А я сказал — негодяй!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Автор создал жизненное, яркое произведение, в которое вложил свою, чёрно-белую мораль. Вот это хорошие парни, вот это — плохие. Ему, автору, всё ясно и чётко. Да, иногда плохие парни делают что-то хорошее — потому что это им выгодно, или потому что даже у зла есть стандарты и даже у злодеев есть любимые. Да, иногда хорошие парни делают что-то плохое, потому что так было надо. Тем не менее, за кого тут положено болеть нормальному человеку — вполне очевидно (автору).

Однако после публикации произведения оказывается, что читатели другого мнения. По очереди всплывают тропы Что за фигня, герой?, Что за фигня, автор?, Получился мерзавец и Вам хорошо осуждать. Читатели начинают болеть за Империю и утверждать, что Тьма не есть зло, да и Свет не есть добро, а фикрайтеры — кропать альтернативы в духе Мелькор был хорошим.

Как же так?! — хватается за голову автор. Я же им прекрасно всё объяснил, все точки расставил! Я же совсем не то имел в виду! Неужели у моих читателей совершенно отсутствует понимание добра и зла?! Ну ничего, сейчас разъясню ещё подробнее.

Светлый (и довольно редкий) вариант тропа — начать отбеливать добро. Превратить антигероя в настоящего героя, убрать все сомнительные черты и заставить совершить ещё больше героических подвигов. Хорошо ему, если есть возможность подредактировать изначальный вариант. А вот если такой возможности нет, и его антигерой совершенно ясно перешёл моральный горизонт событий

Тогда остаётся только одно — очернять зло. Превратить в продолжениях злодея со стандартами или злодея-прагматика в полное чудовище, из великолепного мерзавца сделать самоуверенного мерзавчика, заставить его станцевать негодяйский моральный стриптиз и перейти моральный горизонт событий во всех системах отсчёта. В особо циничной форме. Если не удастся восстановить чёрно-белую мораль, то добиться хотя бы чёрно-серой. Плевать на достоверность или психологическое правдоподобие — лишь бы читатель занял правильную позицию.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Отблески Этерны» — поздние книги по отношению к ранним. Веру Викторовну очень расстроил тот факт, что многие читатели считают Дика Окделла неплохим человеком, и в каждой следующей книге он начал становиться всё кошмарнее.
    • А потом, при переиздании ранних книг, она исправила Окделла в худшую сторону и в них. В результате чего Алва получился мерзавцем, сознательно подставляющим не очень умного юношу под топор.
  • Евгений и Любовь Лукины — «Разбойничья злая луна» по отношению к «Миссионерам». Автор ужаснулся тому, для скольки людей «горящие Лувры и Эскуриалы» не являются трагедией и поспешил сгустить краски. ©
  • «Ветер и Искры» — как раз случай «отбеливания»: в последней книге мы узнаем кое-что из биографии главного (анти)героя — оказывается в петлю он чуть не попал в свое время не за заказное убийство (которые он потом много и охотно совершал, из-за одного и попал в текущие неприятности) а за то, что грохнул мерзкого предателя. Или оказалось что Тиф ударила свою наставницу в спину лишь фигурально — бросив ей вызов во время мятежа. Вот это, по мнению автора правки, именно попытка обелить персонажа перед тем как его убить, чтобы выдавить слезу и вызвать ненависть к его убийце, который, кстати, является «черным» примером тропа.
  • «Таня Гроттер» — в девятой книге цикла (Колодец Посейдона) некромаг Глеб Бейбарсов ведет себя вполне адекватно: в конфликты без необходимости не лезет, садизма не демонстрирует. Зато начиная с десятой книги (Локон Афродиты) Глеб резко преображается: кидается пустыми угрозами, пытается убить невинных людей по совершенно пустяковым поводам, применяет абсолютно зверские заклинания, отбиваясь от правоохранительных органов… Переход «на темную сторону» прописан настолько топорно, а автор устами всех персонажей так настойчиво вещает «Глеб был чудовищем с самого начала», что можно задуматься, нет ли в этой неприязни автора к персонажу чего-то личного.
    • В его же серии «Мефодий Буслаев» — Варсус. Был этаким трикстером на стороне Света, любителем драк и немного козлом, но в целом неплохим парнем. Потом ради интереса надел на шею дарх убитого стража Мрака — и буквально за одну книгу потемнел до полного падения, «посадил на цепь» крылья и был лишен и их, и дарха.
      • Нет, ну а что вы хотите? Дарх как паразитическое существо питается эйдосами (душами) смертных, отдавая при этом часть сил своему стражу, при этом постоянно терзая его мучительной болью с требованием новых и новых эйдосов. Это же возведённая в абсолют наркомания, питающаяся напрямую чужими страданиями! Кто-то серьёзно ожидал, что Варсус после такого сможет остаться Светлым Стражем? Особенно в серии, где автор 100500 раз подчёркивал, что это Мрак многогранен: от мерзкого канцелярского зла в лице Лигула до благородного «барона» Арея, а со Светом всё просто (и в тысячи раз сложнее при этом) — или это Свет, или нет.
      • В том-то и дело. Автор подчеркивает, что достаточно убийства комара, чтобы стать Темным (да-да!), но почему-то это правило распространяется только на неприятных автору персонажей (тот же Глеб или валькирия Филомена). А вот светлый страж Дафна, ангел и пример для подражания подросткам, дважды переступила черту по-настоящему, оба раза из-за ревности («я видела, как ты на нее пялился!»): в 3 книге она напитала своей кровью темный артефакт (назначение артефакта — вернуть в мир Третьего Всадника Мрака), а в 4 книге бросила Мефодия задыхаться внутри исчезающей арки (на счастье героя, его спасли почти сразу). Казалось бы, моральный горизонт событий, но она не только не перестает быть светлой, а еще и становится резонером. Ей еще и хватает наглости на синдзи-страдания из-за того, что она погрязла в быте и почти разучилась летать!
  • В сочетании с тропом объяснение на лестнице — «Унесенные ветром». Маргарет Митчелл задолбалась объяснять, что считает свою героиню Скарлетт скверной бабенкой, вовсе не похожей на себя!
  • «Плачь, Маргарита!» Съяновой — автор несколько переборщила с живостью и неоднозначностью своих персонажей. Дошло до того, что ей пришлось в каждом интервью пояснять, какие ее герои (верхушка Третьего Рейха) плохие, просто хотелось показать, что они тоже живые люди, а не просто чудовища из агиток. Не то чтобы читатели в этом сомневались, просто у многих создалось впечатление, что сама Съянова своих персонажей любит и оправдывает.

