А чё я такого сделал-то?!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« …Ну хорошо: во всём этом (я могу согласиться) можно усмотреть некоторую жестокость с моей стороны. Но считать преступлением то, что я сел и испражнился на свои жертвы, — это уже, извините, абсурд. Испражняться — потребность естественная, а, следовательно, и отнюдь не преступная. Таким образом, я понимаю опасения моего защитника, но всё же надеюсь на полное оправдание. »
— Даниил Хармс. «Реабилитация»
« Незнание не освобождает от ответственности. »
— Обычный ответ сабжу

Персонаж совершил нечто по-настоящему чудовищное или гнусное. Но на все попытки предъявить ему за это обвинения он с невинным видом вопрошает: «А чё я такого сделал-то?!»

Он может искренне не понимать, что сотворил что-то неподобающее — по причине идиотизма, психического заболевания или изменившейся морали. А может нарочно «включать дурочку», надеясь сойти за блаженненького или невменяемого: авось помилуют.

Кроме того, персонаж мог быть родом из тех краёв, где в порядке вещей то, что здесь считается возмутительным и недопустимым.

Ещё он таким образом может увещевать собственную совесть.

В случае, если герой в принципе понимает, что плохого сделал, но на самоощущение это не влияет, получается троп Я не злой, а в клиническом случае — я хороший, мне всё можно. У тропа есть и добрая версия: какой-нибудь святой-блаженный-просветлённый может не колеблясь отдать нуждающемуся последнюю рубашку или вообще пожертвовать собой и тоже искренне не понимать, «а чё тут такого?»

Родственный троп: Нашёл чем гордиться!

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Детский стишок-садюшка: «У меня пропала кошка, А зовут её Матрёшка. И чего она сбежала? Я ж её не обижала. Только помню, как-то раз…» Далее — отменное топливо ночного кошмара. Девочка убедила себя, что это такая игра…
«

— А вот мобилизуют тебя, к примеру… — Ну, пойду на войну. Застрелю %nationname%, потом ещё одного… — А если тебя самого застрелят? — А меня-то за шо?!

»
— Скажем нет %nationname%срачу на посмотрелях!

Театр[править]

  • «Двенадцать месяцев» (и экранизации) — юная Королева, выбирающая между «казнить» или «помиловать». Она же всё написала без ошибок! Просто выбрала то слово, которое короче. Хотя она, конечно, в своем праве. Но её придворный Учёный недаром ужасается… Он-то рассчитывал постепенно воспитать искусную государыню, а она

Литература[править]

Русскоязычная[править]

