Беспощадная толерантность (антология)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Беспощадная толерантность» — антология рассказов, собранная фантастом Сергеем Чекмаевымм при содействии Фонда «Взаимодействия цивилизаций». Посвящена, собственно, беспощадной толерантности во всех её формах и состоит из 20 рассказов в жанре научной фантастики. Анталогия была издана[1] в 2012 и переиздана в 2017; кроме того, было создано ещё две развивающие тему антологии: «Либеральный апокалипсис» и «Семьи.net».

Содержание

Тропы о самой книге[править]

  • Не читал, но осуждаю / Не читал, но одобряю — с прикрученным фитильком. Значительную часть как сторонников, так и противников сборника составляют те, кто сборник в лучшем случае пролистал по диагонали, а осуждение/одобрение сборника основывает преимущественно на своем отношении к идеям толерантности и знании того, что авторы сборника к толерантности относятся отрицательно.
  • Буревестник фанатского сообщества — для российского сообщества поклонников фантастики. Причем практически любой разговор о книге на практически любом форуме/конференции/комьюнити уже в первом десятке реплик предсказуемо сползает с литературных достоинств текста на вредность/полезность толерантности.
  • Соломенный оппонент был прав — по мнению части читателей, не согласных с основным посылом книги, в большинстве рассказов оппоненты выглядят либо адекватней протагонистов, либо настолько карикатурными, что непонятно, как они установили свою ужжжжасную диктатуру.
  • Лицемерие — это смешно — большинство рассказов призваны показать лицемерие тех, кто размахивает флагом «толерантности». Впрочем, с точки зрения многих сторонников толерантности, в 2012 г. (год издания книги), когда в России посадили «Пусси Райот» и выдвинули закон, запрещающий пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, лицемерами выглядели именно авторы книги.
  • Закон По — самые умные из авторов (Каганов, Дивов, Прокопчик, Скоренко) предпочли написать «и вашим, и нашим» — их рассказы можно читать и «на серьёзных щах», и как пародию.
  • Так плохо, что уже хорошо — большинство рассказов сборника откровенно слабы и состоят из набора клише. Но как предмет исследования авторских головных тараканов книга очень интересна.
  • Эффект набега орков — зачастую сроки между описываемым временем и нынешним смешные, а социальные изменения — крайне резкие и злокачественные. Непонятно, как злодеи установили свою ужжжжасную диктатуру с тотальной промывкой мозгов за какие-то десятилетия, когда большая часть населения прекрасно должна помнить, как было до[2].

Радужное будущее[править]

Первая часть сборника посвящена доведению до абсурда толерантности в рамках пола, гендера и прочих связанных с ними вопросах.

«Окончательный диагноз» Анны Китаевой[править]

Протагонист Вадим — гетеросексуальный однолюб с крепкой психикой. Что делает его социально неадаптивным в мире, где перемены пола, девиаций и разнообразных ненейротипичных мозговых конфигураций является нормой и обязанностью каждого гражданина. Он не может ни забыть свою Валерию, ни любить её как мужчину — из-за чего страдает. Он пытается приспособиться, ставит, как и положено, психокоррекции, даже живёт одно время с геем-импотентом — но в результате срывается и фактически совершает самоубийство, требуя себе окончательный диагноз — и последующую за этим диагнозом казнь.[3]

  • Большой Брат следит за тобой — не проговаривается, но, судя по всему, подразумевается. Как минимум в рамках «микрофоны+слабый ИИ, реагирующий на ключевые слова».
  • Дойти до самоубийства — де-факто так. Насильно никому окончательный диагноз не ставят — только по личной просьбе пациента.
  • Сменить пол в сюжете — Валерия, возлюбленная протагониста, стала Валерием. Но герой всё равно продолжает любить её женский образ, а быть с ней в новом качестве не может.
  • Зоофил — и такие есть. В особенности друг детства протагониста, врач Георгий.
  • Манерный гей и импотент — Генка, одно время живший с героем. Особой любви не было, зато было выгодное взаимосуществование — пока Геннадий не устал от такой жизни и не перепрошился.
  • Педофил — Гена после перепрошивки и разрыва с протагонистом.
  • Промывание мозгов — собственно, главное фантдопущение рассказа. Технологии позволяют с помощью особого шлема и уколов веществ произвести коррекцию — как прописать врачу этичность, так и подправить сексуальные предпочтения. В итоге в целях большей толерантности половые девиации и отдельные психологические недуги разбрасывают по всему обществу, превращая из меньшинств в норму, да ещё и переодически меняют. В итоге один и тот же человек может побывать в своё время как фетишистом-мазахистом, так и параноиком-зоофилом. И ущемлять никто никого не может, потому что каждый с диагнозом и почти со всяким в своё время, к тому же. «От каждого по способностям, каждому по диагнозу». Вот только герой принадлежит к меньшинству, на котором такие коррекции плохо держатся…
  • Ревность — это смешно — Вадим Гену даже не любил, но всё равно на миг взревновал — так, что самому стало смешно. Коррекция, что тут сказать.

