Безумие — это страшно

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Не дай мне бог сойти с ума. Нет, легче посох и сума; Нет, легче труд и глад. Не то, чтоб разумом моим Я дорожил; не то, чтоб с ним Расстаться был не рад; … Да вот беда: сойди с ума, И страшен будешь как чума, Как раз тебя запрут, Посадят на цепь дурака И сквозь решётку, как зверка Дразнить тебя придут.

»
А. С. Пушкин

Безумная клёвость? Синдром Болванщика? Безумие — это круто? Нет, психические заболевания — это страшно. Безумцы могут представлять серьёзную угрозу обществу (особенно если такой кадр внезапно окажется у власти), поскольку часто не скованы какими-либо моральными нормами и поглощены собственными бредовыми фантазиями. Очень популярным данный троп был в Средневековье — тогда все проблемы с психикой считались кознями Дьявола, а безумцы, соответственно, одержимыми или ведьмами, и отношение к ним было соответствующим. С развитием идеи гуманизма и появлением домов для сумасшедших ситуация не слишком улучшилась — диагноз «болезни духа» часто ломал людям жизни, а заключение в доме с жёлтыми стенами (особенно со злым психиатром или неэтичным учёным) могло довести до настоящего безумия и здорового. Словом, данная статья описывает примеры, когда сумасшествие и/или сумасшедший персонаж показаны в негативных оттенках, как опасные и лишённые какого-либо «шарма» психи или как несчастные, способные вызвать разве что жалость или отвращение.

Смежные тропы:

Противотроп — Добрый безумец, ибо безумие безумию рознь.

Где встречается[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Н. В. Гоголь, «Записки сумасшедшего». Это тонко и меметично, но… ни разу не смешно. Жутко.
  • Фёдор Сологуб, «Мелкий бес» — неспешное, но неотвратимое погружение в безумие гимназического учителя.
  • Попробуйте-ка заявить, что в романах «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок» (вроде бы весёлых) не отыгран троп!
    • Постепенно едущий крышей Киса (что осталось от некогда «комично-значительного господина»?!), под конец слетевший с нарезки окончательно (дотроллился Остап!) и всерьёз покусившийся на жизнь своего язвительного компаньона (немного Бог помиловал)…
    • На часть башки, а впоследствии — на всю башку долбанутый отец Фёдор, под конец «дошедший» уже совершенно…
    • Во второй же книге — маньяк Корейко. В первой, классической адаптации показан запредельно, нечеловечески хладнокровным, т. е. в варианте «отсутствие эмпатии»; зато во второй, сериальной — маниакальный истеропараноик, загнавший всё это внутрь, «чтоб не распознали и не посадили». В первоисточнике же не прояснено, какой из двух вариантов протекания болезни у него был — может, они даже чередовались….
    • С фитильком, трагифарсово-смягчённый вариант тропа — явно ненормальный Михаил Самуэлевич Паниковский, который, лишившись одной своей семьи. а вторую и третью бросив, одиноко скитается в немыто-пархатом виде, в дырявом канотье и с «совершенно чёрными» манжетами по городам и весям России, ворует гусей (и вообще по мелочам), занимается мелким самозванством и трагикомично-обречёнными аферами. Эпизод с «попилом гирь» при первом прочтении (или просмотре в адаптациях) забавен, но если вдуматься — Паниковский же не-а-дек-ват… А когда он умирает от паралича сердца — сердце щемит и у читателя… «Ведь жил как дурак и погиб как дурак. Простите за грубость — но разве не так?».
  • Генри Лайон Олди, «Герой должен быть один» — приступы безумия Алкида каждый раз приносят ему (и его брату, Ификлу) только горе и боль. Собственно, как и в оригинальном мифе.
  • Виктор Пелевин «Ухряб» — иногда часы падают, ломается крошечный зубчик у единственной шестерёнки, и вся машина идёт вразнос. А иногда так бывает с людьми.
  • Ю. Нестеренко, рассказ «Самая долгая ночь в году» — главный герой, вынужденный с покалеченными ногами ползти по ледяному лесу в поисках помощи, впадает в кому, в которой будет до конца жизни переживать события этой ночи.
  • Ольга Громыко, «Год Крысы» — Райлез. У путников разум и так часто не выносит потери крысы, а у этого тётушкиного племянника ещё и наполеонтьевских планов было громадьё, так что из обыкновенного бездаря получилось одержимое идеей фикс отмороженное на всю башку бельмондо.
    • Сам Альк, в принципе, тоже. Даже если оставить в стороне постепенно овладевающую его крысу — не раз высказывается небезосновательное предположение, что случись ему самому получить таковую — с его-то железной волей и целеустремлённостью! — и Пристаням (а может быть, и всему белу свету) бы заметно не поздоровилось.
  • Метавселенная Рудазова — Бол Малыш. На минуточку — первый слабоумный (не сумасшедший, а именно что психически недоразвитый) колдун на опыте Креола, который уж повидал некоторое дерьмо. Как противник, конечно, ничего особенного не представляет, зато даёт неплохой штришок к портрету Бестельглосуда Хаоса, который его хладнокровно использует.

