Бесприданница

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Бесприданница — самое известное произведение Александра Николаевича Островского на сегодняшний день (при жизни автора, однако, не получившее большой популярности). Эта пьеса писалась в 1874—1878 годах. Не в последнюю очередь, она обязана своей известностью экранизации «Жестокий романс» 1984 года.

Драматург поначалу планировал отнести действие к 1867 году и подразумевал в тексте Седьмую парижскую выставку. Но работа над пьесой затянулась, и в итоге действие переехало на лето 1878 года, и все эти фразы насчёт «В Париж, на выставку!» относятся уже к Восьмой выставке, которая должна была проходить осенью.

Основа сюжета — грустная судьба девушки из популярной среди городской элиты благородной фамилии Огудаловых, но при этом оставшейся без приданого (вероятно, из-за смерти отца). Трагедия Ларисы Огудаловой в том, что воспитана она для богатой жизни, но статус бесприданницы закрывает от неё эту жизнь. А ещё критики говорили: «драма Ларисы — вдобавок в том, что она обладает огромной, трепетной, тонко чувствующей душой, а вот житейского ума при этом явно недостаточно».

Сюжет[править]

Волжский город Бряхимов ожидает возвращения богатого дельца (по рождению — аристократа) Паратова. Также выясняется, что Лариса Огудалова выходит замуж за Юлия Капитоныча Карандышева, небогатого, но амбициозного[1] чиновника, которого Кнуров и Вожеватов — богатые купцы из её круга общения — откровенно презирают. Про Паратова известно, что он, уезжая из Бряхимова год назад, не успел даже попрощаться с Ларисой, которая была влюблена в него.

Паратов отвадил от дома Огудаловых всех женихов, и после его отъезда к Ларисе стали свататься разные неприемлемые личности. Доведённая до отчаяния, Лариса решает выйти замуж за того, кто посватается первым. Этим человеком оказывается Карандышев, давно безответно влюблённый в неё.

Карандышев приглашает Кнурова и Вожеватова на обед, те, пусть презрительно, но — соглашаются. Примерно в это время Паратов встречается с Кнуровым и Вожеватовым. Он рассказывает, что берёт очень богатое приданое за своей новой женой, спасаясь этим от грозившего ему разорения. Ему рассказывают, что Лариса Огудалова выходит замуж. Паратов относится к этому со смешанными чувствами — немного обидно, но зато его вина перед Ларисой вроде как заглажена.

Кнуров навещает дом Огудаловых. Он выражает недоумение по поводу выбора Ларисой жениха и толсто намекает на то, что Ларисе выгоднее быть его любовницей. Также он дарит ей богатый гардероб на свадьбу по её выбору.

Лариса встречается с Карандышевым. Она предлагает ему после свадьбы уехать из Бряхимова в крохотное имение Карандышева (в глуши). И не просто предлагает — настойчиво просит об этом! Но Юлий возмущённо отказывается, чувствуя, что она это делает от стыда за своего жениха. (Здесь проявляется некоторая чёрствость Карандышева: ему и в голову не приходит, что Лариса ещё и предвидит некую беду и стремится скрыться от всех этих настойчивых поклонников, как бы «начать новую жизнь», пусть и с нелюбимым; Юлий Капитоныч, к сожалению, зациклен на собственной особе…) Карандышев на нервах рассказывает Ларисе, что Паратов приехал в город.

В доме Огудаловых появляется Паратов. Лариса признаётся ему в любви. Паратов цапается с Карандышевым, их мирят, Карандышев приглашает Паратова на обед. Но Паратов явно затаил зло.

Начинается званый обед Карандышева. Обстановка совершенно нищебродская. Купцы — и благородный делец Паратов — ничего не едят и не пьют. Робинзон подпаивает Карандышева по заданию Паратова. Купцы всячески унижают Карандышева, Лариса тоже демонстрирует своё презрение к нему. По приглашению Паратова Лариса тайком от жениха уезжает с Паратовым, Кнуровым и Вожеватовым за Волгу. Карандышев произносит полную попаболи речь, хватает пистолет и бросается за ними вдогонку.

Лариса высказывает Паратову пожелание быть его женой, но тот огорошивает её тем, что уже обручён. В это время Кнуров играет с Вожеватовым в орлянку за право получить Ларису и выигрывает. Кнуров приглашает Ларису быть его содержанкой. Потом Лариса встречается с Карандышевым, наконец-то догнавшим её. Карандышев сравнивает её с вещью, рассказывая про игру в орлянку. Лариса с горечью соглашается («Да, я вещь! Слово для меня найдено!») и высказывает желание быть содержанкой Кнурова. Карандышев убивает Ларису. Она, умирая, благодарит Карандышева и сообщает подошедшим купцам, что совершила самоубийство и никого не винит, а, напротив, всех любит.

Что здесь есть[править]

Общие моменты[править]

  • Брак по расчёту/Сбежать в брак — вся пьеса об этом. Харита Игнатьевна вынуждена отдавать дочек замуж по расчёту, чтобы избежать полного разорения семьи и обеспечить девушкам более-менее адекватное будущее. Паратов решает жениться на девушке с большим приданым, чтобы избежать разорения.
  • Говорящее имя — Огудалова (огудать означает «обмануть»), Кнуров (кнур — хряк), Карандышев («карандыш» — то же, что и коротышка), Паратов (поратый — бойкий), Вожеватов (вожеватый — вежливый). Там же актер Счастливцев с символическим именем Аркадий (от Аркадии, мифической страны блаженства). Имя и фамилия (псевдоним) иронические: счастья в жизни героя немного.
    • Не повезло с ФИО — с прикрученным фитильком, потому что не все (а только специалисты-этнографы) знают диалектные слова, от которых образованы эти фамилии. Огудалова и Карандышев — к тому же реальные дворянские family names родовые имена. Не исключено, что эти благородные династии произошли от какого-то обманщика и какого-то недомерка соответственно.
  • История на день — всё действие укладывается в одни сутки.
  • Камео — премьера «Бесприданницы» в Москве вызвала ажиотаж, потому что был объявлен бенефис популярного артиста Николая Музиля в роли… Робинзона. Хорошо хоть не Гаврилы [эпизодического бряхимовского ресторатора]. Неудивительно, что публика была разочарована.
  • Развесёлые ромалэ — Паратов отправляется на прогулку на пароходе с цыганским хором, под песню которого и умирает в финале Лариса.
  • Тролль — чуть ли не в течение всей пьесы (далеко не комедии!) Паратов и Вожеватов фактически соревнуются друг с другом: кто из них лучший тролль? Побеждает, пожалуй, всё-таки остроумный, лёгкий и лукавый Вожеватов (Паратов слишком упорот и — что большую часть времени тщательно скрывает — озлоблен).

