в номер вломились Плющ, её помощник, уборщица и товарищ Горбункова. Тут Аньке, стоявшей в одних трусиках, осталось только прикрыться руками и панически завопить: «Не виноватая я! Он сам пришёл!» (кодификатор для любого советского человека).
  • Связали и заткнули — прежде чем срезать гипс, злоумышленники привязывают героя Никулина к дереву. И своего шефа тоже.
  • Скример — в его роли выступила игрушка «чёрт из табакерки», которую Горбунков подарил Плющ.
  • Уличный мальчишка. В Стамбуле целая стайка таких показывала дорогу заблудившемуся Геше. Вероятно, из-за дорогого заграничного костюма они приняли его за туриста из капстраны (а он из соцстраны) и стали вымогать сувениры. Геша не дал им никаких сувениров — вместо этого он замахнулся на них.
  • Это не то, что ты думаешь!. Жена раздевала упившегося в ресторане Горбункова, и из кармана брюк выпали пистолет и пачка денег. Откуда?!. Неужели его завербовали иностранные спецслужбы? Утром протрезвевший Семён Семёным вынужден доказывать, что наоборот — доблестные советские органы поручили ему ответственное задание, но пока он не может рассказать подробностей — это гостайна. Таки убедил.

Музыка[править]

«

А нам все равно, А нам все равно — Пусть боимся мы Волка и сову…

Дело есть у нас — В самый жуткий час Мы волшебную Косим трын-траву!

»
— Л. Дербенёв
«

Весь покрытый зеленью, абсолютно весь, Остров невезения в океане есть. Остров невезения в океане есть, Весь покрытый зеленью, абсолютно весь.

»
— Он же
  • Мастер-ломастер — и кокос у них не растёт, и крокодил у них не ловится… Впрочем, здесь сложно сказать: в криворукости ли причина или в самом деле «место проклятое». Может быть, и то, и другое разом.

Антигерой[править]

На первый взгляд Семён Семёныч — житель Страны Эльфов. Хоть и с фитильком, но рассеян и отжигает по-всякому: то крышку с объектива фотоаппарата забудет снять, то вещи в машине забудет, то пистолет в авоську положит, то деньги в кепку. Недаром Лёлику и Геше он кажется типичным «лопухом», или, как сейчас сказали бы, «лохом». Однако он не лишен жанровой смекалки: в ресторане понимает, что выпил слишком много и скоро отрубится («ну зачем же я так напился, а?»). Он решает привлечь к себе больше внимания и отыграть пьяного идиота: сначала вылезает на сцену и начинает исполнять «Песню про зайцев», а потом разбивает стекло, после чего его забирает милиция. Рисковать и пытаться срезать гипс с человека на глазах у всего ресторана Геша и Лёлик, естественно, не стали.

Только вот этот смешной и неуклюжий дядечка — участник войны. Зритель узнаёт об этом совершенно мимоходом: «С войны не держал боевого оружия» — говорит он ментам. В финале Горбунков ловко раскусил замаскировавшегося Лёлика при помощи вопроса с подвохом, отбился от злодейской парочки и вывел на чистую воду Шефа. Так что на самом деле — крутой в дурацком колпаке.

И по законам комедии Горбунков случайно дважды оказался красной сельдью:

  • В первый раз стамбульские партнёры Шефа вообразили, будто этот долговязый растяпа и есть курьер.
  • Во второй раз уже советские контрабандисты охотились за Горбунковым. И когда у них получается-таки забрать гипс - облом: «Дык их же в милицию уже сдали, ничего здесь нет», в небе милицейский вертолёт, и контрабандисты схвачены.

Злодеи[править]

