А остальные куда смотрели?

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

— А где это сказано в уставе, — спросил Гай, усмехаясь, — чтобы подчиненный делал замечания своему начальнику? — Там сказано противоположное, — со вздохом признался Максим. — По-моему, это неверно. <…> — Гм… — сказал Гай, который еще никогда в бою не командовал. Он вдруг вспомнил, как капрал Бахту во время разведки боем запутался в карте, загнал секцию под кинжальный огонь соседней роты, сам там остался и полсекции уложил, а ведь мы знали, что он запутался, но никто не подумал его поправить. Господи, сообразил вдруг Гай, да нам бы и в голову не пришло, что можно его поправить.

»
Братья Стругацкие, «Обитаемый остров»

Персонаж готов совершить что-нибудь тупое, безумное, аморальное или просто нелепое, что явно навредит ему самому или его планам. Но он не поймал идиотский мяч — у персонажа есть хорошее оправдание для этого. Он просто идиот по жизни, или сумасшедший, или просто в данный момент пребывает в несколько неадекватном состоянии, или ему промыли мозги. Словом, в его положении было бы как раз нелогичным поступить логично.

Проблема в том, что персонаж — не одиночка, а придумать такой же обоснуй для его соратников автор как-то не сообразил. Соратники (предположительно) достаточно умны и (предположительно) достаточно вменяемы. Но вместо того, чтобы задать естественный вопрос «Что за фигня, герой?», или, соответственно, «Что за фигня, злодей?» — они послушно начинают помогать психу. И естественно, огребают последствия вместе с ним.

В принципе, если творящий фигню персонаж является лидером команды и вообще иерархически стоит выше — бездействие соратников даже обосновано. Может быть, они попросту опасаются вмешиваться («Делать нечего. Бояре, потужив о государе…»). Или же творить фигню персонажу обычно несвойственно, и ему привыкли доверять. Художественная правда — в истории авиации есть не один и не два случая, когда командир экипажа принимал опасное решение, а остальные молчали, поскольку «это же капитан, он знает, что делает»[1]. Результат — катастрофа.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Н. А. Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо» — как раз случай с высоким положением. Мельком упоминается градоначальник, систематически сажавший коров на кол: «Весь город изукрасили, как Питер монументами, казненными коровами, пока не догадалися, что спятил он с ума!».
  • Легендариум Толкина — Фэанор только что пережил трагическую гибель своего отца и утрату величайшего сокровища, которое только мог сотворить эльф или человек — но его братья, сыновья и племянники (и сотни обычных нолдор) вполне могли бы остановиться и не устраивать Братоубийственную Резню в Альквалондэ.
  • «Пепел Марнейи» Антона Орлова — внутримировой пример. Знаменитые «Свитки Тейзурга», язвительное прощальное письмо мага остальному магическому сообществу, оставленное перед уходом из мира Сонхи, и представляют собой большой вопрос: а куда смотрели вы, премудрые наставники, арбитры и коллеги, почтеннейшие из почтенных, беспристрастнейшие из беспристрастных, когда Унбарх претворял в жизнь свой план по устранению Стража Мира? Не из-за вашей ли мелочности и преступного бездействия мир Сонхи оказался на краю гибели?
  • Harry Potter — почти все Пожиратели Смерти — чистокровные маги. И бегают на цырлах перед Волдемортом… полукровкой, страдающим острой формой синдрома Смердякова. Да, конечно, Волди не афишировал своё происхождение, но общество магов весьма узкое, а чистокровных — ещё более узкое, и проверить претензии не так уж трудно.
    • Необузданные догадки: на самом деле он чистокровный, и Пожиратели об этом знают. Обоснование в соответствующей статье. В ту же копилку и версия, что Пожиратели Смерти сами создали Тёмного Лорда, чтобы он с помощью террора претворял в жизнь их ультрашовинистические идеи. Молодой Том Реддл на эту роль им подошёл — его и выдвинули. А вот задвинуть обратно не получилось, и стали они бегать то перед ним, то от него. Четвёртая и седьмая книги их страх и ненависть явно показывают. Прямая отсылка к ярому нацисту и антисемиту Гитлеру, о еврейских корнях которого (наличие которых само по себе ничуть не порок), наряду с общеизвестными австрийскими, ходят упорные слухи?
    • В "Методах рационального мышления" — зигзаг. У генерала Хаоса для солдат есть два вида приказов: обычные, которые солдат должен выполнять только в том случае, если считает их осмысленными и полезными в конкретной ситуации; и предваряемые словами "Мерлин говорит..." - это значит, что в ход пущен некий хитрый план командующего, когда от каждого требуется повиновение без рассуждения.
  • «Метавселенная» Александра Рудазова — инверсия. Железный Маршал критикует систему обучения солдат Серой Земли, направленную на развитие нерассуждающего послушания, механических навыков и рефлексов и дошедшую до того, что солдаты во время манёвров не способны выполнить вполне понятную и уместную команду, но отданную в неуставной форме. А если командир убит - что, солдаты должны застыть истуканами? - саркастически спрашивает он. Его собеседник конфузится: ибо именно это в подобных ситуациях периодически и происходит.
  • «А я был в компьютерном городе» — субверсия с подсветкой. «Ты ещё не забыл, что в поликлинике диагноз ставит компьютер? И выписывает рецепты тоже он. Так вот, этот компьютер во время короткого замыкания сломался. И вот результаты. Всем, у кого болело горло, он прописал мороженое. Всем, у кого болели зубы, — конфеты и шоколад. А одному очень грустному микрошу выписал пять таблеток смехотина. Ты не слышал о таком лекарстве? Я — нет. И доктор Кашля тоже. Да, всё перемешалось в памяти компьютера. "Куда же смотрел профессор Пломба?" — спросишь ты. Профессор смотрел на часы и ждал, когда его освободят из застрявшего лифта.»