«Чудовище» Кирилла Бенедиктова[править]

По Бутово бродит очередное маньяк. Оно неуловимо, его жертвы многочисленны, и никто из них не вернулся с реабилитации. И по стечению обстоятельств оно забредает в квартиру Жени, воспользовавшись сначала моментом, пока оно само отвлекает консьержа на драку у парковки, а после — незакрытой дверью. Впрочем, ничего плохого чудовище не хочет — оно пробираеся на кухню, чтоб поесть и переждать облаву. Герои говорят и выясняется, что неуловимый маньяк — Вадим Юрьевич Лодейников, сын обосновавшейся на Тайване русской пары, решивший вернуться на родину. Приехав в страну, он не оценил изменений в языке и мироощущении, пытаясь общаться на привычном ему русском и в привычной манере. А на родине тем временем сменилась власть, из речи и из жизни выкинули понятия пола, гендера и вообще все описания, сколько-нибудь для кого-нибудь способные стать обидными. В итоге Вадим быстро оказывается вне закона и теперь скитается по городу, временами пытаясь заговорить с кем-нибудь наиболее, на его взгляд, человечным. Герои начинают говорить по душам и в итоге спят вместе, но, испугавшись правды, Женя всё равно вызывает полицию. Однако Вадим успевает уйти: с ним такое уже не в первый раз. А вот само Женю приехавшая полиция «принимает»: она нахваталась от своего собеседника словечек, и за один звонок наговорила на административку. Поняв, что больше не впишется в общество, девушка пытается бежать и гибнет при этом.

  • Большая нерезиновая деревня — место действия рассказа.
  • Вещи, которые лучше не знать — такой вещью становится разносимый Вадимом старый русский язык. Он выбирает наименее зашоренных людей, говорит с ними — и они тоже начинают пропускать незаконные словечки. За что их и берёт приезжающая полиция.
  • Доносчик — на них тут весь строй держится.
  • Криминальный гений и Маньяк — аверсия. СМИ подаёт Вадима так, но на самом деле он просто сильный и наблюдательный мужчина. Но на фоне слабосильных полицейских с промытыми пропагандой мозгами это кажется чем-то выдающимся.
  • Наше время + 20 — социальный строй другой, но реалии жизни те же самые.
  • Невероятная правда — Вадим не поверил, что его могут объявить в розыск из-за слов типа «мужчина» или «русский». Потом Женя не могла поверить, что «бутовское чудовище» опасно только разговорами по душам.
  • Новояз — весь рассказ о нём. И о изменённом под такой язык сознании. Временами порождает тропы зыбучий грёбаный песец и верёвка — вервие простое при попытке говорить максимально корректно, без упоминания пола, гендера, возраста, физических характеристик внешности и состояний сознания.

«Между дьяволом и глубоким синим морем» Олега Дивова[править]

Сам рассказ представляет собой инверсию традиционных представлений о России и строящем против неё всякие хитрые планы Даллеса Западе. Тут русская клюква повешена на Америку, а тот самый план продвигают как раз советские шпионы. Название — американская идиома, означающая выбор из двух зол.

Провинциальный городок Джефферсон потрясло резонансное происшествие: автомеханик Джон Кеслер расстрелял своих коллег из женского такси и застрелился сам. У него дома найдены фотки одной из выживших девушек и дневник, где покойный пишет что-то про нападение инопланетян. Казалось бы, всё просто: очередной безумный стрелок. Однако взявшиеся за расследование полицейские быстро понимают, что всё не так просто, как кажется. Перчинки добавляет то, что по общеизвестным данным глава этого такси — лесбиянка и агрессивная феминистка, а стрелок — гей, на четверть индеец и на четверть еврей, из-за чего полиции приходится действовать вдвойне осторожно.

На самом же деле всё вовсе не так. Покойный Кеслер не был ни геем, ни безумцем — просто неудачником по жизни, ни в чём, кроме стрельбы и машин, не разбиравшемся. Он влюбился в коллегу Стеллу, но так и не успел ей признаться. В один несчастливый день он случайно глянул в бумаги шефа и заметил, что в одной из отправляемых в головной офис копий номера заказываемых деталей указаны верно, а в другой вместо них какой-то шифр. Кеслер понимает, что столкнулся со шпионами, и пытается собрать больше данных, ставя маячки на машины и записывая всё найденное в свой дневник. В конце концов он понимает, что служба такси для женщин под крылом феминисток-лесбиянок — прикрытие, позволяющее монополизировать перевозку сотрудниц ближайшего секретного объекта и попытаться завербовать их. Но сделать он ничего не успел: его раскрыли, расспросили под наркотой и попытались принудить к работе, шантажируя жизнью возлюбленной. Однако от спецсредств крыша у Джона съехала на бок, и он просто попытался расстрелять всех шпионов, а, не сумев — застрелился сам.

В расследование полиции вмешивается федеральный агент, который сообщает, что Стелла на самом деле работает на правительство, и в целях конспирации копы должны проглядеть шифровки и спустить дело на тормозах. Полиция соглашается, но безрезультатно: к моменту обыска здание таксопарка уже в огне, а в найденных телах опознают Стеллу и её начальницу-феминистку. Выглядит это так, будто агент попыталась скопировать шифровки, но была поймана и убита в бою, а заговорщики уничтожили улики. Тем не менее, в последней части романа выясняется, что Стелла жива: она-то и была чистильщиком, который должен был замести следы при угрозе раскрытия. Шпионы говорят, что попытка слежки за секретными специалистами — лишь подработка с целью выжать из центра ещё деньжат, чуть было не погубившая всё; а на самом деле цель столь разветвлённой сети — уничтожить американские культурные ценности и развалить страну изнутри.

