Порка

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Бичевание и порка кнутом»)
Перейти к: навигация, поиск
«

В его «Истории» изящность, простота Доказывают нам, без всякого пристрастья, Необходимость самовластья И прелести кнута.

»
— Эпиграмма А. С. Пушкина на Н. М. Карамзина
« Непорядки! Голова думала, а жопа отвечает. »
Мишка Кошевой
Гавриил Горелов, «Порка крестьян в деревне».

Порка — наказание, состоящее в определенном количестве ударов по телу провинившегося (обычно по спине или ягодицам, хотя практикуют и по ногам или животу) каким-либо длинным предметом: розгой, плетью, шпицрутеном, кнутом, брючным ремнём и т. п. Иногда даже ладонью, хотя это уже другой троп… Помимо сильной боли, приводит к повреждению кожи и тканей, кровотечению, иногда даже к смертельному исходу, поэтому может быть использовано вместо смертной казни, если она формально отменена. Впрочем, в некоторый случаях может оказаться оздоровительной.

Примеры[править]

«

Если двигаются тихо, Не жалей солдатских… — Посмотри, как порют лихо Глазенап и Бутеноп.

»
— Козьма Прутков, «Военные афоризмы» № 41
«

Что нету телесного наказания, Это зависит от приказания.

Не говори: меня бить не по чину, Спорют погоны и выпорют спину.

»
— Там же, №№ 30 и 31

Мифология и фольклор[править]

  • Библия:
    • В Ветхом Завете (Третья книга Царств) сын Соломона Ровоам, угрожая наказывать непокорных рабов, говорит: «Отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами». В данном случае это не ядовитое членистоногое, а плеть с несколькими хвостами, на каждом из которых был металлический наконечник в виде жала скорпиона.
    • Иисус Христос подвергся бичеванию по решению Понтия Пилата.
    • Апостола Павла хотели бичевать, но он сказал, что он римский гражданин, так что пришлось отступиться.
      • Один раз, описанный в «Деяниях», отступились, но потом все-таки бичевали, наплевав, что гражданин.
  • Зевс бичеванием наказал за непослушание свою жену Геру.
  • Анекдот про Вовочку, который на просьбу мамы присесть и рассказать ей какую-нибудь хохмочку говорит, что лучше постоит, потому что только что рассказал одну хохмочку папе.
«

Немецкая туристка на юге США решила срезать дорогу и забрела на частную территорию. Ну и фермер ее поймал и решил выпороть в наказание. Вынул он ремень. Ну немка и закричала: «Найн! Найн!» Американец сказал: «Ну я хотел вытянуть тебя ремнем по заду всего пять раз, но раз уж ты так настаиваешь на девяти…»

»
— Анекдот
  • Азиатская (узбекская?), но часто выдаваемая за африканскую сказка «Волк и Лиса» — обожравшийся в саду Волк застрял в дыре в живой изгороди и получил по заду палкой от садовника, да так, что «то ли от побоев, то ли от страха» у него прибавилось прыти, и он смог выбраться из сада.
    • В сказке «Волк и портной», нередко попадающей в сказку «Глупый волк» в качестве одного из волчьих злоключений, голодный волк решает съесть портного, но хитрый человек предлагает сперва измерить волчье брюхо, а влезет ли он, для чего просит повернуться серого задом. Волк послушно поворачивается, и портной принимается лупить его аршином, для верность схватив за хвост. Сбежать недотепе удается только ценой потери хвоста.
  • В белорусских сказках паны часто приказывают высечь своих крестьян. Однако панам тоже доставалось:
    • «Пану наука» — особо скупому пану, который стал покупать волов по цене козлов, протагонист сказки Римша в ответ заявил: «Что это, пане, берёза или лоза? Я ведь привёл вола, а не козла» — и высек его. По ходу сказки избивал он пана несколько раз, пока не убил совсем.
    • «Из рога всего много» — ну да, много… плетей.
    • А в сказке «Как ксендзы вылечились» досталось, собственно, трём толстым ксендзам.
  • В венгерской сказке «Мати Лудаш» как раз досталось сначала бедному пареньку от пана, а затем наоборот.
  • Сказка «Солдат и чёрт». Чёрт согласился послужить за солдата один год (в обмен на душу, естественно). Вот только чёрт не учёл, что ремни на униформе должны быть крест-накрест, и никак не мог надеть их таким образом. За то, что одет не по уставу, его пороли каждый день. В результате, когда срок договора вышел, чёрт забыл про душу, и, отдав солдату униформу, как можно быстрее убежал.
  • Сказка про паренька, который получил в награду за добрый поступок способность понимать речь животных с условием, что если он хоть кому-нибудь расскажет об этом, то тут же умрет. Пользуясь своим даром, он творит добрые дела, но находится любопытная девушка, которая начинает докапываться до него, требуя рассказать ей, откуда он ему все известно. Паренёк уже готов все рассказать и умереть, но вдруг слышит, как над ним насмехается кто-то из животного мира, рассуждая при этом, что на его месте всыпал бы любопытной девке как следует. Для девушки все заканчивается строгой поркой хворостиной.
    • Канонический вариант — «Тысяча и одна ночь». Проявляет неуместное любопытство и получает заслуженную порку жена протагониста.
  • Фольклорный сюжет о простолюдине, который пытается пройти к властителю, чтобы оказать ему некую услугу, а охранник требует за это все, чем наградит его властитель (чаще всего таких охранников двое, и каждый требует половину). Догадываетесь, что именно выбирает простолюдин в качестве награды?

Театр[править]

  • К. Гольдони, «Слуга двух господ» — оба господина выпороли главгероя.
  • Мольер, «Мнимый больной» — протагонист собирался устроить сабж своей младшей дочери Луизон за то, что она утаила от отца встречу старшей сестры с возлюбленным, но плутовка притворилась умирающей, и тем спаслась от розог.
  • Ф. Шиллер, «Дон Карлос» — в детстве Карлос был высечен, когда взял на себя вину Родриго, в результате чего добился его дружбы после долгих безуспешных попыток. Инверсию всего, чего только можно (кто тут Гэмфри Марло и кто Бекки Тэтчер?) автор изящно добивает фразой: «Я долг отдам, когда на трон взойдешь ты». От подданного. Будущему монарху. Не наоборот. Долг был отдан значительно раньше и по-взрослому.
  • Н. В. Гоголь, «Ревизор» — унтер-офицерская жена жалуется Хлестакову, что по приказу Городничего её так высекли, что она «два дни сидеть не могла». Конечно же, врёт. Она сама себя высекла. Членов семьи армейских командиров (хотя бы и унтер-офицеров, т. е. сержантского состава), в том числе отставных, также не полагалось сечь; городничий потому так и волновался впоследствии.
  • Л. Филатов, «Сказ про Федота-стрельца» — «Мне б огреть тебя плетьми, четырьмя али пятьми». Субверсия, потому что Царь не собирался пороть Федота. В каноне вряд ли из милосердия (оно и рядом с этим царём не бегало) — скорее потому, что выпоротый Федот станет непригоден к исполнению своих обязанностей, да и выздоровев, затаит на царя злобу; а кроме того, Федот — народный любимец, и, открыто наказав его, царь рискует спровоцировать бунт.
  • Jesus Christ Superstar — 39 ударов (см. Мифология и фольклор) здесь положены на музыку.
  • Мюзикл «Папесса» (Die päpstin) — в мужском монастыре, где под видом монаха живет главная героиня, наказание плетью производится регулярно, и один раз она чуть не попадает под него за чтение запрещенных книг (что для нее грозит разоблачением). Спасает ее и принимает наказание брат Рабан, утверждающий, что это он дал ей такое задание. После чего высказывает все, что думает о монастырской узости понятий и о том, что на самом деле Бог не ставит душе границ.
    • В книге Донны Кросс и в фильме «Иоанна, женщина на папском престоле» плети и страх перед разоблачением остаются, но подобного поворота в сюжете не вызывают. Зато и там, и там отец-священник в детстве однажды чуть не засек дочь до смерти. А в мюзикле только ругается (зато как!)

Литература[править]

Русскоязычная[править]

«

Ладно всё. Отец не спорит И нисколько не в обиде, Хоть всю школу перепорет «Кроткий пастырь» в пьяном виде.

»
— Эпиграмма XIX века
  • Н. В. Гоголь:
    • «Мёртвые души» — Ноздрёв собирался избить Чичикова, как тут явился полицейский, сообщив, что гостеприимный хозяин «находится под судом до времени окончания решения по случаю нанесения помещику Максимову личной обиды розгами в пьяном виде». А ведь это серьёзный проступок (как в наши дни сказали бы — «беспредел»): дворян не полагалось сечь.
    • Повесть «Невский проспект» — поручик Пирогов пострадал от немцев-ремесленников. Впрочем, он сам виноват, устроив кавалерийскую атаку на жену одного из них.
    • «Ночь перед Рождеством» — во время сватовства Вакула дарит будущему тестю нагайку, и тот символически (но увесисто) ударяет его три раза.
      • А перед этим порку от Вакулы получил на прощание помогавший ему против своей воли черт.
    • «Майская ночь, или Утопленница» — отец грозит Левку поркой, но тот спасается, вручив отцу «письмо от комиссара». Липовое, сфабрикованное Прекрасным Народом.
    • Упоминается в «Тарасе Бульбе» и «Вие» как обстоятельство быта бурсаков.
  • И. И. Лажечников, «Ледяной дом» — аверсия. То, что Василий Тредиаковский был по приказанию Артемия Волынского избит палками, — чуть ли не самый известный факт в его жизни. Однако поскольку в романе первый — злодей, а второй — герой, ничего подобного там не происходит.
  • Н. Г. Помяловский, «Очерки бурсы» — подробно описана существующая в училище практика телесных наказаний и страх бурсаков перед ними. Один из персонажей даже рассказывает легенду об ученике, пытавшемся продать душу за избавление от порки.
  • Н. А. Некрасов:
    • «Кнутом иссеченная муза» (как и ее «сестра родная», которая в шестом часу на Сенной) — вообще один из системных образов его поэзии.
    • «Кому на Руси жить хорошо»:
      • Старик Савелий вспоминает, как барин выбивал с крестьян недоимки по оброку (при этом кое-кому еще удавалось припрятать «бумажки сторублевые»); новый барин поступил умнее и в счет оброка заставил их самих проложить дорогу до их глухомани, после чего процесс сбора пошел куда живее.
      • Матрена Тимофеевна принимает наказание вместо сына Федотушки, который бросил овцу голодной волчице.
      • Мужику Агапу, который нарушил игру крестьян с помещиком Утятиным в возвращение крепостного права и высказал помещику все, что о нем думал, наказание имитировали: отвели на конюшню, выставили штоф водки и велели кричать, чтобы помещик слышал. Однако на следующий день тот умер («мужик сырой, особенный, головка непоклончива»).
      • Ну и песни в ту же тему: «Пули немецкие, пули турецкие, пули французские, палочки русские»; «Беден, нечесан Калинушка, только расписана спинушка»; «Плетка свистнула, кровь пробрызнула» (между прочим, первоисточник последней песни в русском народном обиходе — чисто игровой, типа молодежных салочек).
  • Л. Н. Толстой:
    • «Детство. Отрочество. Юность» — протагониста грозит подвергнуть порке розгами француз-гувернёр. Однако дело заканчивается одной лишь демонстрацией розог: бабка Николая запрещает гувернеру бить детей.
    • «После бала» — классика. Кодификатор в русской культуре. Наказанного солдата били шпицрутенами. А потом полковой командир, руководящий экзекуцией, приказывает выпороть и солдата, который ударил наказуемого недостаточно сильно. После этого зрелища рассказчик уже не мог нормально общаться с любимой девушкой, дочерью командира.
  • А. Погорельский, «Черная курица, или Подземные жители» — в пансионе, где учился мальчик Алеша, вообще-то телесные наказания были не в ходу, но для него специально сделали исключение.
    • А вот в фильме-экранизации — еще как в ходу.
  • А. К. Толстой, «Князь Серебряный» — терроризировавших деревню опричников Михеич с согласия князя порет плетьми. «Оно, с одной стороны, и безобидно, а с другой — и памятно для них будет».
    • А у разбойников, в шайке Ванюхи Перстня, популярное наказание для своих — порка, в частности за мошенничество в азартных играх. Надо полагать, это ещё и бесплатное развлечение для всей остальной братвы.
  • А. Н. Толстой, «Пётр Первый» — Алексашку Меньшикова адский папаша порет по нескольку раз в день и часто без всякой причины, поэтому мальчик убегает из дома.
  • А. Свирский, «Рыжик» — шебутному Саньке Рыжику нередко достается от приёмного отца-портного, использующего для этих целей деревянный аршин.
  • Н. С. Лесков:
    • «Очарованный странник» — красочное описание взаимной порки у татар в качестве поединка. Победитель получает лошадь, побеждённый, бывает, и умирает от ран и боли.
    • «Смех и горе» — дядя устраивает порку племяннику не за какую-то конкретную вину, а просто чтобы показать жестокость и несправедливость жизни.
«

— Чин «не бей меня в рыло» имеешь? — Имею-с. — Избавлен по закону от телесного наказания? — Избавлен-с. — Так вот же, не уповай на закон! Не уповай!

