Атеисты плохие

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Posmotre.li не интересуется политикой и не считает атеистическое (как, впрочем, и религиозное) мировоззрение «однозначно и беспросветно плохим и подлежащим клеймлению». Нас интересуют только художественные приёмы и штампы — а также те тексты (и прочие феномены), которые нашли широкое отражение в массовом сознании и массовой культуре. Если эта статья задевает ваши чувства, предлагаем вам просто её не перечитывать (однако и не портить).
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Паскудник, безбожник,
пошёл отсюда вон!
»
— Вадим Барановский, пародийный мюзикл «Хоббит»

Если в вашем мире реально есть боги, и особенно если эти боги — сволочи, склонные карать кого попало направо и налево, то персонаж, который сам в них не верит и подбивает других, либо беспросветный дурак, от которого стоит держаться подальше[1], либо гад, который сознательно всех подставляет, а то и вообще одержим демонами.

Если в вашем мире реально есть Бог, и он всеблагой, и выступает источников морали и совести — то персонаж, который сам в него не верит и подбивает других, не верит в добро, мораль и совесть. Ну и кто он после этого?

Если в вашем мире нет богов, но есть Силы, Что Пребывают, и они не добры и не злы, а просто есть, то персонаж, который в них не верит сам и подбивает других — ограниченный рационалист, чуждый всякой поэтике, механик и сухарь. Либо деляга и выжига. На ваш выбор.

А если вы живете в реальном мире и не знаете (да и знать не хотите), есть ли какие-то высшие силы — то можно изучить реальную историю и убедиться, что атеизм вовсе не лекарство от жестокости, тупости и фанатизма. Казней под атеистическими лозунгами можно припомнить не меньше, чем под религиозными. Все же расцвет официально атеистических режимов пришелся на XX век, а официально религиозные режимы в этот период были в упадке. Поэтому, во-первых, атеистические режимы Сталина, Мао или Энвера Ходжи свежее в памяти, чем религиозные режимы иберийских королей, арабских халифов или лорда-протектора Кромвеля. А, во-вторых, XX век подарил людям массу новых возможностей, в т.ч. и в деле причинения проблем ближнему своему. И возможности Мао в этом отношении были на порядок больше, чем у Кромвеля

Троп «Атеисты плохие», как правило, используется авторами, которые сами искренне верят в то, что мораль (а порой даже и право) имеют божественное происхождение. Или (для авторов тех времен, когда общество было преимущественно религиозным), по меньшей мере, религия, является одним из элементов общественного согласия. Нет бога - мораль бессмысленна, а, значит, у такого автора атеист будет плохим только потому, что не видит никаких причин таким не быть.

Также возможен вариант, особенно на советском и постсоветском пространстве, когда автор застал плохих атеистов, что называется, за работой. У него расстреляли родственника, на его глазах снесли красивую церковь и сожгли иконы, его заставляли участвовать в травле верующего одноклассника… А вот период, когда верующие имели возможность проявить свои не лучшие черты, относится к таким древним временам, что проходит по разряду нормального уровня средневекового зверства.

Вполне возможен и вариант, при котором автору, вопросы религии глубоко безразличны, но у него есть претензии к советским коммунистам, китайским маоистам, крайне левым партиям США или Франции или другой политической силе, частью официальной программы которой является атеизм.