Прототипы персонажей[править]

  • Основано на реальных событиях — Островский неоднократно избирался и служил мировым судьёй, так что бытовые криминальные истории для своих пьес черпал из жизни. Литературовед Владимир Лакшин предположил и обосновал, что «Бесприданница» основана на деле Ивана Коновалова — волжского купца-миллионщика, застрелившего молодую жену из ревности. Однако Островский сильно переработал реальный сюжет, поскольку Коновалов в жизни был чем-то средним между Паратовым и Кнуровым. И убил-таки жену, а не любовницу.
    • С Коновалова всё-таки больше списан Кнуров (психологическое и поведенческое сходство почти портретное, за вычетом лишь того, что Кнуров НИ ПРИ КАКИХ обстоятельствах не поднял бы руку на Ларису и вообще был бы с ней неизменно вежлив — а вот выгнать без копейки, в случае её «походов налево», запросто мог бы, и после этого — «хоть в монастырь, хоть в швеи»). А история Карандышева преимущественно основана на реальной трагедии кинешемского чиновника Синягина, у которого соблазнил жену какой-то богач, и Синягин, вместо того, чтобы, на худой конец, застрелить этого богача, взял да шарахнул из пистолета в неверную супругу. Был громкий, по кинешемским меркам, судебный процесс, на котором стало ясно, что Синягин, мягко говоря, психически неуравновешен; но на каторгу сего мужа всё-таки отправили.
    • Также на Коновалове, с СИЛЬНЫМ прикручиванием фитилька (во всех отношениях) и с твиком характера (в сторону большей общительности и душевности), основан Лев Краснов из другой пьесы Островского — «Грех да беда на кого не живёт».

Финал пьесы[править]

  • Знаменитые последние слова — педаль в асфальт: «Ах! благодарю вас! (чужие реплики) Милый мой, какое благодеяние вы для меня сделали! Пистолет сюда, сюда, на стол! Это я сама… сама. Ах, какое благодеяние… (чужие реплики) Это я сама… никто не виноват, никто… это я сама… (чужие реплики) Нет, незачем… Пусть веселятся, кому весело… Я не хочу мешать никому! Живите, живите все! Вам надо жить, а мне надо… умереть… Я ни на кого не жалуюсь, ни на кого не обижаюсь… вы все хорошие люди… я вас всех… всех люблю» — Лариса после выстрела из пистолета в лёгкое.
  • Кармический Гудини — Карандышев убил Ларису по довольно-таки гнусной причине, и что? И ничего — умирающая Лариса была ему за это благодарна, потому что замуж за нелюбимого не хотела, а любимый (но подлый) её не брал, и дорога ей была только в содержанки. Лариса считает убийцу своим спасителем — и твёрдо намерена перед смертью заявить всем, что это она сама отняла у Карандышева пистолет и выстрелила в себя.
    • Ну, вполне возможно, что Юлия Капитоныча выпрут окончательно из общества по причине гнусного скандала с «самоубийством» невесты… А вот Паратов («любимый, но подлый») вообще никак не пострадает, даже наоборот. Ему достанется невеста с золотыми приисками, от постылого пароходства он теперь свободен. Сейчас женится, получит приданое жены/доходы с оного и — давай, весёлый барин, в Париж, на выставку![2]
    • Аналогично — Кнуров и Вожеватов.
    • В пьесе по последней реплике Карандышева понятно, что он в шоке от содеянного («Что я, что я… Ах, безумный!» и после этого уронил пистолет, что и позволило Ларисе инсценировать самоубийство). Не факт, что, придя в себя, Юлий не расскажет, что случилось на самом деле: ничто не дает оснований считать его совершенно бессовестным. В «Жестоком романсе» и вовсе имитации самоубийства нет, произошедшее очевидно всем, так что там Карандышев и вовсе под этот троп не подпадает.
  • Несчастливый конец — Лариса Дмитриевна убита, её мать лишилась последней из дочерей, Карандышев убил Ларису и несмотря на все его усилия, остался ни с чем. А все, кто плохо обошлись с Ларисой, останутся безнаказанными — в частности, Паратов, Вожеватов и Кнуров.
    • С другой стороны: матери не надо больше кормить незамужнюю дочь, дочери не надо больше унижаться, а Вожеватов и Кнуров не так уж и виноваты.
  • Открытый финал — именно так. Неясно, как дальше сложится судьба Карандышева, прогуляет ли очередное состояние Паратов, поссорятся ли Кнуров с Вожеватовым и так далее. При желании можно даже предположить, что Лариса выживет, ведь сразу она не скончалась.
  • Перевернуть финал в сиквеле — Островский планировал пьесу-продолжение, где оказалось бы, что Лариса выжила… но так и не реализовал этот замысел. Именно этот ход реализован в финале вольной экранизации 2011 года, выполненной Андресом Пуустусмаа (современный россиянин Карандышев выходит с зоны, Лариса его встречает).

Злоключения пьесы[править]

  • Бледная моль — так восприняли Ларису критики и значительная часть публики после премьерных показов, что обусловило полный провал пьесы. Аверсии добились спустя годы — блистательная Комиссаржевская и нежная красавица Гузеева в экранизации. Островский этого, увы, не увидел.
    • А в некоторых театральных постановках Бледной молью намеренно показывают Карандышева.
  • Отомщено временем — премьера (1878—79) прошла в двух театрах — и в обоих провал. Публика неприятно изумилась. Критики разругали. Ни Федотова, ни Савина в главной роли не понравились («обе актрисы показали тогдашней публике замухрышек каких-то, даже неясно было, отчего вокруг обеих Ларис, по сюжету, так и вьются мужчины!»(с)заядлый театрал и историк русского театра Влас Дорошевич, который, по своей крайней юности, на тех спектаклях лично не был — но задним числом собрал о них много сведений. А вот когда прошли годы и за роль, уже на рубеже веков (1896), взялась Комиссаржевская… Правда, Островский до этого успеха уже не дожил.

Семья Огудаловых. Страдания дочери… и матери[править]

