Безумные оружейники/Реальная жизнь/Германия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Безумные оружейники/Реальная жизнь

Немцы, по меньшей мере, с XVIII века известны на весь тогдашний мир как суровые милитаристы, однако долгое время никого этим фактом не могли удивить: хватало на старушку Европу вояк и покруче. Однако объединение в 1871 году, а также последовавшие за ним две мировые войны заставили немецких оружейников задуматься о способе раз и навсегда обеспечить военное доминирование, по меньшей мере, на Европейском уровне при неортодоксальных условиях, будь то нехватка стратегических ресурсов при на голову превосходящей общеевропейский уровень научной базе, или столь «любимая» германскими полководцами война на два фронта.

Ситуацию сполна могут описать три слова: сумрачный германский гений. Немецкий инженер в массовом сознании соберёт вам какой-нибудь шизотех с не всегда внятной тактической ролью, до которого оружейные конструкторы других стран даже в пьяном угаре и под кайфом вряд ли додумаются. Однако поделка нашего «фрица» отличается одним немаловажным фактором: она будет способна работать и решать возложенные на неё задачи. Даже пусть таких штук на всю армию едва ли наберётся десяток, она всё равно будет сделана качественно.

Кстати, не стоит забывать про немецкие вундервафли Второй мировой — два надтропа в одном, но и ими всё не ограничилось.

Ручное оружие[править]

  • Начнём, пожалуй, с субверсии — игольчатого огнестрела. Разработка не чисто немецкая — автором этой схемы был швейцарский инженер Самуэль Паули, но именно его прусский ученик Иоганн фон Дрейзе смог воплотить его в дереве и металле. Zündnadelgewehr-41 стала первой казнозарядной винтовкой с продольно-скользящим цилиндрическим затвором, но её подвела конструкция: ни Паули, ни Дрейзе не смогли надёжно закрепить капсюль в донце картонной гильзы. В итоге хрупкая игла, которую нередко пережигало, жила очень недолго, отчего эта схема не особо прижилась, а внедрение нормальной металлической гильзы её окончательно похоронило.
    • Почти параллельно с винтовкой сын Иоганна Франц начал выпускать игольчатые револьверы. Самовзводный Dreyse M1852 отличался высокой по своим временам скорострельностью, однако всё это опять-таки, перечёркивалось долгой (по сравнению со вскоре появившейся системой с металлической гильзой) перезарядкой револьвера и неудобным игольчатым ударником, сильно снижавшим надёжность оной машинки.
  • MG-08\18 Machinepistole — пистолет-пулемет, разработанный на базе ручного пулемета, который, в свою очередь, был переделанным станковым «Максимом». В серию данное произведение сумеречного гения, к счастью, не пошло.
  • Kampfpistole — пистолет-гранатомёт. Когда танки нарастили броню, был «разжалован» в обычную сигнальную ракетницу.
  • FG-42 — автоматическая винтовка класса «battle rifle», оружие немецких десантников. При заказе были сформированы максимально противоречивые требования: стрельба одиночными с закрытого затвора и очередями с открытого, малая масса и высокая устойчивость, небольшие габариты и хорошая точность. И что б вы думали? Немецкие оружейники почти сумели всё это воплотить в железе. Правда, получилось запредельно дорого, а дрязги между Люфтваффе и Управлением по вооружениям задержали выход этой вундервафли аж на два года — с 1942, когда она была разработана, до 1944, когда она уже ничего не решала. Однако именно эту желанную мечту всех коллекционеров оружия стоит благодарить за американский единый пулемёт M60.
  • Безгильзовая винтовка H&K G11. Единственное оружие такого типа, дошедшее до войсковых испытаний. Но внезапно «холодная война» закончилась, началось объединение Германий, а сложный и дорогущий автомат предсказуемо оказался не ко двору.
    • На ее основе был создан экспериментальный пистолет-пулемет G11 PDW. Тоже безгильзовый.
    • Самое безумное решение в этой теме, даже не переход на новую винтовку под абсолютно новый тип боеприпасов, а еще и принятие на вооружение месте с ней винтовки H&K G41 под 5.56х45 для «войск второй линии». Вооружить пехоту двумя типами недешевых винтовок под не унифицированные патроны — это надо додуматься.
    • Нужно отметить, что сама винтовка была очень неплоха, участвовала в американской программе ACR (Advanced Combat Rifle), и в ходе испытаний заслужила высокие оценки за точность, удобство в обращении и надёжность. Так что, оружейники тут вовсе не безумные, а хорошие, годные, просто их детище пришлось «не ко двору», а в наше время передовая оружейная мысль уже переходит от безгильзовых боеприпасов в пользу полимерных гильз, например, для частично основанного на G11 ручного пулемета американской программы LSAT (Lightweight Small Arms Technologies). Схема же подачи и размещения патронов из G11 перекочевала в бельгийский пистолет-пулемет FN P90.
  • Автоматический пистолет Volkspistole 70, западногерманский аналог АПС от фирмы Heckler&Koch. В пластиковом корпусе, задолго до этого вашего «Глока». В отличие от советского пистолета, автоматический огонь было возможно вести лишь только с кобурой-прикладом, позволявшей запустить автоматический режим огня, и то лишь короткими очередями по три выстрела. Похоронили его те же недостатки, что и АПС — низкая кучность в автоматическом режиме по сравнению с тем же MP5, а также громоздкая и неудобная кобура.
  • Кривоствольный адаптер для огнестрела Krummlauf. Просто, Krummlauf. Но настоящие зольдатен не стреляют из-за угла с перескопическим прицелом.
    • Впрочем, к идее кривоствольных пулемётов приходили почти все крупные оружейники: кто для дотов, кто для самообороны танков…
  • H&K HK94 SG\1 — снайперская винтовка на базе… пистолета-пулемета H&K MP5. Да-да — девятимиллиметровая «снайперская винтовка» с прицельной дальностью стрельбы в 200 метров.
    • Для полицейских снайперов не самое ли то? Другое дело, что MP5 так, скажем, "малость" дороговат...