»
— «Смех и горе»
    • «Русские демономаны» — генерал, приглашавший к себе крепостных девушек, чтоб они секли его розгами. Одна из них тронулась умом, а затем истерия передалась другим девушкам.
    • «Человек на часах» — часовому, который бросил пост ради спасения утопающего, достаются в качестве награды розги. А собственно награда достается человеку, который проезжал мимо, подобрал спасенного и очень хотел медаль, чем все стороны, как ни парадоксально, остаются довольны.
    • «Леди Макбет Мценского уезда» — свёкор Катерины, Борис Тимофеич, выпорол её любовника Сергея.
  • М. Е. Салтыков-Щедрин:
    • «История одного города» — неоднократно упоминается сечение провинившихся горожан по приказу различных градоначальников, а градоначальники Грустилов и Угрюм-Бурчеев сами добровольно подвергали себя порке.
    • «Господа ташкентцы» — в жизни восемнадцатилетнего Хмылова, угрюмого силача, не склонного к наукам, по прозвищу «палач», как в школе, так и дома, порка является существенной частью жизни и неиссякаемой темой для разговора: «какой урядник будет сечь, Кочурин или Купцов, так как Кочурин сек больно, а Купцов — нестерпимо».
  • К. М. Станюкович:
    • «Нянька». Заглавный герой, списанный на берег в денщики матрос Федос Никитич Чижик, был отправлен для наказания Марией Ивановной Лузгиной, матерью его подопечного мальчика Шуры — за то, что пришёл домой выпивши. Но мичман, который должен был проводить экзекуцию, шёпотом приказал: «Полегче!» «Зеленые прутья после энергичного взмаха едва только касались тела». А вот сам Шурка получил по полной от собственной матери — за то, что заступался за усатого няня.
    • «Вокруг света на „Коршуне“» — во время заглавного путешествия Василий Фёдорович запрещает бить матросов (даже линьками), хотя, по утверждению боцманов, те к этому привычны, и знают, за что получают. Вопреки опасениям несогласных, матросы не распоясалась без угрозы телесного наказания, а, наоборот, стали боготворить капитана, служа ему не за страх, а за совесть. Позднее по сюжету, телесные наказания во флоте официально отменили в Российской империи.
  • Ф. М. Достоевский в «Записках из мёртвого дома» говорит о наказании арестантов кнутом и палками.
    • У него же в «Дневнике писателя» мелькала история о папаше, которой едва не засёк до смерти дочь лет десяти.
  • А. И. Куприн:
    • «На переломе (Кадеты)» — порка протагониста в кадетском корпусе за пустячную, с его точки зрения, шалость: взял воспитателя за прядь волос.
    • «Храбрые беглецы» — поркой в пансионе, где живет главный герой, также не гнушаются.
    • «Механическое правосудие» — главный герой решил автоматизировать процесс, лишив жертву любой возможности избежать порки. За что боролся, на то и напоролся.
  • А. П. Чехов, «Суд» — лавочник Кузьма Егоров вкупе с другими уважаемыми лицами к порке ремнем приговаривает своего сына Серапиона за кражу денег (в финале деньги нашлись у отца в кармане пиджака).
    • «Жизнь прекрасна! (Покушающимся на самоубийство)» — "Если тебя секут березой, то дрыгай ногами и восклицай: «Как я счастлив, что меня секут не крапивой!»
  • В. Дорошевич, «Горе и радости маленького человека» — все, что вы (не) хотели знать о мыслях и чувствах гимназиста, схватившего кол и получившего розог от матери.
  • В. А. Гиляровский, «Мои скитания» — автор в детстве был сечен, и не раз, но (редкий случай в русской литературе) признает, что «все-таки я был безобразник, и будь у меня такой сын теперь, в XX веке, я, несмотря ни на что, обязательно порол бы его».
    • Его дядька по прозвищу Китаев (а по имени Василий Югов) в бытность свою матросом порот бывал часто и нещадно.
  • Максим Горький:
    • «Детство» — эпизод, в котором со словами «доносчику первый кнут!» дедушка порку начинает не с провинившегося, а с того, кто донёс на своего родственника. (На самом деле эта пословица говорила о том, что сначала надо допросить доносчика — а допрашивали с пристрастием, на случай клеветы).
    • «На дне» — Лука рассказывает, как, служа сторожем в Сибири, поймал ночью двух воров, и велел им по очереди выпороть друг друга, а затем отпустил.
  • Фёдор Сологуб обожал подвергать порке персонажей своих произведений. Во многих его стихотворениях и практически в каждом его рассказе, не говоря уж о повестях и романах, кого-то секут. Своего апофеоза эта тенденция достигает в романе «Мелкий бес», в котором показан педагог-садист Передонов, одержимый идеей порки детей. Порка пронизывает жизнь всех персонажей романа: Передонов и Клавдия секут Варвару, Преполовенские секут Варвару, Нартанович порет сына Владю и дочь Марту, Вершина и Владя секут Марту, Лариса Рутилова — сестру Людмилу, Дарья Рутилова — сестер Валерию и Людмилу, Коковкина — Сашу Пыльникова, тетка Пыльникова — его же, маленьких слесарят секут в участке, Гудаевская и Передонов порют Антошу Гудаевского без всякой вины с его стороны, а затем, возбуждённые своим злодеянием, занимаются сексом, Людмиле Рутиловой снится, что она порет Сашу Пыльникова, Саше Пыльникову мечтается, что он сечет прутьями Людмилу.
  • Н. Г. Гарин-Михайловский, «Детство Тёмы» — поркой Тёму наказывает его отец.
  • Михаил Шолохов:
    • «Тихий Дон» — Кошевому надрали задницу. «Непорядки! Голова думала, а жопа отвечает».
    • «Поднятая целина» — Яков Лукич Островнов отхлестал чересседельней сноху по спине и ниже за то, что она позволила приставать к ней скрывавшемся у них офицеру Лятьевскому. Вечером она могла сидеть лишь на краешке. Разумеется, офицера Островнов не тронул.
    • «Нахаленок» — заглавному герою, семилетнему сорванцу, по попе от деда прилетает регулярно.
  • В. Катаев, «Я, сын трудового народа» — гетманские солдаты порют батогами и шомполами за долги восстановленному помещику Клембовскому крестьян, включая сестру и мать Котко.
  • Иосиф Уткин, стихотворение «Рассказ солдата» — «Шомполами в штабе офицерском / Запороли мать мою!»
  • Леонид Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине»:
    • Эмирский суд приговорил кузнеца Юсупа к бичеванию за то, что посмел жаловаться на прожорливых стражников.
    • Главный евнух эмирского гарема также регулярно получал свой десяток плетей за то, что наложницы не возбудили повелителя. А однажды эмир разломал о него собственную пальмовую, отделанную золотом трость.
  • И. Ильф, Е. Петров, «Золотой телёнок» — Васисуалия Лоханкина высекли розгами за то, что он вечно забывал тушить свет в сортире[1].
  • «Малахитовая шкатулка» — упоминаются в сравнении два барина, один из которых порол своих крепостных тяжёлым кнутом, а другой бил их батогами, то есть палками.
    • Один из управляющих получил от рабочих кличку «Паротя». Но это не потому что он был такой уж приверженец порки, он просто других русских слов почти не знал.
    • «Каменный цветок» — за пропавший скот выпороли старого пастуха и его подпаска Данилку.
    • «Две ящерки» — одного из заводских рабочих захлестали насмерть, его ученика Андрюху — выпороли и посыпали солью, за что тот получил прозвище Соленый.
    • «Кошачьи уши» — народная мстительница расправляется с приказчиками и урядниками при помощи камчи, башкирской плети.
    • «Сочневы камушки» — заглавному антигерою Хозяйка предсказывает, что если он принесёт приказчику с трудом добытые им камни, то получит столько, что «на ногах не унесет». Камни в мешке превращаются в одну сплошную вонь, и впавший в немилость у барина, которому их и принесли, приказчик приказывает запороть Сочня почти что до смерти.
    • В сказе про открытие асбеста антагонистка долго и упорно пытается подвести под порку протагонистку, но в итоге оказывается под кнутом сама.
  • Ю. Тынянов, «Подпоручик Киже» — заглавный герой, даром что виртуальный, тоже от плетей не ушел.
  • Борис Привалов, «Нестерко — мужик озорной»: для пана Кишковского кнопкой берсерка стали ВСЕ слова, в которых есть звукосочетание «рим» (даже «поговорим», «закурим» и так далее). А всё потому, что крестьянин Римша как-то раз всыпал пану Кишковскому берёзовой каши за всё хорошее.
  • Братья Стругацкие, «Без оружия» — монах брат Цупик хочет выдать возлюбленной Руматы Кире «Двести палок по обнаженным мягким местам, больше не на что штаны надевать будет».
  • Владислав Глинка, «Повесть о Сергее Непейцыне» — поручик Ваксель, штатный стукач кадетского корпуса, в конце концов получил по заслугам — был позорно унижен купанием в сортире (кто-то тёмной ночью старательно подпилил доски). Однако перед неизбежным увольнением из корпуса он приказал выпороть своего денщика за недосмотр (и будем откровенны, имел к тому все основания). Вот только солдатик был не дурак, пообещал исполнителям наказания полуштоф водки — и вся порка превратилась в имитацию бурной деятельности!
  • Владислав Крапивин:
    • «Журавлёнок и молнии» — порка сына отцом, но, с учётом изменившейся морали, здесь автор подчеркивает её жестокость и несправедливость.
    • «Наследники» — приёмный отец-садист поркой доводит главного героя до крайности.
    • «Выстрел с монитора» — Галиена Тука перед изгнанием из города подвергают символической порке, выпоров кнутом куклу с написанным именем «Galien Tuck».
    • «Гуси-гуси, га-га-га» — в интернате для беспризорных «безынд» два вида наказания: «по старинке», то есть сабж, и укол ампулой с веществом, вызывающим дикую боль.
    • «Шлем витязя» из цикла про Джонни Воробьёва — хулиган Шпуня, убегая из огорода бабки Наташи, застрял под забором; бабка от души отхлестала его крапивой.
      • Ситуация тем более трагичная (примите во внимание возраст героя!), что с другой стороны стояла симпатичная девочка… И Шпуня, даром что антигерой, вынужден скрывать позор и боль, сделав вид, что играет в войну с товарищами (схватил валявшуюся рядом суковатую палку и взял на изготовку, как автомат):
« Вместо ответа Шпуня вдруг выкатил глаза и часто задышал.