  • Голые мужчины, одетые женщины — «вторая голая задница в советском кинематографе» принадлежала Папанову. Внимательно смотрим сцену рыбалки.
  • Зловещая кошка — дьявольски смеющаяся черная кошка из кошмарного сна Геши. В реальности — нормальная киса.
  • Ищем клады — «найденный» клад используется для легализации доходов с контрабанды.
    • Может показаться, что это крайне неэффективный способ: по советским законам нашедшему клад полагалась лишь четверть его стоимости, и то по официальным расценкам, а не по ценам чёрного рынка. Но скорее всего этот клад использовался Шефом не для получения денег, а для обоснования их наличия (чтобы было что ответить на вопрос: «Почему вы живёте богаче, чем позволяет ваша зарплата?»).
  • Невзрачный злодей и Злодей с хорошей репутацией — Шеф, полноценный злодей. Никто не подозревал главу преступной группировки в этом щуплом, неприметном советском труженике со скромными запросами («По совету друзей я приобрел автомобиль марки „Москвич“»…). У Горбункова поначалу тоже не возникло никаких подозрений. (Перстенёк вот только Шеф зря носил, нарушая образ «простого советского труженика»). Кстати, в перстне синий камень. Сапфир? Отсылка к сапфиру в приметном фамильном перстне де ла Феров, который граф некогда одарил Миледи?
    • А ведь он натуральный криминальный барон! Масштаб мелковат, но для СССР сойдёт. Хотя… его масштаб может оказаться гораздо крупнее, чем представляется на первый взгляд: он ведь принимает участие в международной сети контрабанды, и советские дорогие путаны тоже под ним, а может быть, он имеет какое-то отношение и к цеховикам (и наверняка имеет к спекулянтам/фарцовщикам).
  • Поджог, убийство и переход на красный свет — Геше, серьёзно проштрафившемуся и избитому за это своими старшими товарищами, вспоминается в кошмарном сне, как Лёлик орал на него: «Чтоб ты сдох! Чтоб я видел тебя в гробу в белых тапках!», а Шеф грозно добавил самое страшное проклятье: «Чтоб ты жил на одну зарплату!!!». Юмор в том, что с точки зрения всех троих это действительно чуть ли не участь хуже смерти: Геша живёт с криминала (контрабанды, спекуляции иконами и пр.), а официальная его зарплата «советской фотомодели мужского пола» очень невелика, равна зарплате мелкого служащего. Шеф — пенсионер, всю жизнь маскировавшийся под «скромного низкооплачиваемого труженика». Лёлик числится автослесарем, по нелегальным доходам это (если умеючи и со связями) могло стать в СССР золотым дном, но официальная зарплата — опять-таки не золотые горы. Да и чисто по понятиям, на которых воспитали себя Шеф, Лёлик и Геша, «на одну зарплату живут только лопухи». В фильме неоднократно подсвечено, что все трое привыкли жить на широкую ногу; при этом Шеф ведёт двойную жизнь а-ля гражданин Корейко, Лёлик везде ходит в имидже «скромного и крутого работяги» (но с золотым перстнем на пальце), а Геша даже не особо маскируется — он молодой и глуповатый любитель повыпендриваться.
  • «Псевдомилый злодей» — Шеф и Геша Козодоев.
    • Перед своими многочисленными друзьями Шеф умеет строить из себя «эталонно-милого» (см. сцену в «Плакучей иве»). На самом деле он наверняка обладатель столь же бурной и долгой биографии, как Чёрный Маклер у супругов Лавровых — а это значит, что руки Шефа по локоть в крови. Он всего лишь без необходимости (!) старался не пачкаться кровью. Но люди ему — что мусор. «Как говорил один мой знакомый, покойник, „я слишком много знал“!..»
    • А Геша вроде бы «сладкий обаяшка» (с забавной претензией на Великолепие с большой буквы), перед Горбунковым прикидывался «добрым и задушевным другом» (аж чуть не до переигрывания), но… вы обратили внимание, какой он по жизни циничный и чёрствый? Горбункова он, подлизываясь к нему, на самом деле презирал (и очень зря). «Значит, этот лопух ничего не знает…» Ударить ребёнка — хоть турецкого, хоть советского — для него ничего не стоит. «Пшли вон!». «А ну, щенок, в сторону! Пшёл отсюда!». А сцена на автомойке, когда он, готовясь впервые в своей жизни совершить убийство, надевает перчатки! Миронов ухитрился показать в этот момент Гешу и пародийно-злодейски-стррррашным, и в то же самое время всёрьёз опасным, холодно-злобным и мерзким. А ещё он, даже в такой серьёзный момент, умудряется чуть-чуть рисоваться, по своей неистребимой привычке.
    • Горбунков (о Геше, искренне): Хороший человек. Михаил Иванович (с иронией): Вы думаете?..
  • Пустоголовый франт, Сноб и Культурный мерзавец — Геша. «Мне нужно принять ван-н-ну, выпить чашечку кофэ…»
    • Характерный тик — Геша картинно откидывает назад чёлку, резко задирая голову. Однажды — в телефонной будке, у стены — эта привычка его подвела.
  • Смищной аксэнт — у Лёлика. Папанов использовал термоядерный выговор, который является наследием предков: мать Анатолия Дмитриевича — белорусская полька.
  • Тигр и шакал — суровый силач Лёлик и манерный изнеженный Геша, которому часто прилетает от Лёлика за тупость, из-за которой он регулярно терпит крах и подводит и «старших», у которых он за шныря.
    • Злодей-недотёпа и Обаятельный мошенник — они же. Вдумайтесь: Геша пытается заманить человека со сломанной рукой, который считает его другом, в безлюдное место, где они с Лёликом смогут оглушить его ударом по голове и обобрать (неважно, что драгоценности не его…). Но какие ж они оба трогательные и смешные! Кстати, большинство крылатых фраз принадлежит не честному труженику Горбункову, а именно этой уморительной парочке и особенно — Лёлику.
    • Ну прямо как родитель — Лёлик по отношению к Геше. Засчитывается и тогда, когда Лёлик его колотит. Точно так же он поколачивал бы и родного сына, если бы породил и вырастил его. И тоже полагал бы, что это «ради самого же пацана, поросёнка этакого». То есть — ни малейшего садизма, только благие намерения. Надо слышать, с какой скрытой отцовской нежностью Лёлик говорит о «Гешке» © в предфинальной сцене доклада Шефу по телефону.
    • Прикрывает один глаз. Лёлик не выбил Геше глаз. Он же не беспредельщик какой! Просто «поучил» немного молодого, поставив ему синяк. Но красавцу-позёру Геше стыдно ходить с фингалом, и он, пока гематома не рассосалась, прикрывает глаз широкой чёрной повязкой пиратского вида.
    • Поцелуй на удачу — перед отъездом Геши Лёлик по старой русской традиции на прощание троекратно целует его в уста. Это не то, что сейчас могли бы подумать. Зато это карикатура на привычку Хрущёва и Брежнева смачно целоваться с мужиками при встрече и прощании — по-старинному, по-русски.

Тропы вокруг фильма[править]