  • Анти-Сью — Джон Кеслер. Брошенный отцом и воспитываемый матерью-алкоголичкой, затравленный в школе из-за женственной внешности и так её и не закончивший среднего образования, перебивавшийся дерьмовой работой и даже не знавший, что на новом месте все — включая возлюбленную — считают его геем и «хорошей подружкой». Именно из-за этого он и влез в заговор: шпионкам просто не пришло в голову, что этот идиот может хоть что-то заметить и тем более сделать.
  • Буллинг — пережил Кеслер. Что его во многом доломало и дало ему репутацию гея в городе.
  • Внезапный проблеск ума у идиота — Кеслер дурак и неудачник. Он не кончил даже школы, не смог социализоваться под постоянными насмешками одноклассников, не смог набраться смелости для разговора с девушкой. У него лишь два таланта: механика и стрелка. И оба внезапно выстрелили.
  • Гранж и Твин Пикс — место действия, городок Джефферсон.
  • Двойной агент — Стелла. Сколько у неё личин — вопрос открытый. Точно работала на русских шпионов рядовым членом сети, на американскую контрразведку внедрённым агентом, возможно, что на самом деле была высококвалифицированным шпионом-чистильщиком и водила правительство за нос. Или даже на шаг больше.
  • Дойти до самоубийства — Кеслер, отстрелявшись, застрелил себя в сердце, чтоб не достаться шпионам-захватчикам.
  • Клюква — русская клюква, пересаженная на американскую почву.
  • Короткая стрижка — сильная женщина — такой образ отыгрывает феминистка и лесбиянка Беверли-С-Яйцами Уорд. На самом деле сильной женщины не вышло: Беверли из старого, хотя и разорившегося семейства, живёт больше на деньги, которые ей передают через активистскую/шпионскую организацию, её служба такси работает в убыток и даже главой этой точки она, фактически, не является, служа прикрытием для иногородней мисс Фишер. И при угрозе разоблачения Уорд списывают и убивают свои же руками Стеллы.
  • Меня стошнило — Кеслер как-то проблевался после того, как его поцеловала девчонка. После этого слава гея закрепилась на нём намертво. А дело было просто в том, что девчонка хлебнула для храбрости, а Кеслеру запах выпивки напоминал о его мамаше-алкоголичке.
  • Оверкилл — Кеслер расстрелял шпионов с крыши и застрелился сам, придавив телом винтовку. Подъехавшие копы увидели на крыше тело, торчащий вперёд ствол… Сначала они предлагали ему сдаться — труп, ясное дело, молчал. Затем вели по крыше подавляющий огонь — стрелок даже дулом не повёл. Затем взбежавшие на крышу бойцы увидели лежащего и куда-то целящегося стрелка и расстреляли его для верности.
  • Они не геи — одиночный вариант. Кеслера со школы все считают геем, но он на самом деле вовсе не. Просто неудачное стечение внешности, общей забитости, идущих из детства проблем с противоположным полом.
  • Прикинуться шлангом — много кто:
    • шпионская сеть, замаскировавшаяся под организации феминисток, ЛГБТ и прочих безобидных, но крикливых борцов за всё хорошее, связываться с которыми полицейскому — себе дороже.
    • Стелла, отыгравшая роль миленькой секретарши и перед шпионами, и перед федералами, и под огнём, фактически являясь суперагентом.
    • Джон Кеслер, столь вжившийся в роль со всем согласного дурочка-гея, что даже матёрые шпионы не смогли вовремя увидеть в нём мужчину и патриота. А то, что он прекрасно стреляет, и вовсе стало новостью для всех. Хотя, казалось бы, Кеслер никогда особо и не прятался. На него, измазанного машинным маслом коротыша, никто просто не смотрел.
  • Полный абстинент — Кеслер, из-за матери-алкоголички.
  • Секрет Полишинеля — каждый в городе знает, что во Французовой балке размещён секретный военный объект, где что-то такое разрабатывают.
  • Скверная мамочка — мама-алкоголичка у Кеслера.
  • Сыворотка правды — реалистичный вариант. Какой-то наркотик, резко снижающий волю и критичность, но при этом бьющий по мозгам. В итоге Кеслер не только всё рассказал, но и с ума сошёл.
  • Шпион — сотрудницы такси для женщин, начиная с завербовавшей их всех мисс Фишер.
  • Шовинизм — два вида: Беверли не любит мужчин, а все жители провинциального Джефферсона — приезжих.

«Дом для Чебурашки» Татьяны Томах[править]

Настя была изъята из семьи «традиционалистов» и воспитывалась в приюте. Из-за воспитания ей сложно приспособиться в мире, где всё старое запрещено, а качество гражданино оценивается социальным индексом. Девушка живёт в страхе, что на неё настучат соседи, индекс упадёт и придётся возвращаться обратно в приют и мечтает о том, что её найдёт и заберёт старый друг детства, Индеец. В один из разов начальник предлагает ей повысить индекс, взяв необычное животное — и Настя берёт из приюта великанши Гертруды Чебурашку, искуственно выведенного и брошенного монстрика. Позже она с начальником посещает подпольный бал-маскарад в старом стиле, где тот делает ей предложение. Тем не менее, девушка не может его принять и предпочитает уволится и переехать жить и работать к Гертруде. Именно в этот момент её и находит Индеец. Он сбежал из приюта, нашёл старый дом и многих других людей и теперь они вместе пытаются оформить «людей старых традиций» как легальное меньшинство. Мечта Насти осуществляется: она вместе с Индейцем возвращается домой. Однако генномодифицированный Чебурашка в традиции не вписывается, и его нужно оставить. Поколебавшись, девушка отказывается и выбирает отправится к Гертруде. Поколебавшись, Индеец решает ехать с ней — и кончается это тем, что, не желая разлуки, остальные участники решают переписать устав «людей старых традиций».