— Шпуня, что с тобой? — Ранили, — плаксиво сказал Шпуня. — Из огнемёта… Да уходи ты! — Кто тебя ранил? Никого не видно. Шпуня опять задышал, будто глотнул горячей липкой каши, и со стоном объяснил: – По тылам бьёт, зараза, из укрытия… Ой, ой, ой… Ну, уходи же скорее, ты меня демаскируешь! Человек в засаде, а она…

»
— А вы бы так смогли, в его-то возрасте?!
  • «Мальчик девочку искал» — прогрессивный император вопреки возражениям учителей запретил телесные наказания в школах. Учителя в знак протеста вовсе перестали следить за порядком, и дисциплина покатилась вниз. В качестве компромисса некая баронесса, желавшая получить государственный пост, была официально назначена Всеобщей Доброй Тётушкой, и теперь нарушителей могли отправить к ней «в гости»: ведь закон запрещает порку только в школах, а не в семьях!
  • «Портфель капитана Румба»: учитель Шпицназе с нескрываемым удовольствием порол учеников тростью за реальные и мнимые нарушения дисциплины… пока не нарвался на Гвоздика, который «хотя и был тонкий и маленький, знал кое-какие приёмы».
  • А уж сколько крапивинских героев едва избежали этой участи! «Оруженосец Кашка», «Тридцать три — нос утри», «Взрыв генерального штаба»…
  • Нина Соротокина, «Гардемарины. Трое из навигацкой школы» — телесному наказанию заговорщиков, замышлявших супротив императрицы Елизаветы Петровны, посвящена одна из веток сюжета. Анна Гавриловна Бестужева (мать любовного интереса одного из тройки главных героев) сумела несколько смягчить наказание, побратавшись с палачом, поэтому её «он бил не только вполсилы, а так, будто гладил кнутом».
    • А вот в экранизации «Гардемарины, вперёд!» бо́льшая часть казни остаётся за кадром, показан только момент крестного братания Бестужевой с палачом.
      • Реальность суровее. Порку-то палач ей может и смягчил… А вот смягчить урезание языка (!) и ссылку в Якутск он был никак не в состоянии.
        • Урезание языка тоже смягчил - отрезал только кончик, так что впоследствии говорить она могла. А вот Лопухиной досталось по полной программе...
    • В навигацкой школе розги запасали в промышленных масштабах. Корсак получал чаще других.
  • Б. Васильев, «Завтра была война» — суровая мать Искры Поляковой склонна воспитывать дочь солдатским ремнем, пока та однажды не заявляет решительный протест.
  • Ю. Герман, «Россия молодая» — честный таможенник Афанасий Крыков в ходе конфликта с нечестным начальником получает по его приказу батогов «нещадно, пока не закричит» (так и не закричал).
  • А. Казанцев, «Клокочущая пустота» — Сирано де Бержерак в детстве доводил отца до бешенства, когда в процессе порки издевательски хохотал. Позже, попав на экзекуцию в коллеже, сдружился с экзекутором, индейцем по происхождению, на почве своей формы носа (совсем как на древних рисунках на родине индейца) и личных качеств.
  • В. Пикуль, «Фаворит», «Янычары». В этих романах Григорий Потёмкин трижды устраивал своим племянницам (в каждом случае — какой-то одной из них) сюрприз в виде хорошей порки — за излишнее, по его мнению, кокетство с молодыми придворными.
  • Фридрих Незнанский, «Плутоний для Иисуса». Внедрившийся в преступный мир оперативник сидит на съёмной квартире и ждет курьера от воров. Курьером оказывается крайне разбитная девчонка, с ходу начавшая соблазнять мнимого братка. К великому удивлению и возмущению юной преступницы, вместо секса она оказалась хорошенько выпорота.
  • Волкодав:
    • В Самоцветных Горах кнутами пользовались много и часто, ГГ выжил после особенно жестокой порки только благодаря своей звериной живучести.
    • В «Праве на поединок» Волкодава избивают кнутом в нарлакской таверне за драку.
    • Сам Волкодав выпорол вожжами глупого сегванского мальчишку за то, что тот напал на него исподтишка.
    • Оленюшке за то, что подарила бусину Волкодаву (чем фактически помолвилась с ним), «всыпали так, что больно было сидеть».
  • Бушков:
    • «Сварог» — граф Гэйр настолько крут, что у него рука не дрогнула устроить оздоровительную порку аж самой Императрице Четырех Миров. Позже они поженились.
    • Роман «На то и волки» — автор вскользь упоминает, что в жизни очаровательной юной стервочки Лары Глаголевой, любимой дочери крутого генерала Глаголева, самыми крупными жизненными неприятностями были нехватка денег на французскую косметику и заданная папочкой порка.
  • Б. Акунин:
    • «Статский советник» — генерала Храпова революционеры убивают за то, что тот велел выпороть арестованную революционерку из интеллигентов, что стало причиной её самоубийства. Основано на реальных событиях: Вера Засулич тяжело ранила петербургского градоначальника Фёдора Трепова. Он приказал высечь розгами политзаключённого народника Боголюбова за то, что тот не снял перед ним шапку — в нарушение закона о запрете телесных наказаний от 1863 года. Также отсылает к Карийской трагедии, когда революционерка-каторжанка Надежда Сигида нанесла пощёчину начальнику каторжной тюрьмы, была высечена, после чего, вместе с тремя подругами, отравилась.
    • «Любовница смерти» — аналогичный эпизод сыграл существенную роль в судьбе Просперо, когда тот пребывал в тюрьме, тем более что покончить с жизнью не удалось (а вот слегка поехать крышей — вполне).
    • «Внеклассное чтение» — в кабинете тайного советника Прохора Ивановича Маслова есть специальное кресло, которое с помощью механизма наполовину опускается под пол, и с задней частью тела посетителя работает экзекутор по прозвищу Мартын Исповедник. Юный гений Митридат Карпов, вспомнив свой микроскопический опыт, замысел вполне оценил. Впрочем, один посетитель попался осведомленный, ловкий и сильный, поэтому и сам тайный советник в кресле побывал. Также основано на реальных событиях: подобное устройство, говорят, было у Шешковского, главы Тайной экспедиции при Екатерине II.
      • Именно такого устройства опасается Степан Трофимович Верховенский в «Бесах» Достоевского, и это спустя сотню с лишним лет.
  • Ольга Чигиринская, Сердце меча — основой затянутой казни главного героя является публичная порка.
  • Алексей Пехов, «Под знаком мантикоры»:
    • С прикрученным фитильком: помилованному ГГ солдату полагался один удар кнутом, скорее просто чтобы придать ему ускорение по пути на свободу.
    • Кровник королевского шута приказал слугам выпороть его (шут — маркиз, хотя из уничтоженного рода). Главный герой это видел, но по понятным причинам не вмешался, однако потом помог достойно отомстить. Отсылка к «Графине де Монсоро»?
  • М. Успенский, «Белый хрен в конопляном поле» — отец Стремглава порол сына чуть ли не ежедневно.
  • О. Громыко, «Год Крысы» — Сурок однажды приказал выпороть Жара.
  • Элеонора Раткевич, цикл «Деревянный меч». В сеттинге честь воина несовместима с работой палача, поэтому простоять час, положив руку на плётку, на виду у однополчан — наказание за серьёзный проступок, аналог позорного столба. Но у наказанного были причины переживать ситуацию еще острее: его сестра выпила яд, когда из-за её болезни отец приказал выпороть всех служанок.
  • Ник Перумов:
  • Метавселенная Рудазова — за попытки мародёрства на освобождённой ларийской территории в армии Рокуша щедро награждают шпицрутенами.
  • «Повесть о рыжей девочке» Лидии Будогоской — субверсия: отец главной героини только угрожает ей, что всыплет ей «так метко, что неделю не сможешь сидеть». Исполнение угрозы ей потом снится.
  • Д. Корецкий, «Оперативный псевдоним» — одним из симптомов слома программы психологической блокировки личности главного героя стало то, что когда сожительница в очередной раз принялась чмырить его, он схватил гибкий кабель и крепко выпорол её сперва по спине, а потом и по жирной заднице.
  • А. Валентинов, «Ола» — цыганка Костанса собиралась выдать властям главного героя, Начо Бланко, объявленного в розыск. Только не учла, что находится: а) в присутствии королевы, готовой взять героя под покровительство; б) на площади, где среди всего прочего имеется эшафот с кобылой для наказания плетьми. Вот там-то и оказалась.
  • А. Н. Толстой, «Золотой ключик, или Приключения Буратино» — Карабас-Барабас всюду таскает с собой плётку-семихвостку и часто грозится пустить её в ход. И очевидно, за кадром таки пускал и не раз.
    • Любители СПГС (и произвольного обеления персонажей-злодеев) иногда фантазируют, что Карабас якобы никогда не пускал плётку в ход — ею, мол, «всегда достаточно было лишь погрозить, о чём-де сам же Карабас и пел песню». На деле же такой эффект — «Погрожу лишь плёткой…» — возможен только при условии, что «кроткий народец Карабаса» минимум раз воочию видел, как больно той кукле, которую Карабас этой плёткой драл. Ужас у холодильника: а ведь в сеттинге все эти одушевлённые куклы наделены устроенными каким-то образом болевыми рецепторами (не обязательно даже телесными — но обязательно присутствующими объективно, т. е. боль не кажущаяся!).
      • Разграничить «кажущуюся» и «не кажущуюся» боль современная наука даже у человека однозначно не может, что уж говорить о созданиях явно небиологической природы. Но какие-то страдания от порки они явно способны испытывать.
  • «Таис Афинская», сцена продажи Гесионы:
«

— Ну-ка, обнажи ее! Торговец не шелохнулся, и покупатель сам сдернул последний покров рабыни. Она не отпускала ветхую ткань и повернулась боком. Сириец ахнул. Прохожие и зеваки громко захохотали. На круглом заду девушки красовались вздувшиеся полосы от бича, свежие и красные, вперемежку с уже поджившими рубцами. — Ах ты, плут! — крикнул сириец, видимо, хорошо говоривший на аттическом наречии. Схватив девушку за руку, он нащупал на ней следы ремней, стягивавших тонкие запястья. Тогда он приподнял дешевые бусы, нацепленные на шею девушки, чтобы скрыть следы от привязи. Опомнившийся торговец встал между сирийцем и рабыней. — Пять мин за строптивую девчонку, которую надо держать на привязи! — негодовал сириец.

»
— Это была дочь фиванского философа
  • Черкашин Г. А., «Бриг „Меркурий“» — матрос Гусев за несколько совершенных подряд побегов со службы был последовательно подвергнуть такому же количеству порок линьками, каждая из которых была строже предыдущей, после чего его спина превратилась в «нечто воспаленное и гноящееся, что невозможно было назвать человеческой спиной». Юнга от такого зрелища пришел в ужас, но офицер сказал, что заживет, как на собаке.
  • «Кондуит и Швамбрания» — Мадам Халупа однажды выпорола парня-обидчика его же ремнем, перед всеми.
  • В. Головачев, «Смерш-2»:
«

Проведя один из приемов суй-но ката в приложении к ситуации, Матвей отобрал у девицы плеть и, пробормотав: "Может ли джентльмен бить даму козырным тузом?", вытянул ее вдоль спины, так что та взвизгнула.

»
— С остальными девушками драться пришлось всерьез
  • Л. Андреев, «Буяниха» — заглавную героиню, спившуюся и в конец опустившуюся проститутку выпороли дважды. В первый раз это упомянуто в ее описании в начале рассказа, причем говорится, что в тот раз ее наказали по-человечески. Во второй раз она оказывается выпорота ближе к концу.
  • Фарафонтова Т.М., «Крепостная бабушка» — биография крепостной крестьянки без упоминания порок (пусть и без подробностей) обойтись просто не могла. Есть описание порки как таковой, с упоминанием поливания водкой и посыпания солью. И есть сцена, где напоротые молодые крестьянки, заспорив кому досталось больней, задирают рубашки демонстрируя друг другу рубцы от только что полученных розог.
  • А. Белянин, «Казачьи сказки: Как казак банницу отвадил» — сначала играется гендерно инвертированный троп Затрахала!, но как только банница выбилась из сил, казак схватил вымоченный в самогоне веник и так отпарил ее по спине да по прочему, что «летела банница красная, ровно яблочко наливное, земли не касаючись, в сторону турецкую, и любовностью и веником по самые уши сытая!».

На других языках[править]

Бесчисленные женские любовные романы на историческую тему (Смолл, Линдсей, Картленд — тысячи их), героини которых то и дело оказываются отшлёпанными, а то и выпоротыми, причем в большинстве случаях порка служит завязкой романтической истории по принципу «от ненависти до любви один шаг». Пример: «Чужестранка» Дианы Гэблдон — после серьезного разговора с мужем Джимми Фрейзером героиня-попаданка предпочитает завтракать стоя, при этом вынуждена терпеть насмешки окружающих мужчин.

