Бесславные девяностые

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The New Russia. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« А над Москвою тучи чёрные сгустились,
И повсеместно воцаряется хаОс.
Как небо хмурое,
Толпа понурая.
Рубли с карманов тянет рынка пылесос…
»
— И далее по тексту, вся песенка об этом.
Автор — Неуловимый Арчи (перепев на известную токаревскую «Песню о Нью-Йорке»)
« Над родною страной солнышко встаёт,
А российский мужик пьяный уж орёт.
Наплевать на колхоз, «тьфу!» и на завод —
Девяносто второй выдержать бы год!
»
Сектор Газа, «Гуляй, мужик!»
« Весна. На скамейках кучкуются первые бабки.
Напрасная старость, регресс, нелюбовь ко всему.
Когда мимо них мы проходим к коммерческой лавке,
Они так мечтают, чтоб нас посадили в тюрьму…
Кого-то забрали, кого-то уже подстрелили…
А рядом нормальная жизнь — заготовка кормов.
Здесь вместо движений души мчатся автомобили,
А вместо людей и животных — фаланги домов.
»
— Соломенные Еноты «Сын Земли»

(link)

Атмосферное вступление к главной телепередаче эпохи. Более чем отражает суть этой эпохи.

Бесславные девяностые — сеттинг-компаньон Кто сколько унесёт суверенитета; если тот сеттинг касается отделившихся республик, то этот — обмылка метрополии (хотя в тех же Украине и Казахстане значительная часть атрибутов эпохи — бандитизм, «дикий рынок», преступность, наркомания — тоже присутствовали).

Бесславные девяностые — это такое время, когда царил всеобщий развал, мороженое на улицах стоило полтора косаря рублей, за каждым углом слышались выстрелы бандитских разборок, вечно пьяный президент ловил такси в трусах и дирижировал оркестром вместо того, чтобы управлять страной, палёная водка в стаканчиках продавалась в каждом ларьке, все пили «Пепси», танцевали «Ламбаду», слушали Си Си Кэтч и «Ласковый Май» (ближе к середине десятилетия — ДДТ и Агату Кристи, а в конце — Мумий Тролль, Сплин и Земфиру), телевидение в перерывах между рекламой показывало иногда и отличные передачи, а чаще Аншлаг и Смехопанорама без границ и американские мультики, а «Хоббитские игрища» были ещё теми самыми. Кончились при Путине; кое-где не кончились и поныне. В такие моменты периодически напоминает о себе призрак коммунизма, а тогда и вовсе был естественной, но нежеланной альтернативой.

Это сеттинг большого количества фильмов, как снятых в то время, так и позднее, например:

  • «Брат» и «Брат-2».
  • «Жмурки».
  • Бумер и его сиквел.
  • Сериалы «Бригада» и «Чума», а также ранние сезоны «Ментов», «Убойной силы» и «Агента национальной безопасности».
  • Сериал «Фаворский» (2005) — вольная экранизация романа А. Дюма «Граф Монте-Кристо» с переносом действия в сабж.
  • «Generation „П“» по роману Пелевина (у которого, в свою очередь, почти всё — там).
  • Внезапно — немецкий «Мизинец будды» (очень вольная экранизация «Чапаева и Пустоты») передаёт настроение самого начала девяностых весьма близко к воспоминаниям автора правки.
  • Казахстанский фильм Бизнесмены про 90-е глазами трёх барыг, один из которых кончил плохо. И казахстанский Рэкетир с его сиквелом.
  • Пример, который тогда был постапокалипсисом, а ныне воспринимается как ретрофутуризм — фильм «Дикий Восток», он же, как видно из названия — истерн.

Эта эпоха отличается специфической стилистикой произведений; их характерные черты — китч и абсурдное смешивание российских и западных реалий. Характерный литературный жанр тех времён, ныне почти исчезнувший — «детектив в мягком переплёте», доморощенная версия нуара (от которого отличается кричащей безвкусицей вместо стиля и плоским петросянством вместо тонкой иронии).

Очень близкое по духу явление — Эпоха НЭПа, которая была на 70 лет раньше.

Элементы сеттинга[править]

Места[править]

  • Санкт-Петербург — «криминальная столица» России. В частности изображена в сериале «Бандитский Петербург» и первых сезонах «Улиц разбитых фонарей». Но самое главное — в «Брате» же!
  • Москва — да-да. В столице также были определённые события. В одной из книг прямо написано, что если Питер был бандитским, то Москва была воровской, и место бандитов там занимали воры в законе. Но в Москве были и политические события в 1991 и 1993 годах.
    • Эти события (с небольшой долей предыдущей жизни: сытая беззаботность пополам с уличными реалиями 1980-х) глазами обыкновенного московского подростка шикарно изображены Павлом Санаевым в повести «Хроники Раздолбая».
    • А глазами обыкновенного советского офицера — у Александра Проханова в романе «Красно-коричневый» (нет, он не про это).
    • И, наконец, в романе Эдуарда Багирова «Гастарбайтер» — глазами… ну, вам и так понятно.
  • Национальные республики. Большинство от остальной провинции отличается мало, но в некоторых за счёт каких-то ресурсов жизнь чуть получше и даже бандиты вполне отъевшиеся, а в некоторых — восстановление конституционного порядка.
  • Урал и Сибирь. Власть далеко, закон — тайга, население — суровые потомки царских ссыльных и советских зеков, некогда развитая, но рухнувшая под напором рынка промышленность, зато нефти, газа, золота, алмазов и прочего стратегического сырья — как грязи.
    • Шантарск из романов А.Бушкова — легко узнаваемый Красноярск.
    • Батуев из романа Алексея Иванова «Ненастье» — своеобразный гибрид Перми и Екатеринбурга.
  • Юг России — некогда житница страны, тоже ставшая зоной противостояния как бандитов друг против друга, так и бандитов и сотрудников милиции.

Инверсии[править]

Те, кто в эти годы дружил с бандитами и мог безнаказанно совершать любой беспредел, теперь недоумевают, почему остальные недовольны, и называют это время «Святые девяностые». В качестве обоснуя выступают доводы по типу социальный дарвинист, право сильного, А чё я такого сделал-то?! и Готтентотская мораль. А ещё любители 1990-х встречаются среди диванных анархо-капиталистов, которые в те годы даже в первый класс ещё не ходили, а сейчас сильно идеализируют оный анархо-капитализм, коего в девяностые на самом деле не было (как и нигде). Увы, в те годы бизнесмен, дружащий с бандитами, имел высокие шансы стать «кабанчиком», которого, когда бизнес вырастал, забивали, и новым владельцем бизнеса становился главарь бандитов. А не дружащего забивали ещё раньше. И сами бандиты тоже имели шансы, что их забьют коллеги-конкуренты. Некоторые также считают, что время было хорошее, так как каждый мог неплохо заработать на банальной перепродаже всякого барахла… ну, если вам такое нравится, то не спорим. Однако же, отморозки могли запросто отжать у вас и товар, и выручку, и жизнь впридачу.

  • Владислав Блонье, «На волне». Марина, «девушка из девяностых», ментор и очень близкая подруга главной героини. Очень симпатичная дама: умная, красивая, решительная. Вот её мнение о десятилетии: «Не слушай всяких придурков, кто ноет про „страшные девяностые“. Честное было время. Каждому по способностям. Кто-то привык стоять в стойле, мычать и ждать, чтобы хозяин насыпал в кормушку отрубей — да на здоровье! Только не обижайся, к быдлу отношение соответствующее. А для таких, как мы, это было время возможностей…»
  • Песня группы «Свинцовый туман» под названием «Здравствуй, Россия».