Архимаг (серия книг)/Персонажи

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Перечень персонажей серии книг «Архимаг».

Персонажи[править]

Центральные[править]

Слева направо — Бат-Криллах, Креол, Ванесса и Хубаксис. На заднем плане Погонщик Рабов верхом на шилопауке.
  • Архимаг Креол, сын Креола из Ура, Верховный маг Шумера — протагонист. Антигерой, жгучий брюнет, крутой козёл (содержание благородных металлов яростно отрицает, и часть фанатов склонна верить), повышенно-мужикастая версия Рейстлина Маджере[1]. Маг широкого профиля: демонолог, артефактор, целитель, боевой маг с уклоном в пиромантию; в то же время неспособен к телекинезу (преодолел и натренировался ещё в юности) и менталистике (так и не овладел). Мужская шовинистическая свинья, воинствующий гомо- и юдофоб (это личное), высокомерное хамло, садист, страдающий наслаждающийся вспышками гнева и без зазрения совести мочащийся в раковину — и одновременно с этим абсолютный однолюб, потрясающий любовник, преданный друг, заботливый муж и отец. На лету схватывает новую информацию и вообще быстро и с удовольствием учится, если предмет изучения его интересует. Носит практичный «хвост», любит красный цвет и стратегические настольные игры, уважает игры компьютерные, особенно в том же жанре (быстро прочухал имбалансность нежити в Heroes of Might and Magic III).
  • Ванесса Ли — девтерагонистка, простая американская девушка, наполовину китаянка, бывшая полицейская (уже в конце первой книги уволилась). Сильный женский персонаж здорового человека в том смысле, что имеет не только качественную любовную линию угадайте с кем, но и не менее качественную личную, не скатываясь ни в синдром Настеньки, ни в оголтелый третьеволнизм. Начинала как простой крутой смертный, выезжала за счёт чёрного пояса по каратэ, коммуникативных навыков и артефактов креольского производства, но очень быстро навязалась к архимагу в ученицы и к моменту эпилога нехило так прокачалась. Увлекается бальными танцами. В Серой Земле успела попрогрессорствовать: наладила социальные лифты и сломала некоторые отжившие традиции, заслужив репутацию искусной первой леди-реформаторши. На конец седьмой книги вышла замуж за Креола. Является реинкарнацией Тхари, любимой (нет, серьёзно) наложницы Креола, убитой Троем ещё в Шумере. Версия, что на момент действия последней книги Ванесса была беременна, подтвердилась, и в эпилоге у них с Креолом целый выводок детишек.
    • Автор рассказывал, что имя героиня получила в честь скрипачки Ванессы Мэй, музыку которой он слушал при написании книги. По первоначальному замыслу должна была исчезнуть пару троек глав спустя, но, цитируя Рудазова, «не захотела уходить».
  • Хубаксис ибн Касаритес аль-Кефар — глупый джинн, фамильяр Креола. Пять тысяч лет назад совершил ужасное, немыслимое, чудовищное преступление: испортил воздух в присутствии самого Великого Хана всех джиннов и ифритов, и с тех пор отсиживается в рабстве у Креола — по законам джиннов, раб себе не принадлежит и казнить его нельзя. По меркам своего народа — подросток со всеми вытекающими проблемами, способный лишь на мелкие фокусы. Отличается крохотными размерами, отсутствием ног (вместо них хвост), крыльями, одним глазом и рогом. В «Серой чуме» был схвачен и доставлен в Каф — джинны пронюхали, что Креол умирал, а значит можно Хубаксиса и казнить. Пришлось архимагу отправляться в мир джиннов и спасать своего раба, для чего он бросил вызов самому Великому Хану и победил, хоть и с огромным трудом. В награду он потребовал отдать ему на службу элитный боевой отряд ифритов, Правое Крыло Огня. В «Войне колдунов» перелинял, став взрослым и более человекоподобным джинном. Научился новым трюкам и принялся демонстрировать людоедские замашки, что было успешно вылечено Тивилдормом Призраком. Скорешился с ифритами Правого Крыла Огня, после того как достойно показал себя в битве с их предводителем. Так и остался с Креолом и Ванессой, нянчит их детей.
  • Хуберт, домовой дома Катценъяммера из нации брауни. Ещё один верный слуга, потрясающий повар с манерами стереотипного английского дворецкого, которые забавно сочетаются с наружностью роулинговского домовика. Поступил на службу Креолу и Ванессе, когда они купили этот жуткий особняк. По мере сил обеспечивал своим хозяевам комфорт и удобство, пока Шамшуддин не раздолбал коцебу об Хастура. Разрушение дома для домового — всё равно что инфаркт для человека, и этого Хуберт не пережил.
  • Бат-Криллах-Меццкои-Некхре-Тайллин-Мо — элвен, демон из Квеццоль-Иина, смахивающий на жуткую макаку с непропорционально большой головой. Имя его переводится как Тот, Кто Открывает Дверь Ногой, хотя вместо ног у него дополнительная пара рук. Для демона довольно интеллектуален и вежлив. Триста лет просидел в плену на чердаке дома Катценъяммера, пока Креол не освободил его и не взял на службу. Первый фраг, взятый автором среди обитателей дома Катценъяммера: был убит лодом Каббасом в Горе Близнеца.
  • Лод Гвэйдеон — паладин, Генерал Ордена Серебряных Рыцарей-иштариан, родом с Каабара. Инанна приказала ему сопровождать Креола, которого охарактеризовала как своего Посланника, и лод Гвэйдеон неизменно сопровождал архимага и его спутников, оказывая всяческую помощь. Ему уже шестьдесят лет, но он по-прежнему настоящий благородный рыцарь, могучий воин и герой, сияющие доспехи прилагаются и регулярно полируются тряпочкой. Внешне похож на Шона Коннери. Органически неспособен к стихосложению. После гибели лода Нэйгавица должен был стать новым Магистром, но по требованию Креола, паладины отложили переизбрание на несколько лет, вплоть до «Битвы полчищ». В «Заре над бездной», пользуясь духовной поддержкой других паладинов и благословением Инанны, эпически потрепав Ктулху и повторно усыпил его. Погиб, когда попытался вернуть одемониченного Креола на светлую сторону.
    • Имя автор взял из Библии — Гидеон означает «отважный воин», который с небольшим отрядом в 300 воинов разбил большую вражескую армию.
  • Шамшуддин, сын Бараки — бывший соученик Креола и его побратим. Здоровенный безволосый мулат (сын эфиопского невольника и шумерской аристократки), кофеман. Именно ему Креол обязан тем, что не стал законченным козлом и приобрёл кое-какие понятия о чести и благородстве. Мощнейший телекинетик, но ни во что больше не может. Тем не менее, крайне могущественный архимаг и могучий боец. Погиб, сожранный Хастуром в древнем Вавилоне, но Креол сумел воскресить друга в виде маргула — призрака повышенной материальности. Шамшуддин занял должность рулевого коцебу, посильно помогая своему побратиму и периодически доводя его до белого каления, как в молодости. Вторично и уже навсегда погиб в «Битве полчищ», перед этим уничтожив наконец Хастура. Его дух забрал Мардук.
  • Трой, сын Гишбара — дальний родственник и заклятый враг Креола. Внешне очень похож на него, за исключением зелёных глаз и бородки с усами. Маньяк, садист и гедонист, при этом — могучий тёмный маг. Худшая сволочь из всех персонажей цикла вообще (даже демоны не вызывают такой гадливости — с них что возьмёшь, но этот-то — хомо сапиенс!). Ещё в древнем Шумере он «взял попользоваться» наложницу Тхари, которую Креол искренне любил и которая несла под сердцем его ребёнка, а вернул мёртвой и искалеченной. Когда архимаг вернулся и увидел, что от неё осталось, то пришёл в такую ярость, что отправился во дворец к Трою и утопил его малолетнего сына в жидком золоте, попутно разнеся по камешку сам дворец. Такого оскорбления Трой Креолу не простил, и с тех пор они регулярно строили друг другу козни (хотя в конце концов Трой банально забыл, из-за чего у них начался сыр-бор, и ненавидел дядюшку просто из любви к процессу). Убит в конце «Рыцарей Пречистой Девы». Выкарабкался с того света в одном теле с покойным Тёмным богом Иак Саккакхом, заработав оригинальное раздвоение личности. Был доставлен Олегом Бритвой на Девять Небес, но сбежал оттуда благодаря атаке Йог-Сотхотха. Пока Креол воевал в Лэнге, Трой наведался в Промонцери Царука и прикончил Ванессу, после чего переместился в Ониксовый замок[2], где был уже окончательно убит Креолом.
  • Инанна, Светлая богиня, она же аккадская Иштар, эллинская Афродита, римская Венера, скандинавская Фрейя, славянская Лада и китайская Гуаньинь. Союзница и вдохновительница Креола: именно с её подачи он и затеял весь поход на Лэнг. Сама старается рук не пачкать: выдаёт ЦеУ и ждёт результата, незаметно прикрывая тылы. Талантливая интриганка и мастерица загребать жар чужими руками, прикрываясь маской слабой женщины. Сама же отнюдь не просто так имеет аспект богини войны: если её реально прижать, то может выдать эпические 220 киловольт любому архидемону. Сентиментальна, иногда аж до Шекспиру. И при всём этом — отнюдь не Дамбигад, в чём её до последнего подозревал фандом, и искренне радеет за добро, пусть и скользковатыми порой способами. В прошлом была царицей амазонок, возлюбленной шумерского архимага Этаны. Вместе они пошли войной на Лэнг, но Этана, не выдержав искушения власти, стал новым Азаг-Тотом, попутно превратив остальных спутников Инанны — любовницу Ламашту, придворного волшебника Йсехироросетха и брата-телохранителя Хумбабу, в демонов. Сама Инанна спаслась лишь чудом и с тех пор не оставляла надежд прервать порочный круг Азаг-Тотов.

Рарийцы[править]

Подкачавшийся Логмир и лод Гвэйдеон, на заднем плане Индрак и главный герой с ученицей.