Ещё один вариант, характерный для особенно радикальных, фундаменталистски настроенных авторов — никаких атеистов в сеттинге не существует в принципе. Существуют сатанисты и идолопоклонники, которые называют себя «атеистами», чтобы выпендриться или замаскироваться. Ситуация имеет глубокие корни: в монотеистических религиях атеизм занимает отнюдь не первое место в рейтинге нехороших учений, проходя, скорее по разряду индивидуального фриковства («"Нет бога" - сказал безумец в сердце своем», Псалом 13). В те годы, когда писались священные писания монотеистических религий, эти религии конфликтовали с язычеством и, естественно, в основном обличали его. Атеизм был, мягко говоря, не слишком популярен[2], силы небезграничны, лучше приложить их к более актуальной задаче. Да и в первом тысячелетии нашей эры, когда окончательно складывались иудейское, христианское и большая часть исламского богословия, имелся некоторый дефицит атеистов. А фундаменталистски настроенный автор редко бывает гением-инноватором, он предпочитает использовать аргументы, уже созданные и закрепленные авторитетом священных писаний и признанных столпов богословия. Убедительно изображать безумца, сказавшего в сердце своем "нет бога", сложно. Так что, нет никакого атеизма — есть старое доброе злое язычество, замаскированное под «что-то принципиально новое и прогрессивное».

Для античных и древних сеттингов характерен первый вариант. И да, в Древнем Риме христиан официально репрессировали за атеизм. То есть за отказ поклоняться отеческим богам. (А христиане в свою очередь называли атеистами римских язычников — за неверие в христианского Бога; и разумеется, считали это плохим).

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Педаль в пол выжимает Фёдор Михалыч Достоевский. Персонаж, не верящий в Бога, у него либо сам активно творит какую-нибудь хрень, либо служит её идейным вдохновителем. «Злодейство не только должно быть дозволено, но даже признано самым необходимым и самым умным выходом из положения всякого безбожника», — к этому пересказу слов Ивана Карамазова (в многократном цитировании редуцированному до «Если Бога нет — значит, всё дозволено») можно свести логику поступков многих его персонажей.
    • Тем не менее, атеист и даже богоборец Кириллов в «Бесах» очень милый, хотя и странный человек. Чистый сердцем, добрый. Когда начинаются роды у несчастной Шатовой, он кажется и смешным, и очень трогательным: «Очень жаль, что я родить не умею… то есть не я родить не умею, а сделать так, чтобы родить, не умею… или… Нет, это я не умею сказать». Он отдает Шатову всю еду и последние деньги и дежурит возле комнаты роженицы, пока Шатов бегает за повитухой. Шатов, который в духовном отношении альтер эго автора, взволнованно говорит ему: «Кириллов! Если б… если б вы могли отказаться от ваших ужасных фантазий и бросить ваш атеистический бред… о, какой бы вы были человек, Кириллов!» Более того, Достоевский подчеркивает, что Кириллов хороший человек: его любят дети, младенец играет с ним и смеется, а когда входит Ставрогин, начинает плакать.
    • Попытка свести отношение Достоевского к атеизму - яркий пример тропа знают именно за это, отягощенный однобокостью восприятия. Уйма равнодушных к религии персонажей (атеистов, в исходном значении слова) вроде полковника Ростанева или Федора Карамазова просто не воспринимаются читателем как атеисты. А громко декларируют свой атеизм в религиозном обществе в основном те, чей конфликт с обществом не исчерпывается вопросами религии и может выиливаться в какую-нибудь хрень.