  • Актёр одной роли:
    • За бедной Светланой Светличной уже почти полвека тянется незабываемое «Невиноватая я! Он сам пришёл!!!». Ещё во второй половине 1990-х её появление на каком-то мероприятии было отмечено в журнале её фотографией, под которой было напечатано: «Светлана Светличная: сама пришла».
    • Виктория Островская за всю свою кинокарьеру сыграла всего две эпизодические роли, но одной из них была та самая жрица любви с улиц Стамбула. «Цигель, цигель, ай-лю-лю!»
  • А что, пусть будет!:
    • Реплика Лёлика «Идиёт!» не фигурировала в сценарии. Папанов ругнулся на оператора камеры, который запорол дубль, так что ему снова пришлось лезть в холодную воду.
    • Фраза Миронова «Хороший мальчик» адресовалась технику, который несколько раз не мог попасть ему в лицо творогом (в такую жару мороженое плавилось, и вместо него использовали комок творога с молоком).
    • То же касается и кепочки, слетевшей с головы «Горбункова» в начале фильма. Белую кепку снесло совершенно неожиданно и только чудом не смыло за борт моторки, а вся «семья Горбунковых» так дружно потянулась за кепкой, что дубль очаровал Гайдая… и украсил собой фильм.
    • В финале Юрий Никулин получил крюком по голове совершенно случайно (и довольно сильно), но играть не прекратил. Кадр оставили в фильме.
  • Высокоточный матснаряд — Эльдар Рязанов уверял, что эта сцена произошла в действительности. Снимаются «Невероятные приключения итальянцев в России». Миронов рассказывает: «Снимает Леонид Иович [Гайдай] „Бриллиантовую руку“. В сцене занят Никулин и мы с Папановым. Менты стараются не пускать на площадку глазеющую подмосковную публику — но один алкаш всё-таки протолкался к нам, сказал мне и Папанову „Пшли вон, я вас не знаю!“, а к Никулину подошёл, крепко его обнял и нежно сказал: „Ну, здорово, расп@@дяй!“. Вот это, я понимаю, народная любовь! Вот это популярность! Меня, я чувствую, никогда в жизни так не обматерят…».
  • Исторические мелодии — честь стать лейтмотивом 1960-х в СССР получила «Песня про зайцев». Уже через год её процитировали во втором выпуске «Ну, погоди!» как нечто, что обязан опознать каждый советский зритель.
  • Отсылка — в сериале «Шерлок Холмс» Андрея Кавуна (2013) звучало намерение «принять ванну, выпить чашечку кофе».
  • Пародия — это не то чтобы собственно «от начала и до конца пародия», скорее сатирическая комедия. Но пародийных моментов в ней много. Например, сцена с видами Стамбула и сцена с легковым автомобилем, прицепленным к вертолёту, пародируют бондиану.
    • Пафос — неоднократно игра с тропом: «этот белоснежный красавец лайнер…»; «как ты могла подумать такое — ты, жена моя, мать моих детей?! о горе мне…».
    • Последнее место в титрах  — «и наконец, с участием Юрия Никулина», сцены с участием которого, на минуточку, занимают более чем полфильма — просто никулинский бенефис. Иван Фролов, близкий друг Гайдая, рассказывал, что титры от начала до конца задумывались как пародийные, поэтому предусмотрен этот приём.
  • Форсированный метод Станиславского: по сценарию Геша Козодоев, пробегая по броду, должен со всей силы пнуть мальчишку-рыбака (который, кстати, и показал застрявшему на острове Геше этот брод, — а Геша поначалу принял мальчика за Спаса Эммауила). Играющий мальчика Максим Никулин (сын Юрия) всё время ожидал удара, поэтому падал очень нереалистично. После чего Гайдай сказал Максиму, что кадр с пинком сниматься не будет, а сам тихонько попросил Миронова пинать посильнее. В итоге Андрей Александрович дал мальчику такого пинка, что тот плакал весь день, побуждая Никулина-старшего лихорадочно скупать всё мороженое на набережной, чтобы успокоить сына.
  • Чудо одной сцены:
    • За бедной Светланой Светличной уже полвека тянется легендарное «Не виноватая я! Он сам пришёл!!».
    • Леонид Каневский до сих пор шутит, что его чаще узнают на улицах не как капитана Томина (один из главных героев сериала, который смотрел весь СССР, на секундочку), а как эпизодического контрабандиста («Цхам дураля!»).
    • Виктория Островская. В реальной жизни — театральная актриса, диспетчер автобазы, библиотекарь, инструктор по аэробике. На экране — та самая стамбульская «жрица любви» («Цигель, цигель, ай-лю-лю!»), без которой не было бы «Бриллиантовой руки», какой мы ее знаем.
    • Роман Филиппов (не путать с Сергеем), гость с Колымы. За минуту экранного времени — сразу несколько крылатых фраз.
  • Шрамы от цензуры:
    • Во фразе «сдаётся мне, ваш муж тайно посещает любовницу» на самом деле последнее слово было «синагогу», что можно и прочитать по губам.
      • Изначально цензор предлагал в качестве альтернативы «синагоге» «дом терпимости», однако Гайдай изящно отбрил: «Где в Москве тайная синагога, я знаю. А вы что, знаете, где у нас дом терпимости?» Сошлись на нейтральной «любовнице».
      • Слово Божие гласит: синагогу некоторые советские граждане ТАЙНО посещали, чтобы пожрать там на халяву во время некоторых еврейских праздников.
    • Фраза Лёлика «У нашем деле главное — этот самый… реализьм!» в изначальном варианте содержала также определение соцыялистыческый.
    • Пришлось вырезать все сцены, где было показано, как банда Шефа вывозит контрабандой за границу ценные иконы. В результате криминальная схема Шефа стала малопонятной. Как и то, почему на Гешу вдруг накатила религиозность.
    • Цензура не позволила нарядить Аньку-Мечту в эротическое нижнее бельё, поэтому она предстала в весьма дорогом и шикарном пляжном бикини 1960-х.
    • Цензурная утка: в конце фильма Гайдай добавил ядерный взрыв — «неужели вы забыли о сложнейшей международной обстановке?». Цензоры взвились на дыбы; хитрый Гайдай делал вид, что настаивает; на него в конце концов уже орали; наконец Гайдай «нехотя» согласился вырезать катастрофу… В итоге бо́льшая часть скрытой политоты в фильме благополучно осталась.
      • Однако, не вся. В сценарии был эпизод: Лёлик слушает по радио или телевизору новости, вошедший Геша интересуется сообщаемыми там результатами выборов. «Как хаварыт наш любимый Шэф, партию и правытельство оставылы на второй ход!» — отвечает напарник. Цензура, конечно, не потерпела.
  • Это часть представления: сцена в финале, где Никулина ударяет по шее крюк крана — реальный несчастный случай, во время которого актёр получил серьёзную травму!

Тарабарский язык[править]

Речь турецких контрабандистов, маскирующихся под аптекарей, и стамбульской жрицы любви — это шедевр внутри шедевра. Сочинили её сам Гайдай, Каневский, Островская и Чаева. Она уморительно звучит, пародирует нерусские языки как таковые и очень далека от языка турецкого. (Ахма́к (дурак) — пожалуй, единственное настоящее турецкое слово). Собственно, это макароническая мешанина из вымышленных и реальных слов, но её примерный смысл можно уловить (экстраполируя), и по ней то тут, то там разбросаны пасхалки.

