Архимаг

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Я вас научу, как правильно финики собирать! »
— Протагонист возвещает о том, что его окружают бестолковые клинические идиоты

Архимаг — серия книг русского писателя-фантаста Александра Рудазова о похождениях ожившего шумерского волшебника Креола и его борьбе с Древним Злом. На данный момент насчитывает 9 романов и 11 книг (ибо один из романов в двух томах, а ещё есть сборник рассказов). Имеет спин-офф «Яцхен» о жизни демона-полукровки Олега Бритвы, раскрывающий ряд подробностей, оставшихся за кадром.

Сеттинг[править]

Основная статья: Метавселенная Рудазова

Действие происходит во вселенной, общей для персонажей разных серий книг Рудазова. Эта вселенная (точнее, Метавселенная) представляет собой скопление бесчисленного количества миров, которые могут быть как похожи на наш, так и значительно от него отличаться. Эти миры находятся в другом измерении относительно друг друга на расстоянии всего несколько сантиметров, поэтому для магов проще отправиться в другой мир, чем на соседнюю планету. Общими для всех миров являются три Закона Творца: Закон сохранения материи и энергии, Закон о невозможности путешествий во времени (точнее, в будущее безвозвратно попасть можно, а вот в прошлое — облом), Закон о неуязвимости души (точнее одной из частей души — Ядра). Миры делятся (если говорить о очень упрощённой классификации) на обычные, Темные и Светлые. Первые — как наша с вами Земля — обиталище смертных или не совсем смертных рас, Темные — родной дом демонов и Темных богов, Светлые — Светлых богов и небожителей. В течение десяти книг главные герои посещают несколько миров, таких как Земля (отправная точка), Лэнг, Девять Небес, Каабар, Рари, Плонет.

Магия во вселенной основана на мане, энергии, впитываемой волшебниками из окружающего мира (уже классика). Каждый объект (неважно, материальный или нематериальный) способен накапливать ману из эфира (такой же физический параметр, как материя или энергия, только эфир). Мана каждого типа наиболее эффективна для определенного типа заклинаний, но можно использовать диаметрально противоположные типы магии, просто менее эффективно. Например, колдун Горран Ледяной Меч пользовался только огненной маной, хотя его коронная фишка — ледяные заклятия. Что до техники и науки, то из-за разницы в законах физики приборы, естественные для одного мира могу стать невозможными в другом. И дело касается не только техники, но и законов природы. Например, в мире Плонет спутники оказывают такое влияние на свои планеты, что на них не может образоваться жизнь — и потому плонетские ученые искренне недоумевают, когда героиня рассказывает, что у её родной планеты спутник есть.

Сюжет[править]

Главный герой — архимаг Креол из империи Шумер — восстает из мертвых после 5000-летнего заточения в магическом гробу. Нет, он не проклят, как Имхотеп из «Мумии», все по плану. Дело в том, что 5000 лет назад Креол составил амбициозный план по становлению богом, ключевой частью которого является уничтожение мира Лэнг, населенного демонами. Немаловажную роль в выборе даты воскрешения сыграл тот факт, что во времена буйной молодости (50 с гаком лет для мага такого уровня — не возраст) Креол заложил свою душу тем самым демонам Лэнга на те самые 5000 лет (то есть формально он был мертв, душу можно забирать, а то что гроб с заточенной там душой недосягаем для демонов — это их проблемы). Просыпается Креол не на дне реки в уютной гробнице, как рассчитывал, а в Сан-Франциско, куда его притащили ушлые археологи. Освоиться в новом мире ему помогает Ванесса Ли — молодая девушка-полицейский, которая становится его ученицей, а последствии — женой. Дальнейшие книги посвящены сбору Креолом армии для войны с демонами и войне с колдунами Серой Земли, жаждущими выпустить демонов Лэнга на свободу и тем самым нарушить планы Креола. Предпоследняя на данный момент книга кончается началом вторжения собранной армии в Лэнг, а последняя книга посвящена былинному противостоянию, заключительной фазе многотысячелетних гамбитов и вообще раскрытию целой кучи сюжетных тайн.

Список книг[править]

1. «Архимаг» — пробуждение Креола и процесс его освоения в новом мире.

2. «Рыцари Пречистой Девы» — Время собирать камни в чистом виде. ГГ и соратники ищут части заклинания для запечатывания древнего бога Близнеца. Взамен Креол получает свой первый отряд в армию — орден паладинов в полторы с лишним тысячи ярко начищенных шлемов.

3. «Самое лучшее оружие» — другой мир, другие артефакты, но по сути то же, что и во второй книге. Креол сотоварищи собирают Сердца Султанов, чтобы выковать эпическое мега-оружие — Крест Стихий. В этой книге впервые появляются серые колдуны — антагонисты следующих трех книг.

4. «Серая чума» — серые колдуны начинают план по завоеванию мира и вторгаются в королевства Лария и Рокуш. Лария сметена за месяц, Рокуш безуспешно (пока что) сопротивляется. В Ларии тысячи порабощенных людей строят огромный храм-зиккурат, затмевающий саму Вавилонскую башню, который станет вратами, через который демоны придут в мир Рари. Креол выдвигается на помощь Рокушу попутно собирая союзников для отражения атаки серых.

5. «Война колдунов» (в двух томах — «Вторжение» и «Штурм цитадели») — Креол улетает за паладинами на Каабар, остальные остаются защищать Владеку, столицу Рокуша. В финале штурма главной гороской крепости, появляются подкрепления в виде паладинов и двух архимагов. Армия колдунов разбита (не вся и даже не половина. На Владеку шли только 60000 шинелей из 800000). Для продолжения войны с колдунами Креол поднимает из могилы непобедимого маршала Хобокена и его неуязвимых к магии гренадеров, которые помогают рокушской армии разбить вторую групировку серых. Пока Хобокен и армия Рокуша продолжают вести бои с серыми, Креол и Ванесса отправляются на поиски Стальных Солдат — древних магических боевых роботов. Найдя их, они возвращаются к армии Рокуша, где одерживают очередную победу над силами серых. Финальная часть книги — штурм столицы Ларии, занятой серыми и гибель последних лидеров серых, а также одного из архидемонов Лэнга — Лалассу. Параллельно начинается атака объединенных сил союзников на Серую Землю, которая оканчивается успешно благодаря предателю среди колдунов.

6. «Дети Судного Часа» — Теперь Креол — правитель Серой Земли, у него есть и армия и ресурсы. Нет технологий, ибо с демонами мушкетами не повоюешь. Поэтому Креол отправляется в мир Плонет, который сто лет назад уже воевал с Лэнгом и даже свел в условную ничью. Условную — потому что мир в процессе войны оказался загажен донельзя, все материки, кроме одного, уничтожены, а цивилизация скатилась в пост-апокалипсис. Ключевая особенность Плонета — почти полное отсутствие маны, накопление которой занимает дни и недели вместо часов.

7. «Совет Двенадцати» — Креол возвращается на Рари и принимается за подготовку к войне и паралельно к свадьбе, попутно проводя реформы и борясь с недобитыми демонопоклонниками. В финале битва с Нъярлатхотепом.

8. «Шумерские ночи» — приквел, посвященный молодости Креола и его первым годам в роли мага. 8.1 «Маги, джинны и демоны» — сиквел к приквелу, анонсирован автором несколько лет назад, но постоянно смещается в списке творческих планов. Судя по текущим темпам, увидит свет где-то в 2022 году.

9. «Битва полчищ» — из-за предательства демоны все-таки вырываются на свободу и наносят поражение армии Креола, но ГГ оправляются от удара и устраивают контрнаступление. Чуть ли не массовые смерти ключевых положительных персонажей.

10. «Заря над бездной» — гранд-финал. Содержит эпические битвы, стреляющие ружья, пробуждение Ктулху, повороты кругом и множество других замечательных вещей, а также завершение всех остававшихся незакрытыми сюжетных линий.

Кроме того, наличествует вышеупомянутый спин-офф «Яцхен» из четырёх книг: «Три глаза и шесть рук», «Шестирукий резидент», «Демоны в Ватикане» и «Сын архидемона». Читать это дело лучше всего параллельно с «Архимагом», в порядке написания и публикации книг — это позволит составить более полное впечатление о происходящем.

Центральные герои обоих вышеупомянутых циклов появляются во взаимных камео (Олег Бритва лично засветился в «Рыцарях Пречистой Девы» и «Самом лучшем оружии», а Креол — в «Сыне архидемона»), а количество просто упоминаний зашкаливает. Не говоря уж о многочисленных самоотсылках и пасхалках на другие циклы, одиночные романы и даже рассказы. Метавселенная-то одна!

Персонажи[править]

Вынесены в отдельную подстатью — за цикл их набралось немало.