  • М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — так считают и автор, и Воланд. Чего только стоит отрезание головы Берлиозу, а затем отправление того в небытие, ибо «каждому по его вере»!
    • Что такого ужасного — отправить в небытие человека, который верил, что отправится в небытие, и не парился по этому поводу?
  • «Дети против волшебников» Никоса Зерваса же. Правда там скорее причудливая смесь атеистов, сатанистов и жидомасонов.
    • Предполагаемый идейный вдохновитель предыдущего — Элияhу Деревянко идёт в ту же степь. У него чуть ли не в открытую прослеживается «атеисты = антиклерикалы = сатанисты».
    • Туда же другие околопатриотические писатели, для которых атеизм - один из возможных противников триады "самодержавие, православие, народность".
    • Отдельно стоит выделить Николая Блохина. В его творчестве, для которого характерна чёрно-белая мораль, переход атеиста в православие обязательно означает резкий поворот направо. Из плохого безбожника персонаж превращается в белого и пушистого верующего добряка. Наиболее яркие примеры — это мама Зои в повести «Избранница» (воинствующая атеистка, алкоголичка и садистка, а уверовала — стала милой женщиной и нежной матерью), учительница Юлия Петровна оттуда же (в юности храмы закрывала и взрывала, в старости уверовала и тут же пошла спасать храм от злой мафии[3]), комиссар Взвоев из книги «Глубь-трясина». А вот потеря веры героем — это такой же резкий поворот налево кругом (яркий пример — Желжена-Аграфена из «Глубь-трясины»: была богобоязненной горничной, а стала комиссаром-зверюгой).
    • Причем в большинстве перечисленных примеров атеизм похабен не сам по себе (имплицитно, говоря академическим языком), а как часть объемного похабного идейного пакета, в котором он не всегда играет ключевую роль.
  • Александр Атеев:
    • «Загадка старого кладбища» — библиотекарша-протагонистка — не то чтоб отрицательный персонаж, но своим воинственным-воинствующим атеизмом немало помогла сатанистско-вудуистскому «подполью». А как выясняется в финале, связана с ними и генетически.
    • «Девятая жизнь нечисти» — отсутствие нательного крестика поможет как стать жертвой ведьмы, так и выпутаться из русалочье-водяно-леших козней.
  • Советские чиновники от атеизма в эмигрантской литературе. В общем-то основные претензии эмигрантских авторов к советской власти заключались отнюдь не в атеизме, но атеизм был очень уж удобной целью для обличения, захочешь - не промахнешься.
  • Советские атеистические деятели в диссидентской, перестроечной и раннепостперестроечной литературе. Опять-таки, атеизм не был основным объектом критики, он просто воспринимался как одна из граней дуболомности советской государственной машины.
    • У некоторых авторов (Василенко, Сегень, Агафонов) плохи не столько какие-то советские чиновники, сколько толпа, громящая храмы. Опять же, проблема тут не в атеизме. Указали бы этой массе на другую удобную мишень, и та обратила бы ярость против нее. А по отдельности, возможно, вполне приличные люди.
  • «Острова и капитаны» В. Крапивин. Учительница Роза Анатольевна, сперва дискутирующая с верующим школьником, путая при этом Ветхий и Новый заветы и выдающая в процессе поток угрубленных штампов атеистической пропаганды. Обнаружив свою неубедительность пытается организовать травлю оппонента. Правда, она, скорее, - атеистка по должности.

