Фантазии Баранкина

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Баранкин, будь человеком!»)
Перейти к: навигация, поиск

«Фантазии Баранкина» — трилогия советского писателя Валерия Медведева. Прототипы большинства персонажей — одноклассники самого автора.

Общие тропы[править]

  • Магический реализм — сюжет подаётся в реалистической манере, однако в нём много такого, чего в жизни не бывает.
    • Самое очевидное — превращение героев в птиц и насекомых в первой книге.
    • В меньшей степени — электронное устройство с датчиком в «И снова этот Баранкин, или Великая погоня», с помощью которого Зинка Фокина и товарищи отслеживали местоположение Баранкина и Малинина. Технически это вполне возможно… с современными технологиями, которые называются GPS, а вот по меркам конца 1950-х — начала 1960-х, когда происходит действие (или даже 1989, когда книга была написана) это научная фантастика на грани мистики.

«Баранкин, будь человеком!» (1961)[править]

Cказка о двух обычных советских школьниках, которые, пытаясь увильнуть от дополнительных занятий в воскресенье, превратились в воробьёв, потом в бабочек, потом в муравьёв. Вернув человеческий облик, исправились и перестали получать двойки. Самая популярная книга трилогии, экранизирована в виде мультфильма и часто ставится на школьных сценах.

Здесь впервые появляется протагонист — школьник Юра Баранкин с великолепными, но реалистичными физическими данными (каждое утро делает зарядку) и неуёмной фантазией (граничит с аутизмом из разряда «синдром Аспергера»), а также его друг Костя Малинин, типичный напарник.

Что тут есть[править]

  • Анимагия — превращения Баранкина и Малинина. Автор не объясняет, как им это удается, ибо сказка. Для самых маленьких читателей автор дает обоснуй: «Если захотеть по-настоящему…»
  • Басня — общий настрой произведения. Книгу критикуют именно за назидательность, в продолжениях такого нет. С другой стороны, за эти неназойливые при(зло)ключения раздолбаев именно эта часть полюбилась так, что для многих затмила всё остальное…
  • Зловещая кошка — Муська для Баранкина и Малинина, когда они были воробьями.
  • Коронная фраза — «Баранкин, будь человеком!» Вынесена в заголовок.
  • Неудачная басня — если бы Баранкин и Малинин превратились в двух котов или двух собак, у них бы все получилось. Но как раз это ни одному из них не пришло в голову. Даже когда в виде воробьёв их чуть не съела кошка, о кошачьей форме никто не задумался.
    • Видимо, сами страдали грешком в животинку из рогатки пальнуть и были в курсе, что жизнь бродячего животного — точно не их мечта. Быть птичками или бабочками казалось легче. Оказалось, что только казалось.
  • Прекрасная бабочка — Баранкин и Малинин захотели стать бабочками, но не учли, что детишки очень любят ловить этих очаровашек сачком (а советские школьники — собирать коллекции бабочек). Милая деталь: родившийся на Дальнем Востоке Малинин превратился в тамошнюю бабочку (хвостоносец Маака), а вот Баранкин — в обычную для средней полосы (капустница).
  • Отличница и хулиган — Баранкин и Зинка Фокина. Троп обыгрывается со стороны девочки, а мальчик и не знает. Даже тогда, когда оно у нее открытым текстом.
  • О, ужас! — состояние, в которое достаточно быстро приходят оба героя после каждого превращения. Они еще собирались превратиться в трутней, что привело бы к быстрому печальному концу — каким пчелам нужны трутни не из родного улья? Более того, перед началом зимы им и свои-то трутни становятся не нужны — их выкидывают на мороз в прямом смысле слова.
  • Приключения в микромире — троп в чистом виде.
  • Хрен добудишься — Костя Малинин, превратившись в бабочку-махаона, естественным образом впал в осеннюю спячку. Баранкин отчаялся его добудиться, и уже опустил руки, то есть, ноги… и тут вдруг муравьи, ползающие рядом, напомнили ему, что Малинин боится щекотки. Это помогло вернуть Костю в сознание, а сообщение, что его собираются отправить в морилку-сушилку-распрямилку для коллекции, начисто смело любую сонливость.
  • Микротрещины в канве — непонятки с тем, насколько сильно меняется личность при превращении, а также тем, насколько здешние животные антропоморфны. Если воробушкам необходимо учиться «вить-вить гнездо» (ирл птицы делают это инстинктивно, в смысле, имеют врождённый навык на этот счёт, по крайней мере, по данным шестидесятых годов, сейчас считается, что строительство гнёзд может изменяться под влиянием индивидуального опыта, но про то, чтобы родители учили детей строить гнездо, никто, вроде, не говорит), то муравьёв трудиться принуждает инстинкт (при этом человеческая часть Малинина и Баранкина труд всё равно ненавидит).
  • Не в ладах с биологией — рабочие муравьи, вообще-то, самки.