Кино[править]

  • Фильм «Бегущий в лабиринте» — авторы поняли, что антагонисты вышли вполне достойными людьми, которые спасают человечество от вируса, а главгерои — сущими негодяями, которым лишь бы побунтовать. Поэтому антагонистов в третьем фильме быстренько сделали отморозками, способными использовать артиллерию в городе, чтобы разобраться с одним человеком.
  • Ремейк «Робокопа» (2014). Злобная, коварная корпорация хочет… создать робота-полицейского, который обеспечит порядок на улицах, где распоясалась шпана. Ради этого они коварно берут тяжелораненного инвалида и беспощадно дают ему крутое тело и второй шанс в жизни… В общем, ближе к финалу получалось, что корпорация-то в доску положительная. Поэтому под финал сценаристы срочно заставили их попытаться убить Робокопа, лишь бы хоть какой-то конфликт был.
    Этой проблемы не было в оригинальном «Робокопе», где OCP изначально не злая и не добрая, просто отдельные её сотрудники — сволочи. А вот триквел, где OCP превратили в полное исчадие ада, тоже подпадает под троп.
  • «Бегущий по лезвию 2049» — очень похожая история. Главный злодей Ниандр Уоллес, по сути, хочет того же, что и главный герой: научить репликантов размножаться (конечно, для своих бизнес-целей — но говорить об этом было не обязательно). И если бы Уоллес и Люв вели себя прилично, то вполне могли бы сделать героев своими союзниками. Нет, обязательно надо было демонстративно убить голограмму-возлюбленную ГГ и клона Рэйчел, чтобы Кей и Декард уж точно не подумали сотрудничать.
  • «Звёздный путь во тьму» (aka «Стартрек: Возмездие»): на протяжении почти всего фильма Хан был показан если не антигероем, то, по крайней мере, трагическим антизлодеем, который мстит за свою родню настоящему подлецу, а герою даже немного помогает… Но как же можно было обойтись без отсылки и крика «ХААААААААН!!!»? Разумеется, он выкинул в конце бессмысленное и беспощадное злодейство, из-за которого Кирк погиб и полежал мёртвым минут десять без последствий.
  • «Не дыши». Кому сопереживать: слепому дедушке-ветерану, потерявшему дочку, который защищает свой дом от грабителей, или этим самым грабителям? Ответ, кажется, очевиден? А вот по задумке сценаристов дедушка должен быть антагонистом! Поэтому создатели подняли ему уровень жестокости до максимума, а потом ещё оказалось, что он держит в подвале пленницу и пытается заделать ей ребёнка вместо погибшей по её вине дочери. Более того ей то заделал, но не как насильник, а методом искусственного оплодотворения. И то же пытается проделать с главной героиней. Не сильно помогло: очень многие зрители всё равно болели за ветерана.

