Белая Россия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Если бы победили белые, а не красные, мы были бы белые и пушистые! »
— Эдуард Тополь[1]
Каноничный примѣръ

(link)

Как и полагается порядочным надмозгам, наши прокатчики мало того, что обозвали «Коммандос: В тылу врага», так еще и в локализации вырядили антагонистов под японцев. И это — несмотря на исключительно хороший и годный русский язык в оригинале.

Белая Россия (также Россия победившего Белого движения) — один из распространённых сеттингов альтернативной истории, основанный на ностальгии по дореволюционной России. Может как сочетаться с тропом Россия — часть Запада, так и резко противопоставлять Россию загнивающему Западу, упирая на почвенность и всякую духовность.

Вариант жанра — не альтернативная история, а социальная фантастика о будущем, в котором к власти в России пришли сторонники традиционных ценностей, восстановили монархию с симфонией властей и вернули привилегии аристократии.

Типичные тропы[править]

Предпосылки[править]

Примеры[править]

Литература[править]

  • Мир Царя Михаила, который в узких кругах альтисториков стал чуть ли не шаблоном для такого рода сеттингов.
  • П. Краснов, «За чертополохом» — педаль в пол, на смену самоуничтожившейся (вместе с половиной населения) в результате войны большевистской диктатуре пришло даже не Белое движение, а идиллическая реконструкция самобытной допетровской Руси, отделенная от Европы стеной из зарослей чертополоха.
  • В. Аксёнов, «Остров Крым» — уже почти классика. Крым по итогам ГВ стал осколком белогвардейской власти и пошел по пути Тайваня, на котором даже сформировался новый этнос «яки» (из русских, татар и англичан). Но закончило это буржуазное государство всё-таки воссоединением с остальной, красной, Россией.
  • В. А. Пьецух, «Разговор» — крошечный рассказ-пародия. В 1980-х годах в Белой России в ресторане сидят и квасят два офицера. И вдумчиво беседуют о том, какой вокруг бардак и как, небось, было бы лучше, если бы в начале века победили большевики.
  • Цикл «Бремя Империи» — революции удалось избежать (хотя восстание 1916 года пришлось давить артиллерией, а затем еще полтора десятка лет делить землю).
  • Поэма Дмитрия Быкова «Версия».
  • Герман Романов «Спасти Кремль! „Белая Гвардия, путь твой высок!“» — взгляд на то, как проиграли красные в Гражданской войне.
  • Елена Чудинова «Побѣдители» — пополам с Россия — часть Запада.
  • Вячеслав Рыбаков, «Гравилёт „Цесаревич“» — не так как победило белое движение, но в обществе без форсированной агрессии извне коммунисты ещё в XIX веке отказались от насильственного свержения власти (и превратились в религиозное движение), монархия в Российской империи сохранилась, больших войн XX века не было, люди живут хорошо, а наука заметно опережает нашу: в конце XX в. уже используется антигравитация. Впрочем, по империи прокатывается волна ничем не спровоцированной агрессии и диверсий, одну из каковых предстоит расследовать протагонисту — генералу госбезопасности и коммунисту.
  • Вадим Давыдов, цикл «Наследники по прямой» («Киммерийская крепость», «Предначертание», «Всем смертям назло») — точка бифуркации необычна. Главный герой Яков Гурьев, втёршийся в доверие к Сталину и ставший его «правой рукой», убеждает его передать власть преемнику, носителю царской крови, что приводит к возрождению монархии (в духе бонапартизма и последующей реставрации Бурбонов).
  • Не столь давний сборник «Российская империя 2.0», среди авторов которого отметились Злотников и Дивов.
  • «Генерал-Адмирал» Р. Злотникова — главный герой, воспользовавшись нестандартными для типового попаданца знаниями в геологии (и стандартными — в артиллерии и боевых уставах), сумел подтянуть промышленность России до приемлемого уровня и обеспечить победу в русско-японской и Первой мировой. А после войны — еще и демократизацию с разделением властей продвинул.
  • «Продавцы теней» Друбецкой и Шумяцкой — мир, в котором не было ни Февраля, ни Октября, так как Николай II заключил сепаратный мир с центральными державами ещё в 1916 году (прямо не упоминается, но намёков полно). С прикрученным фитильком: Российская империя с виду процветает, но революционное брожение масс никуда не делось. В качестве противоядия правительственные чины заказывают героям-киношникам пафосный пропагандистский фильм о злодейских планах большевиков, вокруг которого вертится сюжет.
  • Сергей Лукьяненко, «Черновик» — Максимов побывал в земле «Вероз», в фильме считается «Кимгим», также известна как картина «Москва в XXIII веке».
  • «Утро Судного Дня» А. Мазина — в будущем попытка злобных американцев захватить Россию приводит к перевороту и приходу к власти убеждённых монархистов, которые воссоздают Российскую империю, которая за считанные года становится великой и богатой мировой державой, а Запад (естественно) загнивает. США автор вообще считает чуть ли не страной Третьего мира (мол, раз большая часть населения — афроамериканцы, значит, стране конец, будто афроамериканцы — не люди). О футболе и хоккее все благополучно забывают и возрождают старорусские виды спорта (например, стенка на стенку).
  • Повесть Евгения Гаркушева «Жребий». Никакой гражданской войны в России вообще не было — Россия превратилась в передовую державу в результате иного дуэльного кодекса, принятого при Петре Первом. Пушкин дожил до глубокой старости, стал одним из авторов российской конституции. Самодержавие свергли в аккуратном перевороте, дворянство благополучно существует. Россия сохранила Аляску, приобрела Гавайские острова, точит зубы на Персию и т. п.
  • «Череп Субботы» Zотова — мистический триллер про культы вуду; действие происходит в альтернативном XXI в., где не было Октябрьской революции и сохранилась Российская империя.
  • «Сфера Великорасы» — зигзаг. Опознавательными знаками российских ВКС являются опознавательные знаки ВВС Российской империи, а не красные звёзды. Но при этом есть крейсера типа «Сталинград» (один из кораблей серии называется «Ленинград»), улицы Ленина же в городах-колониях, устоявшееся обращение «товарищ» не ограничено рамками воинского устава и т. д. Обоснуем можно считать феномен «ретроспективной эволюции», которая причудливым образом перелопатила культурные маячки из начала-середины XX в., сменив декорации сферичного «Масс Эффекта». В которых, тем не менее, осталась Атлантическая Директория — США и Великобритания, которая, впрочем, ни на гео-, ни на астрополитику не влияет ровным счётом никак.
  • Дмитрий Политов, «Пепел Удачи» — Российская Конфедерация была перестроена в Империю. (Спойлер: сделал он это благодаря искусственно созданному кризису и распространяемому среди населения наркотику, который облегчал внушение).
  • Юджин Бирн и Ким Ньюман, «Back in the USSA» — Америка и Россия махнулись местами (холодная война выглядела по-другому).
  • Стони Комптон, «Russian Amerika» — в Гражданской войне в Америке победил Юг, Аляска до сих пор остаётся частью России.
  • Джек Тиндейл, «The Limpid Stream: Russia Without Lenin». Автор идеи этой книги неплохо создал пост-Романовскую Россию. Ленина расстреляли по прибытии в Финляндию, и Красный Октябрь выглядел совсем иначе. Без руководства большевиков шаткая коалиция оказалась Керенского способна сделать серьезные шаги на долгом пути к парламентской демократии, а Советский Союз так и не появился.