« Вот думал Штрайхер, что его не тронут, когда придёт заслуженный провал: другие боссы нации утонут, а он же никого не убивал! Он, ничего дурного не содеяв, присядет, может быть, на пару лет, — он просто призывал мочить евреев, но это же свобода слова, нет? Он действовал правительству в угоду, он был сопротивляться не готов, он попросту транслировал народу известия! Из тыла и с фронтов!.. Он журналист, пропагандист, и баста! Но объяснил международный суд, что он довольно сильно ошибался, и эти аргументы не спасут. »
— Дмитрий Быков. «Открытым текстом»
  • «Преступление и наказание» — фитилёк почти погас. Увидев, какой ужас произвело на Сонечку его признание, Раскольников неловко пытается оправдаться: «Я ведь только вошь убил, Соня, бесполезную, гадкую, зловредную». Впрочем, сам тут же признаётся, что не верит своим словам.
  • А. П. Чехов явно не любил подобных людей:
    • «Злоумышленник». Классика. Крестьянин Григорьев (прототипом которого был реальный знакомый Чехова) так и не понял, за что его судят и почему нельзя откручивать гайки с рельс.
    • Да и унтер Пришибеев из одноимённого рассказа напрочь не понимает: с чего это ему нельзя заниматься самоуправством?
    • Старик Градусов («Из огня да в полымя») не только не сумел понять, почему ему нельзя публично оскорблять бывшего подчинённого, но и во время разбирательства умудрился оскорбить двух судей разных инстанций, за что его дополнительно привлекли к ответственности.
    • Помоев из «Интеллигентного бревна» удивился не только тому, что его вызывают в суд по делу об избиении своего слуги, но ещё и тому, что обратившегося с жалобой лакея не посадили самого в тюрьму.
  • Полиграф Полиграфович Шариков, если на то пошло. Он искренне не понимает, за что профессор Преображенский с Борменталем постоянно сердятся на него, почему нельзя использовать крепкие словечки и напиваться водкой, а также что плохого в его имени и чтении переписки Энгельса с Каутским, а главное — в логичном, на его взгляд, выводе из неё «Это — дуракаваляние! Надо просто взять всё, да поделить!». И почему нельзя душить котов — ведь такие паскудные животные! И почему этот придира Преображенский недоволен даже лаковыми штиблетами и ярко-голубым галстуком (мнения читателей разделились — кто-то извиняет пса, которому негде было научиться хорошему вкусу, кто-то просто считает, что пёс, не пёс, а одет он угробищно в любом случае, да и вкус явно «унаследован» через пересаженный гипофиз от донора-человека — Клима Чугункина).
  • Персонаж чёрноюмористической миниатюры Даниила Хармса (см. эпиграф). Опять же непонятно — он действительно такой невменяемый или надеется, что его признают неспособным отвечать за свои поступки?
  • «Незнайка на Луне» — ну не знал Незнайка, что за съеденное в ресторане надо платить! У них в Цветочном городе деньги не ходят, а в Солнечном вообще коммунизм.
  • «Сказки тёмного леса» — нравы, бытующие в деревеньках, которые герои посещали во время своей природоохранительной экспедиции, даже этих отморозков оставили в тягостном недоумении:
«

У этого Гены был младший брат, который проживал в Гоголево в собственном доме с женою и двумя детьми. Раз между братьями вышел разлад, который Гена урегулировал следующим образом: подпёр дверь в дом брата доской, облил стены керосином и поджёг. Брат сгорел вместе со всей семьёй, но Гене никто даже слова поперёк не сказал. С чего бы, спрашивается, ведь это был его брат! — Сгоревший-то брат был младшенький! — прокомментировал это дело охочий до сплетен Крючок. — А отца у них нет, так что Гена полностью в своём праве. Виданное ли дело, поперёк старшего выступать? Вот если бы наоборот вышло, тогда бы люди этого сильно не поняли!

»
  • «Тина Хэдис» — Лиргисо. Подумаешь, участвовал в заговоре свергнутого проклятого императора Сефаргла — но так ведь помог его разоблачить. Подумаешь, завёл у себя в доме опасного хищника и скармливал ему рабов — по лярнийским законам такая диета нисколько не порицаема. Подумаешь, преступников-людей использовал для боевых тренировок и плотских утех — они все были плохие, а некоторым из последних даже нравилось. Ах, есть ещё один, который явно случайный человек, перед которым поставили вопрос, будут на нём отрабатывать боевые приёмы или насиловать… Ой, ну хоспаде! Давайте я выплачу ему компенсацию!
  • Евгений Лукин, рассказ «Со всей прямотой» — главный герой. «Я? — скорее растерянно, чем оскорбленно произнес в этой тишине Дементий. — Я — ханжа? Я — лицемер?..»
    • Его же «Миссионеры» — апгрейднутые прогрессорами полинезийцы искренне не понимают, что так ужасает Старых в их планах колонизации Европы.
  • Виталий Башун, «Его высочество господин целитель» — Буга, здоровенный деревенский парень, искренне не понимает, что такого в жесточайшем избиении какого-то там городского типчика, да и вообще — студентик ударил его друга и должен был за это ответить, а то, что студентик оказался шибко хлипким, так Буга и знать не знал, какие задохлики все городские, что от простого удара в ухо падают замертво. Когда же ему сообщили, что за нападение на целителя ему грозит минимум десять лет рудников и вряд ли он вернется оттуда живым, так как даже самые закоренелые преступники очень не любят тех, кто отбывает срок за подобные преступления, он вовсе впал в прострацию и замолчал. Все его поведение говорило о том, что он в этой драке ничего необычного не видел. Подумаешь, подрались — с кем не бывает? Дело обычное. Почему за столь незначительный проступок ему грозит столь жестокое наказание, понять он так и не смог.
  • Андрей Круз, «Я еду домой» — протагонист совершенно искренне не понимает, почему Тим и его папаша так сильно хотят его убить. Да действительно, чего он такого сделал-то? Всего лишь отобрал у Тима (охранника в аэропорту) всё его оружие, а самого оставил прикованным наручниками в дежурке посреди заполненного зомби здания, фактически — обрекая на мучительную смерть. Так ведь он, во-первых, толстяк, во-вторых, на поросёнка похож, а ещё перед толпой зомби не проявил должной решительности — такому жить необязательно. А у меня Цель великая — я домой еду. И чего он привязался?

