Белая Россия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Если бы победили белые, а не красные, мы были бы белые и пушистые! »
— Эдуард Тополь[1]
Каноничный примѣръ

(link)

Как и полагается порядочным надмозгам, наши прокатчики мало того, что обозвали «Коммандос: В тылу врага», так еще и в локализации вырядили антагонистов под японцев. И это — несмотря на исключительно хороший и годный русский язык в оригинале.

Белая Россия (также Россия победившего Белого движения) — один из распространённых сеттингов альтернативной истории, основанный на ностальгии по дореволюционной России. Может как сочетаться с тропом Россия — часть Запада, так и резко противопоставлять Россию загнивающему Западу, упирая на почвенность и всякую духовность.

Вариант жанра — не альтернативная история, а социальная фантастика о будущем, в котором к власти в России пришли сторонники традиционных ценностей, восстановили монархию с симфонией властей и вернули привилегии аристократии.

Типичные тропы[править]

  • Россия — часть Запада — будет, если автор не в меру либерален.
  • Загнивающий Запад — будет, если он совсем не либерален.
    • Красно-буржуазная сволочь — обычный способ изобразить врагов с Запада.
    • Либо Красно-коричневая сволочь — если автор либерал и не обесценивает победу над фашизмом. В принципе, эмигрировавшие красные могут найти точки соприкосновения с коричневыми в духе «дадим отпор мондиализму и буржуазному мещанству» (примеры в реальной истории известны, почему бы этому не быть и в альтернативной?) и создать значительный геморрой либерально-демократическому миру, в который входит и альтернативная Россия.
  • Аристократ — это их дом родной, если автор достаточно консервативен.
  • Неполиткорректный герой: зачастую бывает и так. Как правило, такой герой будет недолюбливать турок и англичан — якобы извечных врагов России (на самом деле, в истории Россия и Англия много раз бывали на одной стороне, но мода такая мода), либо евреев (такой герой либо ярый черносотенец, либо сильно зациклен на фамилиях давно перебитых большевистских лидеров), а то и тех, и тех сразу. Может также недолюбливать и немцев.
  • Злодей-бунтарь — внутренний враг наверняка будет придерживаться какой-то левой идеологии.
  • Мусульмане плохие — а как же!
  • Духовность — это хорошо — настолько хорошо, что на ней строится государственная идеология.
  • Ямато Надэсико — идеал женщины.
  • Госбезопасность — обычно сугубо положительная.
  • Королевства — хорошо, а республики — плохо — вы ждали этого, да? Если конечно речь не идёт о победивших республиканцах, хе-хе.
  • Демократия — это хорошо — возможно, если автор не монархист, а сторонник Февральской революции и учредительного собрания, либо он всё же монархист, но сторонник кадетов (конституционных демократов), то есть сторонник конституционной монархии, а не абсолютизма.
  • Демократия — это плохо — если автор сторонник самодержавия, то есть абсолютизма, либо если автор не абсолютист, а хочет видеть у власти не народ и не царя-самодержца, а совет из высших аристократов, возможно тайный совет, а возможно сенат из сенаторов по праву рождения, без какого-либо быдла в думе, при царствующем, но не правящем царе.

Предпосылки[править]

Точки бифуркации можно поделить на две категории.