На других языках[править]

  • Виктор Гюго, «Собор Парижской Богоматери» — участь Клода Фролло из-за страсти к Эсмеральде.
  • Эдгар По, «Сердце-обличитель».
  • Мифы Ктулху — подробное описание мучений людей, постепенно сходящих с ума из-за телепатического воздействия Ктулху.
  • Стивен Кинг:
    • «Завтрак в кафе „Готэм“» — тамошний буйнопомешанный официант с ножом на Джокера уж точно не тянет. Особенно когда обдулся.
    • «Талисман» — религиозный фанатик, храмовник и пастырь недобрый Лучезарный Гарденер из милого проповедника во мгновение ока превращается в истерически визжащего буйного психа. Его двойник из Долин, Осмонд, ничем не лучше.
    • «Лангольеры» — безумец Крейг Туми вызывает, пожалуй, жалость, что не помешало ему убить несколько человек.
    • «Мизери» — Энни Уилкс. Просто Энни Уилкс.
    • «Нужные вещи» — Дэнфорт Китон изначально выглядит, как обыкновенный козёл и лудоман, однако с сильной волей и неплохим интеллектом. По мере же того, как прогрессирует его паранойя (заботливо подогреваемая мистером Гонтом), он быстро скатывается до нападений на людей, убийства жены, наркомании и намерения взорвать весь город, чтобы отомстить «преследователям». Смерть его ждёт тоже страшная. А судя по рассказу Полли, эта болезнь у Китонов семейная…
    • Почти всё, что написано Кингом под псевдонимом «Ричард Бахман», затрагивает тему безумия. В «Ярости» сошёл с ума Чарли Деккер, пришедший в школу с пистолетом, а под конец весь класс довёл до кататонии и «золотого мальчика» Теда Джонса, который мнил себя единственным нормальным в этом дурдоме. В «Долгой прогулке» постепенно едет крышей Гаррати — и в конце концов съезжает. В «Дорожных работах» жутко описываются как приступы у больного опухолью мозга маленького сына протагониста, в которых тот бессвязно ругается семиэтажным матом, так и медленное сползание к краю рассудка самого протагониста. Да и в «Худеющем» главный герой теряет не только вес…
    • «Кэрри» — мать главной героини, поехавшая религиозная фанатичка, ломающая родной дочери жизнь.
      • В первой классической экранизации (от Б. Де Пальмы) показано очень явственно. Актриса Пайпер Лори заслужила десяток «Оскаров»! Но не получила ни одного, только номинировалась.
  • Дэниэл Киз «Цветы для Элджернона» — спорно, так как протагонист изначально слабоумный, а не сошёл с ума. Но страшно.
  • Шарлота Бронте, «Джейн Эйр» — безумная жена мистера Рочестера. Способна наброситься с ножом даже на родного брата, а уж изрезать свадебное платье или поджечь замок для нее — раз плюнуть. Что ужаснее всего — это существо, в котором не осталось ни крупицы разума, было когда-то красивой женщиной, которую её муж любил, или хотя бы думал, что любит.