Во многих советских фильмах при переводе иностранной речи, а также в зарубежных, купленных для советского кинопроката, использовался закадровый перевод. Одной из звёзд такого озвучивания была Виктория Леонидовна Чаева, чей бесстрастный голос был очень узнаваем. Она согласилась поучаствовать в этой пародии — то есть фактически и в самопародии. И вот один из контрабандистов в ярости обрушивает на другого поток громких, но совершенно непонятных словоизлияний, а женский голос за кадром лаконично переводит всё это одним словом: «Заткнись».

  • Молодой волнуется: скоро ли придёт связной? Пожилой: «Нес оф кос!». Переводчица: «Должен прийти!».
  • Мнимый связной при падении вывихнул руку — и корчится от боли. Молодой: «Кё тэль вера́мба?» Переводчица: «Что с ним?»
  • «Ай-лю-лю», по замыслу авторов фильма, означает, во-первых, секс, а во-вторых, это часть ругательной фразы «Иди пое*ись!» («Цигель ай-лю-лю!»). Именно это выкрикнул младший бандит пожилому, когда их перебранка достигла пика. Дело в том, что в реальной жизни у многих народов есть обсценная фраза «Иди пое*ись!», употребляемая в тех же ситуациях, в каких русский грубиян сказал бы «Иди на ***!». Но в устах проститутки та же фраза «Цигель ай-лю-лю!» означает не оскорбление, а ласковое зазывание: пойдём, мол, пое*ёмся…
    • Этот самый «цигель», переводимый в контексте фильма как «иди», «пойдём» или «скорей», происходит вовсе не от немецкого Ziegel (кирпич), а от междометия из идиш: ци́геле-ци́геле! (= козочка-козочка!). Веками у реальных ашкенази (европейских евреев) было принято подгонять коз именно этим восклицанием.
  • Смачная тирада, которой явно не соответствует «простите, погорячился».
  • Билингвальные бонусы для знающих реальные языки:
    • «Нес оф кос!» — искажение английской фразы «yes, of course» (что означает «да, разумеется»).
    • Молодой контрабандист, витиевато бранясь, употребляет реальные итальянские ругательства «Porca Madonna!» (Богоматерь свинья!) и «Per Bacco!» (Клянусь богом пьянства!). А наряду с этим — такие «жутко-немыслимые» слова, как «castello» (за́мок) и… «мембрано».
      • В той же ругательной тираде мелькнуло и тибетское слово «цхам» (барьер, преграда). Но, скорее всего, «цхам дураля́!» получилось из «альхам дуль-илля» (араб. «слава Богу»), с опорой на русские слова «хам» и «дуралей».
      • А ещё pesto. По-итальянски так называют особый вид соуса, но буквально это означает «молотый», «битый» или «топтаный». В общем, можно понять как «долбаный».
    • Молодой контрабандист рад, что наконец появился связной. (Он не подозревает, что связной — фальшивый.) И звучит восклицание: «Си́дже ко́мма!». Судя по тону, оно должно переводиться как «Наконец-то!». Но «комма» по-английски и по-немецки означает «запятая»!
    • Существуют французские слова «кё» (que = что) и «тэль» (tel = такой).
    • Поведение и речь настоящего связного ставят молодого контрабандиста в тупик. Желая сказать «Это как понимать?!», бандит произносит фразу «Вот кельс мэн?». «Кель» в целом ряде угорских языков означает «речь». Поэтому на некоем гибриде английского с финно-угорским эта фраза может быть понята как «Что говорит этот мужчина?». (Вот = what, мэн = man.)
      • А пожилой на это отвечает (с надеждой, но сам уже сомневаясь в собственных словах): «Наверное, он сумасшедший». А звучит это так: «Бланш хэд мэни гуф!». Французское blanche («белая») в русском языке используется как жаргонное название синяка под глазом, а остальное — английские слова: head — голова, many — много, goof — дурак.
    • В последующей перебранке пожилой бандит посылает молодого «ин су́хес». «Тухес» на идиш — «задница».
    • Ну и, оказывается, «прек мо́мент» переводится как «через час»; «пу́рген» переводится как «пароль»; «ше́пти» — это глагол со значением «говорить»; «ша́кто масёл» — это «старый осёл»; а «ча-ча-ча» и «тру-ля-ля» — это не иначе как страшные, грязноматерные «турецкие ругательства».
  • Два «поклона друзьям»:
    • Контрабандисты только что закончили накладывать на руку связного ценную контрабанду, запакованную в гипс (имитируется обездвиживание перелома, чтобы обмануть таможенников). Молодой бандит, усталый, но довольный, говорит: «Берези́на комани́т!». Эта фраза не «переведена» — но судя по тону, означает «Дело сделано!». Однако Анна Березина́ — это жена Леонида Каневского, дочь Ефима Березина-«Штепселя» из знаменитого комедийного дуэта «Тарапунька и Штепсель».
    • Русский растяпа ухитрился при падении неподдельно вывихнуть руку, так что наложение гипса выглядит ещё натуральнее. Но, будучи в постшоковом состоянии от перенесённой боли — а также ввиду общей своей лопоухости? — раздолбай по выходе из аптеки направился не в сторону порта, а в противоположную (хотя теплоход «Михаил Светлов» вот-вот уйдёт). Мустафа останавливает олуха — и заворачивает в сторону порта, воскликнув при этом одно-единственное слово, непереведённое, но несомненно означающее «Куда?!». Но вслушайтесь, как звучит это слово: «Апсолон?!» Андрей Николаевич Апсолон — актёр и режиссёр советского кино[2].
  • Специально коверкает язык — Геша. Он, настоящий связной, пришёл к подельникам и произносит пароль: «Чёрт побери!». Бандиты не реагируют — им кажется, что дело давно сделано. Геша повторяет «Чёрт побери!». От бандитов опять ноль внимания. Тогда раздражённый Геша произносит ту же фразу раздельно и ломаным языком, в надежде, что они хоть так врубятся: «ШЬЁРТ ПО-БЬЕ-РИ!».
    • А чуть раньше Геша постарался объяснить стамбульской проститутке, что его спутник — «руссо туристо, облико морале», и поэтому не надо приглашать его «в номера», «к сожалению, ничего не выйдет» ©.
  • На тебе!. Нонна Мордюкова была великой актрисой, но при этом человеком очень непростого характера; работать с ней не всегда было легко. За время съёмок она успела «достать» едва ли не всю съёмочную группу, крича на всех (включая режиссёра), капризничая и устраивая сцены. Гайдай отомстил, как умел. Вслушайтесь в сцену ругани, когда обоим бандитам уже стало ясно, что со связным ошибочка вышла и гипс наложили не тому парню:
«

