Безопасная инопланетная биосфера

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Инопланетные инфекции редко пересекались с человеческими: иной метаболизм и температура тел, банальное отсутствие органов, атакуемых чужими микробами и паразитами. „Друзья со звёзд“ чаще всего банально травились или ловили аллергическую реакцию,… »
Космопсихолухи
« …бери каталог, раскрывай его на любой странице, ткни пальцем в любую строчку и лети себе. Открывай планету, называй ее собственным именем, определяй физические характеристики, сражайся с чудовищами, буде таковые найдутся, вступай в контакты, буде найдется с кем, робинзонь помаленьку, буде никого не обнаружишь… »
Обитаемый остров

На пыльных тропинках далёких планет останутся наши следы… А на Марсе — цветут наши яблони. Или это картошка? Погодите, так не интересно. На планете должна быть своя жизнь! Выйти из звездолёта, вдохнуть полной грудью пряный воздух, полежать на оранжевой травке, сорвать с фиолетового дерева пупырчатый плод (как называют эту штуку местные, чёрт побери?)

Подобный сеттинг встречается и в космопере, и в «твёрдой» научной фантастике: Homo Sapiens как ни в чём ни бывало вступает в близкий контакт с инопланетной биосферой: гуляет без скафандра, лежит на травке, купается в море, общается с инопланетянами. Без серьёзных последствий. На самом деле, всё гораздо сложнее. Скорее всего, если человечество когда-либо доберётся до землеподобных планет, придётся либо серьёзно заниматься терраформингом, либо делать заповедник и общаться с местной флорой и фауной через стекло шлема биологической защиты. Если же речь идёт не просто о контакте с биосферой, а о потреблении местных продуктов питания или оплодотворении местных красоток — это отдельный троп: Биохимических барьеров не существует.

Что может оказаться в реальности[править]

Планета из антиматерии[править]

Какой бы ни была там жизнь, изучать придётся в телескоп! Попытка человека приблизиться к атмосфере тут же приведёт к экстерминатусу. И этот экстерминатус наступит задолго до приближения к планете — ещё при попытке приблизиться к звезде, которая тоже должна быть из антиматерии, и солнечный ветер её тоже состоит из антиматерии.

Неправильная атмосфера[править]

На других планетах наверняка не будет любезного человеку коктейля из 80 % азота и 20 % кислорода. Тем не менее, частенько герой высаживается на абсолютно чуждую, первую встречную планету… и преспокойно там дышит без скафандра! Хотя, если отсутствуют ядовитые газы, требования к пригодной для дыхания атмосфере на самом деле широкие: парциальное давление кислорода должно быть около 0,2 атм, парциальное давление азота может быть в пределах 0,6-1,3 атм [1], а двуокиси углерода — не более 0,05 атм. Если атмосфера более плотная — в качестве дополнительной «набивки» следует использовать инертные газы. Например, если на поверхности планеты давление в 3 атм, а воздух состоит из 66 % аргона, 27 % азота и 7 % кислорода — земляне вполне могут дышать. [2]

Не-углеродная жизнь[править]

Посмотрите, какой силиконовый бюст у той красотки! Впрочем, у этой инопланетянки вообще всё силиконовое. Жизнь на этой планетке построена из кремний-органики: в местных биологических молекулах некоторые (или даже все) атомы углерода заменяются кремнием. По определению, местные бактерии и вирусы нам не угрожают, а наша зараза не представляет угрозы для аборигенов. При наличии приемлемой атмосферы и подходящей температуры особо смелые могут отстегнуть шлем скафандра. Однако не спешите садиться на травку и курить трубку мира с местным вождём. Некоторые силиконы канцерогенны! Пробовать экзотические фрукты тоже не советуем: они на вкус буквально как резиновые уплотнители шлюзовой камеры. И аллергенов среди кремний-органики хватает.

Возможна, хотя и маловероятна, ситуация, описанная в рассказе Ивана Ефремова Cor Serpentis (Сердце Змеи). На просторах космоса встречаются два звездолёта. Инопланетяне — двуногие и двурукие, почти как люди. Вот только у тех вместо кислорода — фтор. Люди для них ядовиты. Как и они — для людей. Обменявшись флешками видиками, звездолёты расходятся.

Также в качестве «заместителей» углерода могут выступать бор и алюминий, вместо кислорода — бром и сера. Впрочем, температурные режимы и составы атмосфер таких планет вряд ли располагают к прогулкам без скафандров.