  • Логмир Двурукий — великий герой Закатона, мастер клинка и острого языка. Тощий краснокожий тип с кучей шрамов, самый приметный из которых находится на лице. Получил его ещё в юношестве от когтей Нергала. Но так как бог смерти никого намеренно калечить не собирался, то просто ушел, чем очень сильно задел самоуверенного героя. Участвовал в походе на зверобога Султана Огня, единственный из всей команды смог выжить, искупавшись, аки Зигфрид, в крови чудовища и заполучив способность очень быстро бегать. Ловелас, бард, нахал — в общем, редкостно обаятельная личность. Его лучшие друзья — его катаны Рарог и Флейм, что переводится, как «Правый» и «Левый»[3]. На момент действия «Самого лучшего оружия» находился в султанских казематах, поскольку государю очень уж хотелось заполучить в свои руки Сердце Огня, которое герой достал из тела Султана Огня (без серых колдунов тоже не обошлось). Оттуда его благополучно извлекли Креол и компания, после чего он стал их другом и проводником. Мечтает стать султаном или королём — и таки стал, женившись на принцессе Гвениоле в конце «Войны колдунов». В этой же книге он, осуществляя разведчески-диверсионную деятельность, угодил в лапы к Турсее Росомахе, которая творила с ним всякие ужасы и превратила в свою марионетку. Когда его наконец-то удалось избавить от ментального контроля, он кинулся на подмогу Креолу и разломал свои мечи о заклинание Бестельглосуда. В «Совете двенадцати» архимаг пожаловал ему новые мечи из адамантия, которым Логмир искренне обрадовался, хотя придумать толковые имена не смог. В итоге, окрестил их также, как и предыдущую пару. В «Битве полчищ» получил тяжёлые раны в стычке с Клевентином и добит Астрамарием, но даже после смерти изрядно потрепал демонов и спас Шамшуддина от повторного путешествия в Бездонный Хаос. В эпилоге праздно шатается по измерениям в виде освобождённого духа.
Витааль и Индрак. На заднем плане — разросшийся фантазией художника до замковых габаритов коцебу.
  • Витааль Вивайн Олл — друг Логмира, представитель славного морского народа эйстов, напоминающих одноглазых рыболюдов. Магистр всяческих наук, видный учёный и интеллигент, всей душой презирающий опасные приключения, в которых его любит втягивать неугомонный закатонец. В третьей книге Логмир в очередной раз втянул Витааля в историю, пообещав ему возможность полетать на креоловском коцебу и добыть три оставшихся Сердца Стихий. Непосредственно принимал участие в добыче Сердца Воды, показав Креолу и Ванессе подводный город эйстов. Когда им удалось извлечь ценный минерал, появившаяся научная делегация эйстов предложила его продать, дабы преподнести щедрым заграничным инвесторам с серой кожей. Витааль некоторое время колебался, но потом решил, что оно того не стоит: даже если его выгонят из университета, выгнать университет из него всё равно никто не сможет. Погибает в конце книги, будучи проглоченным Султаном Воздуха. Чтобы отдать ему честь, команда архимага возвела могилу с надписью о великой битве и героической кончине отважного эйста. В «Битве полчищ» Витааль, уже в качестве небожителя, приходит за испустившим дух Логмиром, сопроводив его в загробную канцелярию.
  • Индрак Молот — представитель народа дэвкаци, потомков людей и горных великанов дэвов. Как и все дэвкаци, отличается огромным ростом (за два метра — ещё не предел), волосатостью, могутной мускулатурой и специфической манерой речи — в языке дэвкаци отсутствуют личностные местоимения, а потому о себе и собеседниках они говорят в третьем лице. Происходит из клана Огненной Горы и является сыном вождя, отправившимся в далекие края, чтобы найти новый дом, ибо вулкан родного острова клана явно готовился к извержению. В султанате Геремиада его повязали за убийство знатных граждан, хотя они сами на него напали и дэвкаци просто защищался. Его планировали продать на аукционе в качестве раба или казнить, если заинтересованных в таком слуге не найдется — к счастью, рядом случилась Ванесса Ли, которая и выкупила здоровяка. А поскольку честь дэвкаци обязывает служить спасителю, пока долг не будет возвращён, Индрак присоединился к компании на коцебу. Там он быстро вступил в конфликт с Витаалем, поскольку эйсты и дэвкаци издревле ненавидят друг друга, но они были вынуждены смириться и терпеть. Замечательный воин с огромным молотом наперевес и хороший кузнец, безмерно уважает Креола, называя его не иначе, как «Великий шаман». Принимал участие в убийстве Султана Воздуха и в войне Рокуша и Серой Земли, где король Обелезнэ милостиво выдал осиротевшему клану бесхозную территорию. Потеряв отца, Хабума Молота, был избран новым вождём — и уже в этом качестве разумно ведёт внешнюю политику: в эпилоге даже к Гвениоле наведывается. По государственным вопросам..
  • Обелезнэ I Калторан — король Рокуша, организовавший оборону против серых оккупантов. Человек невыразительной внешности и очень сухого, даже скучного нрава, но при этом чрезвычайно талантливый и искусный государь, даже при смертельной угрозе сохраняющий королевское достоинство. Женат и воспитывает детишек, хотя с супругой у него не сколько любовь, сколько взаимное уважение. Когда во Владеку, столицу Рокуша, прибыли главные герои, Обелезнэ согласился принять их помощь и даже пожаловал Креолу титул министра магии (собственно, он и стал первым его обладателем). По окончанию войны с серыми колдунами занялся восстановлением осиротевшей Ларии, возведя на престол Гвениолу и выдав её замуж за Логмира. Хитрый король прекрасно понимал, что как политик, герой ничего особого из себя не представляет, но при этом наверняка будет пользоваться любовью народа (что исключает беспорядки) и не откажет при случаи оказать благодетелю выгодную (для него) услугу. Под конец цикла всё так же правит Рокушом, щедро спонсируя технические разработки и сманивает на освободившуюся должность министра-волшебника Руорка.
  • Костанте Джориан — капитан Чёрных Драгун, личной гвардии короля Рокуша. Невысокий и толстый, но зело могучий мужик с огромными рыжими усищами. Настоящий слуга царю и отечеству, подчинённых лупит и костерит нещадно за любую провинность, но на свой лад о них заботится. За подчеркнуто грубыми и простецкими манерами скрывает прекрасное образование и художественный вкус, на досуге частенько пишет рецензии на книги и картины, причём неоднократно дрался на дуэли с оскорблёнными справедливой критикой «дарованиями». Носит титул барона, но как оказалось, он у него липовый — хитрый молодой Костанте приехал в столицу с фальшивыми документами, а когда правда вскрылась, Обелезнэ только пожал плечами, ибо вояка из Джориана отличнейший. Дважды побеждал подосланных колдунов-убийц — в библиотеке, когда читал о сокровищах древней империи Гор, которыми интересовались серые и в спальне короля, притворяясь спящим Обелезнэ, по душу коего должен был придти ассасин. Героически погиб, защищая государя Рокуша от Астрамария.
    • По признанию Рудазова, списан с блоггера Джориана, который в то время был известен в узких кругах именно литературной критикой.
  • Гвениола Янтарновласая — принцесса Ларии, единственная, кто выжила после массовой казни, устроенной Астрамарием и только по той причине, что серые планировали женить одну из принцесс на Йоганце Изменяющем, сделав Ларию марионеточным государством. Опасаясь возможных диверсий, серые колдуны держали принцессу в хорошо укрепленном замке и заставили колдунью Моав Ехидну принять тот же облик, на случай, если с оригиналом что-то случится. Таки случилось — пока Креол выручал Хубаксиса, Ванесса, лод Гвэйдеон, Логмир и Индрак устроили блицкриг на дворец и выкрали сразу двух Гвениол. Настоящая показала себя, как избалованную, глуповатую и наивную девицу, свысока посматривающей на своих спасителей, особенно на Логмира, который почти сразу же попытался подкатывать к ней шары. Позднее в её тело вселилась Руаха Карга и попыталась склонить Обелезнэ к прекращению войны, а когда не получилось — убить его. Тем не менее, Креолу удалось изгнать ведьму, а Гвениола по окончании войны взошла на трон, правда, в качестве супруги краснокожего варвара. Причём в последний момент сбежала, оседлав вемпира, и Логмиру пришлось ловить суженную по всей Ларии. Неожиданно для всех оказалась весьма талантливой государыней, в то время, как Логмир (что предсказуемо) только улыбался, воевал и говорил чепуху. Родила от него двух сыновей-близнецов, частично унаследовавших скорость отца. Также, после родов и с возрастом перестала следить за фигурой и сильно потолстела.
  • Кей-Коон — Великий Намиб (т. е. верховный вождь) северных кентавров, правитель Кентавриды. Обелезнэ обращается к нему за военной поддержкой, раскрыв, что большую часть окружения (включая ближайшего помощника и жену) Намиба давно заменили серые агенты. Также король напомнил Кей-Коону о неких пятерых, что погибли в какой-то пещере, и эта фраза подействовала на старого кентавра почти магическим образом — он согласился вступить в войну при первой возможности, но не прямо сейчас, пока ещё не разбиты силы более диких южных кентавров, ополчившихся на северных соседей. Как оказалось, Кей-Коон только имитировал военные действия. На самом деле, он заключил мировую с южными кентаврами и они объединились против поссоривших их колдунов. В самом конце ларийской кампании армия кентавров перешла границу и ударила по армии серых, чем перевернула чашу весов в пользу Рокуша. А пятеро погибших в пещере — это рука, потерянная маршалом Хобокеном, когда они с молодым Кей-Кооном попали в горах под камнепад.
  • Марадея и Стекимо Стузианы — потомки легендарного изобретателя Драво Стузиана, игравшего для Рокуша ту же роль, что Да Винчи для Италии или Кулибин для России. Выпускники академии воздушных гонцов — мальчишек и девчонок, которые летают на специальных аппаратах орнитоптерах, разнося важные указы и приказы. Марадею послали в Кентавриду, донести важные поручения Кей-Коону, а на обратном пути её должен был сопровождать молодой кентаврСти-Глер. Увы, у самой границы Ларии их схватили серые и отдали Турсее Росомахе. Марадея погибла от пыток, а Сти-Глер сгинул в лабораториях Мурока Вивисектора. Стекимо был сбит колдуном серых, но до пункта назначения — острова Огненной горы — таки добрался и передал дэвкаци предложение короля Обелезнэ. В отличие от сестры, путь до родины он прошел благополучно, хотя неоднократно подвергался покушениям со стороны дэвкациных бабулек, ужасающихся профессиональной худобе воздушного гонца. Благополучно дожил до зрелого возраста и проводит испытания с прото-моделью паровоза.