  • Биопанк — модификация тел под любые нужды, хоть в эльфа, хоть в великана. Создание животных под описание заказчика — в том числе и разумных.
  • Добровольно примкнуть к пострадавшим — в мире, где примкнуть к ущемляемым — единственный способ не быть обвинённым в ущемлении и не присесть за это, так делают чуть ли не все.
  • Доносчик — детям в приюте за доносы добавляют социальных баллов.
  • Клюква — разрабатывая каноны «старых людей» по типу других псевдоэтносов и меньшинств, герои щедро отсыпают клюквы. Правила писать — так на бересте, а по улице пусть медведи ходят.
  • Кошколюди — есть тут и такие.
  • Моральный выбор — героиня отказывается бросить Чебурашку ради старой мечты и возлюбленного.
  • Ничего не поменялось — Гертруда подчёркивает троп как мораль рассказа, если не всего сборника: хотели мир, где никого не будут притеснять за инаковость — построили мир, где «инаковость» стала нормой, а норма — инаковостью. В итоге всё по прежнему, с теми же гонениями на инакомыслящих, насильственным «перекрещиванием», этническими районами и чуть ли не с «чертой оседлости»… И ничего не поменялось в итоге, только хуже стало: под старыми-то традициями хоть какое основание было, хоть привычка.
  • Обвинение жертвы — покусанному кошкомальчиком нотариусу наложили швы и подали на него в суд за неуважение особенностей видовых меньшинств.
  • Первая любовь — у героини к Индейцу.
  • Трансген — животные из приюта Гертруды. Есть и церберы, и трёхглавые крокодилы, и Чебурашка вот есть — только он с таким телом стоять не может и есть тоже.
  • У нас не такие эльфы — псевдо-этно-меньшинство из модифицированных людей, считающих себя эльфами.
  • Цербер — безумный модифицированный пёс с растроением личности.

«Вечера в Териоках» Владимира Березина[править]

Перербург, незадолго до революциии. На дачах собралась интелегентная компания: друг к другу в гости ходят профессора, писатели, поэты. Витает дух грядущих перемен. Один из гостей разрабатывает машину для путешествий во времени. Другой — писатель-МТА, обильно привирающий при каждом застолье. Друзья решают устроить розыгрыш: посадить писателя в машину, сказать, что за секунду он отправится на 100 лет вперёд на целый час — и послушать, что тот придумает «по прибытии». Шутка быстро распространяется, и в назначенный день собирается с полсотни зрителей. Писатель садится в машину… и она на самом деле работает. Он попадает в примерно наши дни, судя по всему — на праздник Алые паруса. Видит те же, знакомые улицы, каких-то полуголых людей, целующихся педерастов, песни с неразборчивым текстом и пританцовывающую толпу, чьё-то избиение — и возвращается. Писатель думает, что после такого ему никто не поверит — а если и поверит, то ничем хорошим это не кончится, ведь вместо утопического коммунистического будущего получилось что-то совсем странное. В итоге хронопутешественник говорит, что эксперимент не удался и он ничего не видел, а учёные решают, что розыгрыш не удался.

  • Машина времени — изобретается и работает, хотя в неё никто и не верит.
  • МТА — писатель, который, по словам сторонних наблюдателей, пишет на самом деле про себя — только выдумки, слепленные из чужих жизней и баек.
  • Патологический лжец — разыгрываемый писатель, патологический выдумщик без всякого вкуса и меры.
  • Реальность нереалистична — писатель увидел настоящее будущее — но сам его испугался и решил, что ему никто не поверит.
  • Утопия — о ней вещает писатель, чем и провоцирует друзей-учёных на розыгрыш. Все признаки утопии прошлого века: мегапроекты, свободы политические и сексуальные, анархизм и отказ от одежды…

«Потомственный присяжный» Сергея Чекмаева[править]

Герой с женой не могут завести детей, и потому надеются усыновить чужого. Однако двуполых — и, следовательно, способных к деторождению пар становится всё меньше, а однополых и желающих усыновить — всё больше, потому и очередь для ребёнка весьма велика. К тому же герои не числятся достаточно прогрессивными и социально полезными, так что ждать им предстоит годами. Однако герою предлагается способ повысить свой рейтинг благонадёжности: стать присяжным заседателем в ювенальной комиссии. Дело плёвое: толком рассматривать дело не надо, главное — прийти на последнее заседание и проголосовать. Таких заседателей много: есть «потомственные», которые в очереди продвигаются, есть «социальные», которые на дополнительном пособии. Суть исключительно в снятии социального напряжения. В итоге герой соглашается и посещает множество заседаний, по указке — пока не оказывается, что слушают дело его знакомых, которых отбившаяся от рук старшая дочь обвинила в пренебрежении её интересами и у которых теперь отнимают дочь младшую.

  • Зиц-председатель — де-факто присяжные, которые ничего не решают, а только поддакивают обвинителю ради создания иллюзии правосудия.
  • Неправый суд — как он есть. Присяжные даже дел не читают.
  • Папы-геи, мамы-лесбиянки — заполонили всё во вселенной рассказа.
  • Парадоксально точное наименование — у рассказа. Нет, титул присяжного по наследству не передаётся — просто герой пошёл в присяжные ради продвижения в очереди на усыновление.
  • Прелесть какая дурочка — жена главного героя. Покупает распашонки и памперсы, ни на секунду не задумываясь, что на усыновление ей могут дать ребенка лет 5 или старше.
  • Соломенный оппонент был прав — педаль в пол: у Чекмаева все «двуполые» семьи выглядят настолько дисфункциональными, что отобрать у них детей и отдать адекватным геям — вполне рабочее решение.