На других языках[править]

  • С очень большим фитильком у Джеймса Фенимора Купера в книге «Пионеры»: старый Кожаный Чулок искренне не понимает, что плохого в том, что он вопреки судебному запрету застрелил оленя — он ведь дал зверю честный шанс! — и в том, что угрожал оружием судебному приставу — он всего лишь не желал впускать чужака в свой дом! Старый охотник не злодей, но и уважения к каким-то там законам в нём ни на грош — он живет по совести и не обращает внимания на закорючки на бумаге.
  • «Хижина дяди Тома» — Саймон Легри, замучивший заглавного героя: «Негр сдох, подумаешь, важность!». После этих слов получил в табло.
  • О. Уайльд, «Кентервильское привидение». «— А это правда, что вы убили свою жену? — Она была дурна собой и совершенно не умела готовить!»
  • Карел Чапек:
    • Рассказ «Преступление в крестьянской семье». Парень совершенно не отрицает, что зарубил своего тестя, но до глубины души обижается, что городские господа судьи вслух называют это непорядочным поступком. Ведь так надо было для хозяйственной пользы! «Нешто это убийство? Мать честная, это же надо понимать, барин. Тут семейное дело, чужого человека я бы пальцем не тронул… Я никогда ничего не крал… хоть кого спросите в деревне, Вондрачека все знают… А меня забрали, как вора, как жулика…» — «Послушайте, коллега, этот человек считает себя таким же невиновным, как вы или я. У меня ощущение, что мне предстоит судить мясника за то, что он зарезал корову, или крота за то, что он роет норы».
    • Рассказ «Покушение на убийство» — игра с тропом: чиновник твёрдо убеждён, что ведёт совершенно тихую жизнь безобидного холостяка, сторонится любых компаний, не вмешивается ни в какие авантюры — поэтому в принципе не может иметь недоброжелателей. Но стоило немного поразмышлять над своей жизнью, и к утру он уже сам себе показался настоящим чудовищем, из-за своей глухоты и чёрствости незаслуженно нанёсшим обиду и сломавшим судьбу такому количеству людей, что…
  • Агата Кристи, «Десять негритят»:
    • Энтони Марстон искренне не понимает, как можно обвинять его в гибели двух детишек под колёсами его шикарного автомобиля: ну подумаешь, превысил скорость, так ведь мы живём в век скорости! И вообще, его за это на год лишили прав! По сути, именно за эту бесчувственность убийца и приговорил его, но поскольку Марстон действительно слишком туп, чтобы понимать весь ужас им содеянного, милостиво казнил его первым, не заставив страдать от страха.
    • Гораздо тяжелее пришлось мисс Эмили Брент, которая безжалостно выгнала из дома юную служанку за то, что та забеременела, в результате чего девушка утопилась.
«

Вера содрогнулась. Посмотрела на бестрепетный профиль мисс Брент и спросила: — Что вы почувствовали, когда узнали о её самоубийстве? Не жалели, что выгнали её? Не винили себя? — Себя? — взвилась Эмили Брент. — Мне решительно не в чем упрекнуть себя. — А если её вынудила к этому ваша жестокость? — спросила Вера. — Её собственное бесстыдство, её грех, — вот что подвигло её на самоубийство. Если бы она вела себя как приличная девушка, ничего подобного не произошло бы. Она повернулась к Вере. В глазах её не было и следа раскаяния: они жестко смотрели на Веру с сознанием своей правоты. Эмили Брент восседала на вершине Негритянского острова, закованная в броню собственной добродетели. Тщедушная старая дева больше не казалась Вере смешной. Она показалась ей страшной.