  • Бокаверде Хобокен — он же Железный Маршал, один из величайших полководцев в истории Рокуша и Рари вообще, незатейливо списанный автором с Суворова и Чапаева, вплоть до некоторых черт биографии. Обладатель роскошнейших мощных усищ. Родился в семье дворян средней руки, с младых ногтей мечтал о военной карьере и быстро заработал всемирную известность благодаря способности бить врага с минимальными потерями. Потерял руку, когда спасал ещё молодого Кей-Коона в обвалившийся пещере, и с тех пор щеголял брутальным крюком. Спас народ киигов, избавив от унизительной дани и возможного истребления, за что те пообещали однажды отплатить. Когда старый король Рокуша Заричи II, умер и на престол взошел его внук, Заричи III (отец Обелезнэ), Хобокен попал в опалу и был сослан вместе с самыми преданными бойцами на границу. Там они и полегли почти все до единого, но остановили вторжение огромной армии серых, убив четверых членов Совета Двенадцати, включая Искашмира Молнию. Не последнюю роль в этом сыграли чародеи киигов, нанесшие на кожу солдат специальную татуировку, в которую они вложили свои колдовские способности. Таким образом, гренадеры и сам Боковерде получили мощнейшую антимагическую защиту. Хобокена и его дивизию «Мёртвую голову» воскрешает Креол, используя Длань Нергала и превратив солдат в эйнхериев — очень сильную и живучую нежить. Поняв, что они нужны родине, Хобокен и его парни без возражений вернулись на фронт, сломив не ожидавших этого армию серых, а сам маршал сошёлся в поединке с Астрамарием. Отличается достаточно весёлым и жизнерадостным характером, за простоватыми манерами скрывает способность понимать собеседника с полуслова и воодушевлять его так, что будет готов пройти огонь, воду и загрызть врага зубами. В частности, за три года подготовки к войне, он решительно перекроил военный аппарат Серой Земли, сделав ставку не на число, но на умение и боевой дух. Частенько поминает Единого, бога Рокуша и Ларии, особенно во время потрясений и переживаний. Спас Креола от Пятого Заклинания, развеяв его, но в процессе татуировка Хобокена была уничтожена и заключенная волшебная сила вернулась к длику. Де-факто возглавлял армию Рари и Плонета во время войны в Лэнге, пока Креол охотился за архидемонами и другими жирными тварями. Когда Азаг-Тот выпустил волну Тьмы, Хобокена и остатки его дивизии Инанна перенаправила в другой мир, куда за ними также последовала два серых колдуна — лич Болитриан Кладбище, выполнявший при Хобокене функцию медика и теневик Архенбух Никто.
  • Айюки — вождь союза крупнейших племён полуострова Ингар на крайнем севере — СФК чукчей, ездящих на мамонтах. Вместе с двумя другими вождями заключил сделку с Серой Землёй, должен был помочь им сломить сопротивление Рокуша, а в ответ колдуны пообещали ингарцам тёплые и плодородные территории. Само собой, выполнять обещание они даже не думали, и Айюки сам это прекрасно понимал, но рассчитывал, что у него появится возможность переиграть чужаков. В «Серой чуме» Айюки и двое его побратимов приходят к знаменитому знахарю Вером-Паньге, ища у него поддержки, а тот нагадал, что союз с серыми счастья племенам не принесёт. Айюки был вынужден убить старика, чтобы тот никому не проболтался и не посеял смуты, однако перед смертью знахарь сообщил, что у вождя будет дочь с великой судьбой, и когда ей стукнет пятнадцать весён, надо будет сказать ей… Что именно — не успел договорить, ибо испустил дух. В «Войне колдунов» Айюки верхом на своём мамонте убивает вождя дэвкаци Хабума Молота, но поняв, что битва проиграна, трубит срочное отступление, и ингарцы возвращаются обратно в родные ледяные пустоши. В эпилоге последней книги вождь показан уже постаревшим, зато его дочь Инкайён — прекрасная охотница, воин и вообще девица-красавица с наполеоновскими планами объединить Ингар в единую державу и вооружить мамонтов рокушкими пушками. Немудрено, если учесть, что она — смертное воплощение рарийского бога войны Кедамны, который должен был воевать с Лэнгом, но раз уж Креол успел первым…
  • Астрамарий Целебор Краш — наёмный полководец, которого Лэнг приставил к армии Серой Земли (где он получил жезл Первого маршала) с расчётом на то, что под его командованием колдуны быстро сметут сопротивление противника. Крайне загадочная и странная личность, всегда ходит в закрытых латах и никто не видел, чтобы военачальник принимал пищу или ходил по ветру. Холоден, малоэмоционален и везде таскает с собой огромный двуручный меч с необычным лезвием, напоминающим язык пламени. Командовал взятием Ларии и лично казнил всех членов правящей семьи, начиная королём с королевой и заканчивая дядьями с тётками, пощадив лишь Гвениолу. В битве с армией Лигордена был разбит прибывшей кавалерией, но убил Великого Магистра лода Нэйгавеца и благополучно сбежал. Позднее попытался убить Обелезнэ, напав вместе с группой колдунов на монарший катер, но Джориан утянул Астрамария на речное дно. Потерянное Крашем оружие было определено Креолом, как очень мощный артефакт, обретший подобие воли, разума и собственное имя — Рука Казнящая. Выжил и участвовал в обороне Промонцери Альбры, где вступил в поединок с Хобокеном, которому смертельно завидует и жаждет переиграть на полководческой стезе. Там-то и выяснилось, что Астрамарий — кумбха, живой и практически неуязвимый доспех. Обезглавив эйнхерия, он улетел, но обещал вернуться. Пролог «Битвы полчищ» описывает прошлое Астрамария — молодого короля островного царства Дрем, жившего за пять тысяч лет до нынешних событий. Повергнув сепского короля Лапирия, он нашел в его хранилище чудесные доспехи и меч, что некогда принадлежал демолорду Бракиозору. Меч и доспехи «поглотили» Астрамария, сделав его одержимым убийством монарших особ и вскоре он завоевал все двенадцать королевств, но в конце концов был убит возмущенной толпой. Дух Астрамария демоны Лэнга слили с доспехом и с его помощью получили возможность проникнуть в объединённую им страну, ныне ставшую Серой Землей. Формально он возглавлял армию демонов, что должна была захватить остров, но был быстро отодвинут на задний план Шаб-Ниггуратом, да и в процессе завоевания окончательно расхотел возвращать себе корону. Вернув себе меч, обезглавил им Логмира и спас Чёрного Козла, скрывшись в Лэнге вместе с ним. В последней книге спас Хобокена от угрозы становления козлиным кормом, когда Шаб-Ниггурат окончательно его достал. Всю оставшееся время сидел в Храме Ночи, наблюдая за событиями. Когда Лэнг рухнул, Носящий Жёлтую Маску переправил Астрамария в тот же мир, куда Инанна послала гренадеров Хобокена, где кумбха продолжает заниматься собирательством.
  • Султан Земли — каменный великан, одно из четырёх великих чудовищ Закатона, наравне с Султаном Огня, Султаном Воды и Султаном Воздуха. Они были ненароком порождены богом Иргшпанибадом, желавшем создать себе Эмблемы, т. е. наделить смертных существ частичкой божественной души, получив могущественных и бесконечно преданных слуг. Но Иргшпанибад был идиотом и вместо того, чтобы потихоньку отделять от своего божественного начала кусочки и ждать, пока отрастёт, просто разорвал себя на части — и вместо четырёх Эмблем на свет родилось четыре зверобога. Султан Земли был создан из маленького храмового служки, а потому в отличие от своих «братьев» (ящерицы, рака и змеи) разумен. Много лет назад был побеждён закатонской армией, расколовшей его на куски, и ныне от него осталась одна голова. Пытался обмануть и убить Креола сотоварищи, пришедших за Сердцем Земли, используя свои чудом уцелевшие руки, но героям удалось обезоружить его и отобрать желанный камень. Позднее его восстановил Нъярлатхотеп, и Султан сражался на стороне Серой Земли, но был вновь побеждён и расколот дэвкаци Индрака. Голову Султана, как бездонный источник маны, пристроили внутрь коцебу. Погиб, когда в «Битве полчищ» Шамшуддин пробивает его головой череп Хастура.
  • Длик — кииг, представитель одного из малых (буквально) народов Аррандраха. Кииги представляют собой разумных прямоходящих грызунов размером со среднюю кошку, имеют кардинально отличное от людского мышление и самобытную колдовскую школу. В частности, кииги творят волшебство, просто рисуя его, а когда решают, что оно им больше не пригодится, переносят всю свою магическую мощь в рисунок, создавая могущественный антимагический артефакт. Конкретно длик — не имя, но должность, примерно соответствующая дипломату и верховному магу одновременно. Длик говорит от имени других киигов и учит их рисовать «картину жизни». Нынешний длик — альбинос и Высший маг по имени Джимарад Саха Энерхан, т.е. Стремящийся Всё Познать, который некогда одолел Козарина Мудреца, главу Совета Двенадцати до Искашмира и Бестельглосуда. За то, что молодой Хобокен некогда спас его народ, длик со своими соратниками пришли к нему на помощь, создав противомагические татуировки для гренадер. Когда Креол и Ванесса путешествовали по Аррандраху в поисках Стальных Солдат — боевых автоматов, последнего оружия Империи Гор, — ученица мага как раз наткнулась на киигов, которые привели её к длику. Тот помог им найти закрома последних горианских императоров и активировать дремлющих автоматов. В «Совете Двенадцати» длик и группа киигов перемещаются в Промонцери Царука, чтобы передать архимагу чертежи других военных проектов гориан. Кииг-альбинос, вдобавок, решает остаться, изучать нравы людей и его позднее (шутки ради) назначают двенадцатым членом Совета. В «Битве полчищ» с исчезновением татуировки Хобокена магическая мощь вернулась к длику, и он сполна применил её в битве с Шаб-Ниггуратом. Когда архидемон всё-таки загнал его в угол, кииг вновь отказался от магии, создав невероятной силы взрыв и нанеся демону незаживающую рану. Хотя Чёрный Козёл потом и растерзал длика, тот ничуть не расстроился и в облике энергетического исполина отправился обозревать просторы вселенной.

Серые колдуны[править]

Не совсем каноничные серые колдуны (Бестельглосуд, Тахем, Руорк) и Астрамарий.