Аман (злобно): …крукл скунс табл шляхт мордюк?! Мустафа (возмущённо): Крукл скунс мордюк табл шляхт?!

»
— «Непереводимая игра слов с использованием местных идиоматических выражений»
    • Этот кусок диалога значил вот что:
«

А: …где были твои мозги, тупой вонючка?! М: А твои мозги где были, вонючий тупица?!

»
Слово Божие от Леонида Каневского; Слово святого Павла от Максима Никулина

Цитаты[править]

  •  — А вот я люблю песню про зайцев. — Про кого? — Про зайцев. — Сеня, про зайцев — это неактуально! Остров Невезения! (Геша на теплоходе).
  • Руссо туристо! Облико морале! Ферштейн! (Геша — стамбульской проститутке). Это ещё и импровизация — в сценарии не было. [Сестра автора правки употребила эту цитату во время поездки в Италию, дабы избавиться от навязчивого поклонника. Таки да! Подействовало!]
  • Непереводимая игра слов с употреблением местных идиоматических выражений.
  • Поскользнулся. Упал. Закрытый перелом. Потерял сознание. Очнулся — гипс… (Легенда Горбункова, сочинённая капитаном «Михаила Светлова»).
  • Как говорит наш дорогой шеф… [нужное вставить] (Лёлик).
    • …в нашем деле главное — этот самый реализьм!
    • …Если человек идиот, то это надолго!
    • …за чужой счёт пьют даже трезвенники… и язвенники!
    • …нет такого мужа, который хоть на час бы не мечтал стать холостяком.
  • Сам Шеф:
  • Наши люди в булочную на такси не ездят. (Плющ).
  • Не знаю, как там в Лондоне, я не была. Может, там собака — друг человека. А у нас управдом — друг человека! (Она же).
    • А эта странная фраза: «Собака — друг человека!» Странная, если не сказать больше…
  • А если не будут брать [лотерейные билеты] — отключим газ! (И опять она).
  • Я не трус… но я боюсь. (Горбунков — ведущим его дело милиционерам).
  • Дитя́м — мороженое, его бабе — цветы. Смотры, нэ пэрэпутай!.. (Лёлик даёт инструкции Геше).
    • Идиот! Дитя́м мороженое!! (Всё же перепутал! Но исправился).
  • Лёгким движением руки брюки превращаются… Брюки превращаются… Превращаются брюки… В элегантные шорты. Простите, маленькая техническая неувязка. (На показе мод. У Геши отстегнулась только одна штанина. Так и ушёл за кулисы).
  • — А у вас нет такого же, но с пелра… с перламутровыми пуговицами? — К сожалению, нет. — Нет? Будем искать… (Горбунков ходит по магазинам, стараясь привлечь внимание контрабандистов).
  • Ребята, на его месте должен был быть… я! (Горбунков — случайно встреченным милиционерам про мертвецки пьяного человека).
  • Лёлик, но это же… неэстетично… — Зато дёшево, надёжно и практично! (Об ударе тяжёлым металлическим предметом по черепу Горбункова)
  • Буду бить аккуратно, но сыльно. (Так Лёлик собирался делать из Геши жертву нападения неизвестного).
  • Строго на севэр, порядка… пятидесяти мэтроу, расположен туалэт типа «сортир», обозначенный на схэме буквами «Мэ» и «Жо». (Лёлик объясняет геше диспозицию)
  • Сеня, ты уже дошёл до кондиции? — До какой? — До нужной! — Нет… — Тогда ещё по рюмочке!. (Геша в «Лакучей иве»)
  • Дичь не улетит, она жареная. (Резонное замечание Геши. Впрочем, когда дебош дошёл но кульминации, вспорхнула и она).
  • Шампанское по утрам пьют или аристократы, или дегенераты. (Лёлик — похмельному Геше. И тут же сам допил остаток прямо из горла).
    • Будеть тебе там и «ванна», будеть и «кофэ», будеть и какава с чаем.
  • Шеф, всё пропало, всё пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!.. (Геша в панике).
  • У вас… ус… отклеился. (Горбунков — Лёлику-лжетаксисту).

Часок искусствоведения[править]

Почему это шедевр[править]

Данный фильм одновременно и в должной мере глубок — и вполне «демократичен» (общедоступен) по стилю, предельно далёк от элитарности, от «артхаусности». Обычно бывает или «скорее попса», или уж «скорее кино не для всех» — но не в этом случае. Недаром в последующие годы — до нашего времени включительно — считалось очень уместным показывать БР в праздничные дни.

Сюжет напичкан множеством комедийно-пародийных нелепостей — и в то же время предельно человечен, психологически правдоподобен. Это казалось почти недостижимым в предлагаемых «диких» обстоятельствах фабулы — и в то же время это было достигнуто. На выходе — редкостно органичный сплав условности и реализма.

Принято считать, что чем условнее персонаж, тем меньше живого отклика в глубинах душ он вызывает… но здесь условность не помеха сопереживанию. Типажность и глубина нередко противоречат друг другу — но не в этом фильме. Каждый персонаж до того типизирован, что непременно стал бы «маской», ходячим штампом… если бы не выглядел (вопреки всему) стопроцентно живым человеком, выхваченным из самой гущи реальности.