«Демконтроль» Юлии Рыженковой[править]

В мире рассказа мужчины и женщины достаточно жёстко разделены: воспитываются, учатся и живут по-отдельности, встречаясь лишь изредка на работе. Поскольку воспроизводство население в такой ситуации естественно происходить не может, им занимается демконтроль. Эта организация «призывает на службу» юношей и девушек подходящего возраста и состояния здоровья, следит за тем, чтобы они попытались сделать ребёнка, а после — определяет его в семью в соответствии с полом. Иное воспитание считается вредящим психике и преступным. Население относится к размножению как к повинности: кто может — откупается и косит, кто не может — терпит. Героиня проходит от отвращения и неприятия к материнским чувствам, из-за которых она сначала пытается похитить ребёнка после усыновления, а затем — устраивает теракт в здании демконтроля.

  • Все женщины — распутницы в сумме с Все мужчины — озабоченные — в мире рассказа считается, что воспитывать ребёнка в смешанной среде нельзя — это обязательно приведёт к поползновениям родителя противоположного пола.
  • Камикадзе — героиня, устраивающая теракт в здании демконтроля с помощью самодельной взрывчатки.
  • Коррупционер — Лиана Тамаровна и Анна Валерьевна. Первая продала адрес семьи сына героини, ко второй можно было обратиться, чтоб отмазаться от «корды».
  • Папы-геи, мамы-лесбиянки — тут все пары такие. Но разделение по полу тянется и дальше.
  • Раздельное обучение — почти повсеместно, от ясель и до института. В итоге героиня вообще мало мужчин видела.
  • Фейгин — случайная подруга героини, Лосева, обучалась у такого, когда была бездомной. После героиню поймали и отправили в исправительное учреждение. Из-за срока она и вынуждена рожать.

«Теория невербальной евгеники» Тима Скоренко[править]

Протагонист живёт в мире победившего нацизма. Его отец давно пропал, а самого героя воспитывает мать и дядя. Герой подаёт успехи и, в конце концов, устраивается в дипломатический университет, где встречает Карла Барлоффа. Изначально героя привлекла странная, трудночитаемая мимика сокурсника, позже они сдружились и через некоторое время протагонист с ужасом заметил, что испытывает влечение к другу. Никогда о таком не слышавший, он обращается к дяде, и тот обещает помочь. На следующий день протагониста арестовывают. Выясняется, что однополая любовь считается запретной — однако гестапо использует некоторых из невписавшихся в стандарт арийской расы ради поиска и уничтожения других подобных отклонений и их изучения. Такой дядя героя, сам большой чин; таким предстоит стать и ему самому. В итоге спустя годы протагонист сам стоит во главе разветвлённой сети физиогномистов, по поведению и манерам вычисляющих себе подобных и уничтожающих их. И он верит, что пустит себе пулю в лоб, если будет уверен, что генофонд очищен окончательно.

  • Альтернативная история — победа нацизма.
  • Бездушный разум — идеал арийца весьма похож на троп.
  • Евгеника — вынесена в название. От генетических тестов для того, чтоб завести ребёнка, и до более варварских методов.
  • Живой детектор лжи — герой обучается на такого и даже больше: их учат полностью считывать невербальные знаки и чуть ли не читать мысли по выражению лица.
  • Замена золотой рыбки — отец протагониста пропал, поэтому мать специально использует троп, больше общаясь со своим братом, тоже бессемейным после смерти супруги.
  • Заставили смотреть на пытки — протагонисту показывают садистское убийство его первого возлюбленного.
  • Нелицо — Рейх абсолютно толерантен и человеколюбив, потому что то, к чему он не хочет быть толерантным — не существует. Уже.
  • Протагонист-злодей — уверенный нацист и, в будущем, гестаповец.
  • Смердяков в зеркале — протагонист, когда дядя рассказывает ему о том, что герой — гей, и что в политику Рейха это не вписывается.
  • Смердяковщина — персонаж именно что считает себя виновным — но сохраняет себе жизнь, как и другим себе подобным из тех, кто может быть полезен Вечному Рейху в таком качестве.
  • Твой близкий — злодей — на наши деньги — дядя героя, гестаповец. Для самого протагониста троп отыгрывается из-за половых пристрастий дядюшки.

«Москва, двадцать второй» Юрия Бурносова[править]

Протагонист-фантаст просыпается после восьмилетней комы и встречается с другом, тоже писателем. Как оказалось, страна существенно изменилась: по улицам депутаты водят марши ЛГБТЗП, их активисты избивают людей за неприятные им слова, а сам товарищ развёлся с женой и женился на Вале-Валентине ради госконтракта на переписывание классики школьной программы под текущие реалии. Герой сначала удивляется, потом ужасается и вспоминает про антиутопии, затем выпивает на квартире товарища вместе с Валей — и на следующий день писатели уже сидят рядышком, переписывая «Чука и Гека» на новый лад.

  • Брак по расчёту — друг протагониста женился на Валентине ради денежного контракта на ниве образования.
  • Классика школьной программы — товарищ героя переписывает её в более инклюзивной манере.
  • На тебе! — досталось многим, кому-то по имени, кому-то мимоходом. Немцов, Буджолд, Михалков, Касандра Клэр…
  • Наше время + 20 — 2022 год на момент действия книги. Для нас — уже через недельку нашей эры.
  • Суд Линча — героя чуть не линчевали за нелестное слово о педофилах на демонстрации; по словам его друга, кого-то за подобное однажды таки забили ногами. Официально такое не поддерживается, но свидетелей не нашлось.
  • Пипл хавает — товарищ прямо проговаривает троп, предлагая протагонисту напридумывать эзотерических приключений вокруг своей комы.
  • Узаконить некоторые преступления! — в мире будущего зоофилы и педофилы гордо маршируют вместе с остальными ЛГБТ.

