Боевые лемминги

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Если ты не пойдешь в эту атаку - тебя в неё выпихнут! »
— начало лемминг-раша образца Первой Мировой

Лемминги известны тем, что периодически по непонятным причинам собираются огромными толпами и идут топиться в море[1]. Боевые лемминги, соответственно, толпами убиваются об врага, но при этом продолжают бежать в атаку или держать позицию и даже не думают паниковать, бросаться в бегство и так далее, какими бы ни были потери. Возможно, они просто идиоты или хотят в воинский рай, где их ждёт несколько десятков гурий. Возможно, их сделали такими или как-нибудь специально готовили к принятию смерти за Родину/за веру/во славу роя/вставить нужное. Ну или они просто упоролись веществами до полнейшей невменяемости и впали в боевой кураж. При этом они совсем не обязательно используются в качестве пушечного мяса, могут быть (в редких случаях) вполне себе организованны и сильны, но в любом случае у них странным образом работает самосохранение, если вообще есть. В общем,

  1. Их много
  2. Они здесь в роли камикадзе
  3. Они этому адски рады!

Очевидное достоинство такой армии состоит в том, что она очень сильна в стоянии насмерть и банзай-атаках. Проблему же представляет то, что запущенные случаи сабжа хотят больше убиться, чем победить, поэтому могут упорно лезть даже в безнадёжный бой и вообще никого толком не слушаться. И кстати о банзаях: это не совсем одно и то же. Разница в том, что

  1. боевые лемминги — это не обязательно все наличные войска, и даже их полное истребление не всегда означает проигрыш атакующей стороны, а в атаку они срываются практически всегда по причине высокого боевого духа, недисциплинированности и отсутствия авторитета у командира.
  2. доктрина банзай-атаки предполагает отправку в атаку вообще всех имеющихся в наличии на данном участке фронта юнитов с целью создания численного превосходства и как следствие — либо обратить противника в бегство, либо завалить трупами, но победить. Случаи, когда банзай-атаки пытаются устраивать без перевеса по количеству юнитов в три раза и больше — стопроцентная бойня, слив юнитов и проигрыш.

Иными словами, банзай-атака — это ситуация, когда переключатели «Всё или ничего», «Сейчас или никогда», «Победа или смерть» щёлкают в голове у командира. Боевые лемминги — когда те же переключатели щёлкают в голове каждого отдельного солдата. И да, лемминги, при достаточном количестве, за счет каскадного эффекта, могут самоорганизоваться в банзай-атаку. И да, они при всем при этом могут и победить, это как раз тот случай когда победу в условиях нерешительности командующего (или тупо отсутствия связи со штабом) делают войска. Иногда это приводит к выигрышу в тактическом плане и проигрышу в стратегическом (случайно ломанувшиеся в атаку лемминги благополучно снесли противника но: оголили фланг сделав его уязвимым для контратаки противника, чем он тут же и воспользовался. Или — взяли точку, которую брать было нельзя, ибо это чревато неприятными политическими последствиями. Или тупо сломали план аккуратного штурма, что обернулось большими потерями. Или полезли в драку, сорвав перемирие или мирные переговоры. Да тут тонны случаев может быть!).