»

Сетевая[править]

  • Максим Шапиро:
«

— …Отрубят вам руки и отрежут уши и нос за избиение вольного и дружинника, по вашей терминологии, а также за воровство. — Да вы что?! И кто — вольный?! Слуга в кабаке — вольный?! И что я украл? Куртку?! Но я ж её в тюрьме забрал уже! (Варвар с отсталой планеты) — Рациональное уважение культурных традиций в нашем законодательстве означает, что к негражданам принятое на нашей территории наказание замещает наказание, традиционное для страны прибывшего — при условии, что не является более мягким. (Уполномоченный по его делу с цивилизованной планеты)

»
— «Уважение культурных традиций»
  • Там же: варвары, из которых происходит «герой», решили на выделенные «звёздными людьми» гуманитарной помощью на еду рабам деньги купить три «летающие лодки» и «палки, убивающие светом и жалящие железом», после чего, прикрывшись женщинами и малолетними воинами, совершить налёт на представительство развитой планеты. Вот только «герой», помимо грозящей кары, узнает, что и военные законы в части обращения с комбатантами и вражеским мирным населением будут определяться аналогичным образом…

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • Советская комедия «Девчата» — детдомовская Тося, не очень знакомая с принятыми в обществе правилами поведения, ничтоже сумняшеся достала из чужой тумбочки варенье и с удовольствием употребила. Ещё и удивлялась: если бы у неё было варенье, она бы всех угостила.
    • Сцена довольно странная: в детдоме за такой фортель её бы как минимум отлупили по первое число.
  • «Карьера Димы Горина» — а тут инверсия. Бригадир с сибирской стройки искренне недоумевает, почему титульный персонаж попёрся в тайгу лично забирать переплаченную по ошибке зарплату. «Чудак-человек, написал бы — я б по почте выслал!»
  • Советская экранизация «Десяти негритят» — всё те же Энтони Марстон и Эмили Брент.
  • Экранизация «Собачьего сердца».
  • «Зелёный слоник» — Поехавший, надо думать, немножко тролль (Братишка всё-таки догадался — «А мне ты случаем никуда не насрёшь, пока я сплю?» — что сокамерник таким образом мстил и наверняка будет мстить своим обидчикам). Однако Поехавший действительно не может понять, почему Братишка так остро реагирует на предложение покушать вместе «сладкого хлеба». Благо сам он свой «хлеб» ел. Причём без свидетелей, так что наигранности тут нет.

Зарубежные фильмы[править]