Артиллерия[править]

  • Парижская пушка, оно же орудие «Колоссаль». Под занавес Первой Мировой немцы добились возможности обстреливать Париж с дистанции в 120 километров. Других достоинств у орудия не было. Достаточно сказать, что за сто выстрелов она из 210-мм стала 235-миллиметровой!
  • 2,8 cm schwere Panzerbüchse 41 и Пупхен — первое противотанковое ружьё, а второе гранатомёт, но оба смонтированы в орудийных лафетах со щитком!
    • Первое, кстати говоря, ещё и упорото само по себе за счёт конического ствола. Хотя на фоне сходного по принципу дуэта пушек Pak.41 (с калибрами 42/28 и 75/55 мм) оно ещё и относительно вменяемое. Достаточно сказать, что использование 75-мм конической пушки требовало как минимум 1 кг вольфрама на каждый снаряд… при том что с запасами этого металла у Рейха был, мягко говоря, дефицит.
  • Сверхтяжёлые орудия «Карл» и «Дора». Определённо, их создатели могли попробовать записать себя в антифашисты — мол, мы сделали максимум усилий для того чтобы гора родила мышь.
Лондон будет трещать по швам… от фэйспалмов.
  • V3. Вам «Дора» показалась гигантом? А что вы скажете о многокаморной батарее шестидюймовых орудий размером с посёлок? В отличие от нацеленной на «Линию Мажино» железнодорожной дуры, эта «Многоножка» строилась на побережье Ла-Манша с исключительной целью УНИЧТОЖИТЬ БРИТАНИЮ, непрерывно обстреливая Лондон и посылая на головы его жителей смертоносный груз каждые полминуты. Для этих целей гениальным ученым Августом Кондерсом была возрождена мертвая концепция многокаморных пушек (когда для поддержания давления каморы по ходу ствола поочередно воспламеняются) и разработан оперенный фугасный снаряд[1]. Все бы было хорошо, однако до Лондона сей ночной кошмар водопроводчика все-таки не доставал, а британские бомбардировщики стали очень часто наведываться в район строительства. И ладно бомбежки, но эта пушка оказалась разве что одним огромным пшиком для того, чтобы нагнать на британцев страху: боеприпасы были спроектированы чуть ли не на левой коленке инженеров, даже не пройдя обдувку в аэродинамической трубе! Это уже не говоря о том, что попутные каморы разрывались или выгорали насквозь после нескольких выстрелов. Впрочем, после того как «оригинальную» V3 разнесли союзнические бомбовозы, конструкторы не остановились и стали строить новую, которую применили для обстрела Люксембурга. С теми же результатами, как и у «Доры» под Севастополем…