Одна из разновидностей более общего явления Панургово стадо.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Всеволод Мартыненко, «Собачий Глаз» — среди прочих тварей, которые водятся в болота Мекана есть и стремминги: магический аналог леммингов, которые прут стаями и жрут всё, что подвернётся на пути. Эти существа представляют опасность даже для кадоргов — тридцатиметровых магических аналогов киборгов.
  • Гарри Гаррисон, «Неукротимая планета» — всё зверьё Пирра атакует Город людей именно по такому принципу.
  • Роберт А. Хайнлайн, «Тоннель в небе»: «сонные кролики».
    • С точки зрения людей (да и то с фитильком — как минимум, мэра «лемминги» отправили на тот свет). А животных они таки загоняют к морю, а не «убиваются об стену врагов».
  • Роберт Шекли, рассказ «Если красный убийца…» — пехота. Медицина в этом мире развилась до такой степени, что окончательно умереть в бою солдату практически невозможно — трупы подбирают, сшивают, реанимируют и снова отправляют в бой. И если поначалу солдат испытывает восторг от того, что он снова жив, что весьма способствует подъёму боевого духа и отваги, то после третьей-четвёртой смерти они просто устают, и хотят лишь одного — чтобы всё это закончилось, неважно, каким способом. Попыткам героя дезертировать хотя бы на тот свет и посвящён сюжет рассказа.
  • «Игра Эндера» — жукеры обладают коллективным разумом, поэтому к рабочим особям относятся примерно так же, как мы — к отдельным клеткам тела. Но вот королевы — это уже святое.
  • Ник Перумов, «Кольцо Тьмы» — перьерукие. Царь Хенна силой Адаманта размножает их до миллионной армии… и когда до него доходит, что столько ему не прокормить, посылает всю армию в бой именно с этой тактикой. Успешно избавляясь от всех лишних.
  • Макс Брукс «Мировая война Z» — ближе к финалу зомби таки переходят к роли натуральных боевых леммингов…

Кино[править]

  • «Великая стена» — гарнизон стены этак несколько веков функционирует в режиме «Ты не пройдёшь!», поэтому солдат приучают выполнять боевую задачу без оглядки на собственную безопасность и свято верить что товарищи заняты тем же самым. Таотей, в свою очередь, сами демонстрируют превосходную лемминговость — такого уровня, что и людям не снилось.
  • «Безумный Макс: Дорога ярости» — Несмертный Джо сделал такими своих бойцов, обещая Вальгаллу с чизбургерами и колой.
  • Расхожий штамп боевиков, спародированный во вторых «Горячих головах»: герой стреляет из пулемёта в дверной проём, а оттуда выбегают и выбегают и выбегают и выбегают враги…
  • Aliens — их попытка забросать автоматический пулемёт трупами. Субверсия, ибо Чужие — все-таки неразумные животные.
  • «Люди Икс. Тёмный Феникс». Здесь так ведут себя Д’Бари. Учитывая, как мало их осталось после визита Феникса, у них каждая жизнь должна быть на вес золота. Так нет, они без колебаний кидаются на пулемёты военных (ручное огнестрельное оружие только слегка царапает Д’Бари, но шквал крупнокалиберных пуль вполне может их убить, и это показано), на мутантские суперсилы (которые здесь активно используются для убийства), и что самое фантастичное — на Джин Грей (которая уже успела войти в режим «Человек массового поражения», и они это видят и знают)!

Аниме и манга[править]

  • Berserk: когда Гаттс одним взмахом меча рассекает нескольких врагов, все остальные громко офигевают, но, что характерно, всё равно тут же пытаются задавить Гаттса числом, всё с тем же результатом.
  • NGE — Рей «Если я умру, то меня можно заменить» Аянами. Тут в вариации «у нас дофига клонов в запаснике и технология переселения души».
  • Tengen Toppa Gurren Lagann — когда при попытке атаковать скрытый песчаной бурей город Теппелин командира сопротивления разнесло в клочья, его отряд решил тупо последовать за ним: «Еще бы! Как будто у нас есть выбор!»

Видеоигры[править]