  • Любовный треугольник — Лариса, Паратов и Карандышев.
  • Любовь зла — Лариса и Паратов, чуть ли не кодификатор.
  • Люди имеют свою цену — Лариса, на которую играют в орлянку.
  • Мазохистское танго — Лариса и Паратов. Причем не будь Лариса возвышенно-эфирным созданием, могло бы продолжаться еще очень долго и эффектно.
    • Своего рода горькую пародию на троп Лариса отыгрывает с Карандышевым: она, мягко говоря, не впечатлена им, причём хронически (во-первых, она любить способна только яркого и желательно ещё и богатого, а во-вторых, она видит, что жених несколько «альтернативно одарённый»), но одно время она, Лариса, мечтала привыкнуть-приноровиться (стерпится — слюбится) к Карандышеву, при условии, что он НЕМЕДЛЕННО увезёт её в глушь, из всей этой жуткой ситуации. А понторезу Карандышеву ох и не хотелось спешить с этим, ему так сильно желалось «и погордиться и повеличаться» (он простодушно описывает свой настрой именно этими словами, причём с подтекстом «А что такого?!»).
      • Потому что перед этим он три года терпел в доме Огудаловых натуральный буллинг от более состоятельных посетителей и дошел до попытки самоубийства.
  • Мама Фансервис — так задумана Харита Игнатьевна: «вдова средних лет; одета изящно, но смело и не по летам». Неочевидно для современного зрителя/читателя, слишком привыкшего к смелым нарядам.
  • Мортидо — на примере Ларисы показано, как девушку, «шального» характера и унижаемую родственниками, охватывает мортидо, потому что она эти унижения очень тяжело переживает.
    • Может показаться, что в семье Лариса не терпит вообще никаких унижений: с матерью у нее доверительные отношения, а попытки ревности со стороны Карандышева она очень легко обрывает, заставляя того извиниться. Действительно крупному унижению Ларису подвергают разве что Кнуров и Вожеватов с орлянкой. Но и в первоисточнике, и в рязановской адаптации особо подчёркнуто, что Лариса ощущает как великое унижение и факт «собачьей свадьбы» поклонников вокруг неё, и необходимость развлекать этих поклонников, чтобы понравиться кому-то богатенькому, и материнское «И притворяйся, и лги!» (а в рязановской адаптации ещё и «А ну, Лариса, танцуй!», опять-таки от матери). Недаром Лариса мечтала бежать от такой жизни куда угодно, хоть в карандышевское Заболотье (другой вопрос, долго ли она там выдержала бы).
  • Несовместимая с жизнью красота — Лариса Огудалова.
  • Осколок аристократии — семья Огудаловых. Напрямую не прописано, что они дворяне, но это подразумевается. Мещане не сочли бы вполне приличного (в мировые судьи избирается) дворянина Карандышева «плохой партией», а на купчих Лариса и ее маман совершенно не тянут. Фамилия Огудалов имеет старинное звучание, так что, скорее всего, автор намекал на старое дворянство. Во второй половине 19 века многие русские дворянские роды совершенно разорились, но упорно сохраняли мельчайшие остатки былого величия. Положение Ларисы и Хариты Игнатьевны вполне соответствует реальности.
    • Подсвечено Кнуровым: «Огудаловы всё-таки фамилия порядочная; и вдруг за какого-то Карандышева!..». Видимо, дворянство Карандышева также довольно старое (Рязановым в фильме подсвечено: обратите внимание, какой у Юлия Капитоныча старинный особняк!), но по древности рода с Огудаловыми просто не сравнимое; а кроме того — что ещё важнее для Кнурова — Огудаловы некогда были богаты, а Карандышевы никогда богаты не были.
    • Кроме того, в пьесе есть то-о-онкий намёк, что благородный г-н Огудалов, отец Ларисы, расточил имение своё с цыганами, особливо же с цыганками. Островский не мешал своим современникам думать, что на одной из этих цыганок Огудалов даже… женился! Своей фразой «Она, должно быть, не русская: уж очень проворна» Вася Вожеватов намекает не на этническое еврейство Хариты Игнатьевны, как в наши дни могут подумать, а именно на цыганское происхождение; и Лариса с Карандышевым упоминают «цыганский табор вместо дома»; и имя Харита/Харитина (хоть и имеющееся в святцах) для цыганок и украинок было типично, а для русских — не очень (а Игнатов среди цыган и тогда, и сейчас — пруд пруди); и ещё при жизни Островского на роль Огудаловой-старшей брали актрис «цыганоподобной» внешности и/или так гримировали, каковая традиция продолжилась и в фильме Протазанова.
  • Правдоруб — Лариса. Её правдорубство огорчает её мать, Хариту Игнатьевну. Друзья семьи, разлакомившиеся на Ларисину красоту, судачат: «Говорит, говорит, да время от времени и скажет то, чего не следовало бы. То есть правду».
    • Лариса и прямо на глазах у зрителя демонстрирует свою причастность к тропу. Карандышев, за которого она собралась выходить замуж, говорит ей «Я не хочу, чтобы все считали, что я для вас не избранник, не герой вашего романа, а только та соломинка, за которую хватается утопающий» (самому факту брака он рад-радёхонек), а Лариса ему: «Но ведь это же правда».
  • Роман шербета с молоком — старшая сестра Ларисы, посмертный персонаж, вышла за кавказца. «Вот потеха-то была! Как увидал, затрясся, заплакал даже — так две недели и стоял подле нее, за кинжал держался да глазами сверкал, чтоб не подходил никто. Женился и уехал, да, говорят, не довез до Кавказа-то, зарезал на дороге от ревности». Подразумевался, скорее всего, грузин.
  • Рулон Обоев — безымянный кавказский князь, из ревности зарезавший жену, сестру Ларисы (по фильму её зовут Ольга). А перед тем, как повезти её к себе на Кавказ, тавади долгое время устраивал около этой бедной девушки выразительные «молчаливые сцены ревности». Не исключено, что он убил молодую супругу только за то, что она совершенно нейтрально, учтиво улыбнулась какому-то мужчине, или даже — о ужас! — поддержала разговор, когда тот посмел с ней заговорить.
  • Трагическая семья — Огудаловы. Отец рано умер, оставив на руках у жены трёх дочерей. Если следовать тексту, судьба всех трех сложилась трагично. Хариту Игнатьевну остаётся только обнять и плакать.
  • Шулер — муж второй сестры Ларисы, «тоже какой-то иностранец», оказался «совсем не иностранец, а шулер».

Сергей Сергеич Паратов[править]

  • Блистательный соперник — богатый и обаятельный Паратов для всех мужчин, которые интересуются Ларисой, но прежде всего, конечно, для бедного, не очень умного и не умеющего себя подать Карандышева.
  • Бонус для современников — Паратов в сокращённой форме (как к чему-то, полная редакция чего прекрасно известна собеседнице) отсылает к весьма популярной в те времена прибаутке: «У каждого свой вкус // и образчик: // кто любит дыню, кто арбуз, // а кто — свиной хрящик».
  • Великолепный мерзавец
  • Деловой дворянин — формально, но не по призванию: ведь особых деловых качеств не заметно, и тратить деньги этот персонаж умеет гораздо лучше, чем зарабатывать. Столбовой дворянин Паратов жил не только с поместий, но и с судоходства, владел на Волге несколькими пароходами, а за неимением в городе Бряхимове ему «ровни» среди дворян (не считать же за ровню полунищего чиновничка Карандышева, хоть и тоже столбового дворянина по происхождению!) охотно тусовался и кутил со сверхбогатыми дельцами Кнуровым и Вожеватовым (у них и промышленность, и торговля). Да только плохо поставлен был у Паратова бизнес (и сильно обворовывали его нанятые им управляющие), а сам он больше интересовался тусовками и кутежами, чем делом. Итог: Паратов с размаху влетел в троп «промотавшийся аристократ», последний пароходишко продал (город по инерции продолжает его обожать за обильные раздачи денег по всякому поводу) и вынужден заключить брак по расчёту с нелюбимой и неприятной дочкой мультимиллионера. Будущий тесть, зловредный старый борец за нравственность — явно из простых, но с супербогатством в виде золотых приисков, и его интересует не капитал банкрота Паратова, — капитала-то не осталось, — а именно принадлежность Паратова к родовой элите, чтобы внучата мультимиллионера были уже дворянами. И холостяцкие пирушки затихнут, сгинут без следа… ©
    • А как тогда понять слова Паратова о том, что его будущий тесть — «важный чиновный господин»? А тут Паратов, по всей вероятности, попросту иронизирует: аристократ мог в шутку (чаще с уничтожающим сарказмом) назвать так «жалованного» купца, то есть такого, которому за большой вклад в экономику страны пожаловали звание потомственного почётного гражданина либо «коммерции советника». На самом деле тесть Паратова — уж никак не «господин в действительно больших чинах» (дававших дворянство!) и уж подавно не аристократ — иначе на кой бы ему сдался промотавшийся кутила, человек общеизвестно невысокой нравственности, пусть и благородный-преблагородный?! А вот если денег полно, но в баре могут попасть только внуки и только по зятю — тогда другое дело, тогда всё сходится…
    • Нечаянная правда — Карандышев охарактеризовал Паратова как промотавшегося кутилу. Это, конечно же, чистой воды зависть весьма небогатого Юлия Капитоныча к богатому сопернику… и чистая правда!
  • Круто, но опасно — салонное развлечение Паратова: его возлюбленная берёт часы (а в канонической редакции пьесы — крупную старинную монету!) в руку, а он стреляет и выбивает их пулей. Даже бывалый боевой офицер побледнел, увидев этот трюк. Зато Лариса полностью уверилась, что круче Паратова никого в мире нет. В экранизации смягчено: Лариса держит часы на длинной вытянутой цепочке. Остается шанс промахнуться и не задеть девушку. Тогда как в пьесе: пара миллиметров в сторону, и прощайте, пальцы Ларисы, не играть вам больше на гитаре…
  • Мастер кулака и пули — Паратов. Великолепно стреляет и здоров как бык. По-видимому, этим и покорил Ларису, так как особой обходительностью не блещет (как минимум — на поздних этапах общения с Ларисой), а богатеев она немало повидала.
  • Неполиткорректный злодей — подлый барин Паратов, небезуспешно корчащий из себя крутого (и промотавший всё своё состояние), заочно насмехается над машинистом-иностранцем, работающим у него на пароходе. «И ведь выжал бы я из своего парохода самую большую скорость, обогнал бы конкурента[3] — да немчура эта, машинист-голландец, кричит „Никак нельзя, котёл взорвётся!“. Цифры мне на бумажке, жалкий шут, выводил, давление рассчитывал. Где ему нашу русскую душу понять — у самого-то душа коротка, мелка. Арифметика у них вместо души-то!».

