Беспощадная толерантность

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Political Correctness Gone Mad. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Emblem-important.pngОсторожно, деликатная тема!
Posmotre.li не место для остросоциальных разборок. Меньше рецептов, больше культурных отсылок.
«

Надо им создать условья, Чтоб труду их не мешали Всевозможные ублюдки, Москвичи различны всяки — Москвичей согнать, блядь, в кучу Да изгнать в периферию. Все равно от них нет проку — То ли дело черный негр, Эфиоп, веселый чукча, Папуас или нанаец…

»
— Лаэртский, «В защиту негров»
«

Стояли звери Около двери. В них стреляли, Они умирали.

Но нашлись те, кто их пожалели, Те, кто открыл зверям эти двери. Зверей встретили песни и громкий смех. А звери вошли и убили всех.

»
— Расширенная версия знаменитого стихотворения
Tolerast Ctulhu.png

Борьба против любой дискриминации — дело, без сомнения, благородное и необходимое. С тем, правда, условием, чтобы она не перерастала в обратную дискриминацию, которую пытаются обосновать «исторической справедливостью», как оно, зачастую, и происходит. Но не будем об этом. Поговорим лишь о том, что всякое действие порождает противодействие, а, следовательно, перегибы в насаждении равноправия — ответку в искусстве.