  • «Забавные рассказы про великомудрого и хитроумного Бирбала» — рассказ «Бирбал у малайского раджи»: замаскировавшийся под ростовщика Бирбал, женившийся на первой красавице голубых кровей, завел такой порядок: из дому не уйдет, пока жену по спине плеткой не огреет. Делал он это не со зла, а чтобы настроить ее против себя.
  • Троецарствие (роман) — обычное средство поддержания дисциплины в китайских войсках. Но особого упоминания заслуживает случай Хуан Гая: отважный генерал сымитировал ссору с Чжоу Юем и дал себя прилюдно выпороть, чтобы Цао Цао поверил в его предательство.
  • Франсиско Де Кеведо, «История жизни пройдохи по имени Дон Паблос» — жуткий и трагический вариант: семилетнего братишку главного героя до смерти избили в тюрьме за воровство по наущению отца:
«

Батюшка мой предпочитал вместо трефовой двойки вытаскивать из колоды бубнового туза. Дознались как-то, что у всех, кому он брил бороду, пока он смачивал им щеки, а они сидели с задранной головой, мой семилетний братец с полнейшей безмятежностью очищал внутренности их карманов. Ангелочек этот помер от плетей, которых отведал в тюрьме

»
— (Точная дата написания неизвестна, предположительно, около 1604 года)
  • Мигель Сервантес, «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» — есть и комический аспект (самобичевание Санчо Пансы, предписанное герцогом и его веселой компанией), и трагический (мальчишка-пастух, которого хозяин избивал ремнем, и которому заступничество Дон Кихота не помогло, а навредило вплоть до увечий, что подсвечено еще и во втором томе).
  • Барон Мюнхгаузен:
    • Э. Распе, «Приключения барона Мюнхгаузена»:
      • Барон выпорол до выскакивания из собственной шкуры пригвожденную за хвост к дереву лисицу.
      • Во время санного путешествия по зимней России на барона напал голодный волк. Запрыгнув в сани, он не обратил внимания на укрывшегося под тулупом Мюнхгаузена и принялся пожирать запряженную в сани лошадь. Когда он сожрал ее до середины, барон схватился за кнут и принялся стегать ненасытного зверя. Волк от боли дернулся вперед, выпихнул оставшуюся половину лошади из сбруи и сам очутился на ее месте запряженным. А уж отважный барон так и хлестал его кнутом, пока несчастный волк галопом не доскакал аж до самого Санкт-Петербурга, где все горожане выбежали посмотреть на отважного немца, который запряг в свои сани не лошадь, а лютого волка. В мультфильме 1995 г. барон еще и отстегал волка так, что тот тоже вылез из шкуры.
    • К. Иммерман, «Мюнхгаузен. История в арабесках» — сельский учитель Адгезель, когда стал Адгезилаем, решил воспитывать своих учеников по-спартански: учил драться и красть, а также в целях болевого закаливания трижды в неделю порол всех мальчиков. Утверждал, что ученикам это нравилось и им было весело. А вот их родители сочли, что он ментор-вредитель и со скандалом вышибли спартанского воспитателя из школы.
  • Вольтер, «Кандид, или Оптимизм» — заглавного героя сначала в армии прогнали сквозь строй (решил погулять, исходя из свободной воли), а через некоторое время высекли в порядке церковного покаяния по итогам землетрясения в Лиссабоне (зато благодаря этому с ним встретилась подруга детства и возлюбленная Кунигунда).
  • Т. Майн Рид:
    • «Белый вождь» — порке подвергли Роситу, сестру главного героя, и их мать. Каждой должны были дать по сто ударов, но кто-то остановил порку девушки на десяти. А мать получила все сто и умерла.
    • «Мароны» — здесь рабовладельческий сеттинг, и разумеется, что пороли одного из рабов — обманом обращённого в рабство принца из Западной Африки.
    • «Квартеронка» — и здесь тоже. «Тёмная спина [Габриэля] была вся исполосована длинными вздувшимися багровыми рубцами, словно покрыта толстой сетью. Кожа была местами тёмно-фиолетового цвета от кровоподтёков, а кое-где, там, куда попадал скрученный конец ремённой плети, выступало обнажённое мясо». В качестве альтернативы порке выступил поток холодной воды на темя.
    • «Оцеола, вождь семинолов» — а здесь собирались пороть заглавного героя, свободного человека. Три негодяя — Аренс Ринггольд, Уильямс и Спенс. «За то, что он так нагло разевает пасть на белых людей!»
  • А. Дюма, «Графиня де Монсоро»:
    • У Шико свои счёты с герцогом Майеннским, который как-то приказал его выпороть. И надо ж было случиться, что этот самый герцог после неудачного заговора против короля (которого вовремя подменил Шико) пытался удрать через окошко склепа и застрял! Счастливый Шико взял кусок грубой веревки и лупцевал герцога по заду до тех пор, пока тот не вылетел из отдушины вместе с кусками кладки весь ободранный. И ещё приговаривал, что лупит своего приятеля-монаха, дабы герцог не мог его обвинить в унижении своей особы.
    • Когда у короля Генриха случился внезапный приступ религиозного рвения, он с миньонами и шутом занялся самобичеванием, притом шут (да и многие участники процессий) в основном колотили не себя, а других.
  • В. Гюго, «Собор Парижской Богоматери» — Квазимодо за похищение Эсмеральды наказывают плетью у позорного столба.
  • Гарриет Бичер-Стоу, «Хижина дяди Тома»:
    • Девочку Топси её жестокие хозяева били кочергой, лопатой, каминными щипцами — всем, что попадалось под руку. Поэтому, когда благочестивая христианка Офелия Сен-Клер высекла её розгами, это было для неё всё равно что комариный укус. Пришлось искать иные педагогические методы (любовь и ласку).
    • У злого хозяина Легри самого Тома запороли до смерти, пытаясь выведать, куда делись беглецы. Только умирал он долго…
  • «Легенда об Уленшпигеле» — Ламме Гудзак, которого Уленшпигель увлёк в одно сомнительное заведение, оказался объектом приставания сразу пятнадцати жриц любви. Раздражённый их назойливостью, примерный семьянин Ламме пригрозил девушкам поркой от рук стражи. Задетые за живое, они вознамерились отхлестать ременными кнутами самого Ламме. Хозяйка вмешалась, заявила, что «если вы немедленно не приведёте лаской и нежностью этого человека к добру, то есть в вашу постель», она сама вызовет ночных стражников, и разгульных девчонок хорошенько высекут. Девушки трепещут в ожидании расплаты, но самой юной и милой удается уговорить Ламме. Хэппи-энд.
  • Р. Хаггард, «Жемчужина Востока» — Домициан, ещё не ставший императором, приказал рабам избили римского гражданина, своего домоправителя Сарториуса.
  • Марк Твен:
    • «Принц и нищий» — зигзаг. Том Кенти в роли принца Уэльского узнает, в частности, что сам принц избавлен от телесных наказаний, но за его проступки будет выпорот специальный паж. Принц/король Эдуард во время скитаний в роли нищего должен быть выпорот, но его плети взял на себя опекун, дворянин-изгнанник Майлс Гендон. А двух баптисток, с которыми Эдуард оказался в одной камере, не били, как он опасался. Их сожгли на костре.
      • Эдуард в благодарность тут же посвящает Майлса Гендона в рыцари. Коснувшись его плеч, за неимением церемониального меча, рукоятью плётки.
    • Дилогия о Томе Сойере и Гекльберри Финне — здесь мальчиков порют неоднократно. Например, в первой книге Бекки Тэтчер должны были выпороть за то, что она порвала книгу учителя, но Том взял на себя её вину (тем более что он действительно был частично виноват). А до этого его пороли за то, что он опоздал на урок потому, что «остановился на улице поболтать с Гекльберри Финном». «За такую вину линейки мало. Снимите куртку!» «Рука учителя трудилась, пока не устала. Пук розог стал значительно тоньше».
    • «Рассказ о дурном мальчике» — Джим украл ножик и подкинул его хорошему мальчику Джорджу. И да, того обвинили в воровстве и выпороли, и никакие обычные для нравоучительных книжек клише не помешали этому.
  • Бус Таркинтон, трилогия о Пенроде («Пенрод-гангстер», «Пенрод и Сэм», «Пенрод-сыщик») — главного героя, неистощимого шалуна, отец порет несколько раз в неделю. Подано в комедийном ключе.
  • Гектор Мало, «Без семьи» — синьор Гарафоли посылает своих учеников-музыкантов собирать деньги на улицу, а за недобор их секут плетью (сколько не хватает до установленной им нормы, столько и ударов). Его приют закрыли, а его самого посадили в тюрьму пожизненно после того, как он до смерти забил одного мальчика, Орландо.
  • Мор Йокаи, «Сыновья человека с каменным сердцем» — Эдит Лиденвалл, чтобы предупредить любимого об опасности, сбегает из монастыря, куда определили ее злые родственницы, и после возвращения её избивают плетью. Именно шрамы от этого наказания служат девушке аргументом, чтобы угрожать скандалом, если те же родственницы станут выдавать её замуж против воли: «Уж не хотите ли вы, сударыня, чтобы эти следы истязаний увидел еще кто-нибудь, кроме человека, из-за которого меня истязали?»
  • Мартин Андерсен-Нексё, «Пелле-завоеватель» — безобразный случай с подростком-конюхом, заманившим восьмилетнего протагониста в тёмный сарай, и там потехи ради спустившим с него штаны и выпоровшим, а также странная и врезающаяся в память история о том, как приятель Пелле Рют предложил тому за крону дать выпороть себя крапивой по голому заду, а тот зачем-то согласился. В ту же копилку — диковатые игры мальчишек на школьных переменах, когда они хлещут друг друга сухими водорослями по щекам. На что только не пойдут ошалевшие от скуки дети! А вот взрослые в этом романе детей не секут и не бьют. Всё-таки дело происходит в Дании в конце ХIХ в.
  • Эрвин Штриттматтер, «Лавка» — учитель Румпош в сельской школе установил свою таксу на обычные ошибки школьников. За упущения в знании Ветхого Завета — 15 ударов ореховой тростью по заду, за невыученное стихотворение — 20 ударов.
  • Генрик Сенкевич:
    • «Камо грядеши». Петроний хотел подарить рабыню Эвнику Виницию, но та, влюбленная в хозяина, предпочла быть выпоротой. А Виниций по настроению велел выпороть Хилона, причем — за выполнение своего собственного поручения. Хилон впоследствии отомстил в полной мере.
      • Виниций до обращения был той еще сволочью. Когда сорвалось похищение Лигии, он приказал перепороть всех своих рабов и наслаждался их криками.
    • «Янко-музыкант» — главного героя грубый и глупый Стах в конце концов запорол до смерти (хотя пытался бить меньше, чтобы не убить) за попытку кражи скрипки.
  • Р. Киплинг:
    • «Мэ-э, Паршивая овца». Протагониста высекли в школе за то, что он «посмел приносить домой ложные сведения о своих успехах». На глазах у евреев и хубши [негра]. Последнее обстоятельство значительно усилило душевные муки.
    • «Стоки и компания». Из предложенных ректором наказаний три друга-одноклассника сами выбирают порку розгами, а потом в туалете перед зеркалом сравнивают, у кого задница краснее. Различий они не находят и приходят к выводу, что это является признаком высокого мастерства ректора.
  • А. Конан Дойл, «Установление личности» — сыщик собрался отделать хлыстом одного негодяя, которого по закону было не в чем обвинить, но тот позорно убежал.
  • Джек Лондон, «Мартин Иден» — главный герой отшлёпал молодого репортёра, который в своей заметке полностью переврал его речь на собрании социалистов и после этого ещё пришёл взять интервью.
  • Я. Гашек, «Урок закона божьего». «Короуповские ребята знали из закона божьего только то, что Господь Бог в неизреченной благости своей создал прутья. Вслед за тем он создал законоучителя Горачка. Оба эти предмета взаимно друг друга дополняли». Когда ребята, которых он регулярно порол буквально ни за что, додумались подкладывать в штаны бумагу, Горачек сначала раздобыл более толстые розги, а когда бумагу заменили картоном — взялся за палку.