«Сверхприключения сверхкосмонавта» (1977)[править]

аФантастическая история про школьника-подростка с феноменальной физической формой и феноменальным интеллектом, при этом не способного наладить нормальные отношения с коллективом. Прошло несколько лет, Юра Баранкин перешел в другую школу и сменил фамилию на Иванов, чтобы не напоминали о превращениях (книгу можно понять и так, что это не тот Юра Баранкин, но издают её чаще всего как продолжение первой). При этом его человеческие способности развились до нечеловеческого уровня, но и синдром Аспергера начал зашкаливать (в СССР этого диагноза не знали, но симптомы давят педаль в пол). Мечта Баранкина Иванова — стать космонавтом, и для этого он придумывает себе систему «сверхподготовки».

Что тут есть[править]

  • Сочиняет слова — чедоземпр, псип, сверкс (Человек, Достойный Земного Притяжения (соответственно, ченеземпр — недостойный), Полное Собрание Изобретений Природы, Сверхкосмонавт). И другие.
  • Люди-плюс — именно в такое состояние намеревается перейти главный герой в ходе реализации вышеуказанных проектов.
  • Разрядка смехом — излишнюю серьезность повести неоднократно разряжают моменты, когда над протагонистом можно от души посмеяться. Например, драка, в процессе которой он произносит вслух научную лекцию о том, что такое удар.
  • Обратный допрос — когда Юру Баранкина Иванова задержали милиционеры, одна из них была вынуждена звать на помощь с криком «Задержанный меня допрашивает!»
  • Что стало с мышонком? — куда делся Костя Малинин?
    • Если не считать, что это не тот Юра Баранкин, а в это не очень-то верится.
  • Мрачный мальчик, весёлая девочка — Юра и Таня.
  • Хороший плохой конец — «сверхподготовка сверхкосмонавта» провалилась с треском и ГЭС для главного героя, зато Юра в лице Тани нашел романтическое увлечение и ключ к социальной адаптации.
    • Нестандартный хэппи-энд — Юрий БаранкинИванов отказался от своей сверхпрограммы сверхподготовок ради простого ченеземпрского счастья. Так первый в истории чедоземпр, псип и сверкс стал обыкновеннейшим человеческим школьником, занял наконец место винтика в системе общества и обрел потенциальную даму сердца. Считать это успехом избавления от синдрома восьмиклассника, если не синдрома Аспергера, и социальной адаптации, трагедией неизбежного понимания и принятия гением своей ограниченности в эмоциональной сфере или трагедией сломавшегося на пути к мечте стать космонавтом и прогнувшегося под общество гения (способности героя никем не отрицаются), остаётся на усмотрение читателя.
      • Впрочем, Таня явно одобряет мечту Юры стать космонавтом, сочиняет стихи про его полёт и в финале предлагает ему продолжать тренироваться. А в третьей книге выясняется, что у него впереди Великая Космическая Одиссея.
      • Да, кстати, от синдрома Аспергера избавиться невозможно. Но можно с ним преуспеть в жизни в качестве эксцентричного гения.

«И снова этот Баранкин, или Великая погоня» (1989)[править]

Приквел к первой книге; в 1996 переиздан как «Неизвестные приключения Баранкина». На этот раз история полностью реалистична (отдельные элементы фантастики могут быть объяснены психотерапией). Баранкин и Малинин снова пытаются сбежать от дополнительных занятий, но без всяких там превращений, просто бегом, с препятствиями и попаданием в разные неординарные ситуации.