  • Бестельглосуд Хаос — глава Совета Двенадцати, старший сын Искашмира Молнии и Руахи Карги. Немолодой и толстый мужчина, страдающий одышкой. Могущественный маг широкого профиля, однако презирает сражения и старается перепоручить это дело другим. Единственный колдун (как минимум, из высокопоставленных), что пережил резню в Дорилловом ущелье, и с тех пор его мучают кошмары. Боится Лэнга и его демонов, но противостоять ему не может, поэтому служит. Захватив Ларию, построил в ней личную крепость, назвав её Промонцери Альбра, сиречь «Цитадель Хаоса». Узнав у Себастиуса Трансмутатора секрет производства адамантия, приказал наладить массовое производство этого металла, коим в итоге покрыл всю Промонцери Альбра, опасаясь рокушцев, пришедших к ним на помощь чародеев и в первую очередь — восставших из мёртвых гренадер Хобокена. Противостоял Креолу в тронном зале, натравив на него сперва Яджуна с Астароном, затем — слабоумного, но очень мощного колдуна Бола и наконец, применив заклятие Двойника Хаоса, создающее точную копию цели. От всего этого архимаг не без труда, но избавился, вдобавок, ему на помощь пришёл Логмир. Но тут выяснилось, что на Бестельглосуде адамантиевые доспехи, в принципе не пробиваемые лёгкими клинками закатонца — зато от адамантового лезвия в посохе Креола они не защитили. Шумер не успел поглотить душу колдуна, ибо тот телепортировался и пытался сбежать, но был найден людьми Хобокена. Как и двадцать лет назад, Железный Маршал пронзил главу серых колдунов крюком, но умер Бестельглосуд не от этого и даже не от нанесенной адамантом раны, а от страха, оставив напоследок лужу. Крепко увлекался кулинарией, оставив по себе несколько десятков рецептов пирогов — фруктовых, ягодных, морковного и даже каучукового.
  • Руаха Карга — мать Бестельглосуда, Асмодеи и Яджуна, старейшая колдунья Серой Земли (170 лет, ни много ни мало), вторая в Совете Двенадцати. Вышла замуж за Искашмира Молнию по велению тогдашнего главы Совета Козарина Мудреца, проводившего евгеническую программу, но молодожёны по настоящему полюбили друг друга. Для Козарина это закончилось плохо — у старика «прихватило сердце» (нет-нет, никаких ударов молнии, что вы). Родила целую стайку детишек, двое из которых стали членами Совета Двенадцати, также ей пришлось лечь под Гелала, в результате чего родилась Асмодея. Очень сильная менталистка, способная зреть чужие мысли на огромном расстоянии, контролировать людей как марионеток, и внушать им различные эмоции и чувства. Несмотря на это, не смогла предотвратить похищение Гвениолы и Моав Ехидны, поскольку Креол поставил на коцебу очень мощные чары. Когда принцесса оказалась в Рокуше, Руаха провела ритуал по вселению в её тело и попыталась повлиять (или убить, если с влиянием не получится) на короля Обелезнэ, но её раскрыли и схватили. Выгнать бесноватую бабку смог лишь Креол в ходе специального ритуала. Вернувшись в своё тело, Руаха быстро скончалась, успев лишь предупредить Бестельглосуда.
  • Яджун Испепелитель — младший брат Бестельглосуда, великий колдун-пиромант и третий в Совете Двенадцати. Очень вспыльчивый (как и многие пироманты), но туповатый, и, в отличие от брата, очень любит сражаться. На протяжении большей части войны с Рокушем находился в Серой Земле, где следил за снабжением, к боевым действиям присоединился только под конец. Вместе с Астароном кошмарил рокушские войска в Ларии, низвергнув на их головы буквальный огненный дождь. Когда в Промонцери Альбра вломился Креол, Яджун и Астарон применили против него совместное заклинание — объединив пиромантию и криомантию, колдуны породили ужасный поток бушующего Хаоса. Спасся шумер только потому, что сумел перессорить серых — и Яджун, которому Астарон давно уже был поперек горла, начал оскорблять его. В итоге дело закончилось дуэлью, и Бестельглосуд остался с Креолом один на один. При помощи своего раба-полудемона Астарон одолел Яджуна и смертельно ранил его. От ран Яджун слегка поехал кукушкой и сжёг всю Промонцери Альбра — уцелело только покрытие из (почти) неразрушимого адамантия. Но колдун уцелел, превратившись в высшего огненного элементаля. Долгое время находился в «спячке», но в конце концов осознал себя и присоединился к армии Клевентина, Астрамария и Тахема, дабы отомстить за убитых родственников. Успел причинить немало разрушений, пока в конце концов не был окончательно уничтожен Шамшуддином, «откачавшим» воздух вокруг Яджуна.
  • Асмодея Грозная — дочь Руахи Карги и архидемона Гелала, также мать Дайларианы, породившая её неведомо от кого. На самом деле от всё того же Гелала. Четвёртая в Совете Двенадцати, очень сильная и красивая колдунья-вампир, превыше всего боготворящая силу. Другими словами, встретив того, кто сильнее её, она будет доказывать ему свою любовь и преданность, но встретив кого-то ещё более мощного, не раздумывая перейдет на его сторону. Возглавляла экспедицию серых в Закатоне с целью разыскать Сердца Стихий, где и встретила Креола сотоварищи. Архимаг, всегда презиравший предателей, отверг все её предложения и посулы, из-за чего разгорелась схватка. А поскольку дело было на навесном мосту над рекой горячей лавы, то архимаг и колдунья камнем полетели вниз. Креол «купание» пережил, а вот Асмодея — нет. По словам автора, планировала свергнуть Бестельглосуда при помощи своей дочери, но в то же время опасалась Дайларианы, ибо та могла легко превзойти мать. А оказаться на побегушках у собственной дочери Асмодее (даже с её почитанием силы) было, мягко скажем, стрёмно.
  • Астарон Ледяной — самый могущественный криомант Серой Земли. Ему несколько раз предлагали вступить в Совет Двенадцати, но Астарон, уверенный в своей исключительности, всякий раз отказывался — места были слишком низкими для него, понимаете ли. Так и жил уединенно в своём ледяном замке, пока его не навестили Яджун и мираж Бестельглосуда, предложив четвёртое место, освободившееся после смерти Асмодеи, и пообещав дать второе, когда Руаха скончается. Сопровождал роту полудемонов из Лэнга, ибо помимо криомантии также немного сведущ в демонологии. Всегда ходит в сопровождении раба — полудемона Низ’ргната, которого сам же когда-то и создал, соединив потерпевшего крушение моряка с мелким демоном из Лэнга. Вместе с Яджуном атаковал армию Рокуша, заморозив добрую сотню солдат. Также объединился с пиромантом, чтобы уничтожить Креола, но тот успешно стравил колдунов друг с другом. Астарону не без помощи полудемона удалось выйти из схватки победителем, после чего он натравил Низ’ргната на обессилевшего шумера. К несчастью, он не учёл, что Креол — таки целый архимаг от демонологии и легко разрушил заклинание, которым Астарон подчинил полудемона. Тот, обретя свободу, с радостью прикончил хозяина. Уже после этого Низ’ргнат напал на Креола, но был убит вовремя подоспевшим Логмиром.
  • Тахем Тьма — пятый в старом Совете Двенадцати, младший брат Руахи, хотя выглядит старше лет эдак на семьдесят. Сморщенный старикашка с окоченевшими ногами, у всех вызывающий какое-то инстинктивное отвращение. И немудрено, ведь Тахем — очень злобный и могущественный колдун, а также фанатичный ктулхуист, для которого нет большей радости, чем служить демонам Лэнга. По этой же причине, он боготворит своих родственников-полудемонов, особенно Асмодею. Призвал из Лэнга Нъярлатхотепа, чтобы тот смог воскресить Султана Земли. Стремясь остановить рокушское войско, сотворил Туман Смерти — живое облако всеразлагающей Тьмы, но Креол развеял его, применив Длань Адада. В битве за Ларию сражался с паладинами, защищая зиккурат, и лод Гвэйдеон отрубил ему руку. Добить старика помешал Йог-Сотхотх, утащивший Тахема в Лэнг. Там Тахему была оказана немыслимая (по его мнению) милость — доступ к такульту, однако настоящим архидемоном он не стал, превратившись скорее в нечто среднее между смертным колдуном и высшим демоном. Заменив руку на щупальце из Тьмы, тайно вернулся на Серую Землю, где помогал возводить новый зиккурат. Когда началось вторжение, Тахем поддерживал телепатическую связь между войсками и защищал зиккурат. Тогда-то он вновь вступил в поединок с пришедшим разрушить портал лодом Гвэйдеоном и проиграл, хотя и попытался перед смертью проклясть обидчика. Причём проклятие подействовало: такая гибель для паладина действительно самая жуткая.
  • Асанте Шторм (ранее Пират) — шестой в Совете, великий гидромант и адмирал флота Серой Земли. Всей душой влюблен в море, жить без него не может и на суше чувствует себя не в своей тарелке. Прекрасный капитан и тактик, но командир чрезвычайно суровый — ему ничего не стоит выбросить за борт паникующего юнгу или иного провинившегося рядового матроса. Женат на носящей красный плащ Делиль Ураган, сильнейшей аэромантке, с которой составляет приторную парочку. Также у него есть племянник, капитан и аэромант в жёлтом плаще Тариян Ветер. Выкрикивает названия своих заклинаний, хотя в сеттинге это делать необязательно. Командовал операцией по завладению острова Огненной Горы, но все планы разрушила старая шаманка Эрлеке Молот и дух вулкана — тот очень знатно бабахнул, обратив в пыль весь флот серых, включая «Капитана Кровь» — личный флагман Асанте. Тот сам выжил лишь чудом, но за провал задания был отправлен в тыл, на Серую Землю. Там его убил Клевентин и организовал мирную капитуляцию флота Серой Земли. Воскрешен Тораем и согласился служить Креолу в обмен на сохранение адмиральской должности. Построил себе новый флагман «Адмирал Кровь», наделив способностью взлетать, подобно коцебу и покрыв адамантием. По заданию Креола должен был усыпить Ктулху, используя торпеду со снотворным зельем, но этому помешал выпивший отраву Кутулу. Позднее пытался задержать проснувшегося спрутобога и помог лоду Гвэйдеону одолеть его, врезавшись флагманом в затылок архидемона. В эпилоге по-прежнему живёт, здравствует и океанографирует неизученные моря, грезя лаврами рарийского Руальда Амундсена.