Углеродная жизнь[править]

Пусть жизнь на планете углеродная. Однако отчего у инопланетных организмов непременно должны быть земные белки? Так уж получилось, что на Земле генетический код задают пять азотистых оснований: аденин, гуанин, цитозин и тимин в ДНК, да ещё урацил (вместо тимина) в РНК. Если местные организмы имеют принципиально другую основу генетического кода, местные вирусы нам до фонаря: если проникнут в человеческие клетки, размножаться не смогут. Между прочим, даже на Земле, хотя основания одни и те же, разных кодировок известно за 30.

Именно биохимические барьеры взаимно защищают аборигенов и пришельцев. Однако барьер барьеру рознь, и далеко не всегда существа с чуждой нам биохимией будут для нас безвредны.

А ещё углеродная жизнь не обязательно существует при земных температурах и давлении. Гипотетический пример — Титан, на котором может быть жизнь, живущая в океане жидкого метана вместо воды. Реальный пример — глубоководные чёрные курильщики, возле которых существует жизнь в кипятке под высоким давлением.

Генетический механизм земного типа[править]

Невероятно, но факт! Мы нашли планету, где местные организмы используют те же ДНК, что и земные. Кто сказал «панспермия»?

  • Как ни странно, такая планета будет самой опасной с точки зрения биологии: вас могут атаковать и прионы, и вирусы, и бактерии, и паразиты. То, что вы — другой биологический вид, от заражения не спасёт. Прион куру вызывает и «коровье бешенство», и человеческую энцефалопатию. Эбола весело перепрыгнула на сапиенсов с доброй обезьянки (или летучей мыши?) в джунглях, ВИЧ — точно с обезьянки, а японский клещевой энцефалит — с грызунов. Туляремией, сибирской язвой и бубонной чумой болеют не только (и — к счастью — не столько) люди, сколько дикие животные. Человек уживается с «кошачьими» и «собачьими» глистами, например, тем же описторхом.
  • Местные растения выработали против вас яды и наркотики. Для местных хищников ваша плоть также представляет несомненную гастрономическую ценность. Впрочем, если робинзонада в космосе, то лучше уж тут: есть шанс, что найдутся естественные витамины и незаменимые аминокислоты. Хотя для местной флоры и фауны вы тоже чума ходячая.
  • Будьте осторожны: не заразите того вождя корью или герпесом. Или оспой и сифилисом, как было у «открывателей» Америки: оспу и сыпной тиф привезли индейцам, а люэс, вероятно, забрали с собой на родину. Или проказой, которой «осчастливили» жителей Полинезии. Или туберкулёзом, который добрые белые привезли австралийским аборигенам и новозеландским маори[3].