Что тут есть[править]

  • GAR — Креол, успешно доказал что ГАРом может быть не только Большой-пребольшой и Тупой Амбал с Мечом Размером С Весло.
  • А двести двадцать не хочешь? — Креолу их выдал едва ли не каждый из Совета Двенадцати с кем он сходился в бою, вбивать вражин в землю пришлось не только с помощью голой магии, но и с помощью солдатской смекалкой иногда на грани с роялем в кустах.
  • Адамантиум — адамант — фиолетовый металл, получаемый из окаменевшей плоти богов, в мельчайших количествах содержится и в телах полубогов, металл очень редок и кроме как на месте гибели богов его никак нельзя получить. Оружие из него самозатачивается до абсолюта и способно убивать даже богов. Возможно сделать алхимический аналог адамантий — который столь же остёр и почти так же прочен. Но богов не убивает.
  • Апокалиптический маньяк — Тахем Тьма. Больше всего в мире мечтает выпустить демонов из Лэнга.
  • Армия из одного человека — главный герой. Олег Бритва тоже попадает под этот троп.
    • Впрочем, в последних томах главный герой уже соответствует тропу Человек массового поражения.
    • Все паладины. Сам лод Гвэйдеон признается, что их орден мог бы сокрушить армию любого государства на Каабаре.
    • Дэвкаци в одиночку стоят целой роты, а уж если их много…
    • Аналогично — эйнхерии Хобокена.
    • Логмир. Три фрага в лице высших колдунов, не дадут соврать.
    • Демоны в конце-концов. Из них, в свою очередь, выделяются Нъярлатхотеп, Кхатаркаданн, Ктулху и С’ньяк.
  • Бедный злодей — Ригеллион Одноглазый. Этому способствует, во-первых то, что в отличие от большинства прочих членов Совета Двенадцати был вполне адекватен, а во-вторых, то, что его смерть была благородной.
    • То же самое можно сказать и об Йоганце Изменяющем. Тем более, что он, если бы остался жив, мог бы и новому, уже Креоловскому, Совету Двенадцати пригодиться. Если уж Асанте, Руорк и Мурок согласились работать, когда их оживили, то Йоганц подавно не доставил бы проблем, пусть только ему новое начальство скажет, что делать. Может быть, и для Гвениолы оказался бы парой получше Логмира (хотя не факт, что победители бы позволили серому, даже такому безынициативному, стать королём). Но, увы, именно ему досталась такая смерть, что воскрешать нечего, при всём желании.
    • Кодера Ясновидящая. По тексту подсвечено: приблизь её новый Совет Двенадцати к себе с самого начала — не было бы у их режима более преданного сторонника. Но её манера выслуживаться и подлизываться произвела плохое впечатление, и пришлось пойти другим путём, который закономерно закончился в утробе ей же призванного Нъярлатхотепа.
    • Пазузу, Гелал и Акхкхару в такие рвутся, но не дотягивают. Если рядовые демоны у Рудазова бывают безвредными, симпатичными и даже благородными, то высшие — практически никогда. Хотя обстоятельства жизни у первого и смерти у остальных всё равно такие, что врагу не пожелаешь.
  • Бог во плоти — их тут множество. Светлых, правда, представляет только Инанна, зато тёмных — до фига: Иак Саккакх, Ктулху, Дагон, Нергал, Султан Земли и Султан Воздуха…
  • Боевые рабы — шогготы в Лэнге. Формально не рабы — слишком сильные, но ещё и не надзиратели — слишком тупые и ни на что, кроме как катиться на врага живой лавиной, неспособны.
  • Большой — не значит сильный: в этом уверен Шаб-Ниггурат, а потому, в отличии от большинства других архидемонов, исполинскими размерами не отличается.
  • Бездонный мешок — есть у Креола. Вес предмета, впрочем не изменяется, только объем.
  • Братство распалось — партия, с которой Креол вступил в Войну Колдунов, вместе с этой войной и закончилась. Индрак остался верховодить своими дэвкаци, Логмир уселся на ларийский трон и свесил ноги, а Витааль вообще погиб ещё до войны в пасти Султана Воздуха. Новый Совет Двенадцати, который созвал архимаг потом, в принципе, тоже оно — часть убилась об демонов, часть ушла в отставку, и только часть благополучно вернулась на свои кресла.
  • Был никем, стал кошмаром — быть бы Трою Йолангскому ничем не примечательным колдунцом выше среднего, если бы не ответ дядюшки Креола на убийство любимой (в прямом смысле!) рабыни…
    • Да что там Трой, среди архидемонов Лэнга таковых как минимум двое. Сам Йог-Сотхотх — изначально уродец-гибрид, выращенный в пробирке и ставший могущественным тёмным богом, а также Ктулху — некогда рядовой демон, которого пустили на эксперименты по созданию богов, в результате чего на свет появился Владыка Миров и сильнейший архидемон Лэнга после С’ньяка.
  • Безумие — это страшно: Бол Малыш. На минуточку — первый слабоумный (не сумасшедший, а именно что психически недоразвитый) колдун на опыте Креола, который уж повидал некоторое дерьмо. Как противник, конечно, ничего особенного не представляет, зато даёт неплохой штришок к портрету Бестельглосуда Хаоса, который его хладнокровно использует.
  • Божественное вмешательство — когда количество архидемонов упало ниже критической отметки, С’ньяк очнулся и скрутил физические законы Лэнга так, что мало не показалось ни своим, ни чужим.
  • Бабы новых нарожают — тактика Серой Земли. Несмотря на поддержку боевых магов обычные пехотинцы мрут тысячами. Для этого есть две вполне веские причины: во-первых, для колдунов жизнь простолюдинов ничего не стоит, а во-вторых, ослабление армии «союзников» на руку Лэнгу.
    • Кстати, главный полководец Лэнга Шаб-Ниггурат тоже вовсю гонит свои войска на убой — на большее у него мозгов не хватает. При этом он гермафродит, и в форме Великой Матери сам может именно что нарожать себе новые войска (дети Шаб-Ниггурата, Двурогие, в количественном отношении составляют очень малую часть от общей численности армии Лэнга — их обычно бывает не больше тысячи; зато в качественном отношении они стоят отнюдь не на последнем месте — это отборнейшая демоническая гвардия).
  • Батальное порно — последние две книги целиком об этом, да и в предшествующих сего добра немало.
  • Варлорд — на постапокалиптическом Плонете варлордов было, как грибов после дождя. Тот же Гангегорос, как типичный пример.
  • Верность до конца — неоднократно подчёркивается, что демонам плевать на всех, кроме себя, но у всякого правила есть исключения. В данном случае, речь идёт об Эмблемах Йог-Сотхотха и сыне Ктулху, Кутулу Трупобоге. Первые — суть автономные части тела Йог-Сотхотха, носители частиц его души и они (как и любые Эмблемы) физически неспособны на предательство. Кутулу же готов на всё, чтобы защитить Ктулху, даже выпить вместо него магическое снотворное.
    • субверсия. Верность Двурогих Шаб-Ниггурату не подвергается сомнениям. Он для них мама родная и отец-командир. Они смеются его тупым шуткам и готовы по его приказу атаковать хоть самого Йог-Сотхотха. Но… это пока Шаб-Ниггурат силён. Он тщательно скрывает это, но любой из них может соблазниться возможностью убить отца и занять его место в такульту. В конце концов, сам Шаб-Ниггурат когда-то именно так и поступил.
  • Великолепный мерзавец: Клевентин Предатель — скромный и благообразный толстый дядечка, которого никто и никогда ни в чём не подозревает. Что ему (безжалостному мастеру-интригану) идёт только на руку — Креол, едва им не убитый, подтвердит.
    • Правда, в предпоследней книге он несколько раз сильно ступил и кончил крайне позорным образом, из-за чего впечатление смазывается.
    • Лидер очистителей Мар Диротренорос. Расист, проповедующий физическое уничтожение как настоящих мутантов, так и тех, кому просто не повезло иметь примечательную внешность, в духе одного австрийского художника. И подобно Гитлеру, у него очень мощная харизма, из-за которой за ним с готовностью идут люди. Даже, когда выяснилась вся правда, Мар легко успокоил жаждущую его крови толпу и те начали ещё сильнее боготворить своего лидера. Пример, однако, с субверсией, поскольку Диротреноросом движут по-настоящему благие мотивы.
    • Йог-Сотхот, Носящий Жёлтую Маску, Нъярлатхотеп и Мдзгрвеш — как раз оно самое. Особенно второй, не зря же он дожил до самого конца наравне с Ктулху.
    • Трой. Нашлись и те, кто на полном серьёзе считает его довольно харизматичным и обаятельным злодеем (полным ублюдком ещё, но когда и кому это мешало?).
  • Верблюды идут на север — в «Заре над бездной» таким образом передают информацию: «Посылку сожрал детёныш получателя!»
  • Вернулся не таким — в широчайшем ассортименте.
    • «Старый способ джиннов» по обретению бессмертия заключается в том, чтобы одолеть и частично поглотить бессмертного, примерно равного магу по силе. Идеальной жертвой считается именно джинн — ниже риск отыграть сабж. Изобретатель методики использовал демона, но поднялся из могилы полоумной нежитью.
    • Маги стихий обычно продляют себе жизнь, насыщая организм своим излюбленным элементом. Если переборщить, как Яджун, то можно вернуться в виде элементаля.
    • Ну и, разумеется, рогатые и копытые никогда не преминут продлить существование особенно полезного культиста, предварительно накачав его Тьмой. Тахем свидетель.
    • В хорошую сторону тоже работает. Эйнхерии тому живой (ладно, ни хрехта не живой, но мы же друг друга поняли?) пример.
  • Вторжение в ад — цикл давит педаль в Бездну, ибо главный герой на протяжении всех частей только и делал, что готовился к подобному штурму. И последняя книга целиком ему (штурму) посвящена.