Примеры деконструкции[править]

Примеры, в которых такая победа показана негативно.

  • Андрей Уланов «Крест на башне». Не столько негативно, сколько неоднозначно. Коммунисты не пришли к власти в стране, однако Российская Республика во главе с Верховным Диктатором Корниловым ввязалась в затяжную и самоподдерживающуюся позиционную Вторую Мировую войну[2] на стороне Новой Антанты. Закончилось всё очень плохо. Обошлось без ядерных ударов,[3] но государства и мировая экономика начали разваливаться повсеместно.
    • В его же совместной с Владимиром Серебряковым книге «Из Америки с любовью»[4] упоминается вскользь параллельный мир, где политическая карта Земли напоминает стеганное-перестеганное одеяло, а режим меняется по десять раз на дню. Если учесть, что действие романа происходит в альтернативные 70-е годы, а время «Креста на башне» — альтернативные 40-50-е годы… По всей видимости, нам ненавязчиво показали будущее мира Российской Республики.
  • Александр Авраменко. «Смело мы в бой пойдём». Победивший корниловский мятеж. Итог — фашистская Россия является союзником Германии в местной версии Второй Мировой.
  • Яцек Дукай, «Лёд». Развилка произошла в 1908 году и не случилось не только Гражданской, но и Первой мировой. Мягко говоря, было не до того…
  • Велимир Долоев, «Цветы прорастают сквозь кости» (сетевая литература). Спасаясь от мировой революции, несколько мультимиллиардеров навсегда подключили свои тела к виртуальной реальности, создав себе миры в соответствии со своими представлениями об идеале. Один из них (самый приличный) поселился в сабже статьи в роли наследника престола, пытаясь руководить страной в духе генерала Потрошиллинга. Политик из него так себе — его всё время то убивают террористы-народники, то ещё что в этом роде приключается, а он упорно начинает сначала. Правда у остальных миры еще хуже, фантазии уровня «Де Сада» и «120 дней Сало» у одного, жизнь средневекового карикатурно злобного и отмороженного инквизитора у другого, и смесь мусульманского рая с тотальной резней у третьего.
  • В. Сорокин:
    • «День опричника». С фитильком, потому что в этом мире косплеили не империю Романовых, а допетровское царство и по мелочи кое-какие черты Китая (единственного союзника). Словом, «белого» очень мало.
    • А вот в «Теллурии», которая представляет собой расширенную вселенную Сорокина, идейные наследники белогвардейцев укрепились где-то на Урале. Плюс государство Рязанское с либеральным дворянством и царствующим, но не правящим монархом — положительный вариант тропа. Заимствованную лексику, впрочем запретили, но по сравнению с тем, что творится в соседних странах, это сущие пустяки.