«Большая собака» Дмитрия Володина[править]

В «Рустехе» распределяются места в совете директоров. Вот только общество очень толерантное, потому в совет обязательно должны попасть представители зелёных, представитель малых народов, феминистка, гей, афроросиянин, больной тяжёлой и неизлечимой болезнью и правозащитник. Считаются только члены соответствующих и внесённых в каталоги организаций. А мест не сказать чтобы много… Протагонист Тяжелов уж было пообещал местечко своему коллеге Варнаку, если тот закроет остальные квоты, как вдруг выяснилось, что другой претендент, взятый из-за больших денег и связей Волк — православный, а, значит, нужно закрыть ещё и квоту по нетрадиционным религиям. В итоге героям приходится идти на поклон к большому боссу, Борису Вениаминовичу по прозвищу «Париарх». Тот разом решает вопрос, вводя в совет свою любовницу. В полночь, удостоверившись, что условия квотирования не изменятся, герой утверждает совет. Через месяц по гроб благодарный Варнак подсиживает его и занимает его место.

  • Бой-баба — Наташа, любовница Патриарха. Стосорокакилограммовая афроросиянка-ветеран.
  • Где-где… В… — место, откуда Наташа Мбога вытащила справку о СПИДе, красноречиво умалчивается.
  • Канцелярит — много кто, особенно юрист Сакс.
  • Крутое прозвище — Патриарх, начальник и де-факто хозяин всех героев.
  • Лицемерие — это смешно — многократно. На контрасте между выражаемой толерантностью и уважением и реальными мыслями весь рассказ строится.
  • Не совсем иностранец — Наташа. Афророссиянка с наполовину русскими корнями, одновременно правозащитник и даже ветеран войны, больная СПИДом (справка прилагается) и нетрадиционно верующая (принадлежит к церкви Элвиса).
  • Ниндзя-пират-зомби-робот — собирание комбинаций из «ущемлённых групп» тут главный способ получше закрыть все квоты.
  • Проверка на вшивость — Волк сначала начал говорить неполиткорректности… а потом резко свёл свою речь к тропу. Мол, это я вас проверял.
  • Экотеррорист — распространены. По крайней мере герой предпочёл пригласить в совет свою подругу-кошатницу, которая всего один раз грабила банк, а не этих ребят.

«Далёкая гейПарадуга» Леонида Каганова[править]

В обычную российскую школу приходит должна прибыть комиссия в связи с неполиткоректным высказыванием русиста. Однако из-за пробок она опаздывает, и на урок не попадает. Вместо этого под проверку попадают другие педагоги. И из-за неудачного выражения физички глаз проверяющей цепляется за магниты. В том, что разные концы магнитов соединяются, а одинаковые отталкиваются, комиссия видит пропаганду двуполых пар и угрозу толерантности общества, и всё заверте… Дело попадает в суд, где за два чтения и при помощи эксперта всё-таки приходят к мнению, что учителя в свойствах магнитов не виноваты. Однако этот эксперт по неосторожности ляпнул, что свойства магнитов могли бы быть другими внутри чёрной дыры и её даже можно создать. Спустя время активисты дошли до президента, и масштабные опыты по созданию толерантных магнитов в чёрной дыре были начаты. В итоге отстранённым от работы учёным и учителям удалось провести митинг и даже добраться до президента, и убедить его не создавать чёрных дыр. Но не потому, что это опасно, а потому, что магниты итак толерантны: ведь если разрезать магнит пополам, то одинаковые (ранее) концы притягиваться будут!

  • Безумная тролльская логика — весь рассказ на ней строится. Магниты пропагандируют гетеросексуальность? «Неприкрытый дискриминант наших школ»? С другой стороны вынуждены отвечать тем же, уже осознанно.
  • Дилетант широкого профиля — из-за недостатка финансирования за кучу учителей вынужден отдуваться один Михалыч — который вообще-то сторож на пенсии. А потом он ещё и спасает мир путём резки, сварки и покраски…
  • Когда есть только молоток — Михалыч, бывший кладбищенский сторож, решает все проблемы с точки зрения своего опыта: на уроках труда — учить варить могильные ограднки резкой, сваркой и покраской; на уроках географии — начинает урок с «все мы когда-нибудь в землю ляжем», во время истории с магнитами раз за разом предлагает что-нибудь порезать, покрасить или сварить. Тем веселее, что в конце концов молоток таки помог там, где не помогло всё остальное.
  • Налить воды — приглашённый эксперт-физик, комментируя нетолерантные магниты, написал целую стратью на 40 страниц специфическим научным языком. Как видно, чтоб не смогли ни поймать на нетолерантности, ни обвинить в обмане суда. Однако кончилось худо: обвинители выловили из статьи отдельные слова и поняли по своему… Также и речь президента о магнитах, самый большой абзац рассказа.
    • Всё пошло слишком так — тролльское предложение эксперта (пародия на Садовничего) выделить на грозящий всей Солнечной системе эксперимент 4 миллиарда евродолларов нашло-таки отклик у властей предержащих: ради торжества толерантности ничего не жалко. А эксперта к тому времени уже сместили.
  • Наше время + 20 — действие происходит в 2041 году.
  • Несовместимая с жизнью жадность — чёрная дыра уничтожит мир… но разве это остановит чиновника, пилящего 4 млрд на её создании?
  • Он просто идиот — активисты, углядевшие пропаганду в существовании магнетизма. Судьи и журналисты тоже не блещут.
  • Школа обыкновенная — место действия с поправкой на время.