ВАЖНЕЙШИЙ МОМЕНТ! В данную статью стоит добавлять СТРОГО и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО произведения, в которых носители толерантности представлены отрицательными персонажами вплоть до экстремистских действий, т. е. в соответствии с АВТОРСКИМ замыслом, а не вашими собственными представлениями.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Донасьен Альфонс Франсуа де Сад (1740—1814) — персонажи маркиза де Сада очень беспощадны и очень толерантны*.
  • Олдос Хаксли, «О дивный новый мир», 1932 — западная классика «беспощадной толерантности».
  • Почти любое горе-патриотическое чтиво о противостоянии духовноспасаемой России бездуховному Западу.
  • «Трилогия» антологий русскоязычных авторов под ред. С. Чекмаева: тропнеймер «Беспощадная толерантность», «Либеральный Апокалипсис» и «Семьи.net». Во время выхода вызвали множество обвинений в беспочвенных фантазиях и ангажированности, в наши дни (всего через несколько лет!) воспринимается уже менее однозначно, угрожая оказаться мета-пророчеством. Специально для некоторых неравнодушных: да, собственных проблем в России хватает без западной толерантности, но потребителям западной культуры (к каковым относится абсолютное большинство российского населения) от этого не легче.
  • Лемони Сникет, «33 несчастья» — граф Олаф в образе учителя Чингиза носит тюрбан, скрывающий его отличительную черту — единственную бровь, и отказывается его снимать «по религиозным убеждениям». Толерантные взрослые становятся на его сторону, обвиняя сирот Бодлеров в религиозной нетерпимости.
  • Игорь Край, «Час дурака» — защита прав всех, включая даже законченных идиотов («С каких пор все стало так плохо? С каких пор глупость стала оправданием безответственности и окончательно утвердилась в числе фундаментальных прав человека?»), приводит к ожидаемым результатам: «Надписей было много. Самая крупная и яркая из них объявляла, что апельсиновый сок „Вергуд“ предназначен для питья. Серия компактных иллюстраций разъясняла покупателю, как именно надлежит вскрывать пакет, а расположенный ниже красный шрифт уведомлял, что фирма не несет ответственности за любые повреждения, нанесенные покупателем себе в процессе вскрытия пакета ножницами с затупленными концами. А также о том, что использование для данной операции любых иных инструментов и приспособлений (как-то: станков сверлильных, аппаратов сварочных, пил цепных и циркулярных и т. п.) категорически запрещено. Другая сторона пакета была занята обширным перечнем болезней, могущих влечь за собой противопоказания к употреблению апельсинового сока, а также таблицей, указывающей безопасную дневную дозу в зависимости от веса (для взрослых и детей отдельно). Наконец, заметка на дне емкости глубокомысленно сообщала, что, ежели вскрытый пакет перевернуть, сок обязательно выльется». Напрягаться приходится даже из-за того, что у силуэта на иллюстрации, объясняющей, как правильно подносить стакан с соком ко рту, черты белого человека, что может оскорбить другие расы и национальности.
  • Александр Розов, «Меганезия» — требования толерантности к фундаменталистам, которые таковую в принципе не признают. Массовая миграция в Меганезию, где за подобные требования депортируют, логично продолжает подобную картину.
  • Кирилл Еськов, «Баллады о Боре-Робингуде» — из-за требований борцов за равные права в экипаж авианосца был зачислен клинический дебил, в итоге сумевший запустить крылатую ракету (ладно хоть, без боевой части) по Белому дому.
  • Арсений Миронов, «Тупик гуманизма» — одно из самых годных произведений об этом. Часто кажется что автор пародировал тренды наших дней, вот только написана книга была на заре 2000-х.
  • Олег Кожин, «Разноамериканцы» — мигранту из России в США очень не по нраву зомби и борьба за их права… На него почти подали в суд за нетолерантность, но у него есть козырь: вообще-то он политический беженец-вервольф.
  • Пётр Бормор, «Гоблин на горе» — про гоблина, который с холма обстреливает город из гранатомёта. Но убивать злодея нельзя, потому что убивать гоблина за то, что он гоблин — это расизм. И прогонять нельзя — это будет оккупация исконно гоблинского холма. И переубеждать нельзя, ведь это психологическое давление и осквернение самобытных традиций.
  • Максим Шапиро, «Миррский цикл», (сборник рассказов). Порядки на Мирре противопоставляются порядкам на других цивилизованных планетах, которые, плюс-минус, соответствуют современным западным представлениям о толерантности с яснее некуда прописанной установкой, что на деле у них получается троп данной статьи. В отличие от Мирры, разумеется.
  • Vorkosigan Saga — на Бете толерантность совершила полный оборот, поэтому история как умница-Корделия влюбилась в патриархального варвара с отсталой планеты ставит на уши всех: психиатр считает что у нее ПТСР, военные считают что ей промыли мозги, а разведка считает что это плохо слепленная шпионская легенда.
« «За нарушение прав человека — расстрел на месте!» »
— Михаил Успенский «Чугунный всадник». Аверсия, ибо транспарант «валялся среди неликвидов» и «ничего толком не объяснял».
« «— Возьмём теперь вопрос о разных мелких группах внутри нашей цивилизации. Чем больше население, тем больше таких групп. И берегитесь обидеть которую-нибудь из них – любителей собак или кошек, врачей, адвокатов, торговцев, начальников, мормонов, баптистов, унитариев, потомков китайских, шведских, итальянских, немецких эмигрантов, техасцев, бруклинцев, ирландцев, жителей штатов Орегон или Мехико. Герои книг, пьес, телевизионных передач не должны напоминать подлинно существующих художников, картографов, механиков. Запомните, Монтэг, чем шире рынок, тем тщательнее надо избегать конфликтов. Все эти группы и группочки, созерцающие собственный пуп, — не дай бог как-нибудь их задеть! Злонамеренные писатели, закройте свои пишущие машинки! Ну что ж, они так и сделали. Журналы превратились в разновидность ванильного сиропа. Книги — в подслащённые помои. Так, по крайней мере, утверждали критики, эти заносчивые снобы. Не удивительно, говорили они, что книг никто не покупает. Но читатель прекрасно знал, что ему нужно, и, кружась в вихре веселья, он оставил себе комиксы. Ну и, разумеется, эротические журналы. Так-то вот, Монтэг. И всё это произошло без всякого вмешательства сверху, со стороны правительства. Не с каких-либо предписаний это началось, не с приказов или цензурных ограничений. Нет! Техника, массовость потребления и нажим со стороны этих самых групп — вот что, хвала господу, привело к нынешнему положению. Теперь благодаря им вы можете всегда быть счастливы: читайте себе на здоровье комиксы, разные там любовные исповеди и торгово-рекламные издания. »
— Монолог Битти, объясняющего, как мир дошел дол костров из книг

Кино[править]