  • Великая армия — Рудазов, по его словам, не любит писать батальные сцены, но пишет, качественно и эпично. Троп в наличии, и неоднократно. Например, армия Серой Земли на начало Войны колдунов — почти восемьсот тысяч.
  • Власть — это сила: общество Серой Земли, особенно до захвата её Креолом и последующих реформ. Простолюдины — пыль под ногами правящего класса колдунов, которые жестко проградуированы по силе цветом плащей. Обладатель плаща высшего ранга имеет право убить низшего без объяснения причин, в случае конфликта равных спор принято решать поединком на Арене. Встречаются исключения из правила (высокоранговые колдуны сугубо мирных специализаций), но у них, как правило, имеются могущественные покровители.
  • В каждой руке по оружию — Логмир получил прозвище Двурукий за то, что сражается сразу двумя катанами, у которых даже есть свои имена — Рарог и Флейм.
    • То же и Моргнеуморос: в правой лазер, в левой пульсатор… или наоборот?
  • Во имя луны — паладин лод Гвэйдеон имеет боевой клич: «Во имя добра, я нападаю!», и не нападает без него. Как он объяснял Ванессе, нападает молча, если важна скрытность и внезапность, а клич имеет целью помимо декларации намерений ещё и напугать врага.
    • И вообще это фирменная фишка всех каабарских паладинов. Клич у каждого свой, индивидуальный.
      • Ещё больше сходство с воительницой луны усиливает призыв паладинов о помощи к богине: «Пречистая Дева, дай мне сил!».
  • Враг силён твоим страхом — в начале третьей книги цикла Креол ловит анамрада, демона из Сонного Царства. Эти твари живут в человеческих снах, где они принимают облик самого жуткого из человеческих страхов. Страх является их пищей, и они изводят человека кошмарами до полной эмоциональной инертности, после чего убивают свою жертву (смерть во сне тут оказывается вполне реальной смертью и наяву), чтобы найти себе новую. Анамрад, на которого охотился Креол, оказался прототипом Фредди Крюгера и Оле-Лукойе.
  • Герой-социопат — Дайлариана Агония. По совместительству жуткий ребёнок. К счастью, не испытывает неприязни к окружающим людям (они ей полностью безразличны), но ненавидит демонов, поэтому помогает героям в войне против Лэнга.
  • Герой — раб: единственной любовью мага Креола была его кушитская красавица-рабыня Тхари, погибшая ещё в Шумере.
  • Геройская караульная служба — на Каабаре — орден Рыцарей Пречистой Девы.
  • Героическое упорство — Креол, просто Креол. Обладает не только громадной магической силой, но и практически бесконечной силой воли. Много раз был на грани смерти, побеждая из последних сил. Отгрыз себе руку, чтоб вырваться из кандалов. Один раз выдал угрозу в духе «я убью тебе даже порубленный на куски!» Причём буквально.
    • На примере Бестельглосуда и Клевентина видно, что даже самый сильный маг без героического упорства и железной воли не добьётся успеха. Оба они ведь вовсе не настолько уж слабее Креола, способны были с ним сражаться не без успеха. Но Клевентин не умеет выносить боль, а Бестельглосуд — просто трус. Вот и погибли с позором.
  • Глупый король — покойный Заричи III Миролюбивый, король Рокуша и недвусмысленный копиркин Петра III.
    • И Люсьмалл Огюстод CXXVIII из эпилога — полное ничтожество.
  • Гордая и воинственная раса — дэвкаци. По общественному строю и культуре — викинги, по языку — армяне, а по функции в тексте — не гномы.
    • Среди демонов тропу соответствуют утукку, будхи, адские духи и двурогие.
  • Гримуар — есть у каждого мага, они обязаны его начать писать ещё будучи нубами в магии. Бесполезен в любых руках кроме хозяйских, а у черных магов гримуары гадят даже после смерти хозяина.
  • Гадский ансамбль — архидемоны Лэнга, а именно Йог-Сотхотх (Главный Гад), Носящий Желтую Маску (Дракон и Злой гений в одном флаконе), Ньярлатхотеп и Дагон (Злые гении), Шаб-Ниггурат, На-Хаг и Ктулху (Громилы), прочие архидемоны (Тупые приспешники) и высшие демоны (кордебалет).
    • Среди Совета Двенадцати — Бестельглосуд Хаос (Главгад), Руарха Карга, Яджун Испепелитель и Астарон Ледяной (с прикрученным фитильком, Драконы), Тахем Тьма, Мурок Вивисектор и Руорк Машинист (Злые гении), Асанте Шторм, Ригеллион Одноглазый, Квиллион Дубль (Громилы), Турсея Росомаха и Асмодея Грозная (Плохие Девчонки), Йоганц Изменяющий (Тупой приспешник), маги в красных плащах, привратники Бестельглосуда и Бол Малыш (кордебалет).
  • Гейдар — Креол может видеть ауры живых существ, и ауры гомосексуалов ему крайне не нравятся.
  • Гамбит Танатоса — его разыграл учитель Креола — Халай Джи Беш. Он отлично осознавал, что его как жестокого и злобного чёрного мага ждёт долгая и мучительная предсмертная агония и огромный шанс вместо смерти стать нежитью. А после смерти — очень плохое посмертие, а на самоубийство он не мог пойти как и из-за трусости так и из-за ещё худшего посмертия для самоубийц. Он специально затянул ученичество Креола и распалял его ненависть к себе, чтобы тот вызвал его на смертную дуэль на следующий же день после выхода из учеников. В итоге Халай был убит на дуэли, но… он этого и добивался — в местном загробном мире Кур смерть в бою весьма почетна.
    • С прикрученным фитильком — весь план Йог-Сотота и НЖМ. Сделать так, чтоб Креол (как впрочем и предыдущее семь Азаг-Тотов) разгромил Лэнг и уничтожил в нём почти всех, но сам станет новым Азаг-Тотом, и возродит Лэнг, сильнее чем когда-либо. И то же самое с Йог-Сототом, который возродится из тела Креола. Не вышло.
  • Гранд-финал — «Заря над Бездной» ставит жирную точку двум крупнейшим рудазовским циклам — «Архимагу» и «Яцхену». Именно после этого Рудазов публично зарёкся: длиннее тетралогии больше не писать — устал. Больше того, это гранд-финал целого этапа в творчестве — такой накал эпика автор вряд ли уже когда-либо превзойдёт (хотя грядущий «Апофеоз» — серьёзная заявка).
  • Говорящее имя — полудемон Олег Бритва, обладатель шикарного комплекта когтей (42 мономолекулярных лезвия, и это не считая когтей на ногах и ядовитого жала на хвосте!). Субверсия — это имя у него было еще до превращения в демона.
    • Там же дивизия «Мертвая голова», состоящая из эйнхериев — нежити высшего уровня. Так она названа была ещё при их жизни, что интересно — королём в насмешку(на их знамени был череп с огромными седыми усами), так как она состояла из пожилых ветеранов-гренадёров, отказавшихся уходить в отставку из армии.
  • Головоногие — разведением крупных (минимум с человека) демонических осьминогов занимались Ктулху и Дагон. Вокруг первого постоянно находилась преданная головоногая рать и когда Олег Бритва накормил Спрутобога снотворным, разъярённые осьминоги едва не порвали его на куски. Второй использовал стаю особо матёрых демон-спрутов для атаки на Серую Землю, но Асанте Шторм нивелировал эту проблему, напустив на моллюсков их природных врагов — стадо кашалотов.
  • Гештальт: так образуются шогготы — отвратительное живое месиво тел и душ, которых пропустили через биомеханизм Смеситель. Поскольку большая часть шогготов совершенно безумна, в Лэнге они исполняют роль пушечного мяса, хотя есть исключения. Так, Твари — это бессмертные шогготы-демоны, исполняющие роль прислуги в Ониксовом Замке Кадаф, а если Твари удаться стать архидемоном, то на свет появится Ползучий Хаос, такой как Нъярлатхотеп и Абхот. Правда, случается это крайне редко, поскольку слишком разросшиеся и обожравшиеся шогготы обычно просто распадаются на лужу крови и слизи.
  • Гениталии как оружие — дьяволица Набиритхи, будучи выпнута на поле боя в составе ополчения, использует вместо хлыста и даже хватательного щупальца именно фаллос.
  • Даже у зла есть стандарты — демоны, ровно как и Тёмные боги, вынуждены соблюдать ряд условных правил, например, не вторгаться в миры по своему хотению и не промывать людям мозги, чтобы те поклонялись им. Ктулху, на последний свод болт положивший, считается полнейшим беспредельщиком и извращенцем.
    • С другой стороны, как раз среди демонов Лэнга он выглядит достаточно положительно. Не садист, не маньяк и не зоонекропедофил, а просто большой ребёнок, желающий делать всё, что хочется. Даром, что окружающим от этого совсем не легче.
  • Достойный противник — у Ктулху есть личный рейтинг врагов, которые смогли оказать ему отпор. На третьем месте находился демон-бог Хастур, проигравший, но сумевший дать Ктулху тяжелый бой. На втором — рарийский бог войны Кедамна, сошедшийся с архидемоном в ничью, но заставивший покинуть Рари. А на первом — владыка чародеев Мардук, одолевший Спрутобога и погрузивший его в тысячелетний сон. В конце цикла список пополнился лодом Гвэйдеоном, причём он оказался сразу на втором месте.
  • Дуэльное порно — в меньшей степени, чем эпические сражения целых армий, но всё-таки встречается. Особенно, если бойцы — могущественные чародеи или существа, способные сравниться с архидемоном.
    • Автор правки отдельно хочет отметить битву Длани Адада и Тумана Смерти. По сути, это поединок двух невероятно могучих заклятий, частично наделенных собственной волей (трудно сказать насчет Длани, но Туман умел мыслить точно).
    • Книга «Битва полчищ» вся об этом. Там поочередно сражаются архимаг Креол и Тёмный бог Дагон, архимаг Шамшудин и архидемон Хастур, высший маг длик и архидемон Шаб-Ниггурат, герой-полубог Логмир и архимаг-предатель Клевентин, генерал паладинов лод Гвэйдеон и злой колдун Тахем.
  • Дракон (персонаж): у Бестельглосуда Хаоса — Урриш Проводник, Бол Малыш и пара безымянных громил-привратников. У Йог-Сотхотха — Нъярлатхотеп, Шаб-Ниггурат и Носящий Жёлтую Маску.