    • Был придуман в ходе форумного конкурса, запущенного Рудазовым, когда тому потребовалось много колдунов второго плана и он решил облегчить себе работу, а заодно дать фанатам просочиться в канон. Образ отсылает к Левассёру в исполнении Леонида Ярмольника (в ранней редакции подчёркивалось, что внешне адмирал — его точная копия, хотя, понятное дело, на Рари об этом никто не догадывается), имя корабля тоже намекает.
  • Йоганц Изменяющий — племянник Бестельглосуда Хаоса, сравнительной молодой, но очень талантливый чародей в области трансформации и превращений. Несмотря на занимаемое им седьмое кресло, другие серые плащи смотрят на Йоганца свысока, по той причине, что он совершенно безволен и предпочитает подчиняется решением других. Бестельглосуд планировал женить на нём принцессу Гвениолу, сделав таким образом Ларию марионеточным государством, но ванессиными стараниями этому плану не суждено было осуществиться. Во время речного сражения между армией Лигордена, Хобокена и Серой Земли, вступил в битву, создав из раненных солдат и кучи серебра огромную многоножку с серебряными лезвиями. На поле боя он столкнулся с Ванессой, но её защитил заматеревший и повзрослевший Хубаксис, против которого трансформирующие чары Йоганца оказались бесполезны. Когда же колдун попытался удрать, то был схвачен и сожран джинном.
  • Руорк Машинист — величайший техномаг Серой Земли, восьмой в Совете и заклятый враг Асанте Шторма. Их противостояние началось ещё в детстве, когда Асанте по дурости утопил Руорка, а когда того воскресили, снабдив первым протезом (железным сердцем), то по первое число досталось уже будущему адмиралу. Второй маршал, хозяин огромного комплекса заводов и шахт, также одержим идеей достичь машинного бессмертия, постепенно заменяя части тела и органы на механизмы. Во время речного сражения рокушцев с серыми бился с паладинами и Креолом, а когда почувствовал, что проигрывает — подорвал самого себя в надежде взять в ад компанию. Как выяснилось, он сохранил свою душу в механической филактерии, став таким образом первым техноличем. Как и Асанте, согласился подчинятся новому главе в обмен на сохранение статуса и льгот. Впрочем, Креол быстро заработал настоящее уважение Руорка тем, что, в отличие от Бестельглосуда, не скупился на финансирование его проектов. Также он быстро скорешился с профессором Лакласторосом, совместно с которым двигал промышленность Серой Земли. Женился на собственной ученице, техномагессе Екесс Глаз; также некогда имел роман с геоманткой Цезарой Каменщицей. Спас Асанте и Делиль во время устроенного Дагоном моретресения. Гидроманту стало после этого неудобно враждовать с Руорком, так что они, в каком-то смысле, примирились. Также, подобно Асанте, помог лоду Гвэйдеону одолеть Ктулху, запустив в морду архидемону ракету с мощнейшим взрывным заклинанием. На момент эпилога обосновался в Рокуше, где помогает строить железные дороги и поезда. Также они с женой сделали ребёнка.
  • Турсея Росомаха — девятая в Совете, одна из наиболее грозных колдуний, возглавляющая серую госбезопасность. Хозяйка Промонцери Юджери, исполинской тюрьмы и пыточной, где заканчивают свои дни все неугодные правящие режима (впрочем, альтернатива — ссылка в Лэнг, — ещё хуже). Очень красивая женщина с неестественно длинными ногтями и любовью к садомазо-прикидам, из-за чего некоторые персонажи подозревают её в родстве с дьяволицами Лэнга[4]. Безжалостная и кровожадная садистка, которая с ласковой улыбкой сдирает кожу с пленников и загоняет им раскаленные иголки в интимные места. При этом очень печётся о своей внешности, регулярно делает маски из овощей и майонеза. По основной специальности — телепатка (ученица Руахи Карги), также может телепортироваться и терзать своими знаменитыми ногтями не хуже тигрицы. Схватила Логмира, подвергала его страшным-ужасным извращениям и промыла мозги, сделав своей марионеткой. С его помощью она собиралась убить Креола и его спутников в Ларии, но не знала, что у архимага было особое заклинание, временно лишающее магов сил. Некоторое время бегала от него, стремясь заманить в ловушки, но в конце концов Креол поймал её и убил, заточив душу в посохе. Когда посох был разрушен Йог-Сотхотхом, освободилась и улетела куда-то на тот свет.
  • Мурок Вивисектор — десятый в Совете, великий биомаг и учёный, крутой замес из доктора Айболита, доктора Франкенштейна и доктора Менгеле. Воплощает горячо любимый Рудазовым типаж милого и безобидного (на первый взгляд), но на самом деле опасного старичка. Низенький и щуплый, лучший друг детей и зверюшек, постоянно сюсюкается с созданными им чудовищами, коих воспринимает как своих «деточек» и контролирует при помощи клавиатуры, смахивающей на музыкальный синтезатор. Создатель цреке — очень крупных, умных и плодовитых насекомых, которых на Серой Земле приспособили к различным работам, и вемпиров — летающих животных, напоминающих помесь медведя и волка с крыльями дракона, с помощью которых серые скомпенсировали отсутствие обычной кавалерии. Во время штурма Промонцери Альбры Ванесса наткнулась на лабораторию Мурока. Возмущенная его изуверскими экспериментами, она безжалостно уничтожила один из его главных проектов — таблетки, содержащие кровь Султана Огня, при помощи которых Мурок планировал наплодить войско полубогов. Возмущенный таким вандализмом колдун был готов пустить Вон под скальпель, но та сумела разрушить синтезатор и обезумевшие гомункулы растерзали самого Мурока. Как и Асанте с Руорком вернулся в «Совете Двенадцати». Как оказалось, он давно выращивал себе запасное тело-клон и подобно гидроманту с техномагом легко согласился сотрудничать с новыми властями. Дольше всех колебалась Вон, но ему в конце концов удалось частично расположить её к себе. Благодаря ему паладины получили новых ездовых животных — летающих лошадей раши, коих Мурок также выращивал в пробирке. В «Битве полчищ» вместе с Тораем возвращал с того света Креола, едва не осушенного Пятым Заклинанием и улучив возможность, внедрил шумеру третью почку. За что тот ещё не раз поминал Мурока незлЫм тЫхим словом. Не был взят в Лэнг, поскольку архимаг решил, что от Мурока будет больше пользы в тылу.
  • Квиллион Дубль — племянник Турсеи, одиннадцатый в Совете, третий маршал и мастер по созданию доппелей — магических двойников колдунов, простых людей, зверей и чудовищ. Квиллион очень труслив и превыше всего ценит собственный комфорт, а потому взаимодействует с другими колдунами и сражается через своих двойников. Любит устраивать оргии с участием доппелей красивых женщин (в том числе высокоранговых колдуний) и Квиллионов Дублей, сам предпочитает наблюдать со стороны. Узнавший об этом Руорк шантажом заставил Квиллиона создать доппелей Асанте и пещерного медведя, чтобы записать на кристалл памяти их любовные игрища. К счастью для адмирала, кристалл был уничтожен вместе со старым телом Руорка. Смог неплохо потрепать Креола, выпуская против него волны доппелей, но архимаг, увидев в полете, как Квиллион чаевничает, из последних сил вдарил по нему огненным шаром. Попал.
  • Ригеллион Одноглазый — двенадцатый в Совете, четвёртый маршал Серой Земли и один из сильнейших чародеев-боевиков. Кроме мордобития, никаких чудес он не умеет, даже не чувствует ауры. В одном из сражений потерял глаз и с тех пор носит лихую повязку, а от услуг колдунов-медиков отказывается, поскольку гордится шрамами, точно орденами. Истинный вояка до мозга костей, живёт битвами и сражениями, но при этом несколько тугодумный, за что некоторые колдуны над ним подшучивают. Командовал армией серых в Рокуше, штурмовал Владеку и пытался решить дело малой кровью, вызвав Обелезнэ на дуэль. Тот согласился использовать фамильную шпагу Калторанов, вот только оказалось, что это название крупной пушки. Ригеллион не погиб, но очень сильно разозлился и приготовился стереть столицу с лица земли. Положение в последний момент спасли паладины и Креол с Шамшуддином. Шумерский архимаг сошелся в поединке с Ригеллионом и… проиграл. Как боевой маг, Одноглазый оказался лучше. Но полумёртвый Креол таки смог ранить колдуна в спину. Маршала попыталась вытащить с поля боя его адьютантка Рюлейко Мелодия, но их обнаружили солдаты Рокуша. Спасая женщину, Ригеллион потратил всю оставшуюся жизненную силу на создание мощного взрыва. В «Совете Двенадцати» в одном эпизоде показаны его дочь и внучка, колдунья в синем плаще и восьмилетняя девочка.
  • Моав Ехидна — колдунья-метаморф в оранжевом плаще, специалист по превращению в других людей. По приказу Руахи приняла облик Гвениолы, на случай, если её попытаются похитить. Причём, в отличие от классических метаморфов, Ехидна по настоящему меняет собственное тело, из-за чего она не вернулась к истинному виду, когда Ванесса нацепила на обеих Гвениол ошейники из хладного железа. Выдала она себя, когда из-за серых коцебу начал падать, так что Ванессе пришлось снять с неё ошейник, дабы выжить самой. После этого герои долго спорили, что делать с колдуньей, но решили в итоге оставить её с собой, но оставив ошейник, дабы не получит нож в спину. Сама Моав была не особо против — тех, кто побывал в плену, заочно записывали в предатели и либо убивали на месте, либо (что ещё хуже), отправляли к Турсее или в Лэнг. Соответствуя своему прозвищу, весьма остра на язык, в определенный момент, её любимой «жертвой» стал лод Гвэйдеон, чью веру она подвергла критике. Впрочем, паладин потом спас её от волков и по словам автора, между ними возникли зачатки симпатии. Увы, в большее они вырасти не успели. За то, что она помогала спутникам Гвениолы, король Обелезнэ любезно посадил её в тюремную камеру с достаточно божескими условиями, но там её убил Дзецар Киллер, убийца-телепортер Турсеи Росомахи.