  • Никакой республики и не было:
    • Не было Первой мировой войны или Россия в ней не участвовала. Или участвовала, но более успешно (а то и на стороне Германии).
    • Не было Февральской или Октябрьской революций или они не удались (Николай не отрёкся, или отрёкся, но престол взял Михаил/Алексей).
    • В гражданской войне победили белые.
      • Если автор не монархист, а сторонник учредительного собрания, то белые установили республику, либо аристократическую, либо олигархическую, либо бружуазную.
  • Республика была, но её откатили обратно до монархии:
    • Во второй мировой войне союзники сражались с СССР, а не Третьим рейхом, победили и заменили Сталина царём.
    • Как вариант — СССР дрался на той же стороне, что в реальности, проиграл, но потом союзники его освободили и отреставрировали русским монархию.
    • Вместо федеративной республики имени Ельцина и Путина Россия после распада СССР восстановила монархию и все атрибуты РИ. Или сделала это совсем уж в будущем.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Мир Царя Михаила, который в узких кругах альтисториков стал чуть ли не шаблоном для такого рода сеттингов.
  • П. Краснов, «За чертополохом» — педаль в пол, на смену самоуничтожившейся (вместе с половиной населения) в результате войны большевистской диктатуре пришло даже не Белое движение, а идиллическая реконструкция самобытной допетровской Руси, отделенная от Европы стеной из зарослей чертополоха.
  • В. Аксёнов, «Остров Крым» — уже почти классика. Крым по итогам ГВ стал осколком белогвардейской власти и пошел по пути Тайваня, на котором даже сформировался новый этнос «яки» (из русских, татар и англичан). Но закончило это буржуазное государство всё-таки воссоединением с остальной, красной, Россией.
  • В. А. Пьецух, «Разговор» — крошечный рассказ-пародия. В 1980-х годах в Белой России в ресторане сидят и квасят два офицера. И вдумчиво беседуют о том, какой вокруг бардак и как, небось, было бы лучше, если бы в начале века победили большевики.
  • Цикл «Бремя Империи» — революции удалось избежать (хотя восстание 1916 года пришлось давить артиллерией, а затем еще полтора десятка лет делить землю).
  • Поэма Дмитрия Быкова «Версия».
  • Герман Романов «Спасти Кремль! „Белая Гвардия, путь твой высок!“» — взгляд на то, как проиграли красные в Гражданской войне.
  • Елена Чудинова «Побѣдители» — пополам с Россия — часть Запада.
  • Вячеслав Рыбаков, «Гравилёт „Цесаревич“» — не так как победило белое движение, но в обществе без форсированной агрессии извне коммунисты ещё в XIX веке отказались от насильственного свержения власти (и превратились в религиозное движение), монархия в Российской империи сохранилась, больших войн XX века не было, люди живут хорошо, а наука заметно опережает нашу: в конце XX в. уже используется антигравитация. Впрочем, по империи прокатывается волна ничем не спровоцированной агрессии и диверсий, одну из каковых предстоит расследовать протагонисту — генералу госбезопасности и коммунисту.
  • Владимир Серебряков, Андрей Уланов. «Из Америки — с любовью».
  • Вадим Давыдов, цикл «Наследники по прямой» («Киммерийская крепость», «Предначертание», «Всем смертям назло») — точка бифуркации необычна. Главный герой Яков Гурьев, втёршийся в доверие к Сталину и ставший его «правой рукой», убеждает его передать власть преемнику, носителю царской крови, что приводит к возрождению монархии (в духе бонапартизма и последующей реставрации Бурбонов).
  • Не столь давний сборник «Российская империя 2.0», среди авторов которого отметились Злотников и Дивов.
  • Василий Щепетнёв, «Седьмая часть тьмы». Столыпин не был убит, поэтому в 1917 году революции не случилось. Впрочем, если ценой миллиардов джоулей энергии отправить в прошлое ровно 5,2 грамма свинца в нужное время в нужное место…
  • «Генерал-Адмирал» Р. Злотникова — главный герой, воспользовавшись нестандартными для типового попаданца знаниями в геологии (и стандартными — в артиллерии и боевых уставах), сумел подтянуть промышленность России до приемлемого уровня и обеспечить победу в русско-японской и Первой мировой. А после войны — еще и демократизацию с разделением властей продвинул.
  • «Продавцы теней» Друбецкой и Шумяцкой — мир, в котором не было ни Февраля, ни Октября, так как Николай II заключил сепаратный мир с центральными державами ещё в 1916 году (прямо не упоминается, но намёков полно). С прикрученным фитильком: Российская империя с виду процветает, но революционное брожение масс никуда не делось. В качестве противоядия правительственные чины заказывают героям-киношникам пафосный пропагандистский фильм о злодейских планах большевиков, вокруг которого вертится сюжет.
  • «Утро Судного Дня» А. Мазина — в будущем попытка злобных американцев захватить Россию приводит к перевороту и приходу к власти убеждённых монархистов, которые воссоздают Российскую империю, которая за считанные года становится великой и богатой мировой державой, а Запад (естественно) загнивает. США автор вообще считает чуть ли не страной Третьего мира (мол, раз большая часть населения — афроамериканцы, значит, стране конец, будто афроамериканцы — не люди). О футболе и хоккее все благополучно забывают и возрождают старорусские виды спорта (например, стенка на стенку).
  • Повесть Евгения Гаркушева «Жребий». Никакой гражданской войны в России вообще не было — Россия превратилась в передовую державу в результате иного дуэльного кодекса, принятого при Петре Первом. Пушкин дожил до глубокой старости, стал одним из авторов российской конституции. Самодержавие свергли в аккуратном перевороте, дворянство благополучно существует. Россия сохранила Аляску, приобрела Гавайские острова, точит зубы на Персию и т. п.
  • «Череп Субботы» Zотова — мистический триллер про культы вуду; действие происходит в альтернативном XXI в., где не было Октябрьской революции и сохранилась Российская империя.
  • «Сфера Великорасы» — зигзаг. Опознавательными знаками российских ВКС являются опознавательные знаки ВВС Российской империи, а не красные звёзды. Но при этом есть крейсера типа «Сталинград» (один из кораблей серии называется «Ленинград»), улицы Ленина же в городах-колониях, устоявшееся обращение «товарищ» не ограничено рамками воинского устава и т. д. Обоснуем можно считать феномен «ретроспективной эволюции», которая причудливым образом перелопатила культурные маячки из начала-середины XX в., сменив декорации сферичного «Масс Эффекта». В которых, тем не менее, осталась Атлантическая Директория — США и Великобритания, которая, впрочем, ни на гео-, ни на астрополитику не влияет ровным счётом никак.
  • Дмитрий Политов, «Пепел Удачи» — Российская Конфедерация была перестроена в Империю. (Спойлер: сделано это благодаря искусственно созданному кризису и распространяемому среди населения наркотику, который облегчал внушение).
  • Юджин Бирн и Ким Ньюман, «Back in the USSA» — Америка и Россия махнулись местами (холодная война выглядела по-другому).
  • Стони Комптон, «Russian Amerika» — в Гражданской войне в Америке победил Юг, Аляска до сих пор остаётся частью России.
  • Джек Тиндейл, «The Limpid Stream: Russia Without Lenin». Автор идеи этой книги неплохо выдумывал пост-Романовскую Россию. Ленина расстреляли по прибытии в Финляндию, и Красный Октябрь выглядел совсем иначе. Без руководства большевиков шаткая коалиция оказалась Керенского способна сделать серьезные шаги на долгом пути к парламентской демократии, а Советский Союз так и не появился.