  • Приличное количество мета-примеров порождает искусственный идиот, он же, впрочем, допустимая жанровая условность:
    • Юниты в стратегиях. Послушно выполнят самый самоубийственный приказ. С фитильком, если есть система боевого духа: упав духом, они откажутся повиноваться и/или побегут от врага.
      • Зерги — педаль в пол, потому что у них лемминговость не только возможна, но и обязательна — тактика расы в основном основана на этом.
    • Враги в шутерах и экшнах вообще. Очень редко последний пришелец испугается и попытается спрятаться от игрока (для того чтобы этого не было в некоторые игры встраивается скрипт, по которому в ситуации когда ИИ выиграть уже не может, все его юниты играют лемминга и ломятся убиваться об игрока). В играх серии Serious Sam так вообще педаль в пол.
    • Педаль в пол — враги в играх типа «tower defense» и всевозможнейшие «летать на кораблике, расстреливая всё живое». Там они вообще почти не маневрируют, а тупо прут куда-то напролом, игнорируя игрока и его оборону, как будто и не с ним вовсе воюют.
    • Крипы в MOBA (и родственных режимах других игр) имеют только две функции: бежать по заданному маршруту и нападать на встречных врагов. Единственное, пожалуй, исключение — командные режимы For Honor, где головорезы практикуют тактическое отступление… превосходя интеллектом некоторых игроков.
  • Rimworld — с каждым обновлением налётчики становятся всё сообразительнее, но порой уморительно тупят.
  • Mass Effect — Рахни. Царица сразу после вылупления может откладывать по одному яйцу в час, так что если она успела обустроить улей, выковырять её оттуда будет очень непросто (и это если не учесть, что рахни предпочитают токсичные для других рас планеты).
    • Хаски в войсках Жнецов. Сражаться против них в войне на истощение — пустая трата собственных ресурсов и солдат, так как производство планетарных войск у них поставлено на конвейер, а в качестве сырья — гражданские и солдаты врагов (и даже дикая фауна).
  • Singularity — секлещи. Бесстрашно и с энтузиазмом прут на главного героя для того, чтобы затем взорваться вблизи. Один из самых ненавидимых врагов в игре — даже одинокий секлещ своей шахид-атакой сносит достаточно много здоровья. Да вот только в одиночку эти тараканы-переростки почти никогда не ходят.
  • «Симбионт» — аналогичные чувства и по тем же причинам вызывают детекторы Роя.
  • Factorio — одуревшие от ядовитых выбросов Фабрики месные жуки ведут себя именно так.
  • Serious Sam — Безголовые камикадзе же! Как можно забыть это «АААААААА!» со всех сторон? Идеальное воплощение тропа — их всегда много, они, собственно, камикадзе, и бегут к тебе с самым явным желанием.
  • Total Annihilation:
    • Турели, будучи установленными на большой возвышенности (горы, холмы, шпили, инфраструктура Коре Прайм) становятся почти полностью неуязвимы для огня наземной техники (на море такие горы не встречаются), когда сама может стрелять точно и эффективно. Из-за этого попытки наступления по суше на такую оборону больше напоминают ту ситуацию с Tower Defence (ещё хуже: там крипы идут в точку Б, а здесь порой техника пытается ломать турель и сливается у подножия горы), особенно с ботом (человек после такого делает авиацию или дальнобойную артиллерию, ракетную или ствольную, а бот будет идти раз за разом), и особенно при отключенной авиации (хотя без неё построить что-то на горе сложно) и тяжелой артиллерии.
    • Огромными потерями и упрямством отличаются вражеские танки Triton/Crock в миссиях на море и суше одновременно, особенно — где оборона суши от моря: идут целыми отрядами, являя собой чуть ли не половину вражеских единиц, могут наворотить много делов, но на дне морском не стреляют и движутся медленно и с тупым упрямством — можно отстреливать их на подходе, пока не выехали на сушу.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000 — Имперская гвардия, в особенности корпус смерти Крига. Их посылают туда, где другие не устоят, и среди криговцев существует культ героического самопожертвования, из-за чего они иногда теряют тактическую соображалку и совершают бессмысленные самопожертвования на позициях, с которых приказано отступить. Поэтому задача криговских комиссаров — поддерживать в войсках здравомыслие, в то время как у других полков они работают как раз на включение режима лемминга.
    • Такие культы самопожертвования могут возникать и в других местах, например, среди огромных экипажей космических кораблей.
    • Кхорну всё равно, чья кровь льётся, так что его культисты постоянно проявляют чудеса массового лироизма. А слаанешиты в большинстве своём боевые садомазохисты.
    • Разум улья в зависимости от нужд некоторым видам тиранид просто не прикручивает самосохранение. А когда планету доедают, все они как самые настоящие лемминги идут топиться… в пищеварительных прудах, не бросать же биомассу.
    • Некронская пехота — в сущности роботы, которые самовосстанавливаются на поле боя или телепортируются для этого в тыл, и из-за сознания такого бессмертия или наоборот отсутствия какого-либо сознания их очень сложно обратить в бегство.
      • Хотя и не всегда. Существует правило по которому подразделение понёсшее слишком большие потери телепортируется в тыл даже если врагов осталось ещё меньше и они будут уничтожены следующим же залпом.