Общеизвестно: эксцентрику куда труднее убедительно подать, чем драматическое или трагедийное содержание. В 1960-е годы Гайдай умел подавать эксцентрику без всяких огрехов.

Режиссёру повезло с актёрами, а актёрам — с постановщиком. Чувствительность нигде не переходит в сентиментальность, а бафос (почти постоянный) нигде не срывается в комикование. Даже если персонаж и/или актёр откровенно кривляется — это, как ни странно, тоже выглядит органично, прекрасно работает на образ.
В итоге игра актёров — выше всяких похвал. Исполнители главных ролей смогли подать своих персонажей предельно остро — но при этом нигде не переиграть. А каждая маленькая роль — тоже своего рода микрошедевр.

БР, среди всего прочего, является как бы полным сборником основных человеческих переживаний — как благородных, так и не очень. Это «энциклопедия земных страстей и пороков» — поданных, впрочем, без малейшей дидактичности. То есть: как бы сильно ни позорился персонаж — зрителю не чудится около него указующий перст и не слышится назидание «смотрите, мол, это Очень-Очень Плохо!». А если персонаж прав и/или ему сопутствует удача — не возникает ни сусального, ни ходульного оттенка. Персонажи просто живут своей жизнью — и как бы невольно они умудряются всё, что нужно, показать зрителю, ничего ему при этом не навязав.

И детализация, детализация! БР — фильм не на один раз; её можно бесконечно пересматривать, наслаждаясь подробностями.

Ввиду своих «вечных сторон» — БР есть фильм на все времена, предельно доступный восприятию каждого; попросту неспособный «устареть», остаться в прошлом. Но ввиду обилия аллюзий (как историко-политических, так и культурных) — БР есть вдобавок памятник своей эпохи.
Такое сочетание тоже мало кому удаётся в полной мере. У Гайдая в данной киноработе получилось и это.

Невиданная концентрация аллюзий[править]

Гайдай и его сценаристы М. Слободской и Я. Костюковский (оба если не «диссиденты», то уж «фрондёры» точно) — мечтали сделать фильм пародийным и сатирическим, но без превращения в плоскую карикатуру; кроме этого, они хотели начинить свою картину множеством скрытых «наездов» на советскую действительность[3]. И всё это им блестяще удалось. При этом тонкость была в том, чтобы картина содержала фигу в кармане, но при этом осталась годной для отечественного экрана брежневской поры, а не была бы зарублена цензурой как «антисоветская и потому непроходимая». Авторам удалось и это.

Вдобавок Гайдай, как известно, являлся знатоком зарубежного кино, в том числе и тех его образцов, которые не приобретались для официального проката СССР, а показывались на закрытых просмотрах… или даже нелегально провозились в страну в единственном экземпляре, «по блату», и потом их крутили в узком кругу «мажоров» и их приятелей-кинематографистов. В результате Гайдай добавил в БР множество отсылок к фильмам, которые были популярны в то время на Западе, но в СССР 1960-х годов оставались практически неизвестными большинству народа. Со стороны Гайдая это были — как сейчас говорят — «пасхалки», подмигивания людям своего круга.

Гайдай спародировал не только ряд зарубежных фильмов, но и несколько популярных (или, напротив, одиозных) советских. А один из сценаристов, Морис Слободской, вдобавок был знатоком и ценителем западной детективной литературы: книг Агаты Кристи, Жоржа Сименона и прочих подобных авторов, чьи истории о сыщиках вполне легально издавались в СССР в официальных литературных переводах. Слободской дополнительно напихал в сценарий цитат из этих детективов, перемежая это скрытыми реминисценциями из… русских классиков.

Всё это привело к тому, что в фильме постоянно, как бы «вторым планом», идёт этакая окрошка из всевозможных культурных отсылок. Как в постмодернистских произведениях 1970-х годов и позже… но едва ли не с большей плодотворностью, чем в них.

БР, она как «Голый пистолет», только лучше — причём задолго до выхода «Голого пистолета». И это — наименьшее (а не наибольшее и уж подавно не единственное) из её достоинств. В БР всё время что-то цитируется, на что-то делаются намёки — дружеские, нейтральные, насмешливые, а то и саркастические. Всё это создаёт дополнительный оттенок комизма — в восприятии «тех, кто в курсе». Но гениальная универсальность «Бриллиантовой руки» — в том, что зритель, не посвящённый во все эти тонкости, всё равно сможет насладиться фильмом и вряд ли отреагирует в стиле «Чё к чему?!»: ведь сюжет и юмор поистине многослойны. Комизм БР не сводится к цитатам, а существует сам по себе; он рассчитан прежде всего на «свежего человека»; а многочисленные отсылки, переклички и передразнивания — это не более чем приятные дополнения, они сами по себе погоды не делают.

Объекты пародии[править]