Юлий Капитоныч Карандышев[править]

  • Гурман-гуро — ладно бы Карандышев на злополучной вечеринке ограничился палёным вином, но ему вдобавок на нормальное (и уж подавно — на богатое) угощение средств не хватило. Вожеватов и Паратов просто поржали, а Кнуров за весь обед ничего не смог съесть, остался голодным и впал в прострацию. Такого с местным олигархом на разу в жизни не случалось.
    • Но тут, скорее всего, присутствует нюанс или несколько. Карандышев всё-таки не бомж, а, согласно разъяснениям от самого Островского, товарищ (т. е. заместитель) почтмейстера. Поэтому «действительно голодно и скудно» за этим столом, разумеется, не было. Более вероятны три обстоятельства:
      • 1) вероятно, часть пищи была вполне годной, только уж слишком «простой», и Паратов с Кнуровым и Вожеватовым отродясь именно такого не едали и… брезговали;
      • 2) притом трапеза жалостно выдавала факт крайней малобюджетности, но при этом была, с баааальшой претензией (сейчас сказали бы «с понтами»), стилизована/сервирована под «богатый аристократический стол». Например, Огудалова-старшая журит Карандышева за слишком мелких стерлядей — дорогую-богатую рыбку, которую Карандышев наверняка купил с серьёзной скидкой ввиду ее молодости и оттого мелких размеров;
      • 3) и наконец, наверняка изрядная часть еды — только врагов своих травить (вот он, троп). Ефросинья Потаповна — полубезумная и скаредная тётка Карандышева — по-видимому, часть пищи принципиально приготовила сама («Переплачивать этому приглашённому поваришке?! Да лучше я…!»), и можно вообразить, как приготовила! А те блюда, рецептов которых она, по счастью, не знала, таки готовил упомянутый в пьесе специально нанятый повар[4], — неустановленной, впрочем, квалификации,[5] — но Ефр. Потап., в любом случае, сильно мешала повару, постоянно встревая в готовку и требуя расходовать всех продуктов на все блюда «поменьше, поменьше»… «Повар — словно Мамай-победитель какой, слова ему не скажи! Требует сахару, ванилю, рыбьего клею, а ваниль этот дорогой, а рыбий клей — ещё дороже! А он его сыплет в еду без всякой меры! Вот сердце-то и мрёт, на него глядя!».
  • Легко пьянеет — той феерической гадости, которой с подачи тетушки угощал гостей Карандышев, много выпить невозможно, так что его состояние явно попадает под троп. Карандышев, от большого-то ума, ещё и заполировал это дело коньячищем.
    • А Кнуров с Вожеватовым, заочно обсуждая Юлия Капитоныча, подчёркивают, что он непривычен к частому питию алкоголя (в отличие от них), «много ли ему надо, скорёхонько и дошёл до восторга».
    • В начале пьесы-первоисточника Карандышев похваляется, будто его ежедневное меню включает в себя «рюмку водки в полдень» под котлету и тут же следом-де «стаканчик вина хорошего». Токсичное сочетание напитков! По незнанию Карандышев приписал себе привычки алкоголика-неадеквата, а не «солидного представителя высшего общества», которым тоже не был, но которым старался слыть и выглядеть. Насчёт ежедневной котлеты, видимо, правда (сей губернский секретарь явно не голодает — но живёт только на жалованье и оттого вопиюще небогат на фоне городских «тузов»), а вот насчёт ежедневного привычного алкоголя и особенно насчёт «ХОРОШЕГО вина» — заведомая ложь. Этот факт тут же осознал Вожеватов — и принялся, по своему обычаю, тонко троллить Юлия. В фильм Рязанова этот диалог не попал — но для образа в целом он довольно показателен.
  • Любовь делает злодеем — Карандышев. Классика. Хотя с прикрученным фитильком: Лариса благодарит его за подаренную ей смерть, потому что не видит достойных вариантов жизни.
    • И изначально он хотел заступиться за невесту, считая ее измену делом, касающимся только них двоих. Убийство было результатом их новой ссоры.
  • Табуретовка — тетушка Евфросинья Потаповна из жадности превратила обед у Карандышева в гурман-гуро, и алкоголь тут не стал исключением. "Опять вино хотел было дорогое покупать в рубль и больше[6], да купец честный человек попался; берите, говорит, кругом [т. е. мелким оптом и потому со скидкой] по шести гривен за бутылку, а ерлыки наклеим какие прикажете!» Даже привычный ко всему Счастливцев по прозвищу Робинзон, «натура, выдержанная на заграничных винах ярославского производства», от такого вина почувствовал себя «отравленным» (но сделал из этого готовый эстрадный скетч — потому что мзду надо же отрабатывать).
  • Так не доставайся же ты никому! — Кодификатор и тропнеймер (но не первопример) тропа — Карандышев, не желая, чтобы его возлюбленная Лариса Огудалова досталась другому мужчине, убивает её выстрелом из пистолета.
  • Яндэрэ. С нюансом, потому что Лариса для него не только пылкий любовный интерес «любой ценой», но и, как ему (напрасно) кажется, билет в высшее общество.
    • Это предположение Кнурова, высказанное в диалоге с Огудаловой, где он предлагает той повлиять на Ларису, чтобы та поскорее ушла от мужа — понятно, к Кнурову в любовницы. Стоит ли верить его мнению в данном случае, беспристрастно ли оно?.. Но, во всяком случае, поводы так думать у Кнурова были, потому что Карандышев совершенно очевидно хочет в высшее общество (вне зависимости от того, насколько связывает с этим свои чувства к Ларисе), а когда Юлию Капитонычу ударит в голову — ему кажется, что он уже один из городских «тузов».