Примеры деконструкции[править]

Примеры, в которых такая победа показана негативно или неоднозначно (белые победили, но дорогой ценой, а после победы столкнулись примерно с теми же проблемами, что и красные в реальной истории и разрешали их довольно спорными методами).

  • Михаил Харитонов (Константин Крылов), «Белая Новь». Фрагмент из внутримирового романа Шолохова, соотвествующего реальной «Поднятой целине». Здесь победил Врангель и, в союзе с духовенством (церковь в этом мире, фактически, заняла место партии), выстроил своеобразный православный социализм. Естественно, новый режим тоже столкнулся с проблемами и провёл-таки коллективизацию, хотя прошла она в целом светлее и мягче чем в реальности.
  • Юрий Нестеренко, рассказ «Сослагательное наклонение» — Россия медленно выходит из кризиса, но в начале 1930-х Директория (коалиция белых генералов) вынуждена передать власть Национал-социалистической партии, а выдавленные за границу большевики строят в Германии коммунизм. Конец немного предсказуем: 22 июня 1941 года в 4 часа утра по московскому времени войска Германской Красной Армии пересекли границу Российской Империи
    • «Юбер аллес», в принципе, тоже подходит. Хотя «власовская» Россия по стилистике больше тяготеет к своим германским союзникам, чем к собственному добольшевицкому прошлому, белые (те, которые во Второй мировой поддержали Германию) тут тоже в почете. В честь них, в частности, названы улицы и станции метро. А стилистика белой эмиграции (точнее, позднего подражания таковой), напротив, в наличии у потомков бежавших из России большевиков («Не падайте духом, полковник Синицын, майор Коваленко, надеть ордена!»)
  • Дмитрий Лекух «Туман на родных берегах» — после победы Белых, первой социалистической страной считалась сама Германия, все не верили в бога, кроме доброго художника Гитлера, чем в нашем мире.
  • Андрей Уланов «Крест на башне». Не столько негативно, сколько неоднозначно. Коммунисты не пришли к власти в стране, однако Российская Республика во главе с Верховным Диктатором Корниловым ввязалась в затяжную и самоподдерживающуюся позиционную Вторую Мировую войну[2] на стороне Новой Антанты. Закончилось всё очень плохо. Обошлось без ядерных ударов,[3] но государства и мировая экономика начали разваливаться повсеместно.
    • В его же совместной с Владимиром Серебряковым книге «Из Америки с любовью»[4] упоминается вскользь параллельный мир, где политическая карта Земли напоминает стеганное-перестеганное одеяло, а режим меняется по десять раз на дню. Если учесть, что действие романа происходит в альтернативные 70-е годы, а время «Креста на башне» — альтернативные 40-50-е годы… По всей видимости, нам ненавязчиво показали будущее мира Российской Республики.
  • Александр Авраменко. «Смело мы в бой пойдём». Победивший корниловский мятеж. Итог — фашистская Россия является союзником Германии в местной версии Второй Мировой.
  • Яцек Дукай, «Лёд». Развилка произошла в 1908 году и не случилось не только Гражданской, но и Первой мировой. Мягко говоря, было не до того…
  • Велимир Долоев, «Цветы прорастают сквозь кости» (сетевая литература). Спасаясь от мировой революции, несколько мультимиллиардеров навсегда подключили свои тела к виртуальной реальности, создав себе миры в соответствии со своими представлениями об идеале. Один из них (самый приличный) поселился в сабже статьи в роли наследника престола, пытаясь руководить страной в духе генерала Потрошиллинга. Политик из него так себе — его всё время то убивают террористы-народники, то ещё что в этом роде приключается, а он упорно начинает сначала. Правда у остальных миры еще хуже, фантазии уровня «Де Сада» и «120 дней Сало» у одного, жизнь средневекового карикатурно злобного и отмороженного инквизитора у другого, и смесь мусульманского рая с тотальной резней у третьего.