Бронетехника[править]

Бронекаретка Шумана. Увы (нет), на мысль создать танк немецких инженеров она не сподвигла.
  • «Бронекаретка» Шумана — мобильная огневая точка, созданная в 1890 году в качестве мобильного легкозаменяемого модуля для немецких фортов и оборонительных линий вместо сложных стационарных конструкций с броневыми башнями. Безумная клёвость: Несмотря на кажущуюся игрушечность (противопульное бронирование, 53-мм пушка в качестве «главного калибра»)[2], бронекаретка Шумана была весьма эффективна против вражеской пехоты, а если уж эту бронебашенную коробочку выводили из строя, её латали на месте. Ну уж если было всё совсем плохо — её можно было заменить на точно такую же. Это вам не три дня бронебашенную установку силами полка чинить!
  • Фирма «Хеншель» изрядно учудила со своим «Тигром». Нет, с вооружением, бронёй и мобильностью[3] там всё хорошо. Загвоздка в другом — компания, 70 лет занимавшееся железнодорожным машиностроением, спроектировала танк который в нормальном состоянии перевозиться по железным дорогам почти не мог! Пришлось создавать узкие транспортные гусеницы, что вкупе с шахматной подвеской и прочими издержками компоновки простоты обслуживания не добавляло.
    • Впрочем, наследники Тигра в лице «Штурмтигра» шушпанчик он же Штурмпанцер VI с 380-мм корабельным реактивным бомбомётом Raketenwerfer 61, созданным для отстрела американских подлодок, «Королевского Тигра» и «ЯгдТигра» с установленной на хитроумный тумбовый лафет зениткой Flak 40 ещё более безумны — ибо насилие над шасси путём дикого наращивания массы до добра не довело. Обычный «Тигр» был худо-бедно надёжным танком — его более тяжёлые наследники этим похвастаться не могли. К примеру львиную долю «ягодных тигров» так и побросали на обочинах по причине поломок.
    • Конкурирующий проект «Тигра» от Ф. Порше был не менее прекрасен: два десятицилиндровых двигателя воздушного охлаждения (в бронекорпусе, да) приводили танк в движение через электротрансмиссию. И это на танке военного времени, да ещё и в стране, испытывающей дефицит меди! И ведь Порше был настолько уверен в победе своего детища, что начал строительство серии танков ещё до окончания сравнительных испытаний. Машины переоборудовали в самоходки «Фердинанд», но и тут вышло не слишком гладко: их поначалу забыли оснастить пулемётами. Машина вышла грозная, тяжелобронированная — но абсолютно беззащитная против пехоты в ближнем бою.[4] Справедливости ради, главной бедой проектов Порше были двигатели — разработка собственных не задалась, а предоставленные Майбахом были явно маломощными для таких монстров. 530 лошадиных сил на 65 тонн Фердинанда предсказуемо превратило машину в пресловутую САУ курильщика — после дебюта на Курской дуге, большую часть истребителей танков перебросили на твёрдые почвы Италии, где проблемы с проходимостью не вылазили столь явно.
  • Сверхтяжёлые танки Maus и E-100, причём первый, как ни странно, всё же разумнее второго за счёт приличного кругового бронирования. Единственные сверхтяжёлые монстры за 100 тонн веса, дошедшие до воплощения в металле (пусть Е-100 и только в виде шасси).
    • Не единственные. В той же Германии времён ПМВ был практически достроен K-Wagen (он же Колоссаль, не путать с орудием) массой 150 тонн. Можно также вспомнить 140-тонный французский F1 (недостроенный прототип). Также, по утверждениям японцев, был собран, испытан и тщательно уничтожен прототип танка О-И массой не менее 120 тонн, вот только ни фотографий, ни каких-либо фрагментов машины не сохранилось, что даёт основания ставить существование прототипа под сомнение.
  • «Голиаф». Нет, идея самоходной торпеды существует с Первой Мировой, однако немцы сделали в этом деле настоящий прорыв, выпустив ездящую мину на гусеничном ходу и на дистанционном управлении. Вот только незадача: стоила машинка как треть противотанковой пушки, при том, что являлась одноразовой. Это так, к сведению, если не обращать внимание на крайнюю уязвимость из-за хреновой брони, сложности в производстве и управлении по проводам со всеми вытекающими.
  • Немецкие ремонтники, случалось, чудили так, что британцы и наши только вздыхали. Вколхозить на Bergepanther (ремонтно-эвакуационная машина на шасси «Пантеры») башню от «четвёрки» (диаметр погона у шасси и башни не совпадали, так что башню просто намертво приварили к корпусу, поворачиваться она не могла) и объявить командирской машиной (по некоторым данным, орудия там вообще не было, стоял макет пушки, чтобы командирская машина не выделялась)? Легко. На трофейное шасси от Т-34 присобачить счетверённый зенитный пулемёт в самодельной рубке? Знаем, умеем, практикуем.
  • Kanonenjagdpanzer, он же Jagdpanzer Kanone 90mm. Казалось бы, обычная самоходка с пушкой в рубке… вот только на дворе уже 1960-е и на том же шасси производят самоходные ПТРК! Дополнительные очки за вооружение от устаревшего американского танка М47 (более современные М48 Бундесвер продал в Израиль). И нет, такая конструкция была не каким-то прототипом, а вполне себе крупносерийным изделием — построили 770 самоходок. И продержались на вооружение они до 1990 года.
  • VT-1 (упорно именуемый Leopard-3) — субверсия. Да, эта двухствольная безбашенная самоходка выглядит довольно безумно. Но это не баг, это фича — данная машина была испытательным стендом для различных орудийных и двигательных установок.