  • Демон в облике человека — Нъярлатхотеп и его маскировочная форма Чёрного Человека. Другой Ползучий Хаос, Абхот, тоже подобное умеет, хотя и не демонстрирует.
    • Субверсия с Носящим Жёлтую Маску. Человеком он кажется только на первый взгляд и в действительности, принадлежит к давно вымершему виду полумлекопитающих-полуинсектоидов.
    • Элигор, четвёртая Эмблема Йог-Сотхотха и единственный, кто выглядит обычным человеком.
  • Доспех неуязвимости — кереф, чудо-сплав, из которого куют доспехи каабарских паладинов. Удивительно лёгок, мифрильно прочен, термоизолирующими и даже амортизирующими свойствами обладает. Ещё и сами доспехи практически герметичные, а надеваются мгновенно (вот снимаются — долго и муторно). Стоит ли удивляться, что паладины вылезают из них только по большой нужде[1]?
    • Бестельглосуд Хаос завёл себе адамантиевый фуллплейт — буквальные латы из фольги, но абсолютной прочности. Вот только амортизирующими свойствами адамантий, в отличие от керефа, не обладает, что подсвечено: Логмир обломался на попытке исполосовать Бестельглосуда катанами, и Креол с досадой вздыхает — был бы на его месте какой-нибудь дэвкаци с кувалдой… Впрочем, средство нашлось: алхимический адамантий против природного адаманта не устоял.
    • Серьёзно зачарованный доспех кумбхи, в который облачился Астрамарий, на какое-то время и впрямь сделал его неуязвимым. Вот только осознав это, он осмелел и перестал сажать лучников на крыши при выходах в завоёванные города — и однажды взбешённая толпа в полном соответствии с предыдущим разделом навалилась на него кучей, обезоружила и утопила в море. Не помогло — демоны Лэнга бывшего короля выудили и пробудили душу, которую специально для этого зачарованный доспех не выпустил.
  • Дурной глаз — Ме Шаб-Ниггура так и называется, «Убивающий взгляд».
    • Ещё страшнее Взгляд Смерти Эрешкигаль — это оружие достаточно мощное, чтобы убить даже другого бога, хотя и не всякого (например, Ктулху он лишь слегка оглушит).
  • Её хотят даже девушки — высшая жрица леди Шедабр с первого взгляда втрескалась в эту женщину с таким необычным разрезом глаз и изумительной формы ножками, сопровождающую Четвёртого Посланника. А Ванесса, бессердечная такая, не оценила.
  • Жертвенный лев — лод Гвэйдеон. В меньшей степени — лод Нэйгавец, Логмир, Витааль и Джориан. Хобокен тоже побывал, но вернулся.
  • Злодей сдулся — подсвечено, что демоны, с которыми Креол расправляется играючи, на самом деле очень сильны и опасны. Просто главный герой (который и сам раньше их опасался) прокачался до такой степени, что представлять для него опасность способны разве что тёмные боги и архидемоны.
  • Злодейский съезд — Совет Двенадцати, причём местами складывается впечатление, что он косплеит совет архидемонов Лэнга. Нет, внутри Совета Двенадцати некоторые могут поддерживать друг друга и искренне быть союзниками. Но так же часты и обратные примеры. Чего стоит вражда Яджуна с Астароном. Да и Клевентин тоже.
  • Заклятый враг — вражда Креола и Троя, о да. Длинная, многолетняя (даже пять тысяч лет, которые оба пролежали в гробницах, ничуть не охладили взаимную ненависть), с кровавой предысторией (хотя до того они приятельствовали). И со смертью Троя эта война не закончится — он буквально из могилы вылезет, чтобы взять реванш.
    • Хобокен успел стать заклятым врагом как для Астрамария, так и для Шаб-Ниггурата.
  • Закадычные враги — двое серых колдунов, Асанте Шторм и Руорк Машинист. Ненавидят друг друга с самого детства, когда Асанте нечаянно утопил Руорка. Но, судя по тому, что их взаимная ненависть обычно не заходит дальше сарказма и словесных пикировок, реальной враждой это вряд ли является. Если понадобится, могут даже помогать друг другу. «Я ненавижу тебя каждым винтиком своего тела. Но если ты сдохнешь… кого мне тогда ненавидеть? Однажды я убью тебя собственными руками… но еще не сегодня.» Хотя подраться с применением тяжёлой магической артиллерии они вполне могут — но раз за столько лет друг друга не прикончили, значит, сдерживаются.
    • Отчасти, и Элигор для Креола. Когда они столкнулись в битве за Кадаф, в мыслях архимаг на мгновенье называет демона «старым другом».
    • Примерно так воспринимает Астрамарий Хобокена. Он очень хочет превзойти его, как полководец, и готов терпеливо ждать столько, сколько потребуется.
  • Зловещий козёл — Шаб-Ниггурат, взятый напрямую из книг Лавкрафта. Описан как демон-сатир и последняя оставшаяся матка своего вида, способная рожать новых Двурогих прямо на поле боя. Притом говорит и думает о себе в мужском роде, а когда его называют не Козлом, а Козой — бесится. Впрочем, он вообще часто бесится, ибо более-менее неплохо соображает только на поле боя, за пределами же его — тупой, как пятка, солдафон с мозгами прапора и вообще генерал Потрошиллинг.
  • Злой и страшный серый волк — рарийские волки намного крупнее земных, а потому местные так и не приручили их и роль собак выполняют зверь-клыки, безглазые ночные животные, напоминающие гибрид пса и свиньи.
    • Демоволк. Сущий кошмар для демонов, но для людей практически безопасен, ибо они для него несъедобны.
    • В одном из рассказов в «Шумерских ночах» главный герой наткнулся на логово эстри — кровососущих чудовищ с волчьей головой и был вынужден играть с их вожаком в шек-трак на свою жизнь и жизнь своих спутников. Смог дотянуть до рассвета — от солнечного света эстри потеряли сознание и их без труда убили.
  • Злобный клоун — у Ванессы, главной героини, коулрофобия (боязнь клоунов, то бишь). Понятное дело, это проявляется, когда герои сталкиваются с демоном, принимающим образ самых сильных страхов своей жертвы. До кучи, вместе с Ванессой был персонаж с боязнью огнестрельного оружия — в итоге получился клоун-монстр с огромным пулеметом.
  • Злой Яхве — Яхве собственной персоной там именно такой.
    • Правда, с прикрученным фитильком — Яхве там совсем не единственный бог. Даже не единственный библейский. По словам Креола есть ещё Саваоф — и в отличие от Яхве он как раз добрый и всепрощающий.
  • Заявленная способность — Астрамарий Целебор Краш с первых же строк заявлен как исключительно молчаливый субъект, от которого и пару слов услышать проблематично. И при каждом своём появлении он читает окружающим продолжительные лекции по военному делу. Видать, от переживаний.
  • Закадровый момент крутости — Дайлариана Агония и её битва с Акхкхару в последней книге.
  • Зло против зла — грызня Нъярлатхотепа с Кхатаркаданном.
  • Зловещая луна — алые луны на небосводе Лэнга, которые всем чужакам напоминают о чьём-то злобном взгляде. На самом деле, являются аналогом боевых станций, поражающих врага лучом чудовищного пламени.
  • Извращенец — это смешно: в достатке.
    • Альтернативно ориентированный куафёр в «Рыцарях Пречистой Девы». Ожидаемо озалуплен Креолом.
    • Квиллион Дубль. Вуайерист, причём для безопасности подглядывает не за живыми сношающимися, а создаёт их доппелей и сочетает в различных комбинациях.
    • Набриолиненный вербовщик ЧВК в «Детях Судного Часа». Мечтал о трусах Инанны, не зная, что она их не носит, а вместо этого получил Ванессины, которые Креол, не разбирающийся в нижнем белье, напялил на себя.
    • Архидемон Гелал. Уж так он любил свою дочурку Асмодею, так любил… а плод этой любви с ним так поступил!
  • Искусный государь — Обелезнэ I Калторан, король Рокуша. Формально, именно он выиграл войну с многократно превосходящими силами Серой Земли. Конечно, главную роль в самой войне сыграли Креол и маршал Хобокен, но армию (и государство в целом) восстановил практически с нуля как раз Обелезнэ. Ещё и соседней Ларии помог, хотя она пострадала ещё сильнее и даже в ней самой никто не был бы против слияния с Рокушем, буде Обелезнэ заблагорассудится такое совершить.
      • Педаль в подножие трона втапливал его прадед, Заричи II Великий. Лоренцо Медичи, Пётр Первый и Екатерина Вторая в одном флаконе, вот кто был этот мощный старик, которого побаивались даже за океаном.
    • Не отстает от коллеги и Кей-Коон, Великий Намиб Кентавриды, ухитрившийся так правдоподобно разыграть разгром и отступление, что обманул даже магические средства слежки.
    • Да и принцесса Гвениола, став не без посредства того же Обелезнэ королевой Гвениолой IV, из пустоголовой гламурной кисо внезапно эволюционировала в сабж.
  • Инквизиция — Орден Экзорцистов с Каабара, сжигающий на костре всех, кого заподозрили в колдовстве.
  • Изменившаяся мораль — Креол. В Древнем Шумере убийства и пытки собственных рабов вовсе не были преступлениями, да и за ущерб чужим полагался только штраф — даже добрейшая богиня Инанна не видит ничего дурного в том, чтобы казнить сотни рабов строивших гробницу Креола, чтобы сохранить в тайне её местоположение. Убийство архимагом прохожего, чтобы проверить на нём заклинание, считалось деянием неодобряемым, но терпимым.
  • Избранный народ — Серая Земля при ктулхуизме, «Тёмный» вариант. Целая нация колдунов-демонопоклонников, избранных Лэнгом для того, чтобы проделать ему путь в другой мир и подготовить плацдарм для вторжения.
  • Иерархия, ранги и статусы — в шумерской гильдии была достаточно простая система уровней. Первой ступенькой были ученики, после них — подмастерья, уже полноценные маги. Те, кто смог придумать новое заклинание (хотя бы совсем простенькое), получали титул мастера. Наиболее могущественные мастера становились магистрами, а из самых искусных магистров уже набирались архимаги. Самый могущественный и умелый архимаг обычно становился верховным магом и ближайшим советником императора.