  • «Универсальный солдат» (фильм первый). С Люком Девро та же беда, что и с нашим отечественным Незнайкой Н. Носова (см. выше Литература): у него стёрта память, после своего воскрешения он попросту не помнит, что в общепите надо платить за еду, которую ты ешь!
  • Убийца Ичи — Какихара, по ложной наводке Дзидзи, запытал почти до смерти якудзу из дружественного клана. На возмущения его начальника с улыбкой выдаёт: «Ну, увлёкся малость…» Комбинация двух вариантов: Какихара немного тролль, да и к тому же ещё и на голову отбитый мазохист, для которого боль — высшая форма любви. Впрочем, последствия своего поступка для клана он всё же осознаёт, хотя и выбрал для себя максимально тролльское наказание.
  • «Боги, наверное, сошли с ума» — см. «Реальная жизнь». Главгерой-бушмен совершенно не понимает, что такого в том, что он застрелил отравленной стрелой козу. Считает крайне невоспитанным хозяина, который отобрал всю тушу, хотя её было более чем достаточно, чтобы потрапезничать вдвоём.
    • В свою очередь, власти Ботсваны не понимают, что месяц тюремного заключения для бушмена — смертный приговор: он уморит себя голодом. По счастью, нашёлся компромисс.
  • «Рожденный американцем» — герои свято уверены в своей невиновности, да и в трейлере сказано, что «невинное приключение обернулось кошмаром». Конечно, что преступного в незаконном переходе советской границы? Это же не в США со стороны Мексики! Разве нельзя было стрелять из лука в попа, отпевавшего девушку? Вдруг она буддистка! А что такого в стрельбе по советским гражданам и военнослужащим советской армии? Или, может быть, нельзя было швырять в дома толовыми шашками? Впрочем, этот фильм уже не клюква, а просто шизофрения.
  • District 9 — почти все инопланетяне — туповатые «рабочие» или «солдаты»; видимо, они не способны понять идею собственности, иногда хватают что-нибудь чужое и не понимают, почему так делать нельзя. Разумеется, это не располагает к ним окрестных жителей. (Другое дело, что то, что с инопланетянами делают местные бандиты и злая корпорация, — намного, намного хуже.)

Телесериалы[править]

«

— Почему вы не оставите меня в покое? Что я вам сделала? — Ты пыталась убить меня и взорвать эту планету. — *надувая губы* Кроме этого.

»
— «Доктор Кто», эпизод «Boom Town»
  • The Boys (телесериал) — на задании, куда их отправили вдвоём со Старлайт, Глубина разглагольствует о своей неблагодарной акваменской долюшке, а когда замечает, что у напарницы, которую он несколько дней назад шантажом принудил к оральному сексу, лицо какое-то кислое, спрашивает: «Ну а с тобой-то чего?». Когда понимает — удивляется и возмущается.
  • «Могучие рейнджеры: Потерянная галактика» — когда у зелёного рейнджера Деймона был день рождения, остальные рейнджеры приготовили ему большой торт. Желтый рейнджер Майя нашла торт, и схомячила его в одно рыло. Другие возмутились её поступком, а девушка удивилась — ведь она просто была голодная, и не знала о значении этого праздника (Майя родом с другой планеты). Правда потом Майя узнала, что значат для землян дни рождения, и ей стало ужасно стыдно. Позже она купила новый торт.
  • «Рим» — Атия заказала убийство своего зятя Глабия, чтобы освободить Октавию для брака с другим, однако дело в итоге не выгорело. Позднее, когда их дом штурмует плебс, члены семьи и их гости договариваются, кто кого убьёт, чтобы не достаться простолюдинам на поругание, и Октавия почему-то не хочет, чтобы ей помогла уйти родная матушка. Услышав возражения, Атия демонстративно закатывает глаза: «О Добрая Богиня, неужели ты до сих пор на меня дуешься?!».
  • «Джессика Джонс»: Килгрейв. Абсолютно по-детски недоумевает, что он делает не так, и почему это плохо. «Не так» в его случае — промывание мозгов и доведение до суицида, изнасилования, пытки и прочее, и прочее. Нет, ну правда, что такого?!
    • А разгадка проста: Килгрейв полностью лишён эмпатии.

Комиксы[править]

Веб-комиксы[править]

  • «Гоблины: Жизнь их глазами» — Гоблодав вообще не понял, что плохого в жестоком изнасиловании своей же нечеловеческой рабыни, иначе бы не стал рассказывать об этом парню, которого встретил буквально час назад. Судя по всему, местным законодательством это и вправду не запрещено, но Минимакса никогда не заботили вопросы законодательства…

Книги-игры[править]

  • «Разрушитель» — вам предлагается спасти полуорка, которого избивает толпа крестьян. Если вы не пройдёте мимо и спасёте его, полуорк посетует, что всего-то съел собаку одного из мужиков — и чего эти деревенщины так взбеленились? Хотя вообще-то он парень неплохой и (ловите бесплатный совет) в благодарность спасёт вам жизнь в момент опасности, пожертвовав своей.
    • В принципе, в какой-то мере он даже прав. Даже с точки зрения современного права жизнь разумного существа ценится выше, чем жизнь собаки.