Флот[править]

  • Линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау». На корабль с линкорным бронированием и высокой скоростью поставили три башни ГК с девятью 283-мм орудиями, получив… Не то линейный, не то очень тяжелый крейсер. Некоторые любят зубоскалить, как «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вдвоем не смогли забороть «Ринаун». Хм, а ничего, что у шести пушек «Ринауна» вес залпа был 5226 кг, а у восемнадцати немецких вместе взятых — 5670? Притом, что каждый 381-мм снаряд наносит большие разрушения, чем 283-мм.
  • Крейсера типа «Адмирал Хиппер». «Высокое состояние немецкой инженерной науки просто не позволяло создать плохой корабль, но попытка определенно была сделана». Главной фишкой стала централизованная система управления огнем, как на линкоре… Съевшая 2500 тонн водоизмещения на вооружение при общем 10 000.
  • Для немецкой школы вообще характерны перебронированные недовооруженные корабли… Но вот при создании линкоров «Бисмарк» и «Тирпиц» немцы решительно постановили: четыре двухорудийные башни и никак иначе. Притом, что две четырехорудийные на «Ришельё», например, давали такую же огневую мощь при гораздо меньшем весе.
    • С бронированием также много вопросов… Броня имела достаточно старую конструкцию, характерную для Первой Мировой — основной пояс дополнялся скосами броневой палубы, а также несколькими противоосколочными переборками, что давало эквивалент 700 мм сплошной брони, которую самые крутые британские орудия могли пробить только почти в упор. Вот только ради этого палубу опустили на уровень броневого пояса, отчего она стала защищать только помещения ниже ватерлинии, что делало крайне опасным вступление и выход из боя. Планировалось, что в условиях ограниченной видимости Северного моря «Бисмарками» ничего на большой дистанции все равно не прилетит, вот только гениальное немецкое командование отправило линкор(!) громить транспорты в Атлантику. В итоге, с «Бисмарка» быстро снесли все, что было не прибито (выше палубы начался сильнейший пожар, сделавший невозможной борьбу за живучесть), но, несмотря на то, что «Король Георг V» и «Родни» расстреливали «Бисмарк» как мишень на полигоне, потопить не смогли и не смогли бы в принципе, т. к. см.выше.