  • Себастиус Трансмутатор — красный плащ, один из лучших алхимиков Серой Земли. Отличается длинной бородой и усами, выросшими от многократного вдыхания алхимических паров — так-то у серых почти не растут волосы на лице. Да и вообще, он настолько пропитался различными зельями, что его задрипанная мантия ожила и по ночам поедает тараканов. Отличается взбалмошным и истеричным характером, считает себя гением, а других алхимиков — юнцами безрукими, одержим своей лабораторией и за её пределами в основном пучит глаза, силясь понять, что от него надо. Впрочем, в том, что касается алхимии, он действительно гениален — сумел разгадать тайну создания адаманта и наладить какое-никакое производство адамантия. Также умеет готовить философский камень, при помощи которого продлевает себе и некоторым другим жизнь. Был единственным, кто выжил при пожаре Промонцери Альбра, и Креол решил пощадить Себастиуса, рассчитывая на его знания. На момент эпилога скончался — произошел несчастный случай с атанором. Преемника он не оставил, поскольку вокруг сплошные бездари.
  • Кодера Ясновидящая — красный плащ, правая рука (не в этом смысле, поручик! Хотя…) Турсеи и сильнейшая телепатка после Руахи. Согласилась служить новому Совету Двенадцати, в глубине души надеясь на то, что ей дадут серый плащ, хотя и презирала захвативших страну чужестранцев. Более всего — Ванессу, за то, что та будучи полнейшей недоучкой, умудрилась занять одно из серых кресел. Когда же ей в этом отказали, справедливо опасаясь ненадёжной телепатки, Кодера затаила нешуточную злобу и решила отомстить. Делая вид, что отлавливает бунтовщиков и ктулхуистов, Кодера на самом деле организовала тайное общество из наиболее полезных и недовольных серых, ища возможность как следует насолить Креолу и присным. Такая возможность у неё появилась, когда она получила свиток призыва Нъярлатхотепа. Вызванный архидемон первым делом поглотил душу самой Кодеры и всех, кто был с ней в этот момент, за исключением теневика Архенбуха Никто. Когда Креол поглотил Ползучий Хаос, то также заполучил пожранные им свежие души. Когда посох Креола сломался, все заключенные души отправились на тот свет, включая Кодеру.
  • Торай Жизнь — красный плащ. Ученик Мурока Вивесектора, величайший целитель Серой Земли и главврач крупнейшего госпиталя. На вид — восемнадцатилетний вьюнош, хотя ему давно перевалило за сотню лет. Способен оживить мёртвого, лишь прикоснувшись или дыхнув на него, не говоря уж про такую мелочь, как «снятие» шрамов и исцеление болезней. Настоящий маньяк-альтруист, готов лечить кого угодно и когда угодно, напрочь игнорируя собственное самочувствие, из-за чего несколько раз едва не погиб. Один из немногих, кого Креол с удовольствием бы принял в Совет, но к сожалению, Торай в гробу видал политику. Вернул с того света Асанте Шторма, хотя даже для него это стало большим трудом, также помог восстановиться Муроку. В «Битве полчищ» выяснилось, что Торай на самом деле не целитель, как таковой, а очень сильный колдун-вампир, изобретший способ не только поглощать чужую жизненную силу, но и передавать её, делая прану из маны. Когда в его палату вломились куклусы, Торай не выдержал и, превратившись в монстра, начал выпивать их, пока не прибыл Гелал. Архидемон предложил было сородичу дружбу, но когда стало ясно, что уходить в сторону Торай не намерен, начался поединок между двумя вампирами. В искусстве поглощения праны они оказались примерно равны, но когда дошло до рукопашной, преимущество архидемона стало очевидным. От гибели медика спасли Мурок и Дайлариана. Благополучно оклемался и вошел-таки в состав нового Совета Двенадцати. Сопротивлялся всеми конечностями, но очень уж очевиден был недобор.
  • Тивилдорм Призрак (ранее Великий, Выживший и Сопливый) — четырёхсотлетний призрак, бывший глава Совета Двенадцатый и предок Совета нынешнего чуть менее чем полностью (там его за глаза называют прадедушкой. Только Руорк и Астарон ему не родня). Один из немногих, кто пережил события Ночи Страха, находясь в самом пекле. При жизни был великим демонологом и, став главой Совета, решил распустить его, чтобы править единолично. Колдуны это не оценили, и Тивилдорм был убит, но оказалось, что он заранее привязал свою душу к танзаниту, а потому назавтра же вернулся в виде призрака и перебил почти половину Совета, включая собственного убийцу. Но вернуть власть ему всё равно не удалось, и он тихо существовал в глубине Промонцери Царука, став местной страшилкой. Когда серые стали поклоняться демонам, Тивилдорм начал искать возможности показать им всем, что так делать не нужно, и таки нашел её, когда на Рари прибыл Креол. Через Клевентина Тивилдорм добился союза с султанатом Геремиада и присоединился к войску рокушцев. Там он создал из убитых солдат исполинского трупомонстра Мерзость, которого позднее натравил на Султана Земли. Получил повреждение в битве с призванным из Лэнга адским духом, который повредил его камень, из-за чего в дальнейших книгах Тивилдорм становился всё слабее. Несмотря на неприязнь к Ванессе, горячо одобрил большую часть её реформ и активно ей содействовал. Также он посадил полудемонов в Банку Скорпионов, с целью создания демоволка. Во время буйства Нъярлатхотепа решился освободить того самого демона, учинившего Ночь Страха — демолорда Кхатаркаданна, отдав ему взамен свой танзанит. Позднее Креол пытался выручить Призрака, но так и не сумел это сделать.
  • Клевентин Предатель (ранее Придурковатый) — лысый и упитанный мужчина средних лет, очень обаятельный и добродушный… на первый взгляд. Носил голубой плащ и долгое время считался ничем не примечательным колдуном-администратором, но в действительности он — наперсник и агент Тивилдорма, а также архимаг, способный управлять металлом и трансформироваться в него. Организовал капитуляцию флота и Иххария, убив Асанте Шторма. За заслуги был удостоин седьмого кресла в Совете Двенадцати, показал себя первоклассным управленцем и взял под патронаж самую крупную и неблагополучную сатрапию (т.е. провинцию) Сеп. В действительности, снюхался с Лэнгом и выращивал в Сепе огромную армию куклусов, а также возводил новый зиккурат. А всё ради того, чтобы наконец-то стать первым в истории страны единовластным правителем, которого потомки будут славить в качестве Клевентина Императора. Креол, заинтересованный заклинаниями серых, поручил ему найти формулу Пятого Заклинания, которое некогда убило шестерых серых плащей. А Клевентин уже много лет как нашел её и берёг, как оружие на самый крайний случай. В «Битве полчищ», когда пришел час действовать, Клевентин проник в кабинет Креола, где тот хранил различные артефакты, включая Руку Казнящую, за которой через портал прибыл Астрамарий. Пока взбешенный архимаг пытался угомонить кумбху, Клевентин выпустил Пятое Заклинание — разумный сгусток маны, выпивающий из живых существ эфир — сначала ману, а потом и прану. Креола спасло только то, что уходящий Астрамарий напоследок срубил ему голову, а верный посох притащил Хобокена. Татуировка эйнхерия уничтожила манового вампира и Клевентин был объявлен государственным преступником. Помог группе демонов во главе со всё тем же Астрамарием проникнуть в Промонцери Царука, а сам остался сторожить проход. Там на него наткнулся Логмир, и колдун вступил в битву с полубогом, приняв облик металлического монстра. Ранив закатонца и решив, что опасности больше нет, колдун начал принимать людской облик, дабы поглумиться… и забыл о торчащей в теле адамантиевой катане. Изнеженный Клевентин не смог сосредоточиться из-за боли и был добит Логмиром, несмотря на мольбу о пощаде. После смерти его душу затянуло в Бездонный Хаос.
  • Дайлариана Агония — самый юный в истории красный плащ (т. е. колдунья высшего уровня), получившая его в возрасте пятнадцати лет, дочь Асмодеи Грозной и архидемона Гелала, которому также приходится внучкой. Таким образом, она на 3/4 архидемон-вампир. Неестественно бледная девочка с красными волосами[5] и янтарными глазами, очень суха, безэмоциональна и равнодушна ко всему вокруг себя. При этом очень талантливая и могущественная чародейка, способная буквально на лету учить сложнейшие заклинания, чем удивляет даже Креола. Согласно Слову Божьему, на самом деле она крайне эмоциональна от природы, но уже с юных лет подавляла в себе какие-либо эмоции, и благодаря жесточайшему самоконтролю сумела убить демона в себе. Быстро подружилась с демоволком, поскольку истребитель демонов принимал её за хозяйку. В последних книгах убивает в поединке Гелала, а потом и (пра)дедушку Акхкхару. По словам последнего, внешне очень похожа на его дочь Лилит, сбежавшую из Лэнга во время войны с Мардуком. После возвращения на Серую Землю возглавила Совет Двенадцати, в который до этого даже не входила: первые в очереди на первое кресло Асанте с Руорком готовы были новую войну начать, лишь бы не допустить соперника до высшей власти, а все остальные откровенно недотягивали. Также у неё образовалось подобие отношений с молодым паладином, лодом Ровеном. Ради неё он остался на Рари и возглавил тамошнюю академию паладинов.
  • Кайкедрал Мусор — красный плащ, после упокоения Тивилдорма был протащен Ванессой в Совет. Невысокий скучный мужичок, мощный материализатор, но колдовать, как и Бестельглосуд, не особо любит. Настоящая же его страсть, главный талант и любовь всей жизни — финансы. Вообще-то в серой культуре заниматься бизнесом для аристократа-колдуна не комильфо, но Кайкедрал на это плевать хотел: лично управляет полагающимися ему по статусу громадными латифундиями и обширной сетью фабрик и заводов и является богатейшим человеком в стране[6]. За это вышестоящие колдуны прозвали его Мусором, а прекрасно понимающая его Ванесса — «Фордом в красном плаще». Сменив его на серый, стал исполнять функции министра финансов и живо влил свежую струю в захромавшую после Войны Колдунов экономику. В ходе «Битвы полчищ» вместе с Ванессой и Хобокеном оборонял Промонцери Царука, где разместился главный штаб и укрылись те горожане, кто не успевал эвакуироваться из зажимаемой демонами в котёл столицы. Когда зондеркоманда Мдзгрвеша прорвалась в цитадель, в одиночку отбивался от неё и изрядно проредил куклусов, будх и утукку, пока Вон в фирменном геродерме не растоптала Двурогих, на которых кайкедраловых сил уже не хватало. Получил в ходе боя серьёзные травмы и в Лэнг взят не был, а остался на хозяйстве с Ванессой и Муроком, чтобы встретить вернувшийся Совет уже во главе с Дайларианой.