Зарубежная[править]

  • Троп характерен и для творчества Честертона, особенно для рассказов об отце Брауне.
    • Не так все однозначно: «Он отличался здравомыслием, вообразить себя мог лишь католиком или атеистом», да и в романе «Шар и крест» атеист — вполне положительный персонаж. Правда, этот атеист к концу романа, на собственном опыте познав, что мир не исчерпывается чисто материальными процессами (столкнувшись с эмиссаром ощутимо инфернальных сил), уверовал.
    • И он же писал, что в раю будет полно хороших, добрых атеистов, не понимающих, куда они попали.
  • Клайв Льюис, естественно! Включая «Хроники Нарнии», но отнюдь не ограничиваясь ими. Кстати, он и сам был сперва атеистом, поэтому не считал всех атеистов какими-то чудовищами. Просто верил, что они заблуждаются. Атеистом, кстати, был и прототип Дигори Кирка в «Хрониках Нарнии» — весьма уважаемый Льюисом профессор Киркпатрик.
  • Г. Грин, «Сила и слава» — субверсия. Специально подчеркивается, что священник — пастырь нерадивый, а лейтенант, который его преследует — благонамеренный экстремист и человек скорее хороший. Но когда он таки ловит и казнит священника, все симпатии — на стороне последнего.
  • Шутки ради — «учитель атеїзму, плюгавий мущіна у бугалтерських нарукавниках» из пьесы Леся Подервянского «Павлик Морозов».
  • Дж. Рейнольдс, «Фабий Байл. Прародитель» — именно таким оказывается означенный Фабий, доктор Менгеле галактического масштаба. Этот крайне неэтичный учёный (на грани полного чудовища) не испытывает ни капли уважения ни к Императору Человечества, ни к Богам Хаоса (он их даже не считает за разумные сущности) — зато придерживается забытой в 41-м тысячелетии атеистической Имперской Истины! Той самой, в которой «цивилизация достигнет рассвета лишь в тот день, когда последний камень последнего храма рухнет на голову последнего жреца».
  • Если вспоминать мир Warhammer - то преизрядно накосячили и атеистические власти Империума тридцатого тысячелетия. Они настолько агрессивно и топорно внедряли кредо «бей жрецов - спасай цивилизацию», что как только что-то пошло не так, вчерашняя официально атеистическая цивилизация радостно рухнула в бездну такого махрового фундаментализма, что большинство примеров религиозного фундаментализма из земной истории в Империуме смотрелись бы образцами трезвомыслия.
  • Ежи Жулавский, вторая и третья части «Лунной трилогии» — небеснокаменный учёный Рода и его верный ученик Матарет. С упорством, достойным лучшего применения, развенчивают «попов», утверждающих, что цивилизация пришла с Земли (а кто её видел, ту Землю?). Всякому лунянину должно быть очевидно, что попы оболванивают население, а сами жируют в пещерах на обратной стороне Луны.
    • Есть мнение, что лунные коротышки и парочка ниспровергателей-основ-похитителей-ракеты послужили вдохновили Н. Носова на книгу про Незнайку, но, конечно, в атеистическом государстве атеисты стали хорошими.
  • «Предание о первом атеисте» Лукьяненко - зигзаг. Племя деградирующих потомков космических колонистов уже неспособно воспринять технику и технологию предков. Чтобы сохранить протоколы подачи SOS, последний из сохранивших знания, оформляет как религиозные обряды. Но тут появляется прогрессивно мыслящий вождь и решает, что содержать бездельника-шамана слишком расточительно...
  • Н. Уайзмен, «Фабиола» - все положительные герои либо христиане, либо скоро уверуют. А вот остальные, хотя официально язычники, на практике именно атеисты: римские боги в их представлении не больше, чем изящные статуи.

Телесериалы[править]

  • «Удивительные странствия Геракла» — жители Атлантиды не верят в богов, которые на самом деле существуют в этом мире. А еще они игнорируют признаки скорого извержения вулкана Санторини и травят девушку, которая пытается предупредить их о приближающейся катастрофе.
  • «Небесный суд» — зигзаг. Старичка-атеиста отправляют в «сектор раздумий» не за то, что тот не верил в высшие силы, а за убийство «себе подобного» — кошки.
    • По мнению одного из персонажей сериала, «Атеизм — хорошая философия... Нагадил — и в вечную тьму!».

Мультсериалы[править]

  • South Park — в двухсерийнике 10 сезона «Вперёд бог, вперёд» действие происходит через 400 лет, где победил атеизм и религий больше не существует. Только вот вместо религиозных войн там атеистические войны между разными течениями, которые насмерть грызутся за то, как правильно должны называться истинные атеисты. Впрочем, не в атеизме было дело, и, когда Картман случайно перекроил временную линию, атеисты из будущего бессмысленные войны друг с другом за Святую Идею прекратили (правда, воюют с китайцами за нефтяные вышки, но с ними наверняка воевали и в предыдущем варианте).
    • А в 14 серии 15 сезона плохими показаны ещё и агностики.

Примечания[править]

  1. Хотя в случае, если боги — действительно сволочи, это скорее несовместимая с жизнью правильность/принципиальность.
  2. И, кстати, более характерен для мыслителей языческих стран вроде Сократа или Анаксагора. Для ветхозаветных пророков обличать атеистов - это как американскому историку обличать теорию академика Фоменко. Можно, но зачем?
  3. Это как раз очень реалистично. Идеалист, борющийся за новые идеалы с тем же запалом, с каким он боролся за старые, - это практически штамп...