Кино[править]

  • «Мстители: Война бесконечности» — с Таносом всё понятно, он травмирован гибелью Титана и вряд ли может рассуждать адекватно. Но почему никто из его «детей», среди которых были довольно умные ребята, не попытался разъяснить ему всю нелепость плана с уничтожением половины Вселенной?
    • Судя по всему, они ему преданы безгранично. К тому же есть намеки, что исключения для Щелчка все-таки есть.
      • Ну, кто-то, возможно, и был против «папиной» идеи. Ключевое слово — «был». Кто-то правда думает, что какие-то там возражения остановят Таноса и убедят его забыть о великой цели?
    • Там же — можно понять Квилла, который в состоянии аффекта от гибели Гаморы кидается на Таноса с кулаками и тем самым сводит на нет работу Мантис. Но почему никто из присутствовавших (а в той драке участвовала толпа народу, и далеко не все были заняты непосредственно Таносом!) не додумался его отшвырнуть?
      • Руки были свободны только у Небулы, но и её, возможно, накрыло.

Телесериалы[править]

  • Battlestar Galactica — ОК, у Единицы появилась гениальная идея убить всех людей ради осуществления своих комплексов. Но как он смог навязать ту же идею остальным сайлонам?

Мультфильмы[править]

  • Двенадцать месяцев — в пьесе, в отличие от мультфильма, Королева, когда до неё стало доходить, как сильно влипла, упрекает своих спутников: «А чего вы всякого дурацкого слова слушаетесь? Знаете же, что я еще маленькая!»
  • «Лило и Стич 2» — у Стича случается сбой в программе, из-за которого он вновь превращается в разрушительного монстра. Джамба и Пликли узнают, что это из-за того, что 626 не успели полностью зарядить при создании, и он вскоре умрёт. Стич пробует понять, что с ним происходит, Джукиба пытается соорудить камеру для зарядки своего творения, но никто из них не решается сказать об этом ни друг другу, ни сёстрам Пелекаи (которые искренне не понимают, что с их питомцем что-то не то), из-за чего чуть не случилась трагедия.
  • Футурама — слабоумный командир Зепп Бранниган и его более вменяемый, но слабохарактерный помощник Киф. Ситуаций, где помощник безуспешно пытается отговорить командира от безумных идей было полно. Но наиболее запоминающийся случай был во время войны с боевыми роботами-шовинистами: Зепп не придумал ничего умнее, как выводить из строя боевого робота засчет переполнения его внутреннего счётчика убийств. Причем не программным или багоюзерским способом. Учитывая немалое количество роботов и большую разрядность их счётчика, возникает тот самый вопрос, которым названа статья.