Мокий Пармёныч Кнуров[править]

  • Единственный нормальный человек — Кнуров. Предложение стать его любовницей и содержанкой сейчас кажется позорным, да и тогда для дворянки перейти в дамы деми-монда было позором. Но ничего лучше Ларисе никто не предлагал. Замуж за Карандышева, чтобы побыстрей в могилу свёл? Оставаться в родном городе опозоренной? В монастырь? Или всё-таки в Париж, на выставку? А потом жить там с огромным содержанием, независимой да себе самой хозяйкой? А он приезжал бы на пару недель в году, всё остальное время исправно выплачивая счета издалека. Не самый дурной вариант и, опять-таки, лучший из имеющихся. Если бы не выстрел, она поехала бы с Кнуровым… и вряд ли ей пришлось бы сильно об этом жалеть.
    • Ну, тут следует добавить: мы не успеваем узнать, как именно Кнуров бы стал себя вести с Ларисой. Возможно, он и стал бы только «приезжать пару недель в году», а возможно и нет (в конце концов, какие у него отношения с женой, мы тоже не знаем). Да и до нормального человека Кнуров не дотягивает. Он, как и Вожеватов, прекрасно знал, что Паратов обручён и «миллионную невесту на Ларису Дмитриевну не променяет». Однако держал это в секрете, а когда правда раскрылась — использовал ситуацию в свою пользу, дабы заполучить себе «дорогой бриллиант».
    • Он деловой человек, купец, привык лишней информации не выдавать, его предложение Ларисе — единственное проявление хоть относительного альтруизма с его стороны, а вообще щедрые жесты не должны быть ему свойственны. Он не добряк — он действует совершенно понятно с купеческой точки зрения; и доброе дело сделать, и самому на нём не нагореть. Он нормален внутри своего контекста. Да и то: жить в Париже, пока дела носят Кнурова по всей Российской империи — не худший вариант, а дома Ларисе уж точно никто ничего лучшего не предложит.
      • К тому же автор никак не подвергает сомнению слова Кнурова о том, что он бы женился на Ларисе, не будь уже женат.
  • Молчаливый крутой — Кнуров, подсвечено. В первой половине пьесы говорит редко, да метко. Когда, наконец, разражается любовным монологом, дамская часть аудитории млеет. Безоговорочный лидер по части восторгов читательниц. Куда там «подлецу» Паратову…

Василий Данилыч Вожеватов[править]

В «Бесприданнице» Вожеватову чуть за двадцать (в рязановской экранизации на вид как минимум за 30) — но у него уже огромное состояние, которое он получил в наследство от отца и стремительно приумножил уже благодаря собственной одарённости. И явно разнообразные полезные связи; и вхож наш Вася в лучшие дома… Поэтому Кнуров очень уважает Вожеватова, несмотря на его юность (а также, видимо, потому, что это сын «аж такого отца», ныне уже покойного); ну и за весёлый-лёгкий нрав, вероятно, тоже любит. Многие видные исследователи Островского склоняются к тому, что «Таланты и поклонники» — своего рода приквел к «Бесприданнице», и выведенный там вечно пьяный (но неглупый) юный купчик Вася, 18-19-летний сын богатого отца — не кто иной как Вожеватов за несколько лет до «вхождения в возраст и в права наследования». Это мнение разделял экранизатор Рязанов; он всё так и подал в своём фильме, поскольку заставил Карандышева упомянуть скорый «бенефис госпожи Смельской» в бряхимовском театре.

  • Друзья детства — Лариса и Вожеватов. Наивная Лариса воспринимает Васю как милого братика, а тот цинично пользуется правом регулярно тусить у Огудаловых, не вызывая пересудов. Справедливости ради, Вожеватов дарит очень дорогие подарки, ничего не требуя взамен, так что некие дружеские чувства к Ларисе он все-таки питает. А судя по финалу пьесы — не только дружеские, но и сексуальные… однако всё же не до потери головы: Вожеватов настойчиво показан «прагматиком аж до педали в пол». Он хоть и молод — а не зарвётся, лишнего не передаст [то есть не вложится свыше «разумного предела» — ни в моральном, ни в денежном плане]!
  • Молоко-плюс — «чай» Вожеватова (шампанское, налитое в чайник), хотя у непосвящённых возникают вопросы, почему чаёк так дорого сто́ит.
    • У нас на Бодуне засуха — Вожеватов ежеутренне мается с похмелья (не показывая этого окружающим), иначе не дул бы шампанское с утра, маскируя его под чай (поскольку утренняя выпивка строго осуждалась правилами приличия).

«Робинзон» (Аркадий Счастливцев)[править]

  • Нелюбовь к отдаче долгов — Робинзон: «Почему же мне [от тебя] кредиту нет? Мне везде доверяют, я по всей России всё больше в кредит». Иван (слуга/официант в заведении), явно с сарказмом: «Это я оченно верю-с».
  • Пнуть собаку — то, как честная купеческая компания ведёт себя с Робинзоном, который у них как раз на положении собачки. В экранизации момент смягчён.
    • Всё даже ещё ужаснее. На дворе всё-таки не самое начало XIX века, а более поздние, «типа уже культурные» времена, и с актёром БЕЗ ЕГО ОСОБОГО РАЗРЕШЕНИЯ нельзя обходиться как с шутом, этак можно отдать по суду немалые денежки за моральный ущерб. Актёр уже не бесправен «как класс»; другие актёры — а то и режиссёры, и антрепренёры — своего товарища в обиду не дадут; найдутся, если надо, и адвокаты. Вожеватов отлично это понимает — а потому заранее (и когда Робинзон не слышит) интересуется у Паратова: «А пошутить с ним (Робинзоном) можно?». И Паратов такой: «Ничего, он не обидчив. Вот отводите свою душу, могу его вам дня на два, на три предоставить». Позже, при непосредственном знакомстве Вожеватова с Робинзоном, Вася сначала «аккуратно прощупывает» г-на актёра, а г-н актёр, для виду сперва поломавшись («Я фамильярности не терплю и не позволю всякому…») и уточнив, богат ли и щедр ли Вожеватов, даёт-таки упомянутое разрешение: «Вот теперь я могу тебе позволить обращаться со мной запросто». Вроде бы это было «всего лишь» разрешение обращаться на «ты» — но все, включая самого Робинзона, понимают, что «г-н актёр» попросту добровольно записался к этой компании богачей в клоуны-потешники и объекты пранков, в том числе и небезобидных. Вожеватов, кстати, обожает подобные шутейки, в чём прямо признаётся своим друзьям.
      • Но Вожеватов в этом деле ещё няшка, ещё «вегетарианец», так сказать. А Кнуров ограничился тем, что смотрел, слушал да посмеивался. Другие, менее культурные купцы отрываются еще и не так. Из пьесы явствует, что и в 1870-е годы стезя, которою идёт Аркашка-Робинзон, небезопасна даже чисто физически. Мало того, что купцы, наградив актёра деньгами-кормёжкой-алкоголем-шлюхами, заставят себя забавлять и будут унижать «шута» — они его «подчас и ваксой напоят, и в бочке с горы, для собственного удовольствия, прокатят»(с) — это Паратов напоминает Робинзону, глумясь над ним. Большинство театральных режиссёров в этой сцене заставляют Робинзона молчаливо реагировать так, будто он уже подвергался.

