Бесславные девяностые

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The New Russia. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« А над Москвою тучи чёрные сгустились,
И повсеместно воцаряется хаОс.
Как небо хмурое,
Толпа понурая.
Рубли с карманов тянет рынка пылесос…
»
— И далее по тексту, вся песенка об этом.
Автор — Неуловимый Арчи (перепев на известную токаревскую «Песню о Нью-Йорке»)
« Над родною страной солнышко встаёт,
А российский мужик пьяный уж орёт.
Наплевать на колхоз, «тьфу!» и на завод —
Девяносто второй выдержать бы год!
»
Сектор Газа, «Гуляй, мужик!»
« Весна. На скамейках кучкуются первые бабки.
Напрасная старость, регресс, нелюбовь ко всему.
Когда мимо них мы проходим к коммерческой лавке,
Они так мечтают, чтоб нас посадили в тюрьму…
Кого-то забрали, кого-то уже подстрелили…
А рядом нормальная жизнь — заготовка кормов.
Здесь вместо движений души мчатся автомобили,
А вместо людей и животных — фаланги домов.
»
— Соломенные Еноты «Сын Земли»

(link)

Атмосферное вступление к главной телепередаче эпохи. Более чем отражает суть этой эпохи.

Бесславные девяностые — сеттинг-компаньон Кто сколько унесёт суверенитета; если тот сеттинг касается отделившихся республик, то этот — обмылка метрополии (хотя в тех же Украине и Казахстане значительная часть атрибутов эпохи — бандитизм, «дикий рынок», преступность, наркомания — тоже присутствовали).

Бесславные девяностые — это такое время, когда царил всеобщий развал, мороженое на улицах стоило полтора косаря рублей, за каждым углом слышались выстрелы бандитских разборок, вечно пьяный президент ловил такси в трусах и дирижировал оркестром вместо того, чтобы управлять страной, палёная водка в стаканчиках продавалась в каждом ларьке, все пили «Пепси», танцевали «Ламбаду», слушали Си Си Кэтч и «Ласковый Май» (ближе к середине десятилетия — ДДТ и Агату Кристи, а в конце — Мумий Тролль, Сплин и Земфиру), телевидение в перерывах между рекламой показывало иногда и отличные передачи, а чаще Аншлаг и Смехопанорама без границ и американские мультики, а «Хоббитские игрища» были ещё теми самыми. Кончились при Путине; кое-где не кончились и поныне. В такие моменты периодически напоминает о себе призрак коммунизма, а тогда и вовсе был естественной, но нежеланной альтернативой.

Это сеттинг большого количества фильмов, как снятых в то время, так и позднее, например:

  • «Брат» и «Брат-2».
  • «Жмурки».
  • Сериалы «Бригада» и «Чума», а также ранние сезоны «Ментов», «Убойной силы» и «Агента национальной безопасности».
  • Сериал «Фаворский» (2005) — вольная экранизация романа А. Дюма «Граф Монте-Кристо» с переносом действия в сабж.
  • Новый «Generation П» по роману Пелевина (у которого, в свою очередь, почти всё — там).
  • Внезапно — немецкий «Мизинец будды» (очень вольная экранизация «Чапаева и Пустоты») передаёт настроение самого начала девяностых весьма близко к воспоминаниям автора правки.
  • Пример, который тогда был постапокалипсисом, а ныне воспринимается как ретрофутуризм — фильм «Дикий Восток», он же, как видно из названия — истерн.

Эта эпоха отличается специфической стилистикой произведений; их характерные черты — китч и абсурдное смешивание российских и западных реалий. Характерный литературный жанр тех времён, ныне почти исчезнувший — «детектив в мягком переплёте», доморощенная версия нуара (от которого отличается кричащей безвкусицей вместо стиля и плоским петросянством вместо тонкой иронии).

Очень близкое по духу явление — Эпоха НЭПа, которая была на 70 лет раньше.

Элементы сеттинга[править]

Места[править]

  • Санкт-Петербург — «криминальная столица» России. В частности изображена в сериале «Бандитский Петербург» и первых сезонах «Улиц разбитых фонарей». Но самое главное — в «Брате» же!
  • Москва — да-да. В столице также были определённые события. Но в Москве были и политические события в 1991 и 1993 годах.
    • Эти события (с небольшой долей предыдущей жизни: сытая беззаботность пополам с уличными реалиями 1980-х) глазами обыкновенного московского подростка шикарно изображены Павлом Санаевым в повести «Хроники Раздолбая».
    • А глазами обыкновенного советского офицера — у Александра Проханова в романе «Красно-коричневый» (нет, он не про это).
    • И, наконец, в романе Эдуарда Багирова «Гастарбайтер» — глазами… ну, вам и так понятно.
  • Урал и Сибирь. Власть далеко, закон — тайга, население — суровые потомки царских ссыльных и советских зеков, некогда развитая, но рухнувшая под напором рынка промышленность, зато нефти, газа, золота, алмазов и прочего стратегического сырья — как грязи.
    • Шантарск из романов А.Бушкова — легко узнаваемый Красноярск.
  • Юг России — некогда житница страны, тоже ставшая зоной противостояния как бандитов друг против друга, так и бандитов и сотрудников милиции.

Примеры инверсий[править]

  • Песня группы «Свинцовый туман» под названием «Здравствуй, Россия».
  • Владислав Блонье, «На волне». Марина, «девушка из девяностых», ментор и очень близкая подруга главной героини. Очень симпатичная дама: умная, красивая, решительная, к тому же придерживается немейнстримного мнения о «бесславном» десятилетии:
« Не слушай всяких придурков, кто ноет про «страшные девяностые». Честное было время. Каждому по способностям. Кто-то привык стоять в стойле, мычать и ждать, чтобы хозяин насыпал в кормушку отрубей — да на здоровье! Только не обижайся, к быдлу отношение соответствующее. А для таких, как мы, это было время возможностей… »