  • «Запятнанная репутация» — героя Энтони Хопкинса не оставляют в покое и продолжают травить даже после увольнения за якобы расистский комментарий.
  • «Охота» — либеральная публика отлавливает реднеков, «белое отребье» и прочую недостаточно либеральную публику и устраивает на них охоту. Вот только одна из жертв оказалась для них слишком нетолерантной.
  • Нидерландский триллер «Дрянь»: героиня и её дочь искренне считают, что свобода слова — это право называть директора школы «лысым мудаком». А вот за слова уже в свой адрес дамочка натурально убивает. Она толерантная, ей можно.
  • «Карибский кризис 3: Гудбай Америка»: «— „Зомби“?! У нас тоже есть чувства! Нужно говорить „Некроамериканцы“!»
  • Короткометражка «Савременнае абразаванее» — задание Саншайн выполнил хуже всех, но поскольку он азиат, гей, трансгендер и умственно отсталый альтернативно одарённый, набранных бонусных баллов как раз хватит, чтобы на олимпиаду отправить именно его. А POV-персонажа, который посмел возмутиться, забили ногами под крики «Check your privilege!»
  • Так же короткометражка «Альтернативная математика», в которой учительницу подвергают остракизму за отказ признать, что у примера 2х2 может быть больше одного правильного ответа.

Телесериалы[править]

  • «Американская история ужасов: Культ» — «меньшинства» вообще показаны режиссёрами (которые, на минуточку, сами геи) как бы не страшнее и упоротей своих оппонентов. Ведомые страхом и предрассудками, они такую дичь творят, что глаза на лоб лезут, а уж чего стоит банда радикальных феминисток, которые, по сюжету сериала, и отыгрывали знаменитого серийного убийцу Зодиака!
  • «В объезд», 2016—2019 — на редкость неполиткорректный американский сериал, на протяжении 4 сезонов высмеивающий всё и вся.
  • «Кремниевая долина». Сайт знакомств для геев — супер, чмок тя! Сайт знакомств для геев-христиан — анафема! Какие ещё христиане в нашей уютненькой долине?!
  • Deputy — зампрокурора. С прикрученным фитильком т.к. она не злобная сама по себе, но крайне некомпетентна. Декларируя «борьбу с патриархатом в управлении шерифа» заключила сделку с попавшимся оборотнем в погонах и рассекретила оказавшийся у неё список информаторов, подставив их.

Мультфильмы[править]

  • The Angry Birds Movie — ой, не стоило птицам доверять свиньям. Рэд был прав, и коварные хрюшки похитили птичьи яйца.

Мультсериалы[править]

Комиксы[править]

  • Очень толерантный комикс «Приключения Толераста» доводит идею до полнейшего абсурда.
    • Есть также англоязычная перекраска этого комикса, где Толераст переименован в толерантного супергероя Captain Sweden и обыгрывается мем Sweden Yes.

Видеоигры[править]

  • DOOM Eternal — «Помните, слово „демон“ может оскорбить наших гостей. Зовите их „альтернативно живые“».
  • Fallout 3 — квест в Терпени Тауэр целиком и полностью соответствует стиху про зверей из эпиграфа. Если последовать совету радиоведущего Тридогнайта и убедить хозяина этого шикарного отеля впустить гулей (они ведь — тоже разумные люди, и готовы платить за жильё такими же крышечками), то к следующему визиту в отеле увидит только гулей, а останки остальных людей, в том числе дружелюбных к гулям вроде Смельчака Дэшвуда, найдёт в подвале. Уцелеют только те постояльцы, которые сразу захотят свалить подальше. Да, неудобно получилось…
    • Если сначала договориться с Тенпенни и сдать квест главгулю Рою Филипсу, а потом успеть его пристрелить до того, как он выйдет из комнаты, то можно отыграть и аверсию — скрипт не активируется, и гули будут идиллически жить-поживать рядом с гладкомордыми. Однако при наличии перка «Наёмный убийца» с Филипса можно срезать ухо — а это значит, что по механике игры он числится добрым персонажем. Каковы ж тогда злые…

Музыка[править]

Истории с маскарадами[править]

  • Аверсия в интернет-ролике о парне, который решил нарядиться арабским террористом на костюмированную вечеринку, где уже были люди в костюмах мужского достоинства, священника-педофила и прочие, за что подвергся всеобщему осуждению
  • Реальная история с одним из британских принцев, который нарядился на костюмированную вечеринку эсэсовцем. Грандиозный скандал в СМИ и воспитательные беседы, включающие посещение памятников Холокоста.
  • Уголовное преследование немца, пришедшего на маскарад в костюме и гриме под Гитлера, именно за воплощение этого образа.