Адаптации[править]

Бесприданница[править]

«Бесприданница» — фильм Якова Протазанова 1936 года, первая звуковая экранизация[7] Лариса — Нина Алисова, Паратов — Анатолий Кторов, Карандышев — Владимир Балихин. В целом снято неплохо и по театральным канонам пьесы, но в наше время смотрится довольно забавно в некоторых моментах.

Что здесь есть[править]

  • Опереточный злодей — у Паратова, которого изобразил Кторов, задорно торчат усы, поблёскивают глаза, он грызёт реквизит, с первого взгляда видно — подлец, как Лариса на него запала, странно.
    • Не так уж и странно. Автор правки видел этот фильм в 11 лет и тут же решил, что прекраснее мужчин не бывает. Сейчас смешно вспоминать, но вкусы ведь такие разные.
  • Окрутеть в адаптации — Лариса здесь сильная, страстная, носит открытое декольте, есть в ней что-то цыганское, и в своём романсе («Нет, не любил он…») она гневно изобличает Паратова.
  • Самоуверенный мерзавчик — Карандышева в пьесе и в адаптации Рязанова бывает иногда жаль. Здесь же Владимир Балихин играет человека глупого, хвастливого, максимально неприятного, иногда даже с перебором — словом, настоящий концентратор ненависти.
  • Полное чудовище — а такая здесь Харита Игнатьевна. Злобная мегера, торгующая своей дочерью. Ольга Пыжова играет её максимально отвратительной.
  • Отвратительный толстяк — Кнуров там просто физически неприятен. Можно понять Ларису, почему отказывается она от его предложения: это просто противно, в отличие от приятного крепыша Петренко в адаптации Рязанова.
  • Грызть реквизит — кроме Паратова, реквизит грызёт Кнуров. Повадками он напоминает доброго колдуна вроде Хоттабыча, что странно, Мокий Парменыч по пьесе человек серьёзный, обстоятельный, к клоунаде не склонный, у Рязанова с этим всё ОК.
    • Реквизит в фильме грызут в среднем все. Традиции игры немого кино были еще сильны.
  • Развесёлые ромалэ — Алисова сама цыганских кровей, а романсы, исполняемые в фильме, она и Протазанов подслушали в цыганском таборе.
  • Он и в жизни так может — в отличие от остальных адаптаций, Нина Алисова пела все романсы сама.
  • Откровеннее и сексуальнее — Лариса на пикнике открыто, при всех сосётся с Паратовым, даже сейчас не везде такое показывают, а уж тогда… в других адаптациях такого нет.
  • Зловещий бас — у Паратова. Кторов пел тоже сам.

Бесприданница (телеспектакль)[править]

«Бесприданница» 1974 года, реж. Константин Худяков, явно замысливший «поставить замысел Островского с ног на голову». Максимально странный телеспектакль, Кастинг-агентство «WTF?» во все поля. Лариса — Т. Доронина, Паратов — В. Гафт, а Карандышева сыграл крайне мало подходящий на эту роль Армен Джигарханян.

Что здесь есть[править]

  • Кастинг-агентство «WTF?» — очень странный подбор актёров. Доронина держится с таким достоинством, что при виде Гафта-Паратова становится неловко, словно она принимает ухаживания назойливого ухажёра. Карандышев-Джигарханян — это совсем перебор: кажется, что он вот-вот достанет пистолеты и с двух рук перестреляет всю эту публику, а Ларису придушит голыми руками. Армен Борисович, конечно сдерживал свою безумную восточную страстность и силу, но получалось не очень.
  • Теперь Джульетте не 13 лет! — в роли Ларисы Доронина, которой хорошо за сорок, с мамой они смотрятся чуть ли не ровесницами. Паратов и Карандышев тоже сильно старше, чем в первоисточнике.
  • Героизм в адаптации — а здесь это Вожеватов в исполении Евгения Лазарева. Он гораздо более мягкий, менее жёсткий, саркастичный и подлый, чем в оригинале и остальных адаптациях. Видно, что он питает к Ларисе почти родственные чувства и ему правда неудобно было играть на неё с Кнуровым. А Робинзон после покупки им «Ласточки» и вовсе начинает на него наезжать, что, мол, Вася не обеспечивает его запой. Вожеватов из пьесы велел бы выкинуть его за борт, а тут мямлит: мол, «езжай в Париж, там побухаешь».
  • Воскресить труп — Лев Дуров в роли Робинзона великолепен.

Жестокий романс[править]

«Жестокий романс» — фильм Эльдара Рязанова, снятый в 1984 г. Ларису сыграла тёзка Лариса Гузеева[8], блестящего Паратова — Никита Михалков, величественного и солидного Кнурова — Алексей Петренко, немного старообразного, но очень лукавого Вожеватова — Виктор Проскурин, жалкого Карандышева — Андрей Мягков, маму Ларисы — Алиса Фрейндлих.

  • Также задействованы Георгий Бурков (весьма годный Робинзон-Счастливцев), Борислав Брондуков (очаровательный слуга Иван), Александр Панкратов-Чёрный (тот самый офицер, «недурно» стреляющий; здесь даже сделан намёк на его бисексуальность — среди царских офицеров такие изредка попадались).
  • Есть и камео: кассир-мошенник Гуляев — известный театральный деятель Сергей Арцыбашев; француженка-модистка — Ольга Волкова; капитан «Ласточки» Михин — Юрий Саранцев; матрос Егор — кинорежиссёр Евгений Цымбал; цыган Илья — Дмитрий Бузылёв-Крэцо.
  • Теперь Джульетте не 13 лет! — исполнители ролей Паратова, Карандышева и Вожеватова явно старше, чем персонажи задуманы в пьесе. Так, Паратову в пьесе чуть за 30, Карандышев обозначен как «молодой человек», ему уже исполнилось 25, раз он баллотируется в мировые судьи, но он заметно моложе Паратова (а Мягкову было 46).

В фильме много музыки, и всю её написал Андрей Петров, а исполнили: ансамбль цыганской песни под управлением Н. Васильева («А цыган идёт» — Р. Киплинг, перевод Г. Кружкова; «Ой, призадумался» — народная песня), а за Гузееву — тоже цыганка, певица и актриса Валентина Пономарёва: «Романс о романсе» (Не довольно ли нам пререкаться), «Снегурочка» (Что так Снегурочку тянуло) и «А напоследок я скажу» — Белла Ахмадулина; «Под лаской плюшевого пледа» — Марина Цветаева; «Любовь — волшебная страна» — Рязанов. Первоисточник обязывает. Михалков тоже попел про цыгана, да.

Песню «А цыган идёт» худсовет едва не «зарубил»: Киплинг, дескать, буржуазный автор. Тогда напомнили, что он ещё и автор «Маугли». Помогло.