Что тут есть[править]

  • Сочиняет слова — педаль в пол. Баранкин пытается продолжить цепочку вторичной переработки «молоко-кефир-творог» и придумывает названия «рекиф-ферик-ифекар», еще одна его идея — создать другую такую цепочку, «колбаса-лясокомбль-колясамбль-облекомс». Очень характерно для синдрома Аспергера, но создает непонятки, почему в первой книге это не проявлялось.
  • Сидеть на крыше — шедевральный диалог Баранкина и Малинина на крыше кинотеатра. «Мы с тобой, Малинин, родились не на той планете…»
  • Непонятная штуковина — датчик, который сообщает преследователям (школьному активу) о местонахождении и всех передвижениях Баранкина и Малинина. Юра находит его у себя в кармане и там же оставляет.
    • Прибор слежки — Зинка Фокина дошла до применения «адской машины поисков [Баранкина и Малинина]», отмечавшей положение героев на карте Москвы. Передатчик размером с батарейку был заранее подброшен Юре в карман, где благополучно затерялся среди прочего хлама (вернее, Юра сам не стал его выбрасывать).
  • Третий том «Мёртвых душ» — финальная фраза: «Он спал, зная о том, что невероятные приключения окончились, но не знал, что его еще ждут великие превращения и великая подготовка! И главное — Великая космическая Одиссея!» Про космическую Одиссею автор написать не успел.
  • Отличница и хулиган — Зинка Фокина явно неравнодушна к Баранкину, этим и объясняется вся её агрессивность и все эти «Баранкин, будь человеком!». В первой книге на это тоже был тоненький намек. Посмотрите, как она ведёт себя с ним наедине… А мальчик и не знает, как во второй части с Таней.
  • Что стало с мышонком? — куда делась Светка Умникова на момент событий первой книги? Перешла в другую школу, переехала? Вопрос без ответа: зачем вообще автор ввел ее как нового персонажа, если можно было дать все ее реплики участвующим в первой книге Ирке Пуховой, Нине Семёновой или Элле Синицыной? Неужели только ради одной шутки «меняй свою фамилию на Фор, получится Света Фор»?
    • Вообще-то состав Юриного класса в третьей книге и в первой не совпадает от слова «совсем», кроме Юры с Костей, Зинки Фокиной, Эры Кузякиной, Веньки Смирнова и Алика Новикова.
  • Откровение у холодильника — в первой книге дело было в сентябре, на стене дома Юры Баранкина была надпись мелом «БАРАНКИН ФАНТАЗЁР НИСЧАСТНЫЙ!!!» В третьей книге дело в мае, а на стене дома такая же надпись. Мелом. Который долго не держится. Кто всё время это пишет и зачем? А что, если Зинка Фокина, чтобы выразить так свои чувства, с ошибкой нарочно, чтобы Юра не догадался? И ведь не догадался.
  • Хронически рваная канва — книги писались аж в разные десятилетия, но автор не брал на себя труд маскировать реалии времени. В итоге первая книга написана в 1961 г., а в третьей упоминаются фильм «Не болит голова у дятла» (1975), песня «Как провожают пароходы» (1965) и Жигули. Что, в первой книге конкретные реалии отсутствуют? Зато в первой книге была фраза: «То есть двойки у нас с Костей и в прошлом году тоже были, но никто не устраивал из этого никакого пожара. Прорабатывали, конечно, но не так, не сразу…» И это при том, что в «приквеле» был аж целый побег через пол-Москвы от угрозы переэкзаменовки. Входит ли вторая книга вообще в цикл приключений Баранкина, совершенно не понятно.
    • Но издатели, которые печатают все три повести как трилогию, уверены, что входит.
    • Издатели? Если что, в самой последней главе упоминается, что в этой вселенной книга «Баранкин, будь человеком!» существует совершенно отдельно от Юрия Баранкина-Иванова. Наиболее реалистично предположить, что он лишь тезка, хотя подозрительно похожий на героя книги.