  • Б. Нушич, «Урок закона божьего».«По мере изучения закона божьего я все больше и больше склонялся к безбожию. Происходило это, вероятно, потому, что богослов, преподававший нам христианскую науку, так не по-христиански бил нас, что и теперь, слушая в церкви проповедь о христианском милосердии, я все время озираюсь по сторонам, ожидая, что вот-вот или митрополит треснет меня посохом, или дьякон кадилом».
  • «О дивный новый мир» — в индейской резервации существует ритуал плодородия, «чтоб дожди шли и тучнела кукуруза», сходный со спартанским (см. Реальная жизнь). Дикарь Джон считает себя несчастным из-за того, что его, чужака, к бичеванию не допускают. Но ничего, в финале он еще утопит педаль в пол.
  • Роберт Говард, серия романов про Конана-варвара:
    • Девушка Ясбет, дева в беде с прикрученным фитильком, не раз получала розгами по мягкому месту от своей няни Фатимы, о чем предпочитает умалчивать, но Конан догадался.
    • Танцовщицу Муриэлу, выдающую за божество, Конан опознает по родинке, которую видел во время порки девушки ее хозяином.
    • Воительница Карела заставила Конана дать клятву, что он никогда не будет ей помогать (боевая феминистка). Конан поймал девушку на слове, когда она случайно попала в рабство. В рабстве Карелу заставляли учиться танцевать, играть на музыкальных инструментах и читать стихи, наказывая розгами за неуспеваемость.
    • Принцесса Чабела в плену была жестоко выпорота негритянкой Зорайей. Последний пример, впрочем, ближе к пыткам, чем к разновидности «Непристойно — значит, смешно». Однако, судя по всему, любил Говард этот троп.
    • Там же царица, бывшая в одной из прошлых жизней жалкой рабыней, ощущала там удары кнута как раскаленное железо.
  • Он же, рассказ «Врата империи» начинается так: в средневековой Англии паж Гильом и две веселые служанки, Агнесса и Мардж, устроили в подвале замка попойку в обществе протагониста, авантюриста Джайлса Хобдена. В замке остановился родственник хозяйки, вернувшийся из крестового похода. Владелец замка, который не знал в лицо своего шурина, возвращается с охоты. Хобдену приходит в голову шутки ради выдать людей шурина за разбойников, захвативших замок; подвыпившие слуги с восторгом приняли идею и своими воплями помогли Хобдену инсценировать налет разбойников, что привело к потасовке между людьми шурина и хозяина. К счастью, никого впопыхах не зарубили, в итоге сам Хобден благополучно смылся из замка, зато Гильома, Агнессу и Мардж выпороли так, что монах Амброз глубокомысленно заметил — трудно сказать, у кого из них больше болит зад.
  • Йозеф Лада, «Захудалое королевство» — принцесса Анка была настоящей озорницей, и хотя ей доставалось от мамы веником, отец всё время забывал её выпороть. Исполнил эту угрозу, когда она показала язык капризному послу.
  • Р. Сабатини, «Одиссея капитана Блада» — полковник Бишоп собственноручно избил Джереми Питта тростью так, что «вся спина несчастного невольника представляла собой кровавое месиво: — Ты останешься в колодках без пищи и воды до тех пор, пока не соблаговолишь сообщить мне имя твоего застенчивого друга и зачем он сюда приходил». «Колодки стояли на открытом месте, ничем не защищённом от жгучих лучей тропического солнца, которые лизали изуродованную, кровоточащую спину. Свирепые мухи, привлечённые запахом крови, тучей набросились на него».
  • Януш Корчак, «Матиуш на необитаемом острове» — аверсия. Тема порки поднимается многократно (на то и тюрьма), но главгерой плетей так ни разу и не получил.
  • Садриддин Айни, «Рабы» — один из осуждённых получил 75 ударов палкой, второй — то же самое, но по спине, животу и обоим бокам… после чего, разумеется, умер.
  • «Властелин колец» — орк Снага избивает кнутом попавшего в плен Фродо.
    • Тому же Фродо вместе с Сэмом попало от орка-надсмотрщика, принявшего их за сбежавших в самоволку рядовых.
    • Пиппину в плену у орков тоже влетело за попытку побега.
    • В юности Фродо выдрал сосед за воровство грибов.
  • Пьер Буль, «Мост через реку Квай» — японцы порют колючими ветвями каждого пленного, уличённого в безделье или саботаже.
  • Анна и Серж Голон, «Неукротимая Анжелика» — за попытку убить своего хозяина по имени Мулей Исмаил героиню могли подвергнуть жесточайшим пыткам, но всё ограничилось бичеванием («Удары кнута казались прикосновением раскаленных углей, они ускорялись, становясь сплошным ожогом») благодаря вмешательству верховного евнуха по имени Осман Ферраджи: «Существует много разных способов бить кнутом. Удары могут отрывать куски тела, а могут лишь слегка ранить кожу, чтобы потекла кровь и чтобы произвести впечатление, как было на этот раз. Хлыст можно вымочить в наркотическом отваре и тогда, попадая на рану, он дурманит пытаемого, облегчая страдания. Я дал приказание щадить тебя».
  • Южноафриканец Андре Бринк, «Сухой белый сезон» — всё началось, когда черного подростка Джонатана Нгубене белый судья заочно приговорил к порке за правонарушение, которого мальчик не совершал. Примерный ребёнок начал бороться против власти белых. Всё кончилось плохо… Для главного белого героя — тоже.
  • Другой (тоже белый) южноафриканец Джек Коуп, «Прекрасный дом» — старая («ей семьдесят или восемьдесят лет!») негритянка Коко, которую ГГ Том знал с детства, получила по приговору шесть ударов за оскорбление суда («палкой, не плеткой»).
    • Также у одного из заключённых который содержался в тюрьме одновременно с ней, «спина была иссечена плеткой-девятихвосткой».
    • Позже во время подавления восстания зулусов Том «застал солдата, только что зарезавшего овцу, и предложил ему на выбор полевой суд или суд товарищей по части. Солдат предпочел суд товарищей и в тот же вечер получил наказание — четыре удара шомполом».
  • Sharpe — в первой (по времени действия) книге героя приговаривают к 1000 ударов, что является гарантированной смертью, но наказание прерывается примерно на четверти.
    • Там же: Харпера из-за козней Обадии Хаксвилла приговаривают к сотне ударов.
  • Дзюнъити Сага, «Исповедь якудзы» — ГГ, переживший немало, говорит: «Поначалу мне было даже любопытно, чем меня собираются бить на этот раз, но скоро выяснилось, что мне предстоит порка резиновым шлангом — впечатляющая вещь, не меньше двух метров длиной! Избиение таким шлангом гораздо эффективнее, чем обыкновенными розгами или деревянной палкой. Резиновый шланг не просто вгрызается в тело, когда наносят сильный удар, он буквально разрывает кожу и выдирает куски плоти. Я живу уже очень долго, и в свое время мне пришлось испытать много боли — в самых разных ее проявлениях, — но я не припомню боли, которая была бы сильнее, чем побои резиновым шлангом».
  • Роберт Джордан, «Колесо Времени»:
    • Послушниц в Белой Башне порют регулярно.
    • Во «Властелине Хаоса» Айз Седай, взявшие в плен Ранда ал’Тора, избивают его кнутом за то, что тот пытался от них сбежать.
  • Джеймс Клавелл, «Тайпэн»:
    • Тайлер Брок, в бытность третьим помощником на судне, из личной антипатии неоднократно приказывал выпороть Дирка Струана, служившего там же матросом.
    • Самому Струану приходится в притворном гневе высечь прутом свою жену-китаянку, чтобы у нее не ломался традиционный шаблон после провальной попытки нарядиться в «европейское» платье.
  • «Гарри Поттер» — Аполлион Прингл, предшественник Аргуса Филча на посту завхоза Хогвартса, однажды выпорол Артура Уизли, бывшего в те времена школьником, так, что у того остались шрамы на всю жизнь. Филч, кстати, очень жалеет о том, что наказания в виде порки отменили. В пятой книге Амбридж своим распоряжением возвращает порку в Хогвартсе, но неизвестно, применялась ли она впоследствии.
    • Дядя Вернон, в разговоре с тётушкой Мардж, упоминает, что Гарри якобы учится в школе для трудных подростков, где учеников регулярно порют. И принуждает Гарри подтвердить это.
  • Артуро Перес-Реверте, «Чистая кровь» — Иньиго Бальбоа, попавшего в застенки инквизиции, пытать по малолетству не пытают, а вот секут вовсю. Но не раскалывают.
  • «Сага о ведьмаке»:
    • Геральт заколдованный Йеннифер прилюдно выпорол аптекаря Лавроносика — члена городского совета, который оскорбил Йеннифер.
    • В первой книге Нивеллен упоминает, что у одной из его девушек, Примулы, за две недели «не прошли следы от ремня, которым потчевал ее папочка-рыцарь».
    • Лео Бонарт избивает кнутом Цири, попавшую к нему в плен.
    • Та же Цири после событий новеллы «Меч предназначения» получает от бабушки розгами.
    • Когда Геральт и Кагыр устроили драку, раздраженная Мильва отходила их обоих ремнем, перепало и Ангулеме (что интересно — девочка спокойно переносила побои от стражников, а тут заревела от одного удара).
    • «Повелел тогда еретик от одежды её освободить и нагую бычьими жилами сечь без пожаления и под ногти иглы вбивать. И всё пытал и взывал, дабы от веры своей и богини отреклася. Но токмо рассмеялася святая и Да присоветовала ему удалиться». («Владычица Озера»)
  • Р. Сальваторе, «Отступник» — у дроу женщины часто порют провинившихся мужчин, достаётся и Дриззту. Особенно усердна в этом его сестра Бриза.
  • Чарльз Портисс, «Железная хватка» — Мэтти Росс получает березовой каши от ЛаБифа, из бой-девки сразу превращаясь в молящую о пощаде лапочку. «Мистер Когбёрн, неужели вы его не остановите?!»
  • Рюсукэ Сайто, «Огненный конь» — главного героя, Гэна, участвующего в подготовке крестьянского бунта, ловят самураи и допрашивают, избивая расщеплённым бамбуком[2]. Несколько раз. В кровь. До потери сознания. Двенадцатилетнего мальчишку. Но Гэн держится и ничего не говорит.
  • Орсон Скотт Кард, «Седьмой сын» — экстрасенс Пэгги в первой же главе получает порку от своего отца ореховым прутом за «лживость и испорченность».
  • «Горианский цикл» Джона Нормана — без этого Гор не Гор. Рабынь порют регулярно и с удовольствием.
  • Арне Фальк-Рённе, «Где ты, рай?» — ссыльного контрабандиста Уильяма Брайанта подвергают наказанию «девятихвостой кошкой». Описано жутко и натуралистично.
  • «Чо́рна ра́да. Хроніка 1663 року» (Черный совет. Хроника 1663 года) — Кирилла Тура порют по принципу «каждый, кто считает нужным, может подойти и всыпать столько, сколько считает нужным». Персонаж рассматривает возможность того, что его запорют до смерти, и даже озвучивает завещание (хотя, может, и играет на публику, из текста четко не ясно), но на самом деле даже те, кто все-таки решает его бить, стремятся не покалечить, а просто вогнать ума через задние ворота (Петр Шраменко, с которым они дрались на дуэли, к слову, никакого желания его побить не испытывает и подходит просто поговорить; впрочем, они и так оба осознают, что прав был Петр, да и после того, как они почти убили друг друга, поколотить соперника было бы попросту мелочной местью), так что получается больно, но без серьезных последствий.
  • Главная героиня романа «Стрела Кушиэля» Жаклин Кэрри — ангизетка, т. е. не отличает удовольствие от боли, и часто подвергается всевозможным наказаниям, в том числе и розгам.
  • Дж. Харрис, «Мальчик с голубыми глазами» — мать-уборщица воспитывает трех сыновей в отсутствие твердой мужской руки и нередко порет их проводом. (И это еще не самое неприятное в их жизни: чего стоит один «витаминный напиток» из остатков фруктов с рынка, прямо с гнилью!)
  • Микки Спиллейн, «Долгое ожидание» — в своих рассуждениях главный герой несколько раз упоминает, что одного из участников этой истории убьют, другому руки раздробят так, что он уже никогда не сможет ими пользоваться, а третий получит такую порку, что будет прятать ее следы до конца жизни. Отдельно он подчеркивает, что третий будет женщиной. Но в конце происходит аверсия.