Авиация[править]

  • Fokker V.8 — этот пятикрылый истребитель (биплан и триплан разом) сам конструктор поднял в воздух один раз, после чего приказал разобрать его. Даже по меркам Первой Мировой (когда авиация была практически в пелёнках) эта конструкция оказалась безумной!
  • 365-миллиметровое безоткатное орудие Sondergerät SG104 — по задумке создателей, сия вундервафля должна была устанавливаться на бомбардировщики Do 217 или Ju 288 которые, в свою очередь, должны были в горизонтальном полете выдвинуть орудие из бомбоотсека, войти в пике 50-80 градусов, и произвести выстрел с высоты от двух до шести километров. Перезаряжать пушку в полете было нельзя, так что после единственного выстрела надо было лететь назад на аэродром. Основной целью создания была борьба с английскими линкорами, которые, по идее, для данного орудия, проблем вызвать не должны. Однако, в серию данное творение сумеречного тевтонского гения не пошло — ибо на испытаниях обнаружили, что это оружие было одноразовым в несколько более широком смысле, чем предполагали конструкторы — от отдачи самолёт попросту разваливался в воздухе.
  • Henschel Hs.129, ставший своеобразным ответом Ил-2. Получилось упорото (впрочем, на фоне своих конкурентов «Хеншель» хотя бы кое-как летал), ибо два маломощных мотора заставили создать одноместный самолёт с предельной ужатой кабиной. Педаль в асфальт — вариант Hs-129B3 с 75 мм дрыном, сделанным из противотанковой пушки PaK-40, летавший совсем медленно и печально. Учитывая, что на дворе стоял 1944 год и господство Люфтваффе в воздухе бесповоротно закончилось, получилась совсем уж лютая БЗСХДНСТ. Что интересно, вариант Ju-88Р с такой же пушкой вышел более-менее разумным штурмовиком, но в крупную серию не попал — наверное потому что «Юнкерсы» были куда нужнее именно как бомбардировщики.
  • He-111Z — спарка двухмоторных бомбардировщиков для буксировки монструозного планера Me. 321, перевозившего до 20 тонн(!!!) груза. Что любопытно, когда немцы решили попросту переделать планер в самолёт, получился Me.323 Gigant — несмотря на внешний вид и прозвище «тряпичный бомбардировщик»[5], вышедший вполне удачным военно-транспортным самолётом (более того — первым в своём роде, многие типичные решения этого класса опробовали именно там!).
    • На том же He-111 испытывали кормовой огнемёт для защиты от истребителей.
    • Или же испытывавшийся на «сто одиннадцатом» параван — массивный клинок для защиты самолета от тросов аэростатов заграждения, устанавливавшийся на передней кромке центроплана. При вполне успешном применении эта вещица утяжеляла конструкцию и нарушала летные качества, а потому от паравана отказались.
  • Dornier Do 335 Pfeil — весьма интересный тяжелый истребитель тандемной компоновки (двигатели расположены с двух сторон, с тянущим и толкающим винтами), тем не менее поставивший официальный скоростной рекорд среди поршневых самолетов — 758 километров в час на максимуме и 682 при крейсерской скорости! Другое дело, что кадров для освоения этого летающего дротика у Германии уже не оказалось, а оставшиеся оставляли желать лучшего. Да и с тугой горизонтальной маневренностью «Пфайлю» не повезло[6]. В итоге лучшее, что кроме лобовой атаки сия машинка могла сделать при встрече с «Мустангами» — это эффектно от них удрать.
  • Объектовый перехватчик Bachem Ba.349 Natter. Цельнодеревянный ракетоплан вертикального взлета, сконструированный самим Вернером фон Брауном. Вооружение — две короткоствольные 30-мм пушки MK-108 с куцым боекомплектом 30 (!) снарядов на ствол и целая батарея 55-мм реактивных снарядов в носу корпуса, где и монтировалась пусковая установка. Принцип действия такой: как только ПВО засекает идущую на охраняемый объект армаду «летающих крепостей», «Наттер» взмывает в небо по направляющим мачтам и наводится на цель по радиокомандам. Выйдя на вражеские бомбардировщики, летчик дает залп реактивными снарядами, после чего у самолета откидывается нос, а корма с двигателями и сам пилот приземляются на землю на парашютах. При всей заманчивости идеи использования этого самолета, единственный пилотируемый пуск окончился гибелью машины и летчика, да и применять эти летающие «Небельверферы» в конце зимы 1945-го было делом уже безнадежным.
  • Самолёт-разведчик Blohm & Voss BV 141 асимметричной компоновки. Удивительно, но летал он вполне нормально — проблема была в сложности посадки. Кроме того, когда самолёт довели до ума, в серии уже вовсю выпускали «раму» Fw.189 (которая при чуть менее вычурной конструкции оказалась вполне удачным самолётом), а дефицит необходимых двигателей BMW 801 (та же «рама» обходилась парой дешёвых маломощных Argus As 410A-1), потребных для истребителей Fw.190 окончательно похоронил проект.