  • ПЛиО и её приквелы — тут таких типажей много: Бейлор Благословенный (рехнулся на почве религиозного фанатизма, вплоть до того, что «кусал себя гадюками»), Эйрис II Таргариен с говорящим прозвищем Безумный Король (истеропаранойя, садизм и пиромания), его сын Визерис (психопатия, садистское абьюзерство, куча комплексов, бред величия, утрата чувства реальности), Лиза Аррен, урождённая Талли (шизоидная паранойя?), её сынок (инфантильность, ювенильный садизм, лёгкое слабоумие и псевдоэпилепсия), Грегор «Гора» Клиган (аденома гипофиза?! дебильность на её почве, осложнённая садистскими наклонностями?), Рамси Сноу-Болтон (садизм, психопатия), Джоффри (истерия, садизм и куча комплексов)… Есть и примеры с прикрученным фитильком: скажем, Петир Бейлиш отлично держит себя в руках, но опасный социопат на всю голову. И Русе Болтон (та же игра, но уже психопат). И Роберт Баратеон: тяжёлый алкоголизм, инфантильность и социальная безответственность. И его брат Станнис Баратеон: лёгкая маниакальность, социальная безответственность (с имитацией гиперответственности) и куча комплексов. И Селиса, жена Станниса, придурошная религиозная фанатичка. И лорд Уолдер Фрей: сенильная паранойяльная психопатия, и вдобавок тяга к инцесту и эфебофилии. И шут-разбойник Шагвелл: садизм и гебефрения. И два его приятеля, разбойники Рорж (агрессивная социопатия, садизм) и Кусака (агрессивная имбецильность). И Серсея Ланнистер: она однозначно вменяема, но её садизм, нарциссизм тяга к инцесту и социопатия нагоняют жуть, а в четвёртом томе автор мастерски показывает, как у неё начинает стремительно развиваться паранойя, да ещё с чертами пиромании (из-за этого окрепли давние читательские теории, что Серсея на самом деле бастард того самого короля Эйриса).
    • Что касаемо революционерки Дейнерис, дочки того же Эйриса — в книгах она ещё не стала примером тропа. Её «колпак» порой балансирует на грани «съезда» (и есть с чего, седьмое пекло!), но она пока держится: опасных симптомов нет, кроме редких вспышек склонности отвечать на беспредел беспределом («Распять множество бывших рабовладельцев вдоль дороги! Это вам за множество показательно распятых рабов, мр-рази!»). В финале сериала-экранизации (где адаптируются события, не отражённые пока в книгах, но, по намёкам автора, каким-то боком связанные и с книжным каноном тоже) сценаристы очень ускорили процесс, «погнали лошадей» аж до видимого неправдоподобия, что породило фанатские теории о психоактивной индукции (в сеттинге есть сильные псионики, найдутся у них и мотивы для «кукловодства»).
  • «Гарри Поттер» — попытки сопротивляться заклинанию «Империус» приводят к безумию[1]. Если об этом слышать только со стороны, как в случае с изображавшим утку помощником премьер-министра, это может казаться забавным. А показался ли кому-то забавным Бартемиус Крауч-старший, пешком доковылявший до Хогвартса в надежде на помощь Дамблдора? То начинающий болтать с воображаемым Перси Уизли, путая времена и события, то отчаянно пытающийся сформулировать несколько простых фраз для Гарри?
    • Сюда же одна из самых психологически тяжёлых сцен всего цикла — свидание Невилла с доведёнными пыткой до безумия родителями. Отца мы даже не видим — похоже, он прикован к постели, а мать робко и без слов вручает Невиллу обёртку от жевательной резинки (неужели это — инстинктивное проявление материнской заботы, желания дать сыну хоть что-то?). По словам бабушки Невилла, уже надавала их столько, что хоть комнату обклеивай, но Невилл всё равно её сохраняет

Кино[править]