Сетевая[править]

  • Михаил Сидорович, «Правда с подвохом» — в этом фанфике по мотивам Дюма небезызвестная миледи в детстве, воспитываясь в монастыре, была бессчётное количество раз высечена розгами за непокорный и озорной нрав, зато и развила в себе немалую изворотливость и изобретательность к различным проделкам, позже пригодившуюся на службе кардинала. Вообще, на автора правки история миледи в изложении Сидоровича производит эффект «обнять и плакать».
    • В том же монастыре и будущая служанка Кэтти, в версии Сидоровича такая же француженка, как и миледи, делила с подружкой шалости и порки за них.
  • Крипипаста про пари вампирши и оборотнихи, кому из них удастся соблазнить простого смертного. Призом для победительницы была порка проигравшей.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • «Ярослав Мудрый»: сын князя Твердослава, которому "что "аз", что "буки" - всё едино", получает порку розгами за неуспеваемость от рук своих однокашников по церковно-приходской школе. Приход в аудиторию князя прерывает наказание: сверкать голой попой при правителе всея Руси - неприлично.
  • «Чапаев» — «Митька. Брат. Помирает. Ухи просит». Митька-брат неудачно дезертировал, да и получил летальную порцию шпицрутенов.
  • «Неуловимые мстители» — Лютый высек Даньку плетью за выплеснутый в лицо ковш кваса. А на самом деле — за непочтение и за то, что Даниил демонстративно отверг все подходцы Лютого, сделанные в стиле «Ну прямо как родитель».
    • Ближе к концу фильма Данька мстит Лютому аналогичным образом.
    • Вроде как позаимствовано непосредственно из «Красных дьяволят».
  • «Гори, гори, моя звезда» — компания офицеров, придумывая наказание для режиссера Искремаса, с игрой в «кукушку» малость перемудрила, так что в итоге распорядились его без затей выдрать, «как сидорову козу». Пока тот отлеживался, власть в городке опять сменилась.
  • «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил» — Абрам Петрович Ганнибал в исполнении Владимира Высоцкого весьма прогрессивен, но физические наказания в его учебном заведении всё же применяются: «Вырастете, станете шкипера да офицеры, сами возьмёте палку в руки — запомните же, какова она, на своей спине, и без дела и по злобе никого не наказывайте».
  • «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика», новелла «Напарник» — оздоровительная порка, которую Шурик в буквальном смысле устроил Феде: «— Шурик, а может, не надо?.. — Надо, Федя… надо!»
  • «Высота» — отец порет ремнём Борьку Берестова, который так старательно «обмывал» первую получку, что вернулся домой ночью в дупелину пьяным и начал играть на тромбоне.
  • «О бедном гусаре замолвите слово» — телесному наказанию подлежит актер Бубенцов, однако избегает его, играя в карты с палачом на удары; впрочем, талантливое изображение криков якобы терзаемого актера приносит в его судьбу неожиданный поворот.
  • «Привет, дуралеи!» — такое наказание получает прихвостень вороватого депутата. Один из положительных героев глумится: «Медицинской помощи? Сейчас ты ее получишь».
  • «Плюмбум, или Опасная игра» — бандиты решили проучить Плюмбума и выпороли его (при этом ярко проявляется нечувствительность героя к боли, ну или просто выдержка).
  • «Убийца» (1990 г.) — в одной из сцен дочь приятеля главгероя-вигиланта заходит в подъезд вместе с парнем-насильником, который через минуту становится жертвой мстителя. После убийства зарёванную, перепуганную девушку менты уводят из подъезда. В следующей сцене приятель главного героя энергично шлёпает ремнем по мягкому месту воющую девицу.
  • «Сказка о звёздном мальчике» — в конце фильма избалованная принцесса получает заслуженную порку. За кадром.
  • «Когда казаки плачут» — рассказчик пришёл от лица казаков к женщинам и начал говорить умные слова; они поняли это как оскорбление и выпороли его крапивой.
  • «Дуэлянт» — главного героя прогоняют через строй.
  • «На златом крыльце сидели…» — к вернувшемуся после многолетнего отсутствия королю Амфибрахию приходит его отец (сторож на границе королевства) с вполне явным намерением, выпороть самодержца:
«

— Ну что вы, папа. Я ж всё-таки король. — А ну-ка, снимай штаны, ваше величество!

»
— Диалог короля-плотника с собственным папой
  • «Василиса» — первая попытка героини оказать сопротивление заканчивается довольно живописной поркой розгами.
  • «Итальянец» (2005) — главарь банды детдомовцев наказывает главного героя ремнем за то, что скрыл деньги и не внес в общак (а хотел употребить на то, чтобы научиться читать).
  • «Близнецы» — пришедший серьёзно поговорить с великовозрастной падчерицей отчим, застав ее лежащей на животе в одном домашнем халате, без предупреждения начинает стегать её ремнем по заднице. Но когда вместо того, чтобы просить пощады, девушка переходит в контрнаступление, он тут же даёт задний ход.
  • «Холоп» — главный герой подвергается порке регулярно на протяжении всего фильма.

Зарубежные фильмы[править]

  • «Ведьмы» 1922 г. — во время шабаша одну из ведьм чёрт сурово наказывает кнутом за то, что она была недостаточно зла и порочна.
  • В обеих экранизациях «Железной хватки» — 1969 и 2010 года — ЛаБиф срывает пучок веток и всыпает Мэтти Росс по первое число.
  • Lawrence of Arabia — попавшего в плен к туркам Лоуренса подвергают жестокой порке и не только.
  • «Зита и Гита»:
    • Зита сбежала из дома и решила утопиться после того, как Ранджит избил её ремнём, обвинив в краже кошелька (который сам же и подкинул ей в постель).
    • Гиту мать пыталась побить веером за то, что она играла с мальчишками в камешки вместо того, чтобы заниматься делом. Гита легко уходила от ударов, но когда мать схватила палку, она просто удрала.
    • Потом, когда Гита попала в дом Зиты и Ранджит попытался провернуть тот же фокус, она выдернула ремень и избила его сама.
  • The Passion of the Christ — порка многохвостой «кошкой» с крючьями, рвущими плоть.
  • «Генерал» (1998 г.) — фильм, посвященный Мартину Кэхиллу, одному из самых известных криминальных боссов Ирландии. В детстве, попавшись на краже, он был отправлен в приют, где перед сном каждый воспитанник получал удар ремнем по голой попе от надзирателя. Позарившись на юные прелести пухлого Мартина, надзиратель позже полез к нему с приставаниями вполне определенного толка, но мальчик не дался. Впрочем, непосредственно к сабжу это не относится, а вот «порка на ночь» показана хорошо.
  • «Джанго». Не тот, что «Освобожденный», а настоящий, самый первый, снятый режиссёром Серджо Корбуччи в далёком 1966 году. Классика жанра спагетти-вестерн, но в отношении сабжа интересен тем, что почти в самом начале Джанго напоролся на нескольких мексиканцев, порющих кнутом оголённую по пояс молодую красавицу.
  • «L’iniziazione» (дословно «Инициация», но наши надмозги перевели как «Похождения молодого Дон Жуана»), франко-итальянская эротическая комедия, снятая в 1986 году режиссером Джанфранко Мингоцци, решившим немножечко поснимать как Тинто Брасс. Кроме всего прочего (много секса, снятого, впрочем, почти невинно, и сцены женского мочеиспускания в исполнении Марины Влади — да-да, той самой!), есть и сабж: юного барчука Роджера ловят за подслушиванием исповеди его молоденькой тётушки — и, в присутствии всей семьи, порют пучком крапивой по голой попе. Получается не столько больно, сколько унизительно.
  • «Звёздный десант» — такое наказание понёс главгерой, из-за халатности которого на тренировке погиб сослуживец.
  • «Зорро» с Аленом Делоном — сперва по навету хотели запороть кнутом доброго священника, но герой вмешался и заставил солдат выпороть судью и лжесвидетелей.
  • «Фаворитка» — когда Эбигейл чуть не выпороли, то пороть её собрались не голой, как простолюдинку, а полуодетой по спине как дворянку, хоть и деклассированную.
  • «Код да Винчи» — альбинос Сайлас, религиозный фанатик, порет сам себя во время молитв.
  • «Секретарша» — BDSM-мелодрама просто не могла обойтись без тропа.
  • «Убийца внутри меня» — помощник шерифа выпорол ремнём проститутку.
  • «Маклинток!» — целых две сцены порки, одна из которых часто попадает на постеры фильма.
  • «La fessee» по новелле Маргариты Наваррской. Юная белошвейка Мариэтта была больно высечена по наущению ревнивой тетушки. В отместку девушка сделала так, что обидчица оказалась застигнута ревнивым мужем в объятиях любовника. Разгневанный супруг объявил, что изменница получит столько розог, до скольки он успеет досчитать за время, пока она успеет полностью одеться.
  • Французская комедия Vos gueules les mouettes («Заткнитесь, чайки!»). При просмотре документального фильма мужчины увидели сцены, запечатлевшие их жён в объятиях других мужчин. Следует эпическая сцена массовой порки под крики чаек… смешивающиеся с другими криками. Прекрасных дам наказывают, не задирая юбок, зато периодически окуная задами в морские воды.
  • «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца» — Тёрнеру-старшему пришлось выписать пять ударов плетью сыну за то, что по его вине упустил канат с пушкой. Причём пришлось стегать от души, ибо рядом стоял капитан и худшая альтернатива в лице боцмана.
  • «Геймер» (французский фильм про гопника ставшего гейм-дизайнером) — жена программиста, которого герои заставили им помочь с демо-версией игры, изменяла ему именно с применением плети.
  • «Неукротимая Анжелика» — во время облавы заглавную героиню и нескольких симпатичных молодых девушек обвиняют в занятии проституцией и приговаривают к порке плетью. Анжелику в последний момент уводит вечно пьяный капитан стражи, понадеявшийся на ночь любви, а вот ее неудачливой сопернице, прямо перед этим насмехавшейся над горем Анжелики по похищенным детям, приходится подставить спину под плеть, напоследок пожаловавшись, что «везёт всегда одним и тем же».
  • «Графиня Батори» — заглавная героиня, обнаружив, что в одном из ее замков прислуга в отсутствие хозяев превратила господскую спальню в место своих развлечений, приказала выпороть всех служанок замка.
  • «Ля Тур, берегись!» — сквозь строй крепких солдат с розгами прогоняют самого героя Жана Маре.
  • Kill Bill: покромсав сотню головорезов из якудзы, Чёрная Мамба замечает, что последний оставшийся в боеспособном состоянии — ещё пацан. Что делает героиня? Порет его по заднице катаной (плашмя) и прогоняет всего в соплях, но живого.
  • «Год дракона» (1985) — полицейский начальник заявляет подчинённым, что если кто-нибудь из них будет брать взятки от китайской мафии, он лично набьёт морду. Единственная в команде девушка спрашивает с явной подначкой: «А если это будет женщина?» Он отвечает: «Тогда ей придется нагнуться» — очевидно, чтобы подставить ягодицы для порки, как женский аналог мордобоя.
  • «Мой любимый марсианин» — разумный костюм Мартина, когда хозяин оставил его в кабинке для переодеваний, закатил истерику, а когда на шум заглянула молоденькая продавщица и назвала его безвкусным костюмом, ощутимо шлепнул ее сперва по одной а потом и по другой ягодице.
  • «Голова в облаках», 2004 — Джильда ловко подстраивает ситуацию, когда Люсьен не может ни сопротивляться порке, ни рассказать о ней потом кому-либо. Все это — наказание за принуждение к сексу Мии.
  • «Приключения Филибера», французская пародия на фильмы плаща и шпаги — с прикрученным фитильком. Одна из девушек, заигрывающих с главным героем, заявляет, что ей нужна хорошая порка, и даже игриво шлёпает себя ладошкой по мягкому месту, но когда Филибер, отломив с дерева ветку, обнаруживает явное намерение устроить сабж ей с подружкой, обе убегают.
  • Happy Valley, британский телефильм 1987 г. Героине аж три раза нехило прилетает от папаши. Ротанговой тростью. Довольно жутко, благо папашу играет заслуженный злой немец британского кинематографа Майкл Бирн.
  • «Сёстры Магдалины» — в ирландском приюте для «падших женщин» целомудренно, но чувствительно секут по ногам (одна из главных героинь, Бернадетта, попадает под это дело за попытку побега).
  • «Схватка с демонами» — директриса-садистка устраивает одной из героинь жестокую порку указкой перед всем классом. В следующей сцене девушка, плача от боли, лежит на животе на скамейке в раздевалке с располосованными досиня ягодицами, и одна из ее однокашниц демонстрирует на ней способность исцелять свежие раны.
  • «Тёмный лес» — субверсия.
«

— Подтяни гольфы, или получишь отрицательный балл за форму. — А потом что? Выпорют?

»
— Диалог главной героини с однокашницей. Порки, предсказуемо, в фильме нет[3]
  • «Бесславные ублюдки» — героя Тиля Швайгера порют так, что аж спина дымится.
  • Старый фильм «Обливион» Нет, не тот — местная домомучительника Лэш в исполнении красотки Мюзетты Вандер порет кнутом забитого в колодки Боттла.
  • «Граф Монте-Кристо» (2002). При прибытии Эдмона Дантеса в замок Иф его встречает начальник тюрьмы, который провожает нового узника в его камеру и тут же, приказав подвесить его за руки, собственноручно порет. На слова Дантеса, что бог все видит, издевательски отвечает, что как только бог тут появится, он немедленно прекратит избиение. Потом говорит, что он это делает, дабы узники запомнили день своего появления в замке, а также повторяет каждый год, чтобы узники не теряли счёт времени. Обещание свое начальник выполняет: каждый год Дантес получает порцию плетей. В книге сцена отсутствует.
  • «Иоанна — женщина на папском престоле» (2009 г.) — юную главную героиню избивает и порет отец-священник, наказывая за чтение «неправильных» книг.