«300 оооновцев» Игоря Куликова[править]

Сценарий смешного перевода фильма «300» от Зака Снайдера. Дивизия им. Дзержинского противостоит движущемуся по Москве гейпараду, отчаянно проводя спартакиаду у него на пути.

Гости дорогие[править]

Вторая часть антологии посвящена взаимодействию культур местных и пришлых народов.

«Самец разумный» Натальи Егоровой, Сергея Байтерякова[править]

К земле прибывает корабль разумной расы с’яу, существенно превзошедшей землян по уровню развития. Это запускает коренные изменения в обществе: инопланетяне помогают объединению землян, а те, в свою очередь, развивают сильнейший ксенопатриотизм. Готовятся выборы в галактический совет, где землянин будет заседать вместе с инопланетянами. Политик Мэтью Фиш готов сделать всё, чтоб получить это место и как равный войти в правящие круги вместе с с’яу. Для демонстрации всё большей толерантности и уважения к любым традициям он последовательно жертвует дружбой товарища, помолвкой и отношениями с родителями, и в итоге добивается своего, поднимаясь на борт корабля пришельцев и даже получая от них признание как представитель мужского пола их расы. Он пытается преодолеть последнее различие, добиться участия в брачном ритуале в той же мере, как и любой другой самец их расы, а не через специально разработанный для людей сурогат, но вот тут-то ничего хорошего не получается: политика политикой, толерантность толерантностью, а для с’яу характерен богомолий секс.

«Дезертир» Дмитрия Ахметина[править]

Молодой шаман Кусающий Волчонок преследует белого человека, ступившего на священные земли сиу. Однако он замечает, что того ведут духи, и обращается за советом к другому, более мудрому шаману, Говорящему С Предками. Последний рассказывает гостю больше о белых людях и обещает, что тот встретит беглеца у священной пещеры. Так и происходит. Белый человек вошёл в священное и закрытое ото всех, кроме сиу, место по воле духов. Он — дезертир, который отказался участвовать в войне против индейцев и теперь идёт, куда глаза глядят, ведомый духом-лисом. Поговорив с пришельцем, Кусающий Волчок отпускает его, и белый человек уходит дальше, в прерии — а индейцы остаются, чтоб быть частично уничтоженными, частично изгнанными через считанные годы.

  • Война — это кошмар — герой бежит именно от необходимости убивать мирных людей.
  • Дезертир — белый человек, прибывший в Америку в поисках лучшей жизни и оказавшийся перед необходимостью воевать с местным населением. Войны не вынес и бежал, куда глаза глядят.
  • Духовность — это хорошо — собственно, все три героя формулируют это, хотя каждый — по-своему.
  • Захватить мир — старый шаман говорит молодому, что белые люди именно захватывают мир вместо того, чтобы быть его частью наравне со зверями.
  • Индейцы — два шамана дакота.
  • Шаманизм — оба героя индейца.

«С жемчужными крыльями» Ольги Дорофеевой[править]

Протагонист — один из множества ультраправых, кулаками протестующих против засилья синих венерианских мигрантов на земле. Он мечтает выделиться в своей ячейке и крайне недоволен тем, что живущая на первом этаже старуха постоянно за ним наблюдает. Однако в реальности всё оказывается вовсе не так, как казалось: попытавшись поставить на место старуху, герой выясняет, что она — инвалид войны на Венере, и живёт столь бедно, что просто не может себе позволить другого стола, кроме подоконника. Затем он приходит на очередную акцию — и вместо какого-нибудь наркоторговца или грабителя убивает местного дворника, гулявшего с дочерью. Помимо этого он ещё и натыкается на сбежавшую девочку. Отпустить её не может — вокруг беспорядки, а девочка может опознать его как убийцу; убить — тоже. В итоге парень держит ребёнка у себя, а когда решается отвести в полицию — встречает своего куратора. Тот предлагает убить девочку, после чего та жалит человека насмерть и умирает сама. Прибывшая полиция по показанием единственной свидетельницы, бабушки-ветерана, решает, что герой защищал встреченного ребёнка от нападающего. Спустя время герой присоединяется к демонстрации в поддержку венерианцев несмотря на то, что, по мнению бабушки-ветерана, его убьют бывшие свои.

  • Братва — этнические преступники с Венеры сильно нагревают настроения в обществе.
  • Героическое самопожертвование — убитый героем венерианец задерживал нападающих, чтобы дать дочери уйти.
  • Киборг — приближенный к реальности вариант. Старушка-ветеран, половину тела которой заменили разнообразные поддерживающие жизнь устройства.
  • Космодесант — соседка героя, бабушка-ветеран, была именно такой.
  • Не щадить детей — куратор героя попытался убить венерианскую девочку.
  • Неонацисты — герой на начало рассказа и его товарищи.
  • Фантастический расизм — против венериан. Тут ещё и война была.
  • Флаер — используется землянами, особенно полицейскими.

«Социал-сублимация» Евгения Гаркушева[править]

Не сумевший получить гражданство из-за психологических проблем Квама Хабиби пытается устроить терракт во имя истинной толерантности, при которой все будут равны, а никаких тестов на гражданство не будет. Вот только весь план разваливается из-за того, что взрывотехник-самоучка ушёл в запой, а сам Квама попался на убийстве чужого кота.