Реальная жизнь[править]

  • Первая мировая война — знаменитая фраза американского сержанта «Вы что, хотите жить вечно?», сказанная для подъёма солдат в атаку, описывает явление ещё больше, чем эпиграф. И любое произведение, где оного сержанта цитируют, соответственно тоже начинает попадать под троп.
  • Японцы — кодификатор банзай-атак — во вторую мировую культивировали в своей армии героическое самопожертвование лемминг-стайл:
    • Задолго до Второй Мировой в отряде по поддержанию порядка в столице Шинсенгуми действовали правила:
      • «Если командир отряда смертельно ранен или убит, все его подчиненные должны сражаться до последнего и умереть там же».
      • «Если член Шинсенгуми вступит в бой, по долгу службы или при иных обстоятельствах, и будет ранен, не сможет убить врага и позволит ему уйти, то даже если рана нанесена в спину, он должен совершить сеппуку».
      • «Даже если потери велики, запрещено выносить с поля боя тела погибших, если речь не идёт о командире подразделения».
        • На самом деле, прикрученным фитильком, так как такие правила были направлены на предовращение дезертирства с поля боя. После нескольких инцидентов выяснилось, что многие самураи стараются свалить под предлогом выноса раненных.
        • А также эти правила заставляли думать перед тем, как хвататься за катану — а сможешь ли ты победить, или в итоге придется убиваться, когда противник победит или сбежит. (После принятия правил в уличных стычках и правда стало умирать куда меньше шинсеновцев).

Контрпример:

  • Наверное, в истории любой армии найдётся (а если не найдётся, то будет выдуман пропагандой) хотя бы один случай заведомо безнадёжного сражения, в котором, однако, всякий боец предпочитал смерть отступлению, плену или дезертирству. Разумеется, это будет считаться образцом истинного боевого духа и примером для подражания.
    • Вот это как раз, в случае если эти герои в безвыходной ситуации атакуют — является канонической банзай-атакой, потому что даже один трус/дезертир/сдавшийся — это уже пятно позора на всём подразделении. В такие банзай-атаки бойцы обычно идут либо под руковоством политрука (в первых рядах), либо по принципу «Лучше смерть чем позор». А если они просто окопались и держат оборону до конца, не рассчитывая ни на кавалерию, ни на божественное вмешательство — то это уже другой троп
      • Например, в битве при Рокруа испанская терция стояла насмерть под пушечным огнем и полегла почти вся.
      • Битва при Камероне. Рота Иностранного легиона была окружена мексиканской кавалерией. Когда в строю осталось всего пятеро — те бросились в банзай-атаку. Трое выжило.
      • А в той же битве при Иводзиме часть японского гарнизона ломанулись в банзай-атаку под руководством командира. Остальные выполнили приказ командования и начали самоубиваться разными методами (гранатами, холодным оружием и т. п.), самые малодушные сдались в плен.
      • Не стоит забывать китайцев. В фильме «Сигнал к отступлению» солдаты стояли насмерть потому что оглохнув от пальбы и взрывов их командир не мог понять, был сигнал к отступлению или нет. На самом деле его не было. Снято на основе реальных событий.
      • Про русских с эпичным «русские не сдаются» — все слышали. Крейсер «Варяг», например, своим банзаем вызвал искреннее восхищение у японцев.
      • В фильме «Ярость» показан донельзя исковерканный подвиг американских танкистов, в реальности отжигавших намного мощнее, в полном соответствии с доктриной банзай-атаки.

Примечания[править]

  1. На самом деле нет, это давно разоблачённый миф. Но в массовом сознании стереотип остался.