  • «Планета обезьян: Война» — обезьяний вирус мутировал, и теперь он не убивает людей, а лишает речи и интеллекта. Зараженный постепенно деградирует до звериного состояния. Полковник предпочёл такой жизни пулю в лоб.
  • Split — психопат со множественным разделением личности.
  • «Визит» — про визит внуков к бабушке с дедушкой, которые честно советуют внукам не выходить из своей комнаты после девяти вечера и запереться в ней изнутри. Внуки, не послушавшись, решили выглянуть за дверь, увидели жутковатую картину, как бабушка в психозе носится по дому, и, испугавшись, заперлись обратно.
  • «Джорджино» — сцены в психушке чертовски впечатляют. Особенно на нижних этажах, где пациенты (не без стараний доброго доктора) утратили человеческий облик, а входящим из-за дикой вони человеческих выделений приходится надевать противогазы. Там же, впрочем, есть и романтизация тропа — героиня Милен Фармер.
  • «Телец» Александра Сокурова — один день из жизни Ленина в 1923-м. Больной вождь впадает то в отчаяние, то в бешеный гнев, не в силах самостоятельно одеться и вымыться. В редкие минуты просветления понимает, что такое состояние будет только прогрессировать, и просит раздобыть для него яд. Врач обещает ему полное выздоровление, когда он сможет «умножить 17 на 22», однако эта простейшая задача для гения революции теперь непосильна.
  • «Человеческая многоножка» — об ужасной участи жертв слетевшего с катушек хирурга.
  • «Иди и смотри» — каратели нацистской айнзацкоманды, уничтожая жителей белорусской деревни, насилуют молодую крестьянку в ездящем кругами грузовике, а её маленького ребёнка жестоко убивают вместе с большей частью селян. Когда она появляется в следующий раз, то лишь отрешенно дует в свисток. Автор правки считает этот эпизод одним из самых душераздирающих в и без того страшном фильме, целиком посвященном ужасам войны и тому, что она творит с людскими душами.
  • «Зелёный слоник» — весь фильм о том, как нормальные люди в закрытом помещении сошли с ума и перебили друг друга, выжил только изначально поехавший.
  • Гайдаевские «Двенадцать стульев» — отец Фёдор (М. Пуговкин) ближе к финалу. В захаровском минисериале всё как-то условнее, прямо как в мультфильме каком-нибудь — а тут всё по канону, в том числе в плане эстетики. И всё равно получилось (вслед за авторами книги) не трагично, а трагикомично — точнее, трагифарсово.
  • «Джокер» — был грустный клоун принимавший таблетки и общавшийся с психиатром из социальной службы, Рональд Рейган в рамках рейгономики это отменил, и оставшийся без таблеток Артур окончательно съехал крышей

Телесериалы[править]

  • Кровавая барыня — про ту самую Салтычиху
  • Supernatural — один из самых драматичных эпизодов в сериале посвящён тому, как Винчестеры проникают в психиатрическую клинику, чтобы убить монстра, питающегося мозгами несчастных психов. И сами не замечают, как начинают по-настоящему сходить с ума…

Мультфильмы[править]

  • Justice League: Gods and Monsters: в одном из дополнительных спецэпизодов (как и сам мультфильм, деконструирующих классические комиксы DC), появляется местная версия Харли Квинн. В отличие от привычной нам милой и веселой психопатки, эта особа предстаёт крайне мерзкой и криповой: она убила всю свою семью, и разговаривает с их гниющими трупами. Местный Бэтмен (который тут антигерой-вампир) убивает её быстро и без колебаний, причём в этот момент она кричит от ужаса (как и Джокер в «Убийственной шутке»).