Что здесь есть[править]

  • Антиреклама спиртного — господин Карандышев в исполнении Андрея Мягкова нажрался коньяку и суррогатного вина. «Человек непривычный, много ль ему надо, скорёхонько и дошёл до восторга» ©. Рязанов намеренно сделал опьянение Карандышева более безобразным по внешним проявлениям, чем (вроде бы) подразумевается в пьесе. «Из подвыпившего Юлия Капитоныча в фильме сделали почти утратившим человеческий облик…» (с) известный советский критик.
  • Вербальный тик — Паратов слишком уж часто добавляет к словам «-то». Признак невроза, а также потаённой неуверенности в себе и в жизни.
  • Вопиющий неканон: «Под лаской плюшевого пледа» — пусть Валентина Пономарёва прекрасно исполнила песню, и та звучит как предзнаменование трагических событий, но не слишком ли песня безнравственна для конца XIX века, да при условии, что исполняет её дворянская девушка!
  • Закадровая любовная сцена — отсутствующая в пьесе ночь любви Ларисы и Паратова. Блестящий неканон, прибавляющий трагизма и при этом выставляющий Паратова ещё большей сволочью, чем он был в первоисточнике. Автору данной правки при просмотре сцены, когда Сергей Сергеич после того, как обесчестил Ларису (что это означало по тем временам, объяснять излишне), со слезами на глазах признаётся ей, что обручён, упорно вспоминалась фраза из одного известного анекдота: «Господа, я плакал! Сношал — и плакал!»
  • Паратов и презирает Карандышева, и нешуточно ненавидит (помните сцену с яблоком?), и капризно на него гневается: мол, как этот омега смел на полном серьёзе тягаться со мной, альфачом, за эту Женщину-Добычу [пускай в XIX веке подобная терминология была и не в ходу, но суть примерно такая]! Ладно, пусть она достанется в итоге этому прыщу (законный брак ведь), но стоит мне её за собой поманить — она за мной побежит, пускай и на одну ночь (сама о том до поры не ведая), и цветок её невинности я на прощание всё же сорву! Это сделаю я, великий Паратов С. С., а не ты, пыжащаяся гнида!… Но Паратову этого мало. Он подстраивает так, чтобы Карандышева напоили до скотского облика и неадекватного поведения (чем больше опозорится Карандышев, тем Паратову приятнее!), а вдобавок пьёт с ним на брудершафт и, по брудершафтному обычаю, целует его — но так, что этот поцелуй стоит иной пощёчины. В первоисточнике Паратов заочно говорит о Карандышеве: «Пыжился тоже, как и человек…»
  • Моральный горизонт событий — моральный горизонт по ходу сюжета перешли все мужчины, окружавшие Ларису. Каждый своим способом. Трудно даже сказать, кто сильней отличился: Паратов, сознательно соблазнивший влюблённую девушку, будучи помолвленным; Вожеватов, который в детстве дружил с ней, а после соблазнения её Паратовым играл на неё в орлянку с деловым партнёром; Гуляев, который оказался вором и мошенником; или Карандышев, который просто застрелил неверную невесту.
  • Мы тебя уже где-то видели — дебют Гузеевой состоялся в культовом мини-сериале «Место встречи изменить нельзя». Приглядитесь-ка к экзотической юной красавице, с которой танцует Коля Тараскин…
  • На белом коне — Паратов приехал к дому Ларисы на белом коне. В первоисточнике этого не было, но режиссёр решил, что грех не использовать навыки Никиты Михалкова в верховой езде. И, мягко говоря, не OOC: паратовская любовь к показухе тут во все поля. Одновременно и деконструкция, т. к. Паратов не спас, а погубил героиню.
  • Невинные голубые глаза — у Ларисы.
  • Поездки на пароходах — Паратов катает Ларису на собственном пароходе.
  • Скупая мужская слеза — сцена на обеде у Карандышева. Пока Лариса пела, Паратов прослезился.
  • Музыка:
    • Пчёлы правильные и не очень — знаменитый цыганский романс «Мохнатый шмель», исполняемый Паратовым. Музыкальный анахронизм — написан Редьярдом Киплингом (The bee to the opened clover) в 1892 году, а на русский переведён ещё позже. «Бесприданница» же была написана в 1878, так что её действие никак не могло происходить позже этого года.
    • То же самое с песнями, которые исполняет Лариса. Они написаны на стихи Беллы Ахмадулиной и Марины Цветаевой — поэтесс XX в., которые в то время, когда происходит действие фильма, ещё даже не родились.
  • На тебе! — некая писательница Филимонова в штыки раскритиковала рязановский «Жестокий романс». Тогда режиссёр в следующей картине «Забытая мелодия для флейты» с превеликим удовольствием дал протагонисту-чиновнику фамилию Филимонов — благо именно такая фамилия у персонажа уже была в пьесе-первоисточнике «Аморальная история» (1978), о чём случайная однофамилица персонажа не знала, не ведала.
  • Фирменный смех — гогот Семёновского (А. Панкратов-Чёрный).
  • Форсированный метод Станиславского — Лариса Гузеева совсем не умела играть. И вот её героиня Лариса Огудалова должна расплакаться — а у Гузеевой не получаются слёзы, как она ни «настраивайся». Рязанов уже ругается, испорчено несколько дублей… И тут опытная Алиса Фрейндлих (играющая Огудалову-старшую, то есть маму Ларисы) говорит: «Эльдар Александрович, спокойно, сейчас всё будет. Камера готова? Лариса, внимание сюда. Ты меня прости, конечно, сейчас будет очень жёсткий тренинг». Гузеева доверчиво готовится к какой-то актёрской словесной разминке, на худой конец к порции оскорблений (приём-то к тому времени давно уже известный)… А Алиса Бруновна ей оглушительную пощёчину — ХРЯСЬ! Гузеева секунду в ужасе смотрит на Фрейндлих, держась за уже опухающую щёку — и как разрыдается… И нервный Рязанов во всю глотку: «МОТОР!!».

«Бесприданница» 2011[править]

« …но погубил так неумело… »
— Антифанаты критикуют режиссёра за «вольное, но бездарное» обращение с классикой,
цитируя знаменитый романс из рязановского шедевра

Фильм Андреса Пуустусмаа. Действие перенесено в современную Россию. Строго говоря, осталось только одно название, характеры героев максимально переделаны. Лариса — Марина Александрова, её мама — Ирина Розанова, Миша Кнуров — Павел Сборщиков, Серёжа Паратов — Дмитрий Исаев, Вася Вожеватов — Артём Осипов, Юра Карандышев — Игнатий Акрачков. И здесь реализован смутный план классика, задел на так и не написанную пьесу-сиквел: Лариса выживает после рокового выстрела. В целом опус — на любителя: снят с душой, но очень неровен, а уж пуристу непременно захочется укусить режиссёра, а фильм обозвать «дешёвкой, профанацией».