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Первые люди на Луне» Герберта Дж. Уэллса невозбранно общаются с селенитами и даже пробуют на зуб местные растения. Однако вкус оказался отвратительным, проглотить не решились.
  • Смело вылазят из повреждённого при посадке звездолёта космопроходцы в романе С. Лема «Эдем». Правда, кто-то спрашивает насчёт скафандров. «Да они и не понадобятся: на Эдеме вполне сносная атмосфера», — успокаивает Кэп. Далее герои разгуливают по планете, посещают местные леса и заводы и даже общаются с одним аборигеном. Лёгкий обоснуй предоставлен автором: биохимия местных организмов в корне отличается от земной. Возможно, речь идёт даже о кремний-органике.
  • West of Eden Гарри Гаррисона: ийланка Вайнти занимается сексом с устозоу Керриком. Ей просто понравилось, что у него пенис не раздвоенный. А уж ему-то, подростку, как понравилось!
    • Потом Керрик сбегает к соплеменникам, где женится на девушке Армун, и секс с ней ему нравится больше (тёплая кожа девушки приятнее холодной чешуи ящеролюдки).
  • Пол Андерсон «Войны крылатых людей» — для землян местные продукты съедобны по принципу «все грибы можно есть, но некоторые только один раз»: отравиться напрямую нельзя, но смертельно опасны аллергические реакции. С остальной биосферой герои взаимодействуют без каких-либо последствий для себя.
  • Гарри Гаррисон, «Неукротимая планета». Местная флора и фауна представляет для людей прямую угрозу (невероятно быстро мутирует и даже владеет телепатией). Бактерии и вирусы тоже — герой чуть не умирает от того, что забыл заправить аптечку. Незваных пришельцев скорее поглотила бы сине-коричневая плесень, а не ракопауки.
    • У него же: вся серия про «Стальную крысу», хотя там почти чисто космооперный сеттинг.
  • Франсис Карсак, «Робинзоны космоса» — Теллус абсолютно пригоден для землян. Впрочем, автор предлагает некоторый обоснуй: мол, жизнь на Теллусе находится на довольно примитивном уровне, и тамошние вирусы просто неспособны «пробить» нашу развитую иммунную систему. Даже земные растения с лёгкостью вытесняют теллусийские сорняки — те просто не в состоянии соперничать с более эволюционно развитыми «захватчиками».
  • Братья Стругацкие, Мир Полудня: все описанные планеты пригодны для жизни без спецзащиты, даже если там есть двуногие или многоногие хищники.
    • Обоснуй задним числом — «фукамизация» или «биоблокада», которую проходят все земляне, делает их невосприимчивыми к инопланетным инфекциям и вирусам. Пришелец из прошлого (Саул из «Попытки к бегству») заболел на другой планете практически сразу.
    • Ужас у холодильника — получается, он вернулся в прошлое не вылечившись. О возможной эпидемической вспышке в прошлом авторы не подумали, м-да…
  • «Сага о Форкосиганах»: первоначальная флора планеты Барраяр абсолютно безопасна для колонистов-землян, однако не пригодна ни к какому хозяйственному использованию человеком. Затем генетики вывели жука-маслячка, способного перерабатывать местные растения в пригодную для употребления человеком биомассу. Можно сказать, здесь местной биосфере не повезло. Терраформировали!
    • Упоминается, что Барраяр — одна из самых изначально благоприятных для людей планет. По крайней мере, для бетанцев, поражающихся открытым просторам, морям, лесам и вообще возможности жить не в шахтах.
  • К. Булычёв «Снегурочка». Инопланетянка на углеродной основе и с аммиаком вместо воды нормально существует при низких температурах, а при −40 градусах ей жарко. Однако именно низкая температура может сделать такую биосферу вполне безопасной для людей, а инопланетяне могут не опасаться земных патогенов. Можно даже поваляться на местном пляже — не снимая мехового костюма с подогревом, конечно.
  • «Космоолухи» Ольги Громыко. Биохимический барьер делает прогулки без скафандров почти безопасными. Остерегайтесь аллергенов.
  • Джеймс Уайт, «Космический госпиталь». Невозможность заразиться болезнью, свойственной жителю другой планеты — основа существования госпиталя. От такого ведения дел любой инфекционист XXI века побежал бы к коллеге-психиатру.
  • «Honor Harrington» — планеты разные бывают.
    • На Мантикоре климат умеренный и проблем у колонистов не было, пока не выяснилось, что тамошние микроорганизмы опасны для людей, и 60 % населения за десять лет сгинуло, пока не удалось создать лекарство.
    • На Сфинксе жить можно только благодаря парниковому эффекту — из-за повышенного содержания углекислоты в атмосфере.
    • На Грифоне же климат исключительно суров: там жуткие холода зимой и оглушающая жара летом.
    • Грейсон богат тяжёлыми металлами. Настолько богат, что люди там выживают только под куполами, а продукты и вовсе выращивают на орбитальных фермах.
  • «Девушка с планеты Земля» Джанет Эдвардс — все колонизированные людьми планеты (а их уже за тысячу) тщательно отбираются по множеству критериев, чтобы жить на них было максимально удобно и безопасно. Но многие планеты имеют свои особенности и колонистам приходится учитывать взаимодействие между земными растениями и эндемиками.
  • Аверсия в цикле «Игра Эндера» — поселенцы на планете Лузитания довольно быстро столкнулись с чрезвычайно опасным вирусом, который назвали «десколада». Вирус попросту переписывает ДНК, и человек мутирует на глазах, пока мутации не становятся несовместимыми с жизнью. Двое биологов успели создать вакцину, однако на себе применить не успели. Нынешнее поколение живёт только за счёт регулярных прививок. Позже становится известно, что десколада была создана искусственно какой-то космической расой и напущена на планету. Вирус уничтожил почти все формы жизни, кроме тех, которым удалось адаптироваться.

Кино[править]

  • «Звёздные войны» от начала до конца. Есть планеты со странной жизнью. Есть планеты с плохим климатом. Однако скафандр нигде не нужен.
    • Обоснуй: далеко-далеко на краю Галактики есть и другие миры. Мы туда не летаем — делать там нечего.
  • «Через тернии к звёздам». Героиня-инопланетянка не переносит земную пищу, но в остальном биосфера Земли для неё безопасна. Впрочем, там же осьминогообразный инопланетянин ест куриные яйца и сельдь в сыром виде.