Мультсериалы[править]

  • Happy Tree Friends — флэшбеки Флиппи о войне. Правда, аудиторией воспринимаются как безумная клёвость.
  • My Little Pony — склонностью к опасным нервным срывам наделены главные героини Пинки Пай и Твайлайт Спаркл. Первая имеет натуру творческую и артистичную, и, как следствие, чрезмерно чувствительна к отношению друзей и публики. Когда Пинки подозревает близких пони в холодности и недружелюбии, она рискует впасть в депрессию — в этом состоянии её знаменитые кудряшки распрямляются и безвольно повисают, шёрстка тускнеет, она перестаёт замечать и слышать окружающих, зато начинает общаться с воображаемыми друзьями. Хотя в сериале она никого пока не убила во время таких припадков, но выглядят они настолько пугающе, что стали в зрительской среде пищей для различных леденящих душу сюжетов. Твайлайт же, в свою очередь, легко может расстаться с крышей, когда срываются запланированные события, отчёты и расписания. Поскольку лавандовая пони придаёт самое важное значение планированию всего вплоть до мелочей, а также до безумия (буквально) боится подвести начальство, то легко ломается в ситуациях, когда у неё что-то идет не так. Всегда аккуратная Твайлайт прекращает следить за собой, становится растрёпанной, на мордочке появляется зловещая улыбка, а в глазах — решимость выполнить задание в срок любой ценой. Вот эта «любая цена» с учётом магических возможностей героини и делают её безумие по-настоящему страшным. Достаточно сказать, что если на сегодня назначен отчёт по решению проблем в городке, а отправить его не выходит из-за отсутствия таковых, то Твайлайт с нервным смехом примется эти проблемы устраивать сама. К финалу сериала как будто преодолела эту проблему, научившись сохранять хладнокровие в стрессовых ситуациях, но друзья поверили в это далеко не сразу.

Комиксы[править]

  • Crossed — в некоторых выпусках иногда встречаются чокнутые крутые незаражённые персонажи. Они действительно круты и харизматичны, без всяких скидок и допущений. Но в первую очередь авторы показывают то, что эти персонажи ПСИХИ. Крутые, клёвые, но ПСИХИ. Так, например, в первом ежегоднике описывается история бывшего «морского котика», страдающего шизофренией — и повествование в этом выпуске ведётся с субъективной точки зрения его ненормального разума. Чудовищные галлюцинации, бред, перемежаемый редкими моментами просветления, рваный «поток сознания» мыслей… Да, в таком кошмарном состоянии ад мира «крестанутых» воспринимаешь как еще один глюк. При этом далеко не самый страшный и неприятный.
  • Культовой комикс Алана Мура, «Batman: The Killing Joke», в каком-то смысле деконструирует образ Джокера. Он тут не столько невменяемый психопат, который смеётся даже на пороге смерти, сколько несчастный и сломленный человек, отгородившийся своими фантазиями от окружающего мира, что подсвечено Бэтменом. К слову, когда Тёмный рыцарь по-настоящему атакует клоуна, тот кричит от ужаса.
    • Кстати самый первый комикс о Джокере показывал его именно таким.
  • Death of the Family — вновь Джокер, но здесь он показан таким инфернальным маньяком, что даже влюблённая в него (и тоже не совсем нормальная) Харли Квинн в ужасе открещивается от бывшего «Пирожка». Если учесть, что он подвесил её над чаном с кислотой, это неудивительно…

Аниме и манга[править]