  • Криминальная схема, по которой действовали ребята Шефа и их турецкие (и итальянские?) «коллеги» — это своеобразная пародия на сюжет фильма «Чёрный бизнес» (1965). Там криминал вывозит за границу советскую наличность, которую ЦРУ скупает для финансирования агентуры в СССР. Взамен же криминал получает от ЦРУ золото и драгоценности. Разница в том, что в «Бриллиантовой руке» не действует никакая западная спецслужба, а криминал вывозит за границу иконы и картины (кадры, показывающие это, по требованию цензора вырезаны из окончательной версии фильма).
  • «Бриллиант почти не виден» — пародия на название книги Василия Ардаматского «Сатурн почти не виден» (экранизирована в виде кинотрилогии: «Путь в Сатурн», «Конец Сатурна», «Бой после Победы»).
  • Шеф долгое время показывается «через руки с драгоценными перстнями». Большую часть фильма зритель не видит его лица. Это пародия на то, как в фильмах о Джеймсе Бонде показывали суперзлодея Блофельда.
  • Вступительная сцена в порту — пародия на культовый для своего времени фильм «Коллеги». Даже музыка — ироническая отсылка к этому фильму.
  • Горбунков на протяжении всего фильма — пародия на персонажей Бастера Китона.
  • Внешний облик и поведение Нади Горбунковой — пародия на персонажа Евы Габор из фильма «Художники и модели».
  • Когда Геша поёт про Остров Невезения, он пародирует Элвиса Пресли (преувеличенная мимика) и Луи Армстронга (вокальная джазовая импровизация в конце).
  • Почти весь стамбульский видеоряд — пародия на фильм о Джеймсе Бонде «Из России с любовью».
  • Проститутка в Стамбуле пародирует персонажа Софи Лорен в фильме «Брак по-итальянски».
    • Именно по этому случаю Софи Лорен чуть позже будет прямо упомянута в фильме: «Сеня, а ты Софи Лорен видел?» — «Не-а». Сеня сказал правду — Софи Лорен он не видел, видел только её подражательницу.
  • Беготня по узким запутанным улочкам — пародия на сцену из фильма «Человек-амфибия». И объект пародии, и сама пародия снимались в одном и том же городе — Баку.
  • «Черт побери!» в качестве пароля — отсылка к одному из детективных произведений Агаты Кристи («Убийство на поле для гольфа, или Чёрт побери!»).
  • Сцена с лжетаксистом («Куда вы меня везёте?» — «А здесь в город только одна дорога!») пародирует аналогичную сцену из фильма «Государственный преступник».
  • «Я не трус… но я боюсь» — фраза из фильма «Полосатый рейс».
  • Страшный сон Геши (с чёрной кошкой и оторвавшейся рукой) — пародия на «психоделические сцены» из фильмов Хичкока.
  • Вспомните реплику Горбункова (когда он принял алкаша за мертвеца): «На его месте должен был быть я». Старшина милиции отвечает: «Напьёшься — будешь!» (пророк, однако). И невдомёк старшине, что у Агаты Кристи в повести «Зеркало треснуло» героиня произносит, глядя на труп убитой: «На её месте должна была быть я».
  • Лёлик напевает, склонившись над картой, а Геша пытается ему подтягивать тоненьким голосочком. А закончив пение, Лёлик значительным тоном произносит: «Да-а». Всё это — пародия на знаменитую сцену из «Чапаева» бр. Васильевых. Только в «Чапаеве» пелась не «Летят утки…», а «Чёрный ворон, что ты вьёшься…»
  • Реплика Геши «Мне надо позвонить! Мамочке!» — пародия на сцену из культового фильма Хичкока «На север через северо-запад».
  • Пистолет, который Надя хранит в кухонном контейнере для сыпучих продуктов — отсылка к фильму Л. Маля «Вива Мария!» (1965), где револьвер хранили в супнице и извлекали оттуда в случае необходимости.
  • Внешний облик и поведение Аньки-Мечты — пародия на персонажа Софи Лорен из фильма «Это началось в Неаполе».
    • И вообще на «шикарных фигуристых баб» западного кино 1960-х, в том числе бондианы.
  • Анной Сергеевной зовут чеховскую даму с собачкой.
  • «Я вас очень буду ждать» — так говорит Наташа Ростова Пьеру Безухову в одной из последних сцен «Войны и мира».
  • Сцена с Анькой в гостинице — отсылка к одному из фильмов Чарли Чаплина.
  • Бюстгальтер Аньке явно мал. Строго в момент, когда бюстгальтер с неё слетел — перепуганный (и уже вырубающийся от люминала) Горбунков выстрелил из своего «психологического оружия», подал сигнал, чтобы пришла помощь. Создаётся впечатление, что это застёжка у Аньки отлетела со звуком выстрела. Это пародия на фильм «Десятая жертва» (1965), где был стреляющий лифчик.
    • Кстати, лейтенант Володя всё сделал правильно и не дал Горбункову ни одного боевого патрона. Абажур пробит не пулей из горбунковского пистолета, а всё той же отлетевшей застёжкой лифчика; это видно, если пустить эту сцену в режиме slow-mo.
  • «Не виноватая я, он сам пришёл!» — эту фразу кричала Катюша Маслова в МХАТовской инсценировке «Воскресения»; притом что у Толстого Катя говорит более правильно: «Не виновата я…»
  • «У вас ус отклеился» — фраза взята из произведения Жоржа Сименона «Петер-латыш».
  • Легковая машина, подцепленная к вертолёту (в конце) — отсылка к фильму о Джеймсе Бонде «Живёшь только дважды».

Подробнее о камео[править]