Музыка[править]

  • Красная Плесень:
    • «Не судите, судьи, меня строго» — пародия на «русский шансон», как можно догадаться. «Неужели за того буржуя, что на нож мой прыгнул восемь раз?!».
    • «Колесо, бампер и любовь» от них же. «Помогите ее лучше отодрать от колеса... Вы за что меня скрутили, что такого сделал я?»

Прочее[править]

  • Денис Драгунский, «Загадочное племя ненуачо». Публицистическая статья о том, что культура как система норм и запретов — данность, необходимость существования которой не подлежит сомнению, хотя отдельные нормы могут быть подвергнуты свободной критике. Сторонников свободы от всех ограничений (единственный аргумент которых — «Не, ну а чо?») писатель выводит в виде дикарей племени ненуачо. Демократическая свобода предполагает осознанный выбор, а вседозволенность губит и саму демократию.

Реальная жизнь[править]

  • Растлители малолетних часто пытаются таким образом оправдать свои действия: я-де не насиловал, не причинил никакой боли, ну разве самую чуточку, и действовал с любовью и лаской! И вообще, это было познавательно и пригодится во взрослой жизни! Какая к чёрту психологическая травма?! Всё равно сейчас половую жизнь рано начинают! Я не должен здесь находиться! Не надо меня опуска…
    • Один такой, изнасиловавший четырёхлетнюю девочку, оправдывался на суде тем, что у него давно не было женщины.
    • Автор правки видел и куда более жуткую версию, где насильник оправдывал свой акт с девятимесячной (sic!) девочкой тем, что хотел её «успокоить» (!!!).
  • Аналогично и просто насильники: «Ну подумаешь, окунул-вынул, что из этого трагедию-то раздувать?» Или: «Да она и так была шлюха, у неё мужиков вон сколько!» Или: «Да она вообще была в отключке и ни хера не почувствовала, простите за дурной каламбур!» И это ещё хорошо, потому как насильник, понимающий, к чему могут привести его действия, скорее всего постарается заткнуть жертве рот самым радикальным способом.
  • Бытовые мерзавцы и мерзавки зачастую искренне не понимают, что творят гадкие вещи: «Да подумаешь, поколотил немного — женщина должна слушаться и знать своё место!», «Подумаешь, за ж*пу схватил — сама виновата, нечего было так вызывающе наряжаться!» «Виноватым может быть только мужчина!», «Ребёнок глупый и не понимает иначе!».
  • Туда же — супружеские измены, когда изменщик/изменщица не считает себя виновным/виновной.
  • Политические радикалы всех мастей с их «Я убивал буржуев/кулаков/священников/фашистов/коммунистов/etc, а не людей» и прочими попытками дегуманизировать своих политических оппонентов.
  • Антонина Макарова aka Тонька-пулемётчица. Действительно, разве можно обвинять женщину в том, что она служила у немцев палачом и расстреляла полторы тыщи человек? Не она, так фашисты сами бы их расстреляли! А то, что вещи их присваивала — так не пропадать же добру, пусть лучше в земле сгниёт, что ли? В общем, свои пять лет честно отмотать готова… Постойте-постойте, какая ещё «высшая мера»?! За что?!
  • Военные преступники вообще! «Ну вырезал деревню, признаю. Но ведь война же… Да и вообще, я просто исполнитель. Повесить? За что?».
    • С другой стороны, зачастую правительство страны-агрессора намеренно отменяет действие военных законов на территории захватываемой страны (как это делал Третий рейх с Советским Союзом), и с точки зрения юриспруденции они действительно ничего не нарушили. Другое дело, что при поражении судить их будут уже по самым полным и общим военным законам, и казни уже не избежать. Но тут уже выбор простой — если ты откажешься воевать, то тебя расстреляют по решению трибунала свои же, а по общим законам за военные преступления судят только проигравших.