  • Гвен Зануда — синий плащ (позже сдал на голубой), выпирающий статист, личный секретарь Бестельглосуда, а потом и Креола. Гениальный аналитик и счетовод, но колдунец так себе (даже его специальность неизвестна). Обожает спорить, причём стратегия у него всегда одна: повторять одни и те же аргументы, пока с ним не согласятся или, что вероятнее, не дадут в морду. Один раз это закончилось выбитым глазом — Бестельглосуд запретил отращивать его обратно, чтобы Гвену неповадно было разъяснять ему, как действует заклинание, которое сам же Бестельглосуд и изобрёл. Так что Креолу, чтобы заслужить погробную преданность Гвена, было достаточно этот запрет отменить, ИЧСХ, больше Зануда никого не доставал.
    • Предложен в рамках конкурса в порядке карикатуры на некоего доставучего форумчанина. Автор идеи долго удивлялся, что Рудазов вообще это пропустил.

Плонетцы[править]

  • Дзе Моргнеуморос — майор, командир Семнадцатого Гравистрелкового батальона, участник атаки на Врата в Лэнг, мутировавший от выброса демонических эманаций. Кожа неестественно зелёная, рожа напоминает обезьянью, а глаза асимметричны — один крохотный, с ноготь мизинца, а другой с кулак и позволяет целиться точнее, чем через лучший оптический бинокль. Долгое время прозябал в родном городке, где следил за порядком, не давая слишком уж бесчинствовать окрестной гопоте и браткам. Там его и встретили главные герои — Моргнеуморос сперва принял их за демонов и атаковал, но когда недоразумение разъяснилось, стал верным спутником и проводником на пути к ГИОТ, ибо с энтузиазмом воспринял идею отомстить ненавистным тварям Лэнга. Уже на Серой Земле дослужился до полковника, а потом и генерал-лейтенанта. Первоклассный солдат и неплохой механик, в минуты сильного душевного потрясения регулярно поминает некоего хрехта, а также крайнюю плоть. Среди товарищей по бригаде известен как «Ирокез» — за характерную причёску, и как «комбат» — по должности. Как и другие поименованные плонетцы, погибает в последней книге на супердредноуте, но уничтожает физическое тело С’ньяка — Червя, тем самым отомстив Лэнгу за практически разрушенный Плонет.
  • Сей Гангегорос — капитан, по военно-учётной специальности замполит, старый знакомый Моргнеумороса и тоже мутант. Характерные черты — синяя кожа и безгубый рот, полный острых зубов, но тем не менее, разговаривает не хуже обычного человека (приноровился за сотню лет-то). После крушения плонетской цивилизации решил, что раз уже всё застряло глубоко в заднице, то терять ему нечего — сколотил банду, частично состоящую из таких же мутантов-ветеранов и принялся крышевать один относительно процветающий городок с казино, боями сверчков и подпольным рестлингом. Услышав, что рядом бродит группа крайне подозрительных личностей, включая старого знакомца Моргнеумороса, приказан своему подчинённому Хайну «Макаке» Лентрикседморосу похитить Ванессу, дабы допросить её. Закончилось это тем, что Креол, Гвэйдеон и Моргнеуморос устроили дебош в городе, а архимаг ещё и взорвал казино. Когда герои добираются до ГИОТ и объявляют о сборе ветеранов для новой войны с демонами, Гангегорос и члены его бригады присоединились, желая также поквитаться с демонами. С Моргнеуморосом он помахался, потом помирился, и всячески пытался задобрить Ванессу, выдав ей Макаку в качестве телохранителя. Вместе со всеми своими подчинёнными погибает на борту «Алкуса Рейко».
  • Рато Лакласторос — директор государственного института оборонных технологий (ГИОТ), гениальный учёный, родившийся ещё до войны с демонами. Крохотный зеленокожий карлик с искажёнными чертами лица. Именно он построил Врата между мирами, при помощи которых плонетцы надеялись установить контакт с братьями по разуму. Увы, вместо добрых иномирян из врат появились демоны, перебившие большую часть учёных, а когда из Лэнга попёр Ползучий Хаос, Лакласторос приказал взрывать всё нахрен. Так проект был засекречен, а сам Рато остался заикой на всю жизнь. Позднее построил прототип супердредноута, при помощи которого плонетцам удалось разрушить новые Врата в Лэнг, но в процессе все на борту погибли, а мир оказался загажен. Несмотря на скептицизм, очень любознателен, любит рыбачить в пруду (при этом результат, сиречь рыба, его не интересует, только сам процесс). После войны вместе со своим институтом пытался восстановить цивилизацию, но тщетно — каждый думал лишь о собственной шкуре и желудке, плюя на остальных. Когда Креол установил Сияющее Око, очищающее мир, Лакласторос согласился служить ему и архимаг перенес весь ГИОТ на Серую Землю. Там плонеты принялись улучшать промышленность, строить танки и оружие, а сам профессор закорешился с Руорком Машинистом. Построил новую, улучшенную модель дредноута, назвав её «Алкуса Рейко», то есть «Спаси боже» — потому что защитить от этой машины сумела бы лишь божья заступа. Креол установил на нём Крест Стихий и планировал использовать для уничтожения С’ньяка и Червя. Свою цель дредноут выполнил, но все, кто был на борту, погибли, включая отказавшегося от эвакуации Лакластороса.
  • Мар Диротренорос — высокий и худой, как жердь старик, предводитель Братства Очищения, крайне враждебно настроенной к мутантам группировки, считающей их врагами «чистых» людей и уничтожающей в чанах с кислотой. Братство обосновалось в городе Томурай, сделав его наиболее процветающим и безопасным на Плонете — через него герои решили срезать путь до ГИОТ, но Ванессу поймали, приняли за мутантку и собирались казнить. Пришлось Креолу, лоду Гвэйдеону и Моргнеуморосу в очередной раз её спасать и пробиваться с боем, взяв Мара в заложники. Обнаружив три сравнительно целых «Холма-9000» — огромных боевых комбайна-дезинтегратора, способных уничтожить небольшой город, Диротренорос решил захватить ГИОТ, чтобы воспользоваться его ресурсами для восстановления людской цивилизации, а заодно и окончательного решения мутантского вопроса. Само собой, ему помешали архимаг сотоварищи, отбившие атаку и взявшие Диротренороса и его офицеров в плен. Как выяснилось, Диротренорос и сам мутант, но решил объявить товарищей по несчастью врагами народа, чтобы у остальных людей был шанс построить какое-никакое, но стабильное общество без внутренних склок. Узнав о планах Креола очистить Плонет, Диротренорос убедил своих соратников в том, что он ошибался насчёт ГИОТ, причём так успешно, что готовая линчевать его толпа лишь ещё сильнее начала обожать своего лидера. Когда архимаг установил Око, старик, увидев его в действии, заплакал от счастья и объявил артефакт священным. Вскоре на Плонете возник культ Сияющего Ока во главе с Диротреноросом. Для поддержания контакта с публикой любит риторически спрашивать: «Разве это не замечательно (отвратительно и т.д)?» В эпилоге «Зари над Бездной» сообщается, что Мар умер своей смертью спустя 15 лет, и на его похороны явился весь Томурай.

Шумеры[править]

  • Халай Джи Беш — кассит, наставник Креола и Шамшуддина. Прекрасный боевой маг и демонолог, но в тоже время — злобный и желчный садист. За малейшую провинность (и даже без повода) жестоко избивал своих учеников, подвергал пыткам и справлял на их лица малую нужду (а иногда — и большую). За всё это в шумерской гильдии его прозвали «Потрошителем учеников» и дружно ненавидели, хотя и признавали его заслуги. Креол и Шамшуддин пятнадцать лет учились у него, пройдя через круги ада на пути к силе и один раз даже смогли отомстить. В рассказе «Кого боятся маги», Халай стал жертвой Гасителя Света, монстра-вампира, высасывающего из простых людей жизнь, а из чародеев — магическую силу. Став простым дряхлым старикашкой, Халай едва ли не на коленях умолял учеников помочь ему, и те не упустили возможности воздать касситу сторицей. Но помогать ему возвращать способности таки пришлось, иначе не видать им было заветного диплома. Что характерно, собственного племянника, Эхтанта Ага Беша, Халай учил гораздо мягче (и где теперь тот Эхтант?) Участвовал в войне с куклусами Дагона, за что получил от императора Энмеркара новый дворец в награду. В рассказе «Экзамен для мага» таки посвятил Креола в маги-подмастерья и велел убираться на все четыре стороны. Уже на следующий день бывший ученик вызвал учителя на дуэль и убил. Как и хотел Халай — ему, как чёрному магу, грозила долгая и мучительная агония и ещё более жуткое посмертие. А умерев в бою, он тем самым заработал право на загробные лавры.
  • Креол-старший — отец Креола, сын Алкеалола, архимаг и великий элементарист. В отличие от сына и отца, обладал невероятно хладнокровным и спокойным нравом, никогда не повышал голоса и вообще слабо интересовался живыми существами. Настоящей страстью Креола-старшего всегда были элементы, и он изобрёл улучшенный ритуал трансмутации металлов, который назвал… «Ритуалом трансмутации металлов». Да, проблему с воображением его сын тоже унаследовал от него же. Тем не менее, никогда не отказывал в помощи простонародью: каждый в Уре знал, что случись беда — архимаг Креол придёт и молча поправит всё. Умер, лишь немного не дожив до своего ста одиннадцатого дня рождения, но все, включая Креола-младшего, считали это трагичным стечением обстоятельств. Лишь спустя много лет, когда Креол спускался в мир мёртвых, он узнал у призрака отца, что его убил архимаг Менгске, расчищая себе дорогу к званию Верховного мага. Внук Креола, незатейливо названный Креолом Третьим, нравом удался в деда — уродился таким же равнодушным ко всему и вся.