  • Мучитель животных — он же. Попался на краже и убийстве рыжего кота.
  • Тупой злой — он же. Причём с энциклопедическими знаниями всё неплохо, а вот с возможностью контролировать свои поступки — крайне сложно.
  • Хаотичный злой — протагонист. Правдоподобный психопат, лживый, склонный к манипуляциям и насилию, полностью лишённый сострадания.

«Гости дорогие» Олега Дрожина[править]

Рассказ описывает путешествие трёх друзей-отморозков на Геронию — планету, где гостям разрешено всё. Вообще всё. Парни отдыхают самым аморальным образом, а потом встречают представителя другой цивилизации, тоже туриста. Он объясняет им смысл действий геронцев: каждый шаг гостей «записывается» — и через века, когда с Земли уже будет что взять, ей припомнят и кражи, и изнасилования. Инопланетянен предлагает героям взять его послание и передать кому-нибудь на земле в частном порядке, поскольку сделать это официально нельзя из-за преимущественного права героидян на контакт с молодыми цивилизациями. Однако герои, подумав о том, что чудо-курорт могут закрыть, выкидывают послание.

  • Добровольно примкнуть к пострадавшим — Герония сделала это основой своей культуры. Они даже не ждут, пока враги попытаются на них напасть и загеноцидить, чтоб потом веками предъявлять ставить им это в вину, а сами завозят к себе наиболее отбитых туристов, чтоб победокурили на камеру.
  • Зелёная красотка из космоса — жительницы Геронии, отличающиеся от землян только цветом кожи и волос.
  • Золотая молодёжь — отрывается на Геронии.
  • Космические эльфы — дорийцы, мастера ближнего боя и изобретатели телепортации.
  • Слышал звон… — рассказ о Зигмунде Телле, который решил, что все проблемы из детства, и выращивал из своих детей чётких пацанов, используя их как подставки для мишеней.
  • Тупой — это зло — герои-отдыхающие, не столько преступники, сколько озверевшие от безнаказанности тупари.
  • Телепортация — используют геронцы. Технология позаимствована у дорийцев.
  • Чудесное обучение языку — один укол — и готово. Вот такие галактические технологии.

«Вид на жительство» Светланы Прокопчик[править]

Земля вошла в галактическое сообщества и ввела либеральные правила для приезжих с других планет. В итоге спустя десятилетия она переполнена мигрантами, которые занимают рабочие места, жалуются на непривычные условия, сутяжничают или вовсе устраивают теракты, бизнес использует их ради пиара и налоговых вычетов, промышленность уничтожена из-за того, что закупаться на других планетах выгоднее, а немногие оставшиеся люди живут в заповедниках-гетто. Протагонист — президент земли, но его должность после поправок к конституции сводится к чисто формальной. Зато есть гособеспечение и возможность закрепиться в большом городе. Весь рассказ он попадает в разнообразные истории с многочисленными разнообразными инопланетянами, а в конце — решает эмигрировать на Альдебаран, где как раз есть сильная земная диаспора.

  • Говорящее животное — большинство инопланетян подпадают под троп. От разумных собак до разумных амёб.
  • Кремниевая жизнь — живые камни. Попали на землю нелегально, известны в основном митингами, терактами и особым пением в ветреную погоду. Могут управлять температурой своего тела и взрываться по желанию.
  • Пацаны с раёна — пацаны ваще котята. Буквально.
  • Смердяковщина — паразиты издают диссидентский журнал против самих себя. Весьма разумно, учитывая, что их диаспора живёт во многом с выигранных дел против всяких расистов, попавшихся на острых выражениях из подобных журналов.
  • Суп существ — десятки только именованных видов. У каждого свои потребности. И только попробуй заикнуться, что тебе кто-то не нравится…
  • Умеет читать, не умея писать — ввод текста производится в основном компьютерами. А ещё у героя было весьма плохое школьное образование, из-за чего писать его учили родители, как умели.

«Народ обречённый» Егора Калугина[править]

В рассказе описывается приход к власти и падение фашисткой партии глазами представителя крайне толерантного и крайне законопослушного народа. Собственно, фашистам к власти прийти было особенно легко из-за того, что с ними не боролись ни на словах (надо же уважать чужое мнение!), ни действием (надо же уважать законы)! В конце в город входят войска освободителей, но крайне законопослушные граждане продолжают жить в бараках и работать, ведь указ о заключении и поражении в правах был им зачитан, а противоположный — нет.

  • Законопослушный дурак — в режиме педаль в пол, правда, в основном во вред себе.
  • Паропанк — тут в ходу паровые пулемёты, гидроторпеды и цеппелины, но в остальном век вполне двадцатый.
  • Стоик — и снова педаль в пол, на уровне «боялся, что, будучи расстреляным, случайно нарушу закон и попытаюсь откопаться».
  • Фантастический расизм — отличие народов так и не описали.

«В Коньково мерзкая погода» Олега Дивова[править]

Два друга проживают ещё один отвратительный день в отвратительном Коньково будущего.

Примечания[править]

  1. ISBN: 978-5-699-56300-5
  2. В масштабах XX и XXI вв. десятилетия - это серьезно. В 1940 гг. подавляющую часть взрослого населения СССР составляли люди заставшие Российскую Империю, в 2010 г. подавляющую часть взрослого населения РФ составляли люди, заставшие СССР. И как это помешало крайне резким социальным изменениям?
  3. У рассказа есть две концовки. В одной героя выкидывают в космос, в другой — убивают попроще.