  • Perfect Blue — с одной стороны, зрителю жутко наблюдать, до какой больной одержимости докатилась любовь к Мимарин (верней, к её сценическому образу) ненормального фаната Mimania и Руми, страдающей от раздвоения личности. А с другой — не менее больно и грустно наблюдать за постепенным сумасшествием самой Мимарин в результате ГЭС и преследования со стороны вышеупомянутых кадров.
  • «Soul Eater» — одна из центральных тем. Конечно, эксцентрики там бегают табунами, а тот же Штайн вообще демонстрирует безумную клёвость, но после освобождения Асуры профессор постепенно начинает слетать с катушек уже по-настоящему, и показано это довольно крипово. Причём Штайн просто самый восприимчивый, а в перспективе безумие грозит захлестнуть весь мир.
  • Neon Genesis Evangelion показывает нам целый заповедник мозговых тараканов у персонажей, и к чему это в итоге может привести:
    • Синдзи Икари, сирота при живом отце, закомплексованный и ассоциальный подросток, не знающий, как вести себя с людьми. В тоже время он панически боится разочаровать тех, к кому уже привязался и как следствие, постоянно страдает от подобных «качелей».
    • Аска, из-за того, что случилось с её матерью, старается всегда и во всём выкладываться на полную, желая получить полное одобрение. Нужно ли говорить, что это сказалось на её характере не лучшим образом и привело к печальному итогу?
    • С Рэй Аянами всё сложно, поскольку у неё во многом нечеловеческая психология. Правда, её поведение также имеет сходство с аутизмом, т. к. в отличии от хиккана-Синдзи она просто не понимают социальных норм.
    • Мисато. Ненавидела родного отца, но в итоге влюбилась в человека, очень на него похожего. Свои несчастья топит в алкоголе и проявляет нездоровую гиперактивность, лишь бы не оставаться одной.
    • Гендо Икари, товарищи! Именно с его бредовой идеей-фикс сюжет и завертелся. И ведь добился же своего, стервец эдакий…
  • Oyasumi Punpun — просто учебник о том, как из-за мозговых тараканов и загонов люди ломают жизнь не только себе, но и окружающим.
    • Заглавный герой Пунпун из-за семейных драм вырос депрессивным социопатом со склонностью к саморазрушению. Помешался на своей первой любви Айко, но вместо того, чтобы найти её или измениться ради неё, просто продолжал самобичеваться и плыть по течению. А когда они с Айко всё же воссоединились, но выяснилось, что она не может избавить его от накопившихся тараканов и сама нуждается в помощи, стал выплёскивать всё на неё.
    • Айко тоже недалеко ушла. Отец бросил её с безумной мачехой, которая избивала её смертным боем и сидела у неё на шее. Всю жизнь девушка ждала, что Пунпун её спасёт, но закончилось всё очень плохо. В итоге, незаживающее ножевое ранение, страх перед законом, комплексы, осознание собственной беспомощности да ещё и сваливший на неё всех своих тараканов Пунпун, довели беднягу до самоубийства.
    • Мачеха Айко. Неадекватная бабища с промытыми сектами мозгами. Позорила падчерицу всё детство, заставляя ходить с ней по домам и проповедовать, избивала за любую провинность, а когда после травмы не смогла работать — паразитировала на шее Айко, пока та вкалывала за копейки, терпя домогательства среди мужиков в цеху. Когда же девушка резко заявила, что уезжает, и будет присылать ей денег только на еду и коммуналку — набросилась на неё с ножом.
    • Да и мать Пунпуна. Из-за разрушенной незапланированной беременностью жизни страдала от резких перепадов настроения и аутоагрессии, что, собственно, сильно повлияло на сына.
    • Пегас. Сначала кажется просто забавным городским сумасшедшим с таким же клубом неудачников-последователей. Но вот потом становится действительно не до смеха…
  • Golden Kamuy — несмотря на то, что тут большинство персонажей ведёт себя крайне эксцентрично, реальные психические расстройства здесь показаны так жутко, что становится не до бафоса.
    • У Цуруми и Сугимото открытые ЧМТ вдогонку к ПТСР привели к вспышкам неконтролируемой агрессии и изощрённой жестокости. А у Сугимото, когда его разлучили с Асирпой ещё и галюны начались — он за неё едва ли не придорожные столбы принимал.
    • У таксидермиста Эдогая из-за жуткой мамаши, кастировавшей его («Чтоб не стал, как отец-подлец!»), развилась шизофрения со всеми вытекающими. Мало того, что у него слуховые галлюцинации и сверхценные идеи, так он ещё сделал себе «семью» из обтянутых кожей покойников кукол и общается с ними, как с живыми.
    • Огата психически нездоров с раннего детства. При этом он достаточно умён и хитёр, чтобы притворяться просто социопатичным козлом со слабыми социальными навыками, но недостаточно адекватен, чтобы всегда себя сдерживать. Заденете его комплексы и загоны — и можете смело готовить гроб, даже если ему с вами было выгодно работать. К свежим главам педаль в пол: после нервного срыва, потери глаза и психоза он начал стремительно и страшно саморазрушаться.
  • «Голограф на радужном поле», просто «Голограф на радужном поле» — здесь вообще хоть один адекватный и не бредящий персонаж есть? Неудивительно, что это самая мозговыносящая работа Инио Асано.
  • «I Am a Hero» — Хидэо страдает шизофренией из-за нереализованных карьерных и жизненных амбиций. Его мангу бракуют ещё на этапе идей, сам он в свои 35 до сих пор кантуется ассистентом, рисуя низкопробный хентай, а друзья и любимая девушка едва ли не открытым текстом унижают. Он воображает себя мужественным героем и борцом с зомби, общается с воображаемым другом Ядзимой и мучается от слуховых галлюцинаций по ночам. Получается одновременно жутко, нелепо и смешно — доходит до того, что когда начинается реальный зомби-апокалипсис, Хидэо долгое время тупит (хотя у него единственного есть легальный огнестрел) и доводит ситуацию до полного абсурда, потому что не уверен — это и правда зомби или его шиза дошла до точки?
  • «In The Clothes Called Fat» Моёко Анно: нервную анорексию, булимию и прочие расстройства пищевого поведения, как психические болезни, в обществе зачастую обесценивают — подумаешь, небедная дамочка есть не хочет и рвоту вызывает, это всё дурость! Манга показывает, что это на самом деле страшно. А ещё страшнее, когда девушку окружают злые и жестокие люди, угнетая её состояние.