  • Помните тургруппу, возглавляемую сотрудницей компетентных органов — а именно момент, когда эту группу водит по Стамбулу пожилой экскурсовод? Так вот, руководительница группы, щеголяющая в жару в сверхмодном тогда светлом парике — это Татьяна Никулина, угадайте чья жена. Экскурсовод — это театральная звезда Аполлон Ячницкий (1906—1980).
    • В той же группе — необычайно благородного вида старушка в белом платье и белой панаме с голубой лентой. Это Анна Васильевна Тимирёва, урождённая Сафонова (1893—1975), бывшая возлюбленная адмирала Колчака, а во время съёмок «Бриллиантовой руки» — консультант Мосфильма, иногда привлекавшаяся на эпизоды.
  • Прислушайтесь к голосу журналиста, берущего интервью у семьи Горбунковых. Это актёр-эпизодник Герман Качин, часто участвовавший в дубляже зарубежных картин и в озвучке мультфильмов. Узнали голос Папы из мультипликационной трилогии про Простоквашино?
  • В микророли стамбульского регулировщика — настоящий милиционер Курбан Мазанов, бакинский постовой, регулировщик уличного движения. По свидетельствам современников, «этого человека знал весь Баку, и многие гадали, сам ли он придумал эти невероятные движения рук, или его кто-то научил» ©.
  • Когда милиция увозит алкоголика (которого Горбунков ошибочно принял за мертвеца) — в кадре в роли этого нарушителя ночного покоя появился сам Леонид Гайдай (лица не видно). А озвучил эту микророль Георгий Вицин: алкаш орёт «Песню про медведей» из предыдущего фильма Гайдая «Кавказская пленница».
  • В сюжете фильма есть момент, когда Геша Козодоев принял юного рыболова за святого, а потом очень досадовал на свою ошибку («А ну, щенок, в сторону! Пшёл отсюда!»). Так вот, юного рыболова сыграл Максим Никулин, угадайте чей сын.
  • Сотрудник госбезопасности Володя (вручающий Горбункову пистолет и деньги) и точный двойник Володи (брат-близнец, также несущий свою нелёгкую службу?) — эти две роли сыграны Владимиром Гуляевым (1924—1997), известным по роли пошляка Юры Журченко из «Весны на Заречной улице» (1956). В войну Гуляев был героем-лётчиком, но начав после войны сниматься в кино, был признан «актёром с отрицательным обаянием» и играл преимущественно приятелей главных героев — или уж «не самых хороших людей» (а порой его персонаж совмещал в себе и то и другое). В фильмах Гайдая обычно появлялся в ярких крохотных камео. В сабже Гуляев играет пародийную роль «безупречно положительного бойца невидимого фронта» — точнее, даже двоих таких бойцов, — причём делает это с особенным упоением, но и со своей всегдашней подкупающей натуральностью. Что, собственно, и требовалось.
  • Бдительная дворничиха Марья Николавна («Уехал на такси — бежевая „Волга“ 28-70 ОГО!») — это Евгения Мельникова, то есть Галя Быстрова в «Лётчиках» (1935) и Райка в знаменитом «Цирке» (1936).
  • Известный журналист тех времён Леонид Плешаков ввиду колоритной внешности был приглашён на крошечную роль в роли «жуткого типа», бородатого здоровяка («Папаша, огоньку не найдётся?.. Ты что, глухонемой, что ли?..»). После этого Плешаков неоднократно подрабатывал в качестве актёра-эпизодника в других фильмах.
  • В ресторане «Плакучая ива» по левую руку от М. П. Терпигорьева, также известного как «Шеф» (в этой роли Н. Романов), сидит не кто иной, как Феликс Иванович Ясюкевич, художник фильма. В какой-то момент он выглядывает из-за головы своей соседки, и его, Ясюкевича, можно безошибочно опознать. Остальные друзья Терпигорьева, празднующие «нахождение им клада» — это также участники съёмочной группы и/или друзья Леонида Гайдая, а с ними и их жёны.
  • Другие посетители «Плакучей ивы» нарочно подобраны так, чтобы зритель, впервые смотрящий фильм, ломал голову: кто же из них загадочный «Шеф»?! И кто его сообщники, кроме Лёлика и Геши? В зале замечены:
    • Старик-лотерейщик (и по всей видимости, воротила теневого бизнеса) Соломон Файнман. Тот самый, который говорил «Кто возьмёт билетов пачку…» в сцене на набережной — только тут он уже в дорогом костюме. В этой роли — многолетний «злодей советского экрана» Андрей Файт (1903—1976), сыгравший множество белогвардейцев, бандитов, басмачей, нацистов, сказочных злослужителей и тому подобной публики. Подполковник Скуратов («Тринадцать», 1936), Нушрок («Королевство кривых зеркал»), магрибинец («Волшебная лампа Аладдина»), мсье Дюк («Корона Российской империи»)…
    • Зарубежный гость Никколо Балдини, чья колоритная роль, к сожалению, была сокращена до одного крохотного кадрика, где он переговаривается с очаровательной женщиной южного вида[4]. Его в итоге даже за итальянца трудно принять — смотрится каким-то «гостем с солнечного Кавказа». Его сыграл Рафаэль Котанджян — это его первая роль в кино.
  • Зрителя подталкивают и к тому, чтобы он заподозрил, будто величественный метрдотель Борис Савельевич («По-моему, вам пора освежиться!») — и есть Шеф; хотя на самом деле это не более чем член банды. В роли «мэтра» — Александр Хвыля (1905—1976), многолетний Дед Мороз на кремлёвских ёлках и Морозко в одноимённом фильме.
    • Гость с Колымы по фамилии Ладыжинский («Ты зачем усы сбрил, дурик?») — это ещё одна сценарная провокация (он же на вид бандит бандитом!) и маленькая роль великого Романа Филиппова (1936—1992), успешного актёра Малого театра, который также сменил Хвылю на посту «традиционного кремлёвского Деда Мороза».

Примечания[править]

  1. Вероятно, отсылка на Амана, который был главным злодеем в книге Эсфири. Любой еврей знает, что на праздник Пурим ставятся сценки по этой книге, и Аман в конце всегда терпит поражение.
  2. Самые известные кинороли — радист-метеоролог Ося Корфункель в «Семеро смелых» (1936) и Бакула-Бобыль в кадочниковской «Снегурочке» (1968); самая известная постановка — киноверсия классической пьесы А. Н. Островского «Таланты и поклонники» (1955).
  3. «Понимаете, задачей Гайдая в этом фильме было не просто создать комедию. Он ставил перед собой цель РЕАЛЬНО (капс Костюковского — прим. авт. ст.) показать весь идиотизм той жизни, которой мы жили, все то ханжество, показуху, быт. Причем показать таким образом, чтобы власть этого не заметила. На острие этого сатирического сюжета была, конечно же, Нонна Мордюкова, на которую ложилась колоссальная ответственность за каждую реплику и интонацию» (с) Яков Аронович Костюковский
  4. Кадр можно видеть в тот момент, когда Семён Семёныч только начал петь песню про зайцев. Котанджян рассказывал, что кроме этого было снято ещё много чего. Никколо и представлен был кому-то именно как итальянец; и сказать ему надлежало несколько слов на итальянском; и ему предстояло «попробовать охладиться» в бассейне, когда он увидел, что жареная дичь пытается улететь… Но всё это было нещадно вырезано, так как, по мнению Гайдая, «утяжеляло», перегружало сцену.