Телесериалы[править]

  • Телесериал The End Of The F***ing World — Джеймс и Алиса сбегают из города и вламываются в чужой пустой коттедж. Приезжает хозяин, замечает Алису на кровати и начинает приставать, поэтому Джеймсу приходится его убить, а затем узнаётся, что хозяин дома был насильником и убийцей, снимавшим своих жертв на камеру. Очень удобно, конечно, но что делали бы герои, если бы этот самый хозяин не был серийным убийцей?
    • Вот только хозяин не просто приставал, а явно хотел изнасиловать девушку. Конечно, каждый человек так и сделал бы на его месте — попытался изнасиловать одинокую незнакомую девушку.
  • Narcos (первый сезон) — Пабло Эскобар. Герой предстает в фильме максимально хорошим человеком, насколько таковым может быть торговец наркотиками. Он трогательно любит свою жену (и эта любовь взаимна), обожает зверюшек, уважительно относится к окружающим людям, заботится о своей семье, о приближённых, помогает бедным и, несмотря на огромные деньги, ведет себя очень скромно: ходит в самой демократичной одежде, ест простую пищу, остается открытым и весёлым человеком. И, хотя воротиле его ранга необходимо выносить множество смертных приговоров, он делает это без особого удовольствия, всерьёз сердясь лишь, когда чувствует, что задето его достоинство. Но ближе к финалу создатели поняли, что персонаж, запланированный ими как полное чудовище, сам собой получился «рыцарем в ржавых доспехах»… Как результат — в последних сериях главный герой сам на себя не похож, нарушая необоснованными злодеяниями естественные законы и реального, и драматического пространства.

Видеоигры[править]

  • Overwatch — Мойра. Хилер-антигерой понадобился, чтобы оттенить светлого целителя Мёрси. А поскольку за Мёрси числились массовые эксперименты на раненых солдатах без их согласия, то Мойру в актуальном таймлайне сделали сделали начальником лаборатории террористов из Когтя. Чтобы утопить педаль в пол — она сделала это даже не из-за каких-то злодейских идей, а потому, что террористы не страдают бюрократией.
  • Life is Strange: Before the Storm — Элиот вероятно с самого начала задумывался как отрицательный персонаж, потому что единственный плохо отзывался о Рэйчел (но нельзя сказать чтобы не правдиво), но ряд игроков симпатизировал ему, считая его единственным разумным человеком, который по-настоящему беспокоился за Хлою, видя, куда она катится. Поэтому в последнем эпизоде Элиота превратили в истеричного придурка, портящего чужие вещи, причем сделано это было настолько топорно, что даже тогда можно было согласиться с его позицией, особенно если вспомнить, чем Хлоя закончила в основной игре. Но игроков заставили настучать на парня в полицию. Очевидно политкорректность требует жертв.
  • Detroit: Become Human — люди. Вы считаете, что роботы — лишь машины, а люди, мы с вами — добро? Девид Кейдж вас переубедит. Это ещё в начале можно встретить парочку нормальных людей, а ближе к концу игры вы всё чаще и чаще будете встречать беспринципных, прущихся от своей злобности тупых ублюдков. Они будут стрелять по мирной толпе мирных машин, сжигать мирные машины…
  • World of Warcraft — Гаррош Адский Крик. Тот случай, когда разработчики сами до конца не определились, каким должен быть их персонаж, в следствие чего в TBC он смиренно стыдится за грехи своего отца, в WoTLK постоянно истерит и портит дипломатию, в Cataclysm он начинает демонстрировать честь и принципы, а уже в Mists of Pandaria творит военные преступления одно за другим, заталкивая себя далеко за моральный горизонт событий.
    • Туда же и Сильвана Ветрокрылая. Изначально подавалась как трагичный персонаж, что, став нежитью с собственной волей, пытается всеми правдами и неправдами выбить себе место в этом мире, а заодно отомстить всем обидчикам и прижучить врагов любыми возможными способами. Особенно много внимания в своё время уделялось её мести Артасу как тому самому злодею, что обрёк её на такое бренное существование, а так же разорил её родную страну. Однако, после свершённой мести с каждым дополнением её стали рисовать всё более тёмными тонами, поскольку в последующих сражениях она стала прибегать к таким методикам, от которых дыбом волосы стояли даже у Гарроша. Но ладно, это можно ещё всё оправдать мотивацией добиться победы для Орды в целом и процветания для подопечных Отрекшихся в частности. Да вот только потом мы видим педаль в пол авторского произвола — накануне дополнения Battle For Azeroth её официально называют «морально серым персонажем», а уже спустя небольшое время она полным ходом переходит моральный горизонт событий то сжигая Тельдрассил, то убивая чумой своих же воинов вместе с чужими, то посылая на верную смерть Варока Саурфанга (который уже начал эти злодеяния понемногу саботировать), то заражая Лордерон, который штурмовал Альянс.
    • Забавный зигзаг с Иллиданом. После Warcraft 3 о нем осталось впечатление как об антигерое. И именно в этом качестве он многим полюбился. Когда в Burning Crusade из него сделали рейд-босса, стали активно убеждать, как он безумен и жесток. Но… Не убедили, и для многих его упрощение стало первым крупным огрехом WoW. В результате пять дополнений спустя разработчики пошли на попятный, и теперь Иллидан у нас герой-прагматик.