Видеоигры[править]

  • Одна из концовок Spec Ops: The Line вся об этом.
  • Call of Cthulhu: Dark Corners of the Earth — безумие в данной игре выступает аналогом счётчика здоровья, и съехавший с катушек герой автоматически встречает Game Over. Да и по сюжету главный герой, несмотря на победу над Глубоководными, всё-таки едет крышей.
  • Outlast, друзья, просто Outlast. Психопаты здесь ужасны, и ни капли не забавны.
    • Тем не менее, некоторых, вроде доктора Трагера и Эдди Гласкина, все равно пытаются показать харизматичными.
  • И классика жанра, «Amnesia».
  • Jagged Alliance 2 — Дейдрана Райтман. Адская смесь Серсеи и её сыночка Джоффри. Тут вам и истерия, и садизм, и психопатия, и социопатия, и мегаломания, и куча комплексов…
  • Bendy and the ink machine — сошедшие с ума после мутации Сэмми, «Алиса» и Бертрум не менее страшны, чем психи из Outlast.
  • Vampire: The Masquerade — Bloodlines: безумие малкавианского первородного Алистера Граута. Послушав его аудиозаписи, понимаешь, что он был двинутым, с начисто съехавшей кукушкой.
  • Neverending Nightmares — вся игра посвящена обсессивно-компульсивному расстройству. Основано на личном опыте автора игры.

Визуальные романы[править]

  • Kara no Shoujo — весьма наглядно наш троп демонстрируется в сюжетной ветке Мизухара Токо.

Настольные игры[править]

  • Vampire: The Masquerade — безумие Малквиан, помимо разных полезных плюшек, превращает жизнь новообращенных вампиров в этот троп. Подсвечено рассказчиком в третьей редакции книги Малкавиан — мол, юным вампирятам повезло, что они живут в либеральное и толерантное время, в Средние века с их братом обращались гораздо жестче.
  • Warhammer Age of Sigmar — трупоеды. Видят всех, кроме себя, мерзкими чудовищами и уничтожают, при том, что как раз сами являются монстрами.