  • Paltus, «Величайший диктатор» (сетевая литература). Завязка как и в Кайзеррейхе (см. ниже). Германия так же затащила Первую Мировую, а затем помогла подавить революцию, но у власти в России здесь не Сенат с Керенским, а выживший Михаил Романов. А в остальном, до поры до времени, всё примерно одинаково — Россия преставляет собой отсталую, экономически ориентированную на Германию и коррумпированную страну с недовольным населением, среди которого снова становятся популярны радикальные партии (но не коммунисты — они уже собой ничего не представляют и популярны только в Китае). Со временем Германская империя превращается в потрескавшийся монолит, что сказывается и на её союзниках, а в проигравших странах поднимают голову реваншисты — во Франции вымышленные автором социал-авангардисты (левые националисты с сильным богемным уклоном и культом прогресса), в Италии и Англии — фашисты. По итогам Второго Вельткрига Германия вообще перестает существовать как государство, а Россия раскалывается. На её большей части воцаряются социал-авангардисты (куда более отмороженные, чем их французские коллеги), а на Севере и Северо-Западе к власти приходит военная хунта, поддерживаемая британскими фашистами (друг друга эти страны, конечно же, не признают и ненавидят). Упоминается и некое марионеточное гособразование на Дальнем востоке, но оно слишком незначительно. В конце концов, после местного аналога Холодной войны, Новгородская республика приходит к финансовому и культурному банкротству, а российские социал-авангардисты становятся более умеренными, но что будет дальше и смогут ли два российских государства объединиться вновь — неясно.
  • Дмитрий Быков, «Версия». В стихах.
  • В. Сорокин:
    • «День опричника». С фитильком, потому что в этом мире косплеили не империю Романовых, а допетровское царство и по мелочи кое-какие черты Китая (единственного союзника). Словом, «белого» очень мало.
    • А вот в «Теллурии», которая представляет собой расширенную вселенную Сорокина, идейные наследники белогвардейцев укрепились где-то на Урале. Плюс государство Рязанское с либеральным дворянством и царствующим, но не правящим монархом — положительный вариант тропа. Заимствованную лексику, впрочем запретили, но по сравнению с тем, что творится в соседних странах, это сущие пустяки.

Видеоигры[править]

  • Мод для игр Hearts Of Iron II, IV «Kaiserreich: Legacy of the Weltkrieg». В этой АИ резко обезглавленная Красная армия проиграла белогвардейцам, которым активно помогала Германия, и у власти вновь встал парламент во главе с Керенским. Только вот власти у правительства Керенского столько, что они не решились хотя бы посадить красных после гражданской войны. А сама Россия — достаточно бедная и отсталая по меркам Европы страна, потерявшая большую часть своих территорий, в которой популярность стремительно набирают самые радикальные течения, вплоть до русской версии нацизма. Собственно, в этом моде Россия это именно та страна, что вероятнее всего будет изображать Третий рейх, — если не смотреть на мелочь вроде Румынии.
    • Педаль в смуту. Россия в этом моде может без боя отдать Дальний Восток и Сибирь.
  • Серия игр «Resistance» — большевики были подавлены. Во главе сохранённой Российской империи встал царь Михаил. До того когда Химеры накрыли на всю страну.
  • Iron Storm — шутер от первого лица про альтернативно-затянувшуюся на пятьдесят лет Первую мировую, где игроку в роли спецназовца сил Соединённых Штатов Западной Европы — противостоять, внезапно, Российско-Монгольской империи во главе с бароном Унгебергом.
  • Codename Eagle — то же, что и «Iron Storm», хотя по-другому. Октябрьской революции нет, только это длинная история.
  • Titanic: Adventure Out of Time — кроме того что гость из будущего спасёт или не спасёт корабль «Титаник», то он решает как стереть нацизм с лица будущего, послать сообщение императору обхитрить Ленина. Больше никаких войн не было бы.
    • Указано было в концовке игры.