  • Алкеалол  — прадед, дед и отец троицы Креолов, великий архимаг-демонолог. Как и главный герой, обладает бешеным нравом, чуть что — хватается за посох или швыряется заклинанием в объект раздражения. Внука любит, но обходится с ним сурово — отдал в ученичество к Халаю Джи Беш, прекрасно зная о его репутации, а когда маленький Креол попытался залезть в помещение с пленёнными демонами, выгнал из дворца на мороз жару, и мальчонка почти месяц жил на улицах. Принимал участие в борьбе с куклусами, во время которой загадочно пропал. Как оказалось, случайно переместился на Каабар, а так как мирохождение всегда было тёмным лесом для прославленного архимага, вернуться назад он не смог. Зато Алкеалол принёс в этот мир иштарианство, заслужив титул Первого посланника[7]. Выстроил возле огромного вулкана копию дворца Шахшанора, которая после его смерти стала монастырём. До сих пор обитает там в облике призрака. Когда Креол, Ванесса и лод Гвэйдеон прибыли за очередной частью Священного ключа, встреча деда и внука оказалась крайне бурной. Сперва они готовы были облобзывать друг друга, затем — сойтись в схватке не на жизнь, а на смерть, из-за того, что Креол так и не завёл детей, а в итоге Алкеалол потребовал, чтобы внук-растяпа женился на Вон и наплодил детей, да чтоб не меньше четырёх штук. ЧСХ, требование деда Креол исполнил — правда, отчитаться в этом уже не может.
  • Аханид — лугаль, то есть начальник городских войск и стражи, крутой бородач. Уроженец захолустного городка Нимруд[8], где несколько лет жил и работал Креол, будучи магом-подмастерьем. Там он исполнял должность чародея-консультанта, помогая страже раскрывать преступления, связанные с колдовством и демонами. С лугалем у него образовались сложные отношения — Аханида раздражала креоловская беспардонность и отсутствие уважения к кому-либо, а Креола — необходимость прозябать в глуши и выполнять такую скучную работу. Тем не менее, друг с другом они вполне себе ладили и даже совместно ходили по барам. Сильно не любит магию и волшебников, считая, что без них простым людям было бы намного лучше. Отец многочисленного семейства и как подтвердил автор, умер он на удивление мирно — в глубокой старости и в окружении потомков.
  • Хе-Кель — товарищ Креола и Шамшуддина, вместе с ними дослужившийся до архимага, потомственный аристократ и недурственный спец по времени и пространству. Вместе эти трое пытались сделать вольт окрестностей Ура, чтобы изгнать из почвы соль, но заклинание отказывалось работать, пока к парням не присоединился Верховный маг Шурукках. Позже нахальный дед на голубом глазу приписал авторство методики себе, но илькум (государственную барщину) юным магам таки зачли.
  • Хиоро — ещё один товарищ Креола и Шамшуддина, также впоследствии архимаг. Величайший целитель в истории Шумера, не уступающий (если не превосходящий) на этом поприще Торая. Также был очень добрым, что несколько раз выходило ему боком — в первой книге Креол рассказывает поучительную историю о том, как Хиоро исцелил больного человека и был буквально осаждён местными, требующими от него всё новых и новых чудес. Когда же Хиоро не смог спасти дышащего на ладан старика, неблагодарное быдло было готово его линчевать, но чародей вовремя смылся, не забыв поплакаться на тяжку долю Креолу. Под конец жизни предался аскезе и ушел в горы, где обрёл просветление и стал небожителем.
  • Мей’Кнони — младшая соратница Креола и Шамшуддина, бывшая кушитская рабыня, сумевшая обучиться магии и заслужить свободу. Внешне — копия Наоми Кэмпбелл. ЧСХ, пыталась попасть в ученики к Креолу с понятными целями, но увы — его сердце ждало другой чернокожей красотки. В попытке обеспечить себе вечную молодость продала душу Алгору, но тот сделал всё в неповторимом стиле Лэнга: Мей’Кнони оставалась молодой, пока не пересекала границ конкретной пещеры в Лэнге. Ещё раз: оставалась молодой, а не живой. Так что, встретив Креола пять килолет спустя и увидев, на кого он её променял, она была очень благодарна за то, что он её изгнал.
  • Мешен Руж’ах (буквально Мешен Ружевич) — метеомаг и самоуверенный мерзавчик родом с Дильмуна (ныне Бахрейн), враг Креола и Шамшуддина. Ещё учениками эти трое повздорили в пивной: Мешен, хотя был сильнее и опытнее, против двоих таки не сдюжил и был вынужден возвращаться домой нагишом. Попытался отомстить, наслав на Шахшанор, где отдыхали побратимы, песчаную бурю, но те отразили её обратно, хотя для этого пришлось выпустить из клети Мдзгрвеша. Унижения Мешен Руж’ах не простил и с той поры иногда пытался их убить, хотя чаще просто гадил по мелочи. Однажды в липовой попытке помириться подарил Креолу Тхари, так что, как говорится, не было бы счастья…
  • Менгске — шумерский чародей, занимавший должность Верховного мага до Креола. Большую часть жизни проходил в подмастерьях, пока в один момент не совершил резкий скачок, добравшись до звания архимага. Дело в том, что властолюбивый Менгске решился на сделку с демонами Лэнга и устранил других кандидатов на корону Верховного, включая Креола-Старшего. Младшего Креола Менгске сразу же невзлюбил (и это чувство было взаимным) и нередко пытался избавится, выдавая откровенно самоубийственные задания. Например, отправил его (подмастерья!) убивать опального архимага Эскетинга, поселившегося в Содоме. Креол чуть не погиб сам, но задание выполнил и через много лет, узнав о преступлениях Менгске, устроил ему импичмент. К сожалению, добить его не сумел, и через несколько лет Менгске призвал Хастура в Вавилон, хотя и сам сразу после этого был сожран архидемоном.
    • В книгах этот персонаж пока не появлялся и вся информация взята с форума автора. Тем не менее, Менгске обязательно появится в продолжении «Шумерских ночей».
    • Все совпадения с Артуром Менгском, по словам Рудазова, случайны.
  • Ку-Клус — ещё один закадровый персонаж. Архимаг от некромантии, создавший куклусов — чрезвычайно опасный сорт не зомби. Точнее, идея принадлежала ему, но реализация осталась за Дагоном, Тёмным богом Лэнга и его глубоководными жрецами. В какой-то момент Ку-Клус сошел с ума, порвал все связи с Гильдией и вместе со своими последователями ушел в пустыню, откуда вернулся уже во главе армии нежити и куклусов. Орде покровительствовал непосредственно Дагон, вызванный опальным архимагом, но несмотря на это, Шумеру всё-таки удалось победить, сам Ку-Клус и большая часть его учеников были убиты, а так как они были живыми «якорями», удерживающими Дагона в нашем мире, то богу-рыбе пришлось вернуться в Лэнг несолоно хлебавши. В финальном рассказе «Шумерских ночей» последний ученик Ку-Клуса пытался повторить «подвиг» учителя, призвав Дагона, но его планы сорвал Креол.

Демоны и боги Лэнга[править]

  • Йог-Сотхотх, он же Хранитель Врат Бездны — ужасный бог-архидемон и главный антагонист цикла. Самый главный бугор в Лэнге после С’ньяка и Азаг-Тота, а учитывая, что первый отошел от дел, а второй недееспособен — то просто самый главный. Выглядит, как помесь инсектоида и исполинского чёрного червя, вместо рук — подобие спинных парусов диметродона, но с когтями, глаза фасетчатые, на груди узор, напоминающий татуировку. Говорит с характерным акцентом, очень умён, жесток и коварен, готов на всё, чтобы вернуть Лэнгу (и себе лично) былое величие. Создатель тринадцати Эмблем, в начале первой книги подарил Креолу Камень Врат, позволяющий легко перемещаться по мирам. Древний-полукровка, клон и названный сын С’ньяка, которому пытался наследовать, но что-то пошло не так, и вместо этого Йог принял функции Червя. В последней книге был поглощён Креолом, но позднее выбрался из посоха, разломав тот на кусочки и вселился в архимага. Как оказалось, именно это ему изначально было нужно — уничтожение большей части демонов Лэнга и битва с Креолом, чтобы сделать его новым Азаг-Тотом, способным вновь сделать Лэнг великим и могучим. И на какое-то время Креол даже втянулся, ощутив прелести архидемонского бытия, но когда в припадке ярости убил Ванессу, то решил, что оно того не стоит. Креол лишил себя магии, вытащил из себя червяка и убил его, используя осколок адаманта, чем разрушил лэнговское такульту и окончательно низверг этот мир в прах.
    • Элигор — четвёртая Эмблема Йог-Сотхотха, демон в облике человека с длинными волосами, в красной мантии и короной об одиннадцати зубцах. В бою сражается косой с двумя лезвиями, также является могущественным чародеем. Флегматик, скептик, язвительный насмешник, любит говорить пословицами и поговорками. Возглавляет легион из шестидесяти демонов, много лет назад заключил сделку с Креолом — тот получил право призывать этих самых демонов раз в одиннадцать лет, но взамен должен был отдать душу сроком на пять тысяч лет, без права продлевать жизнь магией. Именно для спасения от этого договора шумерский архимаг лёг в гроб на те же самые пять тысяч лет, сохранив и душу, и право бесплатного призыва демонов. Сражается с Креолом в последней книге, проигрывает и убивает самого себя, насадившись на адамантовое лезвие, чтобы Креол не поглотил его душу. Будучи Эмблемой при живом боге, воскресает он быстро. После того, как Креол лишился магии и убил Йог-Сотхотха, Элигор и другие экс-Эмблемы попытались было отомстить, но бывший архимаг всё равно легко перебил их — благо, антидемонической цепи плевать, маг её хозяин или нет.
  • С’ньяк — самый могущественный бог и архидемон в Лэнге, создатель этого мира и один из последних х Древних. Их империя переживала упадок, и великий учёный С’ньяк пытался сделать её снова великой, но эта задача оказалась непосильной даже для него. В конце концов, Древние перенесли часть планеты в измерение Бездны, создав тем самым Лэнг, а сам С’ньяк вступил в симбиоз с Червём — могущественным демоном из местных. Некоторое время они правили Лэнгом, но в итоге Червь разжирел до размеров материка и погрузился в вечную спячку, а С’ньяка на этой почве заел один нехороший немец. Их эстафету приняли Азаг-Тот и Йог-Сотхотх, С’ньяк же,