    • Отказываться воевать ≠ отказываться зверствовать над некомбатантами. Во время Второй мировой войны случалось, что военнослужащие вермахта заявляли своему командованию прямым текстом: «Заложников расстреливать не буду! Деревню с мирным населением жечь не пойду!» Что характерно, ни разу отказник под трибунал не пошёл, самая резкая реакция командования — «Ай-яй-яй, дурачина, не получить тебе следующего чина». А деревню и без него найдётся кому сжечь, вот те полицаи пусть паёк отработают, например.
  • Когда-то широко разошедшийся по интернету ролик «Шоколад не виноват». Трое юных отморозков жестоко убили таксиста (почти сотня ножевых ранений), чтобы ограбить и продать его машину на запчасти. А теперь, после оглашения приговора, недоумевают, за что им дали такие большие сроки, они ведь ничего такого уж страшного не сделали. Оттуда же знаменитое «Пацан к успеху шёл — не получилось, не фартануло».
  • Многочисленные жестокие конфликты между бушменами (охотниками и собирателями) и банту (скотоводами и земледельцами) происходили из-за того, что не имеющий представления о частной собственности бушмен убивал домашнюю скотину и совершенно не понимал, чего от него хотят эти странные чернокожие люди. Вместо того, чтоб похвалить его, как умелого охотника, они злятся, бегут толпой и бросаются на него с оружием. Как им вообще в голову пришло назвать козу или корову своей, если убили её вовсе не они! После появления рядом с бушменами буров процесс продолжился.
    • У буров с готтентотами — аналогично. По бурским законам, если ты купил корову, то купил и всех её будущих телят. По готтентотским обычаям, если ты купил корову — ты купил только корову, а телята, которые потом родятся, принадлежат прежнему хозяину. Поэтому готтентоты со спокойной совестью забирали этих телят, а буры считали, что эти дикари крадут у них скот.
  • Иронический эрратив «ачотакова» применяется в Рунете как раз для описания сабжа. Масштаб «ачотакова» может варьироваться от простого невъезжания в принятые в коллективе порядки до конкретной хуцпы.
  • Психопатия в принципе работает именно так. Даже если у отдельно взятого носителя этого расстройства нет никакой тяги к садизму и вообще желания кому-то вредить, при совершении любого проступка он будет реагировать именно в соответствии с тропом.
    • Одного из таких психопатов описывает психолог Брюс Перри: "Во время перерыва я случайно оказался рядом с подсудимым, в то время как он смотрел на семьи жертв. Родственники плакали и пытались утешить друг друга. Они были подавлены, слезы катились у них по щекам, и они цеплялись друг за друга, как утопающие за спасательный плот. Леон сказал мне: «Почему они плачут? Ведь это я сажусь в тюрьму».
  • Нередко встречаются во взаимоотношениях детей и страдающих гиперопекой или чем похуже родителей. Вариаций несть числа: от постоянного мелкого третирования и гиперконтроля, или «методов воспитания», которым позавидовал бы и де Сад, до конкретных подстав, способных реально сломать жизнь, вроде перехваченного и спрятанного ответа из престижного университета, чтобы деточка не уехала в другой город и не попала в дурную компанию. Нередко выросшие дети отвечают на всё это весьма понятным и закономерным образом, на что родители нередко реагируют в духе описанного тропа.
  • Дети, кстати, тоже могут вести себя в этом духе. Но у них это чаще бывает реальным непониманием ситуации по причине малолетства или обычным отбрыкиванием в ходе скандала.
  • Подозреваемые по делу Ивана Голунова — далеко за гранью хуцпы:
« Еще они теперь рассказывают, как трудно, оказывается, приходится в СИЗО, просят помнить о том, что по статье, которая им грозит, сидеть придется восемь, а то и 10-15 лет. »
Иван Голунов
Они рассказывают о своих трудностях сидения в СИЗО человеку, которого они по заведомо ложному обвинению упаковали в СИЗО по статье, предусматривающей от 15 до 20 лет.