Музыка[править]

  • Группа «Дореволюционный советчик» перепевает известные современные хиты в «дореволюционном» стиле. В таком же стиле у них есть постеры фильмов, вкладыши жвачки «Love Is…» и многое другое (вообще советчикъ скорее интернет-проект, музыка — только часть его).

Кино[править]

  • Экранизация романа «Черновик» Лукьяненко, причём вопреки книге. В фильме параллельный мир Кимгим — идеализированная стимпанк-утопия, где революции не было и «Россия до сих пор империя» (© главный герой, мечтательно). Из-за такой переделки стало непонятно, почему мир называется Кимгим. В книге так назывался город, стоящий на месте Москвы в мире, где и России-то никакой нет и не было. А в фильме это и есть Москва и Россия — и откуда тогда надписи «Кимгим»?
    • Другой мир, Нирвана, в фильме превратили в Гулаги и рабы, опять же вопреки книге.

Прочее[править]

  • Среди любителей отечественной истории распространены разной степени убедительности гипотезы, что в случае победы белого движения Россию ждали бы не самые лучшие перспективы.
    • Кроме того, сама постановка вопроса о победе «белого движения» довольно абсурдна. Белых как некой единой силы с четким видением будущего и конкретной политической программой не существовало. Спектр их политических взглядов разнился от ретроградно-монархических (Юденич) до умеренно левых (Врангель)..
  • А если вспомнить на какие именно деньги существовало Белое движение? Господа капиталисты просто так денежки на войну не дают, им нужна прибыль. Так что все кредиты для закупок оружия для белогвардейцев выдавались под залог шахт, заводов, земель… То есть, в случае победы белогвардейцев они сначала сцепились бы между собой (ведь одни и те же шахты были обещаны разными генералами разным банкирам), а потом… потом Россия была бы распродана.
    • Опыт испанской или турецкой гражданской войны показывает, что вполне можно направо и налево раздавать обещания в обмен на реальную помощь, а после победы тактично уклониться от их выполнения, что и сделали Франко и Ататюрк. Тем более, что в итоге страна всё равно будет обескровлена, попытки выбить долги силой себя не окупят, так что скорее всего, в 20-х годах белая Россия оказалась бы окутана сетью сравнительно взаимовыгодных иностранных концессий, как и СССР в реальной истории.

Пятиминутка реальности[править]

В спорах о том, насколько хороша была бы сохранившаяся/вернувшаяся Российская империя, насколько это возможно и как могло случиться, часто забывают о том, что фантастика — это не реальность. Самодержавие с сударями и благородиями в XXI веке — это ретро-фантастика, натягивание антуража одной эпохи на другую, всё равно что древнеримские легионеры в космосе.

В реальности же Российская империя могла бы в теории сохраниться — но за сто лет неизбежно стала бы совсем другой. Технический прогресс, общественные течения и влияние иностранной культуры никто не отменял. И, очень вероятно, она была бы во многом похожа на… современную Россию, в которой немало и от консервативной империи с неизменным лидером, и от капиталистического запада.

Примечания[править]

  1. Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. У них Кличко - у нас Валуев 31/10/2012: http://www.aif.ru/society/37490
  2. Первая Мировая закончилась достаточно быстро победой Тройственного Союза.
  3. Только потому, что в этой альтернативе никто не стал разрабатывать атомное оружие, посчитав это направление бесперспективным и затратным. Местные сумрачные гении предпочли вложить все свои усилия в постройку сверхтяжелых танков и прочих вундервафлей.
  4. В этом мире Российская Империя и царизм живы и здравствуют. Даже Февральскую революцию удалось избежать (но Революция 1905 г. все же произошла)