Что здесь есть[править]

« Серьёзно, если ты честный офицер — на что ты будешь жить с Ларисой? »
— Вожеватов — Карандышеву
  • Героизм в адаптации — Карандышев здесь неловкий, неуклюжий, бедный и нервный, но очень добрый, честный и самоотверженный армейский офицер (добавлена линия, где его поощряют к коррупции, отчего ему страшно неловко). Вместо Ларисы он убивает негодяя Паратова, и Лариса остаётся с ним — дожидается с зоны.
  • Ослабеть в адаптации — Кнуров во всех адаптациях монументален, иногда с перебором, но неизменно крут. Здесь же он стал одноклассником Ларисы, известного телережиссёра Васи и бизнесмена Паратова. Миша (а не Мокий) Кнуров — богатый новый русский — здесь невнятен, сер, постоянно навеселе, немногословен, язык заплетается. Неудивительно, что Ларисе просто противно садиться к нему в машину. Но себя наверняка считает «крутым и серьёзным», не без этого… Хотя на деле он просто быковат. «Ты зачем это сказал??» © — эту фразу так и тянет написать капителью (не капсом — сказана она негромко).
    • Троп представлен и Паратовым — здесь он «красивая тряпочка» (и типа «лишний человек», только наших дней, а не онегинско-печоринских), а самоуверенность его — явно напускная. И чисто физически он далеко не богатырь, в нём главное — телесная красота и мажорские замашки.
  • Креативщина — линия женитьбы Паратова в буквальном её виде, разумеется, не «ложилась» на современность. Пришлось что-то изобретать. Поэтому здешнему разорившемуся Паратову придумали нелюбимую невесту Карину (она здесь не закадровый персонаж, а часто появляется в кадре). Это дочь очень богатого бизнесмена, на которую, однако, никто не прельщается, потому что она «странная» — неумело косит под неформалку, носит какую-то диковатую причёску, а часть её татуировок (они на видных местах) заставляет предположить её бисексуальность. Карина явно тяжко переживает свою неустроенность. Паратов её не любит, более того — ему с ней неуютно, и, кажется, она сама это замечает… но она и за такого готова замуж, лишь бы хоть за кого-то. Тем более что Серёжа слабохарактерен, но собой недурён, и «минимальную нежность» ему всё-таки хватает ума изобразить — правда, не очень умело.
  • Мистер Фансервис — Вася зачем-то весь фильм ходит в футболке с огромным вырезом, демонстрируя всем свою буйную растительность на теле. Может быть, этим демонстрируется ещё и то, что он, дескать, «богема».
  • И часовню тоже он! — Вожеватов постоянно крутит какие-то махинации и банкротит слабовольного хиляка Паратова (в оригинале и остальных адаптациях он к бедам Паратова никакого отношения не имел).
  • Звезда сыграла тускло: и Александрова, и Розанова — хорошие и профессиональные актрисы, но здесь, видимо, ввиду неумелости режиссёра, они просто теряются. Прекрасная собою Александрова пытается играть везде именно КАК Гузеева, а не как новая адаптация Ларисы, и получается плохо, а Розанова играет какую-то нервную и вечно дёргающуюся тётку, хотя в других ролях она великолепна.
    • Розанова здесь играет учительницу, в классе которой, когда она была моложе, учились и Серёжа, и Вася, и Миша, и Юра (и чуть ли не Робинзон тоже). Отсюда и упор на нервность Арины Игнатьевны: согласно стереотипным представлениям, среднестатистическая российская училка — человек дёрганый.
    • А Лариса здесь не поёт романсов. Она только играет «Лунную сонату» на безбожно расстроенном пианино. Играет правильно, но… ничего выдающегося. А гости слушают это чисто из вежливости, и не наслаждаются (тут нечем!), а откровенно скучают. Вот такое «прочтение».
    • А в сцене объяснения Ларисы с Серёжей: «Лариса, я тебя люблю, но кругом банкрот. Ты со мной счастлива не будешь». — «Серёженька, я пойду работать!». Wait OH SHI… эта современная мисс Огудалова, она что, до сих пор не работала, у мамочки-педагога на шее сидела?! Вот так героиня наших дней. Одно дело — XIX век, когда дворянке работать не подобало, но тут…
    • А в финале Лариса подъезжает к воротам ИТК в дорогой одежде и на дорогой тачке. Это на что намёк? «Договорилась»-таки с бухим монстром Мишкой Кнуровым, или нашла другого аналогичного «спонсора»? И при этом еще и Юрочку с зоны ждёт — дескать, он от меня всё равно никуда не денется, даже если я «небесплатно пошла по рукам»?.. Или всё проще, и она просто кредитов набрала, чтобы не голодать первое время с Юрочкой (ему после зоны будет нелегко найти работу)?..
      • А может быть, эти похабные допущения еще более неуместны, и на самом деле подразумевалось, что Лариса нашла какую-то престижную работу — и сделала карьеру, реализовала себя в качестве специалиста, «нашла самостоятельный путь в жизни», отсюда и достаток. Но даже если так — создатели фильма намеренно ничего не объясняют, и зритель волен делать любые предположения.
      • Пародийный момент: Лариса, встречая Юру, привезла ему крутые тёмные очки, и отсидевший Юра надевает их, слегка рисуясь. Типа, крутой герой. А Лариса напяливает на себя ещё одни. И в то же время оба персонажа (и актёра) в этой сцене пронзительны и просты. Типа «она его за муки полюбила».

Примечания[править]

  1. Не в плане карьеры. Карандышев явно понимает, что товарищ (т. е. заместитель) городского почтмейстера, либо мировой судья, если выберут (в глуши-то могут выбрать) — это его предел. Нет, вместо карьерных — заведомо бесплодных — устремлений, Юлий Капитоныч (будучи немного не в адеквате?!) уже прямо сейчас хочет, чтобы его, как он есть, принимали среди городской элиты как равного! Видимо, Карандышев рассчитывает на это ввиду своего благородного происхождения — и ему как-то всё равно, что «дворян много, и они бывают разные», а на дворе не первая половина XIX века, а очень даже вторая, значение «златого телёночка» сильно выросло…
  2. Правда, в экранизации Н. Михалков сыграл Паратова таким, что очевидно: рязановско-михалковский Паратов — независимо от того, реально умерла Лариса или только была ранена и выжила — будет тосковать до конца дней своих… Но тосковать — и попивать — без практических выводов, не становясь ни на йоту более порядочным человеком. Рязанов вообще в своём творчестве любил троп «Антизлодей» — вспомните хоть Диму Семицветова, или Самохвалова, или проводника Андрея (и других примеров вагон).
  3. Без всякой насущной надобности, единственно ради показухи.
  4. М-да, «зашкаливающая бедность» г-на Карандышева сильно преувеличена некоторыми…
  5. Скорее всего, Карандышев, опять-таки, нанял дешёвого во всех смыслах повара — но строящего из себя великого кулинара. Может, даже настоящего француза — но уж не проходимца ли, именно данной этничности?..
  6. Юмор в том, что это тоже — отнюдь не дорогое, не VIP, никак не уровня Кнурова, Вожеватова и Паратова. Это тоже, скорее всего, палёное — единственно, что еще не полный шмурдяк, не табуретовка. «Дорогое» оно только с точки зрения Евфросиньи Потаповны и Карандышева. Поэтому Юлий Капитоныч, с подачи жуликоватого купца, накупил уже полнейшего «плодово-выгодного» (с высоким содержанием токсинов из-за весьма незамысловатой технологии сбраживания), да ещё и контрафакта, выдаваемого за бургундское — зато довольно крупную партию, потому что «по акции». Реакция Кнурова и компании: «Ну, есть ли возможность глотать ту микстуру, которую он [Карандышев] „вином“ величает!».
  7. Немая была в 1912 году, с Верой Пашенной в роли Ларисы и Борисом Пясецким в роли Паратова.
  8. «Яркая, несколько экзотическая красота, которая никак не могла помешать в этой роли» (с) Эльдар Рязанов