Реальная жизнь[править]

На фотографии — повредившийся рассудком солдат Первой Мировой войны. Все ещё думаете, что безумные улыбки могут быть няшными?
  • Собственно, психические болезни и неврология, особенно «королева психических болезней» шизофрения и синдром деперсонализации-дереализации награждают болеющего таким симптомами, что многие потому и самоубиваются, лишь бы прекратить страдания. Кто приходит в себя, говорит, что любая боль лучше ЭТОГО. До кучи — необратимо изменяющееся отношение к «бывшему» больному (ну разве что это человек искусства, которому его «нешаблонность» приносит очень большие гонорары — деньги любого «вшивого шизика» превращают в глазах ширнармасс в «эксцентричного гения»). Дискриминация по признаку психики, не того происхождения, рождения в семье долбанутых деспотов-родителей, или даже просто наличие хотя бы одного спокойного, несчастного родителя с недугом, бросающее тень подозрений и дичайших предрассудков со стороны работодателей, порождающее евгенически оправдываемую трусость со стороны возможных спутников(ц) жизнии — это и правда участь, в некотором роде, страшнее любой другой. И люди ведь как-то умудряются строить жизнь при таких раскладах…
    • Такая болезнь напоминает «Отчаяние» того самого Нестеренко.
    • Эдгар По тоже описывал характерные симптомы с пугающей точностью. Но, к его чести, понимал, что описывал сорт безумия — «у некоторых натур такая черта может достигать…» и уже дальше болезнь глазами самого безумца.
  • А ещё некоторые психические расстройства могут делать человека опасным для окружающих и самого себя, толкать на убийство или самоубийство, заставлять наносить себе травмы, выходить из окна, приняв его за дверь, верить в свои бредовые фантазии. Немало маньяков-убийц признаны психически больными, хотя чаще всего с точки зрения психиатрии они всё-таки вменяемы — то есть не обязательно здоровы, но отдавали себе отчёт в своих действиях и подлежат суду, а не лечению.
    • Сын знакомых автора правки некоторое время лежал в неврологическом морозовской больницы, так один из соседей по палате (девятиклассник, кажется привезли прямо из школы) вовсю представлял этот троп (угрозы передушить всех, попытки выпрыгнуть из окна, постоянные попытки вскрыть себе вены дневником/ключом/линейкой, истерики) при полном пофигизме медперсонала, который даже не контролировал приём препаратов (что позволяло ему прятать все таблетки в тумбочку). Даже слушать было жутковато.
  • Булимия и анорексия — страшна не столько сама болезнь, сколько наплевательское и пренебрежительное отношение к ней в обществе, из-за чего часто всё заканчивается в могиле. Начиная от обесценивания проблемы, дескать, «Это просто блажь!» и «А вот у нас в СССР никакими анорексиями не болели!» (а ничего, что термин anorexia nervosa ввели в XIX в.?), до удивительно мотивирующих, уместных и полезных советов в духе «Мужики не собаки — на кости не бросаются!» (конечно, ведь девушка доводит себя до крайней стадии комплексов, нервного истощения и нездорового неконтролируемого поведения только ради абстрактного мужика, как Священного Грааля!). Кроме того, многие люди свято уверены, что пышнотелая девушка ну никак не может страдать анорексией. На деле, если дошло до стадии «узник Бухенвальда» — это уже критическое состояние и угроза жизни, болезнь даёт о себе знать с небольших звоночков и развивается постепенно.
  • Воспоминания работника наркологического диспансера (напополам с Антирекламой наркоты).
  • С фитильком — побочные эффекты всяких сильнодействующих лекарств от сильнодействующих болезней. В сети полно рассказов о том, насколько это бывает неприятно.
  • Автор веб-комикса «Гоблины: Жизнь их глазами» Тэрол «Thunt» Хант, она же Эллипсис (Элли) Хана Стефенс. Она длительное время страдала от тяжелейших психических заболеваний, и упаси вас пережить нечто подобное.

Примечания[править]

  1. Видимо, не всякие, а только «неграмотно» применённые (например, не с той мотивационной подоплёкой). В четвёртом томе явственно показано и подсвечено: сам Гарри сопротивлялся «Империусу» — и сохранил ясный разум и твёрдую память. Вряд ли это удалось ему «только потому, что он Избранный»: это противоречило бы магистральному (проходящему красной нитью через всю эпопею) авторскому назиданию, гласящему, что если между лёгким и правильным выбрать правильное — будут нормальные, годные результаты, причём у всякого человека. Роулинг буквально вопиет между строк: такой выбор окупается!