    • В Серой Земле иерархия гораздо более жесткая и идентифицируется по цвету колдовских плащей. Низшие и наиболее многочисленные — фиолетовый, синий и голубой, примерно соответствующие шумерскому подмастерью. Затем идут зелёные и жёлтые плащи, сопоставимые с мастерами. Оранжевые — магистры, а самые могущественные красные плащи и серые — архимаги. Высшие плащи обладали почти неограниченной властью и могли легко убить неугодного простолюдина или низшего плаща, хотя после реформации ситуация стала чуть-чуть получше. Равные плащи решали проблемы посредством дуэли на Иххарийской арене, там же Совет Двенадцати присуждал новый ранг жёлтым, оранжевым и красным плащам.
    • В Лэнге формально всего три ранга — рабы (тут понятно), Надзиратели (демоны-простолюдины) и Господа (аристократы). На практике же, всё несколько сложнее — у двух последних рангов есть свои подранги и наиболее могущественные Надзиратели (будхи, Твари) смотрят свысока на наиболее хилых Господ (Дьяволицы), а высшие Господа, Эмблемы, общаются на равных с младшими архидемонами. Среди самих архидемонов тоже присутствует деление на всяких там Гелалов, Абхотов и Лаларту с Лалассу, на которых всем плевать и на триаду министров (Верховный Жрец, Посланец, Полководец) во главе с Йог-Сотхотхом и Азаг-Тотом заказывающих музыку. Отдельно ото всех идут Ктулху (который никому толком не подчиняется) и восседающий на вершине Бездны С’ньяк. Ну и демонов-полукровок, которые толком в систему не встраиваются, тоже хватает.
  • Каннибализм — раса дэвкаци практикует эндоканнибализм, то есть похороны в собственных желудках. Скелет покойника тщательно очищается от мяса, кости кремируются, несъедобные части закапываются на территории земли клана, чтобы дух покойного её охранял, а приготовленное мясо разделяется между членами клана (в особых случаях, честь присоединится к тризне могут оказать и чужакам); как правило, каждому достаётся совсем маленький кусочек. Ванессе, которую не предупредили перед церемонией, от таких традиций резко поплохело, а вот Креол умял свою долю за милую душу, прокомментировав, что ему с голодухи и человечину есть приходилось.
    • Для демонов Лэнга человеческое мясо — лучший деликатес. В Лэнге практикуется даже разведение так называемых «пищевых рабов». Причём для демонов это не каннибализм, т. к. поедание особей НЕ своего вида.
      • Впрочем, друг друга они тоже с радостью едят.
        • А уж если съесть архидемона, можно стать архидемоном самому! И даже без санкции сверху. Только… когда едите архидемонов, хорошо прожёвывайте! А то будет, как с Хубаксисом…
  • Квинтет — Креол (Лидер), Ванесса (Напарник/Девчонка), лод Гвэйдеон (Напарник/Силач), Витааль (Умник), Логмир и Индрак (Силачи разных типов), Моав Ехидна (Шестой рейнджер), Хубаксис (Корабельный кот).
  • Козёл с золотым сердцем — Креол. Готов нагородить сто вёрст до небес, лишь бы не признавать, что в глубине души он всё-таки альтруист.
  • Король под холмом — субверсия вплоть до деконструкции. Король Астрамарий Целебор Краш, объединитель Серой Земли, пробудился от смерти по прошествию пяти тысяч лет. Вот только Астрамарий был жестоким завоевателем, который и убит был во время народного бунта, пробужден он был демонами, которым нужен был как марионетка для организации вторжения и завоевания Серой Земли, а в самой Серой Земле, по прошествию этого времени, имени Астрамария даже в исторических источниках не сохранилось, не то что в памяти народной.
  • Ктулху с побитой мордой — Креол за цикл вынес столько богов и архидемонов, что тянет на премию имени Кратоса.
  • Ктулху уничтожил динозавров — по словам Креола, Мёртвое море возникло, когда какой-то тёмный маг решил использовать Сущность Тьмы.
    • Великая Китайская Стена была построена в качестве защиты от Гиперборейской чумы.
    • Собственно, Ктулху некогда жил не в Р’льехе, а в Йхантлее, находящемся именно на Земле, и периодически там бузил. А ещё именно из-за него Безлюдный океан на Рари носит своё имя — там осьминожьему богу пересчитывал рёбра Воин Воинов Кедамна.
    • Чернобыльскую катастрофу устроил Нъярлатхотеп, чтобы удостовериться, что архидемону не повредит ядерный взрыв. Эксперимент, правда, не удался: во-первых, как известно, взрыв был не вполне ядерный, а во-вторых, даже если Нъярлатхотепу он и повредил, на вид этого не определишь — тот и раньше выглядел как постоянно меняющаяся мешанина плоти.
    • Его же тентаклей дело — плонетский катаклизм. Хотя местные самидурывиноваты.
  • Ктулхуманоиды — собсна, Ктулху и его сын Кутулу.
  • Казнь зверями — таким способом пытался расправиться с Моав Ехидной Урриш Проводник: застав колдунью в лесу, в одиночку собирающей хворост и с ошейником из хладного железа, блокирующего магические способности, он разбил капсулу с газом, привлекающим волков. К счастью, ей на помощь бросился лод Гвэйдеон, не посмотревший, что спасает колдунью.
  • Когда же ты сдохнешь — Креол умудрился превратить эту фразу из констатации собственного бессилия в её антоним: «Почему у меня такие никчёмные враги?! Самое простое дело на свете — сдохнуть, а вы даже этого не можете?!»
  • Крюк вместо руки — Бокаверде Хобокен. При этом герой насквозь положительный, но для серых колдунов-демонопоклонников — именно такое пугало.
  • Концентратор ненависти — большая часть архидемонов Лэнга, в особенности младших: Лалассу и Пазузу. Не уступающие им по масштабам разрушений Лаларту и Шаб-Ниггурат такого эффекта уже не оказывают, потому что их дурь и ярость героям даже на пользу.
  • Кающийся грешник — Креол. В припадке ярости утопил малолетнего сына Троя в золоте, о чем потом сильно сожалел. С тех пор детей не трогает.
  • Клингонское повышение — имеет место быть в:
    • Серая Земля в Совете Двенадцати, нападение с последующим успешным убийством вышестоящего члена Совета с целью занять его место явление совершенно нормальное, даже если убийца чужеземец и воевал против самой Серой Земли.
    • Разумеется у демонов Лэнга, его полководец и предводитель Двурогих — архидемон Шаб-Ниггурат получил своё место после убийства и пожирания своего же отца.
  • Крутое семейство — шесть поколений предков Креола были архимагами, а седьмой горшечником, но это неважно. Исходя из эпилога последнего тома, можно предположить, что и дети Креола продолжат эту традицию.
    • Также маги Серой Земли, которые все являются друг другу родственниками.
  • Крутой падре: по сути — паладины с Каабара. Их основное занятие, конечно, воевать со злом, но и веру свою они прекрасно знают и распространяют с большим рвением. Быть обвенчанным не просто жрицей, а именно паладином, считается жутко престижным. А Великий Магистр и Генерал Ордена имеют право венчать и на царство.
  • Клирик — маг шумерской школы магии в значительной мере им и являлся. Не только благодаря собственно волшбе — многие заклинания фактически являются призывом части божественной силы (Инанны, Эрешгакиль и особенно Мардука), поэтому магам прочих школ совершенно недоступных. По статусу каждый маг являлся жрецом Мардука с правом и обязанностью совершения жертвоприношений и свершения торжественных церемоний — как минимум свадьбы. Верховный маг Шумера одновременно был и его верховным жрецом.
  • Крысиный волк — демоволк, пожирающий других демонов. Создаётся так же, как якобы реальные крысоволки, только с демонами вместо крыс. Для людей, однако, безопасен.
  • Крутое кредо — «Я Есмь Древний» архидемонов Лэнга. Произнося эту мантру, они временно повышают собственную реальность и понижают реальность противника, приказывая ему просто обратиться в ничто. Даже могущественным небожителям от этого становится дурно, а простые люди обращаются в пыль.
  • Казнь сделала его круче — Астрамарий Целебор Краш, Король Палачей, Палач Королей, Король-Палач. Король, лично казнивший королей вражеских государств и объединивший Серую Землю. После собственной казни его дух был привязан к доспехам, в виде ходячих доспехов и был воскрешён демонами. Будучи ходячим доспехам, неуязвим ко всему, что убивает органических противников.
    • Там же — Яджун Испепелитель, ставший после смерти из просто сильного мага огненным элементалем.
    • И — на стороне героев — Руорк Машинист, которому гибель помогла окончательно избавиться от слабостей органического тела, превратившись в технолича.
    • Да и вообще это обычное дело в сеттинге, так как после смерти человек становится призраком, а призрак зависит в первую очередь от силы воли и самовоспрития. Поэтому человек достаточно героический (или наоборот злой) и сильный духом после смерти станет невероятно сильным призраком, и вполне сможет воплотиться обратно (что и случилось с Яджуном). Правда обычно они после этого остаются в загробном мире и не вмешиваются (видимо) в дела живых, кроме особых случаев, вроде призыва рыцарей света.
    • Педаль в пол — Мардук. Погибнув в Лэнге во время войны с демонами, будучи ещё магом (пусть и могучим), тут же воскрес в виде бога (впоследствии стал верховным богом шумеров).
    • И даже сам Креол — пять тысяч лет в виде трупа изрядно очистили его душу, так что из жестокого маньяка-убийцы он превратился… ладно, в жестокого маньяка-убийцу, который по крайней мере не желает огорчать Ванессу.