Видеоигры[править]

  • Half-Life — попав на Землю, обитатели Зена практически мгновенно адаптируются и даже, похоже, приобретают новые способности (например, хэдкрабы прикрепляются к людям и превращают их зомби, в то время как подобных поползновений к жителям Зена хедкрабы не демонстрируют). С другой стороны, воздух в Зене пригоден для дыхания людей, как и возможность восстанавливать здоровье в целительных источниках.
    • Обоснуй 1 — местных они тоже седлают, только мы этого не видели.
    • Обоснуй 2 — хедкрабы специально созданы как оружие против людей.
  • Star Control 2 — адмирал Зекс из расы Вуксов содержит гарем из других инопланетных существ (не вуксов), и ему это не вредит. А главный герой в конце концов остался с синекожей инопланетной девушкой Таланой.

Инверсия тропа[править]

  • Абрам Палей, «В простор планетный» — биосфера Венеры не просто небезопасна, а смертельна для людей.
  • В книге Майкла Крайтона (и снятом по ней фильме) «Штамм Андромеда» инопланетный кристаллический организм преспокойно заражает людей и убивает их путём сворачивания крови. Некоторые утверждают, что Крайтон предсказал открытие болезнетворных белков (прионов), случившееся через четверть века после выхода в печать книги.
  • Аналогично в повести «Врач космического корабля» (Spaceship medic) Гарри Гаррисона: короткий контакт с метеоритом заражает корабль неизвестным патогеном вроде бы белкового типа.
  • «Аватар»: в отличие от классической космооперы, на Пандоре атмосфера ядовита для землян. Люди в гермокапсулах или в скафандрах.
  • В «Туманности Андромеды» Ефремова отмечалось, что никакого непосредственного контакта с инопланетянами быть не может в принципе из-за взаимной беззащитности иммунных систем перед инопланетными болезнями. Это, однако, не мешает в «Великом Кольце» работать над преодолением биохимического барьера между землянами и жителями Эпсилона Тукана — биологическими близнецами людей. Зачем бы это? Впрочем, у Ефремова учёные часто занимаются «чистой» наукой.
  • «Дюна» — от контакта с заселёнными земной жизнью участками биосферы шаи-хулуды просто дохнут.
  • «Лакки Старр» Айзека Азимова — агроном говорит, что пищевые отравления от выращенной на Марсе пищи могут быть из-за заражения марсианскими бактериями. В конце книги выясняется, что этот агроном намеренно морочил герою голову, потому что все отравления устраивал он сам.
  • «Были они смуглые и золотоглазые» (один из марсианских рассказов, не входящих в «Марсианские хроники») Рэя Бредбери — не совсем инверсия, но игра с тропом. Марсианская вода не вредна в типичном понимании вреда, но если использовать ее длительное время, станешь марсианином (конкретный механизм не описан, но это явно не чисто биологический процесс: человек не просто мутирует и теряет память, он еще и взамен постепенно приобретает чужую личность со всеми ее знаниями и опытом).
  • Р. Шекли, «Мусорщик на Лорее» — сок инопланетного растения, используемый племенем и являющийся его священным тотемом, лечит любые раны и болезни. Поэтому парочка авантюристов решила добыть это чудо-лекарство и обогатиться, продавая его людям, но при попытке опробовать его на себе выяснилось, что человек от него превращается в инопланетянина.
  • «Звёздный путь» — именно для этого на транспортерах существуют биофильтры. Во время рематериализации, биофильтры удаляют опасные патогены, чтобы не заразить корабль. В сериале «Энтерпрайз», членам команды приходится регулярно проходить обеззараживание в специальной камере.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Парциальное давление азота важно там, где ожидается взрывная декомпрессия. Азот «вскипает» в крови, вызывая кессонную болезнь.
  2. На подводных станциях экспериментировали с разными пропорциями азота, кислорода и инертных газов в дыхательных смесях. Астронавты на «Меркуриях», «Джеминаях» и «Аполлонах» дышали чистым кислородом под давлением около 0,2 атм. Впрочем, это всё равно не оправдывает наличия пригодной для дыхания атмосферы на первой попавшейся планете, куда закинуло персонажей.
  3. То, что Австралия «находилась в полной биологической изоляции 40 миллионов лет», — враньё. Птички летают в Азию ежегодно, пингвины по-моремански «ходят» в Антарктиду, а хомо сапиенсы, а потом и динго, притопали пешком по Индонезийскому перешейку 50-65 тысяч лет назад.