Аниме и манга[править]

  • Gundam — почти в каждом сериале франшизы есть апокалиптический маньяк, желающий дропнуть на Землю колонию или астероид, расстрелять Землю или колонии из суперпушки, потравить миллионы людей газом, или ещё что-то в этом роде. Но откуда у этого маньяка находятся тысячи (а то и миллионы) квалифицированных исполнителей, готовых пожертвовать жизнью ради осуществления его плана, почему после обнародования своих намерений он не оказался в смирительной рубашке — совершенно непонятно.
    • Инверсия в Однолетнюю Войну. Там действия Зеона были чудовищно жестоки, но при этом тактически оправданы — отравлению газом подлежали те колонии, на контроль которых у Княжества не хватало ресурсов, а колонидроп был единственной возможностью одолеть численно и экономически превосходящую Федерацию. Однако в последующих сериалах подобные военные преступления явно делаются просто «чтобы было» — они способны только ухудшить позиции организатора.
  • Full Metal Panic! — в конце первого сезона Гаурон, у которого нашли рак поджелудочной железы, решил устроить «самое дорогое в мире самоубийство» — заразить ИИ «Туатха де Данаан» вирусом, заставив её признать себя своим капитаном, и утопить её вместе со всеми людьми на борту. Однако провернуть это дело ему помогли Данниган и Нгуен, которые, в отличие от Гаурона, тупо продались и умирать не собирались.
    • Слабенький обоснуй: ну, не предполагали Данниган и Нгуен, что свою задачу — захватить или уничтожить субмарину — Гаурон (который до этого всегда дорожил своей шкурой) решит выполнить именно таким путём. А когда он начал вести разговор про «самое дорогое в мире самоубийство», Нгуен и Данниган искали сбежавшую Тидори и слышать его, соответственно, не могли. Слабенький этот обоснуй по той причине, что в определённый момент Гаурон начинает творить всякие непотребства (стрелять по кораблям ВМС США, погружаться на недопустимо большую глубину и так далее), и засланные казачки при этом, очевидно, понимают, что происходит, но остановить его всё равно не пытаются.
  • Bleach — сыграно зигзагом: в бою с Айзеном тупит целая толпа синигами, а Ичиго, которого они оберегают от абсолютного гипноза, смотрит на это дело молча и с выпученными глазами. До тех пор, пока Хицугайя не протыкает Момо, перепутав её с Айзеном! То есть, Куросаки изначально всё видит в истинном свете, но орёт: «Что ж вы делаете?», когда всё уже сделано.

Реальная жизнь[править]

  • В 1895 году в Ирландии некто Майкл Клери вместе со своей роднёй зверски замучил свою жену. Вернее, по его словам, зверски замучил подменыша, которого подсунули ему бессовестные эльфы, похитившие настоящую миссис Клери. Как бедняга Майкл ни бил и не истязал проклятую нечисть, упрямые фейри категорически отказывались забрать её обратно в свой мир и вернуть законную супругу. В итоге отчаявшийся муж плюнул, облил подделку ламповым маслом и поджёг, после чего сбросил тело в болото, а сам отправился на холм, в последней надежде вырвать свою милую из лап жестокого волшебного народца. Потерпев закономерный облом, он был арестован, допрошен, обследован, и доктора радостно сообщили: психических отклонений нет, он просто идиот! Дали пятнадцать лет. В наши дни этому голубчику скорее всего поставили бы синдром Капгра, при котором пациент убеждён, что кого-то из его близких подменили двойником. Впервые он был описан в 1923 году, так что неудивительно, что тогдашняя судебная медицина его не распознала. Но блинский же блин, это не грипп же, чтобы им болели ВСЕ члены этой дремучей семейки!
  • Как показало расследование знаменитого исчезновения «Звена 19» в Бермудском треугольнике, у инструктора отказал компас и самолёты заблудились. У других пилотов компасы были с полном порядке, но все они были курсантами гораздо ниже по званию.
  • Продолжая тему пилотов из тела статьи: Василий Ершов вспоминал в своих мемуарах, как один не по делу рисковый капитан решил потренироваться сажать самолет в условиях сплошной облачности, для чего закрыл стекла кабины шторками. Открыть их предполагалось уже у самой земли, как бы «выйдя из облаков». Ершов горько замечает, что тут бы экипажу и сказать «что за фигня, капитан?» — но промолчали. Дескать, капитан опытный, знает, что делает. Конец немного предсказуем: шторки заело, пока возились с их открытием — до земли осталось всего ничего. Самолет разбился.
  1. Строго говоря, не молчать в таких ситуациях — это прямая обязанность второго пилота. Но, увы, каламбур «Наше дело правое — не мешать левому» (кресло второго пилота справа, КВС — слева) возник не на ровном месте.