  • Копиркин — Бокаверде Хобокен и генерал Лигорден — Суворов и Кутузов соответственно. Вплоть до того, что Лигорден — одноглазый.
  • Кнопка берсерка — Креол многое готов выполнить, если его униженно умолять или ловить на слабо, готов согласиться на требование — но никто не смеет ему приказывать! Во всяком случае, не больше одного раза в жизни, которая как раз на этом обычно и заканчивается.
    • А ещё он ненавидит, когда его называют колдуном (которым, де-факто, как раз и является).
  • Лавкрафтианские ужасы — главные антагонисты серии. Хотя вообще это скорее Лавкрафт-лайт, ибо космическим размахом и ощущением запредельного ужаса пронизаны лишь очень немногие моменты. Стоит заметить, впрочем, что с точки зрения верующих ктулхуистов размах их богов и повелителей поистине грандиозен. Хотя Ньярлотхотеп признал их религиозные принципы бредом.
    • Произведения Лавкрафта в данном сеттинге основаны на, так сказать, «реальных событиях» — Лавкрафт действительно читал часть Некрономикона. И стоит заметить, что демоны Лэнга многократно уступают своим тёзкам из его произведений. Например «оригинальный» (в этом сеттинге) Азаг-Тот — достаточно обычный (даже не сильнейший в своём мире) темный бог, а не всесильная и непознаваемая слабоумная хрень, которой описания не подберёшь.
  • Люди в чёрном — загадочная Организация, занимающаяся различными аномалиями (например, по разряду аномалий проходит и главный герой, шумерский архимаг Креол). На ее секретной базе где-то в Гималаях содержится множество различных объектов — от демона из Ада, вселившегося в плюшевого медвежонка, до миниатюрной планеты с несколькими миллиардами жителей. В конце цикла Креол становится оперативником Организации.
  • Лирой Дженкинс — Обоснование. Шаб-Ниггурат, полководец армии Лэнга, придерживается именно такой тактики — побежать на врага и задавить числом и силой. Но это логично, учитывая то, что он командует демонами, и поэтому: 1) Армия демонов ужасно сильная. Настолько, что почти не встречала ничего что может ей противостоять. 2) Демонов совершенно не интересуют потери. Пусть даже все солдаты подохли, лишь бы убили и врагов. Вместе с первым пунктом, из-за которого это всегда удавалось… 3) Роль командира армии демонов не столько в придумывании тактики, сколько в том чтоб вообще заставить демонов идти в бой под угрозой страшной смерти. И как раз это у Шаб-Ниггурата получается отлично.
  • Лич — В Серой Земле Ритуал Ночи немного ущербен — вместо филактерии личи прикрепляют душу к собственному трупу, так что гораздо более уязвимы, нежели их коллеги в других мирах. Их никогда не бывало много (всего восемь за всю историю, из них на настоящий момент «живы» полтора), потому что в Совет Двенадцати их не принимают — «иначе со временем магократия превратится в трупократию». И да, один из них тоже с гордостью носил прозвище Безмозглый и демонстрировал желающим пустую черепушку, из которой сам вынул мозг. Крючьями. Через ноздри. Также упоминается своего рода демилич — лич, у которого от тела остался только череп, и то не весь. Дедушку лишили гражданских прав и прицепили к посоху, фактически, превратив в артефакт.
    • Зигзаг: Руорк Машинист, напротив, перегнал душу в классическую филактерию — но потом встроил последнюю в техномагического робота, ставшего его новым телом. А некроманты так и не сообразили, какое открытие он совершил в их области…
    • А вот Тивилдорм всё сделал правильно — при жизни привязал свою душу к филактерии (камню-танзаниту), после смерти восстал в виде нежити, сохранив разум и магическую силу… Но получился в итоге не лич, а призрак.
  • Лес рук — Олег Бритва, продукт эксперимента программы «Я. Ц. Х. Е.Н». Первая книга из посвящённого ему мини-цикла так и называется — «Три глаза и шесть рук». А ещё его отец и дядя — архидемоны Лэнга, Лаларту и Лалассу.
    • Нергал, встретив Инанну, воплотился в облике индуисткого бога Ямы с десятью руками.
    • У ныне покойного Великого Хана было четыре руки. По словам автора, его звали Сакан и он был дедом царицы Савской.
    • Колдун-красный плащ Тигран Клинки при помощи магии удваивает руки и шинкует противника сразу четырьмя мечами.
  • Моральный горизонт событий — бывший ранее просто жадным до силы деспотом Креол уезжает туда, выпустив Тьму, которая превращает его соратников в демонов. Потом, впрочем, возвращается — не бесследно, конечно.
  • Маразм Склерозыч Альцгеймер — Носящий Жёлтую Маску провёл в этом состоянии какое-то время, ударенный по мозгам контролем над Кадафом. Исцелился радикально — просто сбросил тело вместе с должностью. Прекраснейшая ещё и подсветила, сравнив его со следующим пунктом, а он едко заметил, что не стоил той жертвы, которую она ради этого принесла.
    • Джозеф Теодор Риппл, дед Ванессы по матушке (не в этом смысле, поручик!). Очень избирательно глуховат, забывает всё вплоть до того, как правильно ходить пешком. Из-за этого ездит в инвалидном кресле, что не мешает ему активно лягаться. Для разнообразия с фирменным тропом писателя не пересекается.
  • Мистер Экспозиция — В «Архимаге» полезность проводника несколько раз подсвечивается самими героями, когда они начинают путешествовать по мирам. В «Рыцарях Пречистой Девы» роль проводника выполняет лод Гвэйдеон, в «Самом лучшем оружии» — Логмир Двурукий, в «Детях Судного Часа» — майор Дзе Моргнеуморос, ну а в «Совете Двенадцати» — все серокожие члены этого совета понемногу. Необычно отыгрывается в первой книге серии: если Ванесса там знакомит Креола с современным миром, и так хорошо знакомым читателю, то Креол и его ручной джинн Хубаксис знакомят Ванессу с магией, параллельными мирами и настоящей историей Земли.
  • Многоглавый монстр — шогготы вообще и Нъярлатхотеп в частности. Логмир, глядя на него, вообще решил, что встретил стоглавое чудище, смерть от которого ему напророчили. Им, правда, оказался Астрамарий. И то — пророчество исполнилось очень своеобразно: у Астрамария-то тоже одна голова была…
  • Множество глаз — мир Лэнга и его обитатели — прямая цитата из Лавкрафта:
    • шогготы вообще и два Ползучих Хаоса — Нъярлатхотеп и Абхот в частности — частенько похожи на комки фарша, усеянного конечностями, ртами и глазами.
    • У Шаб-Ниггурата в форме Великой Матери сотни глаз на тонких стебельках.
    • Трёхглазый Олег, а также Лаларту с Лалассу.
  • Магократия — Серая Земля.
  • Метеоритное железо — из него сделан первый комплект мечей Логмира. Хотя по факту это не железо — уж очень мало весили… но из метеорита!
  • Много мечей — серый колдун Реймако Балетмейстер, мастер телекинеза, возит с собой в обозе несколько подвод мечей и сабель, которые с началом сражения поднимает в воздух и посылает в атаку на неприятеля или заставляет вьюжить вокруг себя, аки Громмаш Адский Вопль.
    • Его соотечественник Тигран Клинки умеет удваивать себе количество рук — вместе с катанами, которые в них держит.
  • Маг широкого профиля — Креол, Дайлариана Агония, Бестельглосуд Хаос. Азаг-Тот при жизни видимо был ещё круче. В этом сеттинге магам очень тяжело даётся освоение даже одной магической дисциплины, можно стать архимагом освоив один только телекинез — правда освоив очень хорошо.
  • Магический посох — у Креола, заменивший жезл. Да и вообще у многих магов, но у Креола самый крутой — из Черного Обсидиана, с адамантовым наконечиком, способный вместить больше душ, чем кольцо царя Соломона.
  • Матомная бомба — персонажи-русские: Олег Бритва и эпизодический мафиози в первой части.
  • Милый злодей и одновременно Злодей по должности — Архидемоны-вампиры Гелал и Акхкхару. Гелал — самый человечный архидемон, довольно весёлая и положительная личность, живёт в роскоши с гаремом, воевать ни с кем не хочет. Его отец Акхкхару — старичок, который — была бы его воля — до скончания времён гулял бы по своему саду и спал. Но делать нечего, пришлось (обоим) идти на войну против врагов Лэнга. Оба предлагали Дайлариане, дочери первого и внучке второго, а Гелал ещё и Тораю перейти к ним на тёмную сторону. Правда, с прикрученным фитильком, потому что они демоны-вампиры, которые питаются людьми. Но для них это совершенно нормально.
    • В Серой Земле — колдуны Корун Гаррата и Мурок Вивисектор. Первому нелюбимое начальство велело найти Стальных Солдат, найдя их у Ванессы, предложил отдать их, возможно даже за вознаграждение. А Мурок… вообще бешеный зигзаг, объеденяющий жуткого доктора и друга всему живому.
      • Ну и с прикрученным фитильком — Бол Малыш. Он вообще умственно отсталый, вся его злодейская мотивация: «Видишь дядю? Он плохой. Убей его, и я дам тебе конфету!»
      • А просто Милый Злодей — Жрец в Жёлтой Маске он производит впечатление очень адекватного и вменяемого ч̶е̶л̶о̶в̶е̶к̶а̶ демона, но по факту он многократно страшнее и хуже обычного архидемона.
  • Мать чудовищ — неоднократно упоминается Тиамат. В данном сеттинге она является хтоническим чудовищем, и из её тела Мардук достал Сердца Стихий — оружие, способное насмерть поразить даже бога. Что характерно, она в своё время была в таких контрах с Лэнгом, что Элигор (наперсник самого Йог-Сотхотха) до сих пор вздрагивает от её имени и просит Креола не поминать мать чудовищ всуе.