Телесериалы[править]

  • «Кости» — доктор Свитс вырос в приёмной семье. Приёмные родители-садисты пороли его так, что шрамы на спине остались на всю жизнь.
  • Мини-сериал «Михайло Ломоносов» — в Славяно-греко-латинской академии учеников регулярно порют розгами, объясняя им, что «Розга ум бодрит и возбуждает память» (неточная цитата из азбуки 1637 года).
  • Мини-сериал «Юнкера» — порка протагониста в кадетском корпусе.
  • «Универ» — героиня Анны Хилькевич схлопотала от своего папы хорошую порку ремнем «за враньё, за вино и за то, что мы с мамой из-за тебя в Турцию не поехали!».
  • «Папины дочки» — в одной из серий маме главных героинь прилетело ремнём от её мамы. Прилетело, правда, раза два-три, а больше одна женщина гонялась за другой, размахивая ремнем.
  • «Спартак: кровь и песок» — Крикса избили плетьми.
  • «Рим» — Тита Пуллона за то, что нарушил строй в бою (а его друг Ворен восстановил строй после этой выходки). Пуллон, впрочем, от этого не поумнел.
  • Мини-сериал «Последние дни Помпей» (1984) — к бичеванию приговаривают кузнеца Олинта за нарушение общественного порядка и христианскую пропаганду; причем, хотя тот вроде бы не фансервисная девочка, а здоровенный серьезный мужчина с бородой, в литературном первоисточнике такого нет.
  • «Теория большого взрыва» — Шелдон придумывает наказание для симулировавшей болезнь Эми. Увы, чтобы приковать её к позорному столбу на площади — надо получать разрешение, а лишать её просмотра «Стартрека» — слишком жестоко. В итоге был принят вариант «отшлёпать по попе». К радости самой Эми.
  • «Сообщество» — Бритта нахамила бабушке своего парня-афроамериканца и почтенная афроамериканка потребовала принести ей прут. Девушка честно притащила хворостину, уверенная, что ей предстоит получить несколько ударов по рукам, но злобная бабка велела ей снимать штаны и ложиться поперек ее колен. Бритта пошла на принцип и легла. Ее парень честно попытался заглушить вопли бедняжки своими криками.
  • «Чужестранка» — Джек Рэндалл однажды жестоко выпорол Джейми Фрейзера и был восхищён его стойкостью.
    • Сам Джейми однажды устроил хорошую порку главной героине-попаданке, причем на следующий день окружающие мужчины не отказывают себе в удовольствии «по-дружески» шлепнуть Клэр по заднице, а также почесать на сей счет языки.
  • «Кровавая барыня» — куда же в таком-то сериале да без этого! Впрочем, нужно отметить, что розги все же не скальпель по воздействию на кожу.
  • «Сеньорита» — в бразильском сериале про рабовладельческие времена тоже без этого никуда, причем события как начинаются, так и заканчиваются у столба для наказаний: в первой серии там умирает старый негр папа Жузе, заложив предварительно своим рассказом основы сюжета, а в последней полковник Феррейра готов выставить к столбу собственную дочь, место которой согласен занять местный священник (впрочем, и со священником процесс срывается).
  • «Золотой берег» — брат и сестра, беженцы из одной из немецких провинций, находят работу и крышу над головой в поместье английской аристократки, с которой у главной героини быстро начинается конфликт, результатом которого становится строгая порка по голому заду.
  • Польский «Ведьмак» — Геральта, попавшего в плен к нильфгаардцам, избивают кнутом (в первоисточнике не было, как и самого факта плена, а ремнем ему с Кагыром как-то раз прилетело от Мильвы, которую достали их срачи, дошедшие до драки).
  • «Молодая гвардия» (телесериал 2015 года) Среди пыток, которым подвергаются молодогвардейцы, схваченные нацистами, есть и это. Есть такой эпизод и в книге, да и реальности соответствует.
  • «Институт благородных девиц» — когда революционеры раскидали по городу листовки, полицмейстер легко вычислил их самоуверенного лидера и приказал выпороть его розгами. В результате тот, до этого просто паривший всем мозги, решил устроить теракт, а точнее — отомстить полицмейстеру.
  • «Зулейха открывает глаза» — в первой серии заглавная героиня безропотно сносит порку от своего мужа Муртазы.
  • «Друзья» — 3 сезон, 21 серия. Моника жалуется, что влюблённый в неё миллионер Пит специально купил ресторан, чтобы устроить её туда шеф-поваром. Рейчел шутит в ответ: «Вот придурок! Хочешь, я его выпорю?»
  • След — однажды студентки похитили похотливого профессора и сделали вид, что собираются его казнить, а на деле просто выпороли. Увы, настоящий злодей воспользовался моментом.

Мультфильмы[править]

  • «Волшебное слово» — протагонист Заяц, чтобы похвастаться перед своей Зайчихой, ходил с ней по лесу и раздавал пинки Кабану, Лисе, Волку и Медведю. Медведь его высек, и крепко.
  • «Bimbo’s Initiation» — одна из пыток заключалась в том, что заглавный герой ехал на велосипедном тренажёре с автоматом для порки.
  • «Крепость. Щитом и мечом» — мальчик Сашка случайно взорвал в пекарне, где работал, самодельную бомбу, за что был высечен пекарем Филимоном.
  • «Большие неприятности» — после аварии с грузовиком «и косых друзей, и Колю постовые засекли». Изначально подразумевалось, конечно же, совсем другое, но в видении рассказчицы постовой изображён явно с розгами.
  • «Освальд — счастливый кролик» — в одном из выпусков, смешавшем в себе множество сказочных мотивов, Волк переоделся в овечью шкуру, чтобы поймать Освальда, и выстрелил по кролику из ручной пушки, но промазал и попал в маленькое деревце, которое от такого осталось без листьев и заплакало. Тут же объявилось большое дерево, схватило негодяя, и пострадавшее деревце очень чувствительно отстегало его по заду руками-прутьями.

Мультсериалы[править]

  • «Ну, погоди!» — эпизод 16: с прикрученным фитильком, но именно на порку больше всего похоже то, что случилось с Волком в часах.
  • «Симпсоны» — когда Барт в очередной раз опаздывает в школу, Скинер говорит, что теперь у него есть законное право применить телесные наказания, и просит садовника Вилли найти подходящий прут. На что Вилли говорит: «Возьми тот, которым тебя порет твоя мамаша», а Скинер отвечает: «Но он сломался о мой зад».
    • При вступлении в «Каменщики», кандидата, под разными названиями процедуры, несколько раз бьют досками по заду.

Комиксы[править]

В золотом и серебряном веке комиксов полностью аналогично старым голливудским фильмам часто встречались стрипы, на которых обычно женские, но иногда и мужские персонажи оказывались разложены поперек чьих-нибудь колен и получали чем-нибудь по своим задницам. Чаще всего колени были мужскими, а оказывались на них симпатичные девушки, по попам которых шлепала крепкая мужская же рука. Обычно таким нехитрым образом главный герой наказывал подручных главного злодея ими каких-либо мелких злодеек. Реже бывало, когда злодей наказывал так свою подручную за срыв планов или отыгрывался на героине или напарнице героя. Чуть чаще — когда герой таким образом приструнивал свою напарницу.

  • «Oh, Wicked Wanda!» — Ванда отправилась в логово Мартина Бормана в Южной Америке, где её раскрыли и отдали на растерзание толстухе-немке с кнутом. Вскоре подручные Ванды захватили верхушку недобитых нацистов в заложники и освободили свою лидершу, которая не отказала себе в удовольствии располосовать жирный зад неудавшейся пыточных дел мастерицы её же кнутом.
  • Lady Death — в арке «Озорница» заглавная героиня крепко отшлепала юную волшебницу, посмевшую поместить ее в бесконечную череду ночных кошмаров для своего развлечения. И то Леди Смерть вовсе не проявила жалость к глупой девчонке, а была вынуждена импровизировать, так как отец девушки — могущественный волшебник — никак не позволил бы покалечить или убить свою дочь. На последнем странице выпуска отшлепанная волшебница, поглаживая больное место, клянется, что она Леди Смерть еще покажет.
  • «Scorpion» — злодей-кардинал по-другому с женщинами обходиться в своих покоях просто не умеет.
  • Капитан Америка как-то попался в лапы нацистам и его до потери сознания избила Воительница. Кнут вообще ее фирменное оружие.

Аниме и манга[править]

  • Kill la kill — фирменный стиль боя Гамагори Иты, причём в обоих направлениях. Да, это не просто орудование кнутом а-ля Индиана Джонс, а именно форма наказания.
  • «Покемон» — в начале серии «Песня Джиглипуфа» Мусаси (Джесси) и Кодзиро (Джеймс) нарвались на буйных прохожих. В итоге Кодзиро (Джеймсу) надавали кулаками по голове, а Мусаси (Джесси) крепко отшлепали по задней части. Любопытно, что в следующем появлении команды R в кадре, Кодзиро (Джеймс) сидит на земле, а вот Мусаси (Джесси) стоит на четвереньках. Сесть-то, похоже, бо-бо. В русском прокате сцена присутствует не во всех версиях.
  • High School DxD — демоницы Риас Гремори и Сона Ситори наказывают волшебными шлепками своих слуг-колдунов[4] Иссэя Хёдо и Гэнсиро Садзи за самоволку. В расширенной версии сериала процесс показан немного подробнее.
  • Ikki Tousen — главная героиня несколько раз оказывается у мамы на коленях и получает шлепки по попе.
    • В одном из OVA-эпизодов мама после победы на арене порет Рёмо.
  • Utawarerumono: Itsuwari no Kamen — в 7 эпизоде за побег из дворца принцесса Анджу была отшлёпана своей опекуншей Мунэчикой.
    • Во второй ове Аруруу и её подруга Куон были отшлёпаны старшей сестрой Аруруу — Эруруу. В конце овы Камю машет веером, обдувая ветром горящие задницы подруг.
  • Maou-sama, retry! — во 2 серии святая дева пытается уничтожить Короля Демонов, наслав на него отряд стражников без всякой поддержки. Главный герой без труда их раскидывает, берет вмиг потерявшую гонор деву в охапку и как следует отшлепывает по заднице. До города дева добирается в карете в позе раком, дико страдая на каждой кочке.
  • «Приключения Тома Сойера» — заглавному герою приходится выдержать чуть ли не больше порок, чем в оригинальной книге, причем дело доходит до того, что он с трудом может не то что сесть, но даже просто одеть штаны. Стоит ли напоминать, что в оригинале все порки были и вовсе по спине?
  • Нана из Nana to Kaoru, согласившись на это наказание, проводит весь день в страхе перед плетками и розгами. В итоге, когда доходит до дела, Каору решает обойтись десятью шлепками ладонью, но с условием, что она назовет себя плохой девочкой. Естественно, десяти шлепков ей показалось мало.
  • Кросс Энджи: Рондо Дракона и Ангела гланую героиню такому наказанию подвергла собственая сестра.
  • Berserk — Фарнезе занимается самобичеванием. Гатса она тоже выпорола при допросе, но амбала два на два хрупкая дева своей плёткой только рассмешила. А вот в застенках барона-змея его исхлестали кнутом не на шутку.
    • Гриффит тоже подвергся порке в камере пыток.
  • «Time Bokan» — неоднократно именно к такому наказанию приговаривал главный злодей-компьютер своих бестолковых подручных. Чаще всего страдали девушки.

Видеоигры[править]

  • Дилогия Dungeon Keeper — в Камере Пыток есть место и порке.
  • EarthBound — двух братцев за шатание ночью выпорет отец за кадром. В американской версии момент замаскирован, но догадаться можно.
  • Batman: The Telltale Series — Вэйлы не жалели ремней для своих приемных детей. В результате Викки с лихвой расплатилась с папашей, забив его ремнем, а потом еще и повесив тело на нем.
  • «Ведьмак 2: Убийцы королей» — Филиппа периодически шлепала свою помощницу-любовницу. Так ее предала.
  • Dragon’s Dogma — ГГ могут выпороть за попытку наставить рога местному правителю. С попыткой все сложно.
  • Dragon Age: Origins — в прологе гнома-простолюдина, подельник персонажа рассказывает, что первым этапом наказания за то, что ему/ей пришлось выдать себя за знатную особу на Испытаниях, будет публичная порка. Далее следует отрубание правой руки за осквернение своим прикосновением оружия (привилегии воинов), потом левой — за осквернение доспехов (дела рук кузнецов), потом четвертование того, что осталось, свежевание (за выдачу себя за представителя иной касты) и, наконец, обезглавливание.