    • Вся та же контора и всё тот же конструктор Рихард Фогт отметились и созданием планера-истребителя BV.40. Только в отличии от предыдущего проекта, этот получил официальное одобрение. Предполагалось, что истребитель Bf.109 выведет на буксире один или два таких планера на большую высоту, а те, используя свои небольшие габариты, смогут успешно атаковать «летающие крепости».
  • «Составной бомбардировщик» Mistel — планирующая бомба для жирующих бедных. Суть его проста: к истребительно-бомбардировочным модификациям Me-109 или Fw-190 на специальных штангах крепился беспилотный пикировщик Ju-88, доверху набитый чувствительной к ударам взрывчаткой. При заходе на цель буксировщик должен был снизить сцепку до 600—500 метров, отцепить взрывоопасный балласт и уйти с набором высоты, пока летающая бомба переходила в пологое пикирование и, по задумке конструкторов, учиняла целям (а среди них были крупные корабли Антигитлеровской коалиции, города, важные транспортные и промышленные объекты) Адъ и погибель. Выпустили около двух сотен таких «самолетов-звеньев», но вскоре оказалось, что хорошо, если самолет-снаряд летит хотя бы в сторону предполагаемой цели. А все из-за того, что люфтваффе на долгое время отказались от развития стратегической авиации, а единственный тяжелый бомбовоз He 177 Grief оказался забагованным по самую кабину самолетом курильщика.
  • Кстати, сам «Грайф» был тем еще летающим курьёзом. А виной всему было неправильное понимание тактической роли тяжелого бомбардировщика, ибо военспецы, воспитанные примерами блицкрига 1939-41 годов, разницы между He 177 и Ju 88 окромя бомбовой нагрузки и дальности полета не видели. В итоге тяжелый четырехмоторный стратегический бомбардировщик конструкторы с большим трудом приспособили под бомбометание с пикирования (!!!). Как им удалось это сделать? А конструкторы просто совместили по два двигателя в моноблоки, вращаемые одним воздушным винтом на двоих… оставив прочностные характеристики практически без изменений для этого класса самолетов. Приспособили, мягко говоря, неважно. Силовые установки так часто горели и взрывались, что «Грайф» вполне заслуженно получил от летчиков прозвище «Летающий Фейерверк». И это не говоря о других недостатках единственного тяжелого бомбардировщика люфтваффе, как низкая устойчивость и крайняя сложность в управлении.
  • Ракета класса «воздух-воздух» Rurstahl X4 конструкции Макса Крамера. Весьма удачная попытка создать управляемые реактивные снаряды под конец войны (в итоге на этих наработках новый вид оружия получил дальнейшее развитие), с неконтактным радиовзрывателем и вполне пристойным радиусом разлета осколков, к тому же простая и дешевая в производстве, что позволяло клепать ее сотнями руками узников концлагерей. «В чем же загвоздка?» — спросите вы. А в том, что Крамер не доверял управлению по радиосигналу, а потому и щедро снабдил РС двумя микрокабелями, разматывающихся с закрепленных на крыльях самолета-носителя бобин (!). Это здорово ограничивало боеготовность и эффективность ракет, превращая воздушный бой в воздушный тир. Более того, нормальный ТТРД появился лишь со второй партией ракет, а поначалу РС шли в серию с ЖРД, в котором топливо и окислитель не могли долго храниться — Х4 приходилось снаряжать буквально перед боевым вылетом! Думаете, мало? Ах да, основным носителем для «Руршталей» был выбран забагованный реактивный первенец Me.262, и без того управлявшийся с трудом — теперь же от летчика требовалось сразу удерживать управление и наводить ракету на цель, что вместе с «надежностью» и скоростными характеристиками «Швальбы» могло окончиться аварией. И ведь X4 могла бы стать успешным оружием, если бы немцы сперва додумались устанавливать ее на двухместные перехватчики типа Me.110, да только поняли они это слишком поздно.
    • Не доверял радиокомандной системе он, впрочем, обоснованно: глушить управляющий радиосигнал британцы научились ещё на управляемых бомбах Fritz-X.
Вилкой в фюзеляж, или на землю вояж?
  • Henschel Hs 117 Schmetterling — одна из первых ЗУР, на деле же представлявшее собой этакий дрон-камикадзе с двумя носами, один из которых служил боевой частью, а второй снабжался маленьким воздушным винтом, запитывавшим снабжавший систему наведения генератор (прямо как на объектовом перехватчике Me.163 Comet). С горем пополам пережив несколько неудачных пусков, ракета таки была доведена до ума и приготовлена к серийному выпуску… прямо на территориях оккупационных зон.