    • Шаб-Ниггурат здесь также присутствует. Является архидемоном-сатиром и способен в прямом смысле нарожать себе армию в виде Двурогих — очень сильных и опасных сатирообразных демонов. Будучи гермафродитом, самого себя воспринимает как мужчину и жутко бесится, когда его называют не «Чёрным Козлом Лесов», а «Чёрной Козой». А ещё он сожрал своего отца Шег-Тефнута и занял его место в качестве новой «матки».
      • Королевы Утукку там же в Лэнге — плодят мерзких полуразумных чудовищ утукку, основную ударную силу его армий. Изначально утукку — это переродившиеся души самых отъявленных грешников шуммерской преисподней, частично обретшие материальность пожирая другие души, Королевы — это примерно полтора десятка особо жирных утукку, отожравшихся уже на себе подобных и этим обретших способность к размножению.
  • Мироходец — главные герои.
  • Мне на самом деле семьсот лет — тут это достаточно естественная вещь. Главному герою на вид, самое большое, тридцать, но его личностный возраст — почти сто лет, а фактически — все пять тысяч с гаком.
  • Мисс Фансервис — Инанна. Ей по должности положено давить педаль, покуда не раскрошится. И дьяволицы Лэнга с противоположной стороны баррикад.
    • Серые колдуньи Альбракия Змея, Цезара Каменщица, Турсея Росомаха, Асмодея Грозная и Таскурита Кипяток.
  • Мистер Фансервис — Креол, Трой, лод Гвэйдеон (в молодости, но он и сейчас хорош собой), а из демонов привлекательной внешностью отличались Нъярлатхотеп в облике Чёрного Человека и Элигор.
  • Молитвы — пища богов: точнее, воздух. Боги поглощают энергию, именуемую ба-хионь, которую выделяют все смертные. Чем сильнее и истовее человек верует, тем больше ба-хионь идёт божеству и чем сильнее бог, тем больше ему нужно. Без ба-хионь боги деградируют в зверобогов, в огромных и бездумных чудовищ.
    • А вот для демонов ба-хионь — именно что еда, которую они получают от поглощенных, украденных или купленных душ. Последний способ самый выгодный, ибо позволяет «доить» душу, пока от неё не останется голый Атман.
  • Никто не любит Ареса — Шаб-Ниггурат формально не бог, а всего лишь архидемон, но в пантеон Лэнга, которому поклоняются в Серой Земле, таки входит. Любит войну во всех её проявлениях, являет собой ядрёный коктейль из рыцаря крови, генерала-рубаки и потрошиллинга.
  • Неатомная бомба — Длань Шамаша, высшее заклинание шумерской боевой магии. По действию сравнимо с лизнувшим землю протуберанцем — на несколько вёрст окрест сгорает всё, кроме мага. А сам он приходит в такое физическое истощение, что потом неделю вынужден лежать плашмя, питаться с ложечки и гадить под себя.
    • Сущность Тьмы — первостихийный фантом, при детонации вызывающий такое заражение, что лучше б атомным оружием шарахнули. На месте одного из таких взрывов сейчас Мёртвое море.
    • Заклинания статуса А+ в Серой Земле:
      • Туман Смерти — полуразумная туча, разлагающая всю накрытую ей органику на первоматерию, да ещё и удовольствие от этого получающая. Тоже оставляет за собой полную Припять.
      • Молния Богов — та же Длань Шамаша, только электрическая. По предположениям, ещё и озоновый слой портит.
      • Грохот Хашибы — сейсмическое оружие, вызывающее неконтролируемые тектонические сдвиги. Что характерно, применяется не геомантами, а бестиологами: считается, что в недрах планеты спит колоссальный змеедракон Хашиба, которого эти чары и беспокоят.
      • Тотальный Ноль — массовая дезинтеграция. Не прекращает жрать пространство, пока не исчерпает вложенный манозаряд. С перепугу засекречено после первого же применения.
  • Непростые зомби — куклусы. Биологически живые люди, хотя и с мёртвым мозгом, появляются на свет за счёт чёрного колдовства и божественной воли Дагона. Первая версия, используемая безумным шумерским архимагом Ку-Клусом выглядела и действовала почти как классические зомби, разве что заражение происходило за счёт поглощения души ещё живых людей и превращения их в таких же тварей. Новые, которых вывели на Плонете и Серой Земле, от людей отличались разве что покрасневшими глазами, сохраняли прижизненные навыки и воспоминания.
  • Нелицо — Астрамарий Целебор Краш. При жизни был королём объединившим 12 королевств Серой Земли в единое государство. Но стал одержимым своим демоническим мечом и к концу жизни внушал людям такую ненависть, ужас и страх, что его имя было вымарано из истории и было забыто.
  • Невинно выглядящий злодей — играется прямо с Муроком Вивисектором поначалу, но он и изначально-то просто любил свою работу, а потом и вовсе повернул направо.
  • Наполеон — субверсия. Император Ста Тысяч согласно этикету не должен кланяться и даже кивать никому и никогда. А взгляд сверху вниз тоже может быть воспринят как поклон. Поэтому личная охрана и прислуга монарха должна превосходить его ростом. Но вот беда: нынешний император очень высок. Поэтому свита его представлена настоящими исполинами!
    • Профессор Рато Лакласторос.
  • Несовместимая с жизнью тупость — Клевентин. Он прекрасно видел что такое Лэнг и последствия его призыва в этот мир, но тем не менее пошёл на его призыв в свой мир Рари и обращение 1,5 миллионов своих предполагаемых подданных в зомбяков для получения армии (на что уж предыдущий Совет Двенадцати был сборищем мразей и то они предпочли делать это на другом материке!). Этот путь привёл его к позорной смерти и в Ад.
  • Несовместимая с жизнью жадность — Клевентин же. Он прекрасно знал, что через пару-тройку лет герои уедут воевать в Лэнг — а там либо все перемрут, либо завоюют Лэнг и оставят Серую Землю позади. Но нет, надо довериться демонам и устроить локальный зомби-апокалипсис, который изрядно опустошит страну, которой он собирался править — и, разумеется, так и не получить взамен ничего, что демоны пообещали.
  • Несовместимая с жизнью самоуверенность — Астрамарий Целебор Краш. Понадеялся на волшебные доспехи и меч и почти не взял с собой охраны. Толпа действительно не смогла пробиться сквозь броню, поэтому полководца просто подняли и выбросили в море, где он благополучно захлебнулся.
    • Креол — он и по природе своей отличался самомнением до небес, а тут ещё демоны Лэнга много лет скармливали ему классные ништяки за смешную плату (ему казалось из-за страха перед ним) и он в своём азарте дошёл до того что заложил им свою душу после смерти на 5000 лет! В итоге ему пришлось банально умереть, чтобы через пять тысяч лет воскреснуть.
  • Не хочу быть плохим — Дайлариана Агония, она по происхождению даже не полудемоница, а демон на 3/4. Путём нечеловеческого превозмогания она сумела преодолеть хищные позывы этой части родословной (по слову божьему) и остаться человеком, хотя и полностью адекватной назвать её сложно. Немалую роль в этом сыграли её ненависть и презрение к своей же матери и отцу.
  • Налево кругом — Клевентин.
  • На фига родня такая, лучше буду сиротой — Дайлариана Агония. На смерть матери отреагировала наплевательски, отца же (он же дед с материнской стороны, архидемон Гелал) собственноручно порешила. С дедом, он же прадед, поступила так же.
  • Нечаянное пророчество — неоднократно. Рудазов ценит этот троп.
    • «Да ради такого полка я руку себе отгрызу!» Таки огрыз.
    • «В день, когда я женюсь, грянет страшный гром и демоны Лэнга ворвутся в наш мир, чтобы посмотреть на такое чудо». Что и сбылось аж через пять тысячелетий с гаком и совсем в другом мире. Тем не менее, Нъярлатхотеп на свадьбу пришёл, ничего не попишешь.
    • Когда в особняк приехали родители Ванессы, она представила Креола как своего будущего мужа. Свадьбу таки сыграли.
    • Асанте Шторм поёт песенку: «По морю плывёт пират. Даже Лэнг ему не рад». Впоследствии Асанте участвовал во вторжении армии Креола в Лэнг. Водные демоны колдуну-адмиралу и впрямь не обрадовались.
    • Шаб-Ниггурат, пытаясь произнести речь перед войском, вторгшимся на Рари: «Я обещаю каждому, кто посягнет, что сдохну… сдохнет… э-э… ме-э-э…» И вправду сдох!
    • Безымянная рокушская женщина, в ужасе перед вторжением серых, молится: «Единый, верни нам Хобокена!» Вместо Единого поработал Креол.
  • Не в ладах с историей — Шумер хорош тем, что о нем мало кто что-нибудь знает… Но уж в какой стране использовали амфоры[2]!
    • В остальном, как не странно, субверсия. Автор сознательно продлил историю человечества сильно в прошлое. Поэтому и аккадский говорок (Таммуз вместо Думузи и Адад вместо Ишкура) в третьем тысячелетии до Р. Х. (за полкило и больше лет до появления его в реальности), и уже существующие там же иудеи с собственной национальной школой магии (тогда как в каббалистику они ударились сильно так после Р. Х.), да и вообще рудазовский Шумер визуально скорее Ассирийское или Вавилонское царство.
    • А уж в чём Рудазов действительно допустил ляп, так это с городом Нимрудом. В те времена он звался Кальху и был переименовал много позже.
  • Не в ладах с биологией — в ритуалах по работе с нежитью используют черноплодную рябину. Но на самом деле это растение как таковое было выведено только в прошлом веке, путем селекции и скрещивания аронии черной с рябиной обыкновенной. Если даже на Рари она какого-то Мичурина и растет в обычном виде в природе, то вот шумерские маги ее в древности знать не могли. Арония еще и завезена из Америки, то есть никак не могли!
    • Рари не оборудован Америкой, а на Земле у Креола было достаточно времени узнать, что такое арония… Собственно, ему нужны чёрные съедобные ягоды, вот он и взял что дали.