Настольные игры[править]

  • Arkham Horror — в одном из дополнений в пансионе Мамаши Дуглас появляется карта-событие, в которой хозяйка пансиона просит помочь ей с колкой дров. Нужно пройти проверку скрытности и, при успехе, персонаж тайком вздремнет в дровяном сарае и восстановит пару единиц здоровья, а при провале потеряет столько же, получив от Мамаши добрую порцию «березовой каши».

Музыка[править]

  • «Король и шут»:
    • «Инквизитор» — заглавный герой каждой ночью истязает кнутом свою плоть.
    • «Невеста палача» — перед тем, как сжечь свою обвинённую в ведьмовстве невесту на костре, палач бил её плетью.
    • «Кузьма и барин» — разъярённый барин собственноручно порол крестьянина Кузьму, посмевшего красть брагу из его погреба.
    • «Жаль нет ружья» — дедушка рассказчика бил его в воспитательных целях. А теперь, когда деда не стало, рассказчик с тоской и ностальгией вспоминает его подзатыльники и удары палкой по спине.
    • «Кривляка» — с прикрученным фитильком. Карие глаза кривляки утешили главного героя, поэтому её бездельник-слуга слинял, не получив ремня за прожжённый камзол.
  • Монгол Шуудан «Косы рыжие» — …снять штаны и врезать шомполами в белое с розовым мясцо
  • Ragnaröek — Fleisch, в самой песне про порку ни слова, но свист плети и визги молодой девушки на заднем плане говорят сами за себя.
  • Клип к песне Oomph! «Träumst du mit mir» — девочка спит на уроке и представляет себя строгой сексуальной училкой, которая наказывает шлепками и поркой доставших ее IRL классных хулиганов. А им это нравится.
  • Клип к песне «My Oh My»? группы «Aqua» — главную героиню похищают пираты и, по ходу действия, избивают кнутом, привязав к мачте.
  • «Агата Кристи», «Насилие» — слышный в ночи тоненький свист издают плети, которыми истязают Белоснежку неизвестные мучители с мёртвыми руками, чёрными зубами, синими губами и железными ртами.
  • Детская песенка на музыку В. Шаинского «Я больше не буду». «Сынок от рук отбился, буянил целый день. Мальчишка провинился, и папа взял ремень…» Потом мальчику приснилось, что провинился папа, а ремень берет уже он.
  • Михаил Круг «Жиган лимон» — …и папа ремешком лупил за это, но я тайком, как прежде, воровал
  • Александр Новиков. «Я вышел родом из еврейского квартала…» «Там били долго кожаною пряжкой, но я молчал, как рыба, бей не бей, И, наконец, со звездами на ляжках, я был винтами вышвырнут за дверь…»

Прочее[править]

  • «Маски-Шоу» — в одном из скетчей присевший завязать шнурок милиционер взял в зубы свою дубинку, а другой выдернул ее, обкорнав почти до состояния резиновой плети, которой он отхлестал прилипшего к статуе в довольно пикантной позе мужика.
    • В другом скетче солдафон ухаживал за школьницей, когда к ним подвалил стиляга, букет от которого девушка с радостью приняла. Солдафон тут же пинком отправил стилягу далеко за пределы кадра, а девицу отходил по задней части этим самым букетом так, что обратно на лавочку она сесть уже не смогла.
  • «Ералаш» — серия, где дети, решившие стащить варенье, включили телевизор, где шел репортаж с фабрики, производящей ремни. В зависимости от успехов фабрики дети то прятали банку, то вновь доставали. А в конечном счёте они её попросту разбили.
    • Еще в одной серии неуч размечтался на уроке, воображая себя на месте учителя, что вызывает к себе с родителями симпатичную учительницу и предъявляет ей за все свои плохие отметки. Папа училки в фантазиях школяра предложил проучить молодую женщину ремнем, и эта идея мальчику очень понравилась.
  • «Городок» — в одной из сценок высокопоставленный руководитель вечером обсуждает с женой современную молодёжь. В частности жалуется на новую секретаршу, которой нет ещё и двадцати, а она уже ходит с татуировкой. Нет, к самому изображению претензий нет, но вот то, на каком она месте… Резонный вопрос жены, каким же именно образом он смог увидеть эту татуировку, заставляет его импровизировать на тему того, что произошло это во время наказания секретарши шлепками за какую-то провинность. Жена не повелась и предпочла, в свою очередь, дать мужу мастер-класс по телесным наказаниям. И не по попе, а по голове, по голове, по голове!...
  • В одной из передач (клипов?) тощенькая одетая под наци японочка порет плетью Гакта Камуи.

Реальная жизнь[править]

  • Персидский царь Ксеркс выпорол море наказав за помешавший ему шторм. Как ни странно, помогло.
  • У спартанцев, помимо собственно наказаний, существовала диамастигосия, традиция бичевания мальчиков перед алтарем Артемиды, имевшая как ритуальный смысл (лайт-версия человеческого жертвоприношения), так и чисто практический (проверка на способность терпеть боль, того, кто не терпел боль, могли в наказание запороть насмерть). А ещё помимо мальчиков-аристократов (аристократами они были не по богатству, а потому что «мы не сеем…»), в Спарте было принято пороть рабов не по причине вины, а чтобы они не забывали о том, что они рабы.
  • Римских граждан вообще-то пороть было нельзя… кроме одного особого случая: по римским законам за государственную измену следовало запороть до смерти. Нерон покончил с собой, чтобы избежать именно этой казни. А император Домициан любил приговорить к ней… а потом «помиловать» — разрешить покончить с собой.
    • римлян пороть нельзя?! а как же Ликторы поровшие легионеров, и по Городу тоже ходившие с пучком розг?
      • Все норм — на время службы в армии гражданские права приостанавливались, можно было не только запороть, но и убивать на месте иными способами. А розги ликторов — это символ власти.
    • А ещё запороть до смерти полагалось за попытку покушения на девственность весталки, вне зависимости от степени добровольности и согласия весталки (саму же весталку в случае потери девственности замуровывали живьём, поскольку убивать было нельзя). А ещё весталку сопровождал ликтор в качестве её охраны.
  • Вообще порка — стандартный метод наказания рабов и крепостных хозяевами, а свободных простолюдинов / представителей низших рас — по приговору суда. С дворянами дело обстояло сложнее. Кого попроще пороли на конюшне, а более важную птицу могли и на площади.
    • При Иване Грозном пороть дворян кнутом было нормальным, а при Петре III дворян полностью освободили от любых телесных наказаний (но могли сначала лишить дворянства, а затем уже приступить к порке).
    • То, что молодых самураев даже в детстве пороть нельзя, очень удивляло европейцев.
    • В Англии была традиция простолюдинов пороть голыми, а дворян одетыми в штаны. А во флоте Её Величества отличалось ещё и место и орудие экзекуции: простолюдинов пороли плетью, привязанными к мачте, а дворян — стеком, на пушке.
  • На Руси и в России «бить кнутом нещадно», а затем и шпицрутены применялись вместо смертной казни. А ещё была традиция давать палачу взятки, чтобы он либо имитировал удары, попадая в основном по воздуху и вскользь, либо, наоборот, запорол бы до смерти. Со шпицрутенами то же — назначенное могли всё всыпать сразу и насмерть, а могли с перерывами в несколько дней, давая отойти от предыдущих ударов.
    • Протопопа Аввакума секли кнутом и сослали на Белое море.
  • В XVII—XIX вв французский народ любил этот троп.
    • Однажды во время стихийного митинга возле булочных голодающие женщины извлекли из кареты и как следует выпороли проезжавшую мимо на свою беду маркизу Помпадур, спекулировавшую хлебом.
    • Другая фаворитка, простолюдинка Дюбарри, однажды сама заманила домой и высекла маркизу фон Розен — а нечего было над Дюбарри насмехаться.
    • Во время Великой французской революции в 1793 г. Анна-Жозефа Тервань выступала в поддержку жирондистов, которых в то время стали преследовать якобинцы; её окружила толпа якобински настроенных женщин, которые раздели её донага и жестоко выпороли.
  • Бастонада.
  • Розги были основным педагогическим методом с древнейших времен и аж до начала ХХ века. Впрочем, школьников, в отличие от преступников, старались всё же не калечить.
    • Протестантская мораль гласила: детям — никакого спуска, розгой по заднице за любую шалость и даже без оной, ради профилактики, ибо Библия учит: «ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней»! И пофиг, что это Ветхий завет! Именно протестанты возвели розгу в абсолют воспитания как дома, так и в школах. В школах Великобритании (причём престижнейших, типа Итона и иже с ним) телесные наказания были окончательно отменены только в 1980-е (не без сопротивления со стороны педагогов и части политиков), а в США они до сих пор совершенно легально применяются в школах 20 штатов!
      • Не то чтобы применяются. Они просто не запрещены на уровне законодательства штата; разрешение или запрет оставлены на усмотрение самих школ.
    • После появления смешанных классов в Англии перестали пороть девочек, чтобы на это не смотрели мальчики, а порку им заменили на удары тяжёлой линейкой по рукам.
    • С другой стороны — а как ещё можно наказать маленьких гадёнышей, которые либо ещё не доросли до осознания последствий собственных действий, либо нагло бравируют тем, что в силу возраста с ними по закону ничего сделать нельзя? Только тем, что придётся ощутить лично на собственной заднице и других частях тела.
    • Любопытный пример смены ролей приводит в автобиографии Тарас Шевченко: «Школяр-попыхач, без зазрения совести обнажив задняя своего наставника и благодетеля, всыпал ему великую дозу березовой каши» [когда тот был пьян].
  • По законам шариатского права, в качестве пресекающие наказания (хадд) используются удары плетью.
  • Секта флагеллантов, практиковавших самобичевание ради искупления грехов, впоследствии запрещённая.
    • И их российские последователи хлысты.
    • Падре Торквемада самобичевание любил и других заставлял им заниматься.
    • Парадоксальным образом при умеренной продолжительности и интенсивности порка может также быть способом получать удовольствие. Особенно в варианте религиозный садомазохист. Яркий пример — шиитское самобичевание («Шахсей-вахсей»).
    • Такой садомазохист может бить себя не только плёткой, но и, как в Иране, саблей по голове!
  • Во времена Третьего Рейха широко применялась в немецких концлагерях и как наказание, и как пытка для добычи сведений. Пороли и мужчин, и женщин.
  • В японских концлагерях (во времена Второй мировой войны) заключенных били обычно палками (бамбуковыми), но иногда применяли и кнуты. В воспоминаниях У.Десса, подполковника ВВС США «Истории Десса» (под редакцией Ч. Левелла, на русский не переводилось), о его участии в войне и пребывании в японских концлагерях, описано несколько таких случаев. В одном случае троих пленных офицеров, пытавшихся бежать, три дня били кнутом по спине и палкой по лицу на виду у остальных пленных. Когда люди уже были при смерти, их казнили: двоих застрелили, одного обезглавили. Чтение не для слабонервных.
  • В 2001 г. семь девушек легкого поведения были задержаны сотрудниками Приморского райотдела милиции Мариуполя из-за скандала в местном ресторане. Стражи порядка применили не предусмотренную кодексами меру наказания — медики засвидетельствовали у дам на мягких местах синяки, которые обычно остаются после порки ремнем.
    • А в 2008 г. МВД Украины в порядке эксперимента начал рассылку писем родителям девушек, задержанным за проституцию. «Как только родители подруги узнали от милиции, как подзарабатывает дочь, такую порку дома устроили, что неделю сидеть не могла и решила „работу“ бросить».

Примечания[править]

  1. Электричество в начале 1930-х было очень дорогим, а мощные электростанции вроде ДнепроГЭСа или Хувер-Дэм тогда ещё только-только строились.
  2. Незрелый стебель бамбука расщепляют на конце вдоль на несколько частей. При сильном ударе это орудие рассекало кожу не хуже ножа.
  3. Глядя на великолепную актерскую игру исполнительницы главной роли (Агнес Брукнер), об этом остается только пожалеть.
  4. Чисто формально они недодемоны, погибшие люди, поднятые из могилы демонами из Ада в качестве своих слуг с перспективой повышения до настоящих демонов