Видеоигры[править]

  • Мод для игр Hearts Of Iron II, IV «Kaiserreich: Legacy of the Weltkrieg». В этой АИ резко обезглавленная Красная армия проиграла белогвардейцам, которым активно помогала Германия, и у власти вновь встал парламент во главе с Керенским. Только вот власти у правительства Керенского столько, что они не решились хотя бы посадить красных после гражданской войны. А сама Россия — достаточно бедная и отсталая по меркам Европы страна, потерявшая большую часть своих территорий, в которой популярность стремительно набирают самые радикальные течения, вплоть до русской версии нацизма. Собственно, в этом моде Россия это именно та страна, что вероятнее всего будет изображать Третий рейх, — если не смотреть на мелочь вроде Румынии.
    • Педаль в смуту. Россия в этом моде может без боя отдать Дальний Восток и Сибирь.
  • Серия игр «Resistance» — большевики были подавлены. Во главе сохранённой Российской империи встал царь Михаил, и она тоже сражалась против вторжения Химер.
  • Iron Storm — шутер от первого лица про альтернативно-затянувшуюся на пятьдесят лет Первую мировую, где игроку в роли спецназовца сил Соединённых Штатов Западной Европы — противостоять, внезапно, Российско-Монгольской империи во главе с бароном Унгебергом.
  • Codename Eagle — то же, что и «Iron Storm», хотя по-другому. Октябрьской революции нет — ведь Российская империя за всю историю своего непростого существования никогда не баловалась со штурвалом мирового господства. Отчаянное население многострадальной страны, изрядную долю которого составляют люди, способные вынести и огонь, и воду, и медные трубы, никаких массовых преклонений к стопам великой державы в нижайшем поклоне перед безграничной властью империи не совершало. Однако на обширных просторах творческо-аналитической мысли дело может обстоять диаметрально-противоположным образом. Чуть ли не вопреки исторической действительности Николай II, следуя договору Антанты, в ответ на немецкую агрессию бросил войска на помощь Франции напролом через Восточную Пруссию к Берлину и чудом сберёг целостность армии, что предоставило России заслуженное место за одним столом со странами-победителями в Первой мировой войне.
  • Iron Harvest

Музыка[править]

  • Группа «Дореволюционный советчик» перепевает известные современные хиты в «дореволюционном» стиле. В таком же стиле у них есть постеры фильмов, вкладыши жвачки «Love Is…» и многое другое (вообще советчикъ скорее интернет-проект, музыка — только часть его).

Кино[править]

  • Черновик

Прочее[править]

  • Среди специалистов в отечественной истории распространены небезосновательные гипотезы, что в случае победы белого движения Россию ждали бы не самые лучшие перспективы.
    • Кроме того, сама постановка вопроса о победе «белого движения» довольно абсурдна. Белых как некой единой силы с четким видением будущего и конкретной политической программой не существовало. Спектр их политических взглядов разнился от ретроградно-монархических (Юденич) до умеренно левых (Врангель)..

Примечания[править]

  1. Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. У них Кличко - у нас Валуев 31/10/2012: http://www.aif.ru/society/37490
  2. Первая Мировая закончилась достаточно быстро победой Тройственного Союза.
  3. Только потому, что в этой альтернативе никто не стал разрабатывать атомное оружие, посчитав это направление бесперспективным и затратным. Местные сумрачные гении предпочли вложить все свои усилия в постройку сверхтяжелых танков и прочих вундервафлей.
  4. В этом мире Российская Империя и царизм живы и здравствуют. Даже Февральскую революцию удалось избежать (но Революция 1905 г. все же произошла)