Примечания[править]

  1. Та же идея лежала в основе проекта «Большой Вавилон» супер-пушки, создаваемой канадским инженером Дж. Бюллем для Саддама Хусейна, но израильская разведка сработала быстрее
  2. Для своего времени. Противопульная броня — как раз самое то против шрапнели и осколочно-фугасных снарядов, бронебойных-то пока нет. «Мелкашка» вместо более серьёзных систем вполне оправдана — она и точнее, и скорострельнее, и, что немаловажно, дешевле, а что неприятельские батареи подавлять не может — не беда, она создана для расстрела офигевших пехотинцев, решивших штурмовать форт. Так что для своего времени вещь незаменимая
  3. Точнее, с мобильностью у «Тигра» было не очень, но то же самое можно сказать о любом тяжелом танке.
  4. Вообще-то противотанковая самоходка, в отличие от штурмового орудия, и не должна драться с пехотой в ближнем бою. Так что обвинение классическое, но ошибочное.
  5. Несмотря на обильное применение полотна и фанеры, самолёт получился вполне живучим — зафиксирован случай, когда американский бомбардировщик В-26 высадил в «Гиганта» более 4000 пуль калибра 12.7 мм не смог ни сбить, ни поджечь самолёт.
  6. Спорный вопрос. На заводских испытаниях в большинстве случаев «Пфайлю» удавалось переманеврировать 190-й «Фоккер» и сесть ему не хвост, в остальных случаях он действительно эффектно удирал. Можно возразить, что сравнивали заводской (как следует обслуженный) прототип с серийным (и, возможно, успевшим повоевать) «Фоккером», может быть, сравнивали лётчика-испытателя и откомандированного с фронта строевого пилота, но факт остаётся фактом.