  • Ослабеть в адаптации — собственно, весь лавкрафтовский бестиарий. Вместо неведомого ужаса из глубин космоса, сводящего с ума людей одним своим видом, достаточно стандартный населённый демонами мир, да ещё и слабый и умирающий. Йог-Сотхотх тут обычный тёмный бог-демон со специализацией на порталах, а не воплощение бытия, Азаг-Тот — не всемогущий безумный бог-творец, а обычный архидемон и так далее.
    • С другой стороны, тот же Ктулху даже окрутел. В оригинальном рассказе его одолел обычный человек, протаранив кораблём, а у Рудазова Ктулху — кошмарное Тёмное божество, вполне способное разрушать целые планеты. Даже прокаченный до почти-божественного уровня лод Гвэйдеон одолел его с большим трудом, в то время, как Ктулху был вял и слаб, примерно как Креол сразу после пробуждения из гроба.
  • Одноногий крутой — Шаб-Ниггурат после стычки с демоволком потерял ногу. Так и ходил, пока Астрамарий прямо не указал ему на утрату, после чего Шаб быстренько отрастил новую.
    • Алуа. Да, они считаются одними из самых хилых демонов в Лэнге (который сам по себе слабый и деградирующий мир), но они всё-таки демоны. И их специальность — распространение различных болезней.
  • Отвратительный толстяк — Клевентин (хотя внешность у него как раз благообразная и приятная), а также прежний Великий Хан.
    • Беймбол Сосунок, колдун с чёрной дырой (на самом деле, многомерным карманом) в пасти.
  • Отец солдатам — Железный Маршал Бокаверде Хобокен. Впрочем, от копиркина генералиссимуса Суворова ничего иного и не ожидалось.
  • Обнять и плакать — биография первой жизни Креола, фактически круглый сирота (мать умерла при родах, отцу же он был безразличен от слова совсем). В четырнадцать лет был отдан в ученики законченному моральному уроду и садисту на пятнадцать лет. Вся его жизнь была отдана магии и становлению архимагом. В 45 лет единственная женщина, которую он любил была зверски убита вместе с его нерожденным сыном. К 90 годам он пережил абсолютно всех своих друзей (умерших зачастую насильственно), нажил батальон могучих врагов, был абсолютно одинок и даже в своей Гильдии не осталось ни одного друга. А ещё он заложил свою душу демонам.
  • Обсидиан — посох главного героя, созданный в третьей книге, изготовлен именно из обсидиана, с адамантовым наконечником. И не просто, а из Чёрного Обсидиана Фраи, довольно редкой и ценной для магов разновидности. Слово Божие гласит, что Фраи — имя духа этого материала.
  • Окаменение — посмертное превращение выдающихся колдунов в камень — традиция Серой Земли. Получившаяся статуя выставляется в видном месте, заодно и на памятнике сэкономить можно.
  • Одушевленное оружие — Рука Казнящая, меч Астрамария Целебора Краша. Способен разрубить любой доспех и наделяет хозяина недурными фехтовальными навыками, взамен прививая ему желание отрубать головы, особенно королевской крови.
  • Отважный злодей — докреоловский Совет Двенадцати чуть более чем наполовину. В первую очередь — Ригеллион. Астрамарий — субверсия, он всегда посреди пекла не от природной смелости, а от уверенности в собственной неуязвимости.
  • Он просто идиот — Логмир.
    • Тут в какой-то мере зигзаг. В первой книге, в которой он появляется, Логмир зачастую выступает как мистер Экспозиция, показывает неплохие познания об окружающем мире и особо не тупит. В последующих книгах нужда в этой роли для него отпадает, и Логмир все чаще ловит идиотский мяч.
  • Остерегайтесь тихих — Клевентин Предатель. Очень тихий и незаметный. Но есть нюанс…
    • Не меньше под троп подходит и длик. Крайне флегматичный нелюдь, напоминающий белый комочек шерсти, однако при виде него Тивилдорм Призрак потерял дар речи, а архидемон Шаб-Ниггурат на своей шкуре ощутил, насколько грозным может быть этот скромный художник.
  • Оживший доспех — Астрамарий Целебор Краш.
  • Офигенно большая пушка — Колосс Стузиана, установленный в главном Рокушском бастионе Рокат-Каста. Каждый выстрел требует отдельного королевского указа.
    • Там же: Шпага Калторанов — фамильная гаубица королевского рода Рокуша. А вы что, думали что фамильное оружие — это только мечи?
  • Они выкололи мне глаза — Ванесса милостью гомункулов-ос Мурока слепнет на один глаз. Впрочем, операция на нём, проводимая Креолом, ещё противнее.
  • Одной смерти мало — Трой и Саккакх, которых упокоила только третья на двоих смерть. И если Саккакха Креол убивал довольно буднично, то с Троем у него это личное и он жалеет, что не грохнул его ещё в Шумере, где они оба успели по разу лишить друг дружку самых дорогих людей.
  • ОНО НЕ ДЕЙСТВУЕТ!!! — Астрамарий Целебор Краш, дважды, шутки ради. Во время поединка завил сражавшимся с ним лоду Нэйгавецу и маршаллу Хобокену, что победить его не может никто, рожденный этом мире и что он сильнейший воин среди живых. Чем несказанно обрадовал своих противников, ведь первый пришел из другого мира, а второй был разновидностью нежити — эйнхерием. Но оба раза оказывалось, что это просто красивая фигура речи — неуязвимость Астрамария абсолютно не зависит от того, с кем он сражается.
    • Там же: сведения о вампирах, которые вычитала Ванесса в книге Креола, таки несколько отличаются от «общепринятых».
  • Просочиться в канон — когда автору потребовалась орава второстепенных и эпизодических серых колдунов, он, дабы не начать ненароком повторяться, объявил на форуме конкурс «Придумай персонажа». Асанте Шторм и Турсея Росомаха — его порождения, как и почти все колдуны помельче вплоть до конца «Штурма цитадели».
  • Полубог — «липовый» полубог Логмир Двурукий. «Липовый» — потому как не является им по рождению, а подобно Зигфриду, искупался в крови убитого чудовища и приобрёл сверхъестественные способности, а конкретно — невероятную скорость. Примечательно, что его многочисленные сыновья имеют те же свойства, но труба пониже и дым пожиже.
  • Паладин — паладины служат богине Иннане и почитают протагониста за святого.
    • Стоит отметить, что это самые настоящие паладины: благородные (не по рождению, хотя и такое не редкость, а по воспитанию и обучению), безупречно честные и порядочные воины, посвятившие себя борьбе со злом. На Каабаре их уважают и любят все, от императоров и королей до простонародья, и не без оснований: все знают, что если твой зов о помощи услышал паладин — ты будешь спасён. Придя на Серую Землю, Серебряные Рыцари весьма споро зарабатывают аналогичную репутацию. А разгадка одна: новобранцев в Орден принимает лично их богиня, которая ошибается редко, так что случайных проходимцев и откровенных храмовников там не бывает.
  • Повелитель металла — Клевентин Придурковатый (ака Клевентин Предатель). Использует в комплексе с метаморфизмом, так что превратиться в стального голема с кучей лезвий для него не проблема.
    • Но вот манипулировать адамантием оказывается не по силам даже ему.
  • Полное чудовище — Антикваро Мразь и Тахем Тьма. Первый — жесточайший садист, внушавший отвращение даже своим спутникам-колдунам и ради развлечения сжегший заживо приветствовавшего его в своем доме старого отшельника. Второй — безумный апокалиптический маньяк и фанатичный демонопоклонник (мечтал быть съеденным кем-нибудь из высших демонов, но им побрезговал даже весьма неприхотливый Лалассу, вызванный им же), желавший превратить Серую Землю (а ещё лучше — весь Рари) в филиал Лэнга.
    • Клевентин Предатель. За внешностью добродушного толстого дядюшки скрывается беспринципный и безжалостный интриган, готовый за ради власти на всё. Выморить добрую треть страны (которой планируешь править), превратив её жителей в мерзкую полу-нежить, впустить в мир демонов и всё ради того, чтобы как можно быстрее получить вожделенный трон? Легко.
    • Население Лэнга почти целиком состоит из таких типов. Светлыми пятнами среди них выделяются разве что Нергал, Гелал с отцом и с сильной натяжкой — Носящий Жёлтую Маску и Ктулху.
    • Трой в конце-концов. Достаточно сказать, что этот обаятельный и красивый мужчина с удовольствием насилует, калечит и убивает женщин.
  • Падший герой — В первую очередь, боги. Они после становления таковыми вообще всегда Светлые. Но можно пасть буквально сразу же (как Ктулху), а можно немного погодя (как Нергал), можно от неограниченных детячьих хотелок (как тот же Ктулху), а можно от обиды на не ценящих тебя смертных (как, опять же, Нергал)…
    • Креол до бога чуть-чуть не дотянулся, но путь Азаг-Тота прошёл исправно и отлично функционировал в этом качестве… какое-то время.
  • Победитель дракона становится драконом — именно так демоны Лэнга поддерживают свое могущество. Когда они начинают ослабевать, появляется могущественный маг-демонолог и приводит армию, чтобы уничтожить Лэнг и завоевать себе славу и могущество. И побеждает, потому что демоны Лэнга умышленно посылают на убой самых слабых и бестолковых, а незадачливый победитель, не в силах совладать с искушением силой, отказывается уничтожить демонические души и под их влиянием преврящается в Азат-Тота, нового правителя Лэнга, а армия, которую он привел уничтожать демонов — собственно, в новый костяк демонических сил (причем вне желания этой самой армии: в сеттинге действует принцип старшинства, согласно которому родители могут продавать души своих несовершеннолетних детей, правитель — подданных, а командир армии — распоряжаться душами своих солдат).
    • Систему сломал Мардук, который отказался становиться девятым Азат-Тотом, и в награду за это стал богом, и доломал Креол, который, впрочем сперва повелся и только потом осознал что натворил.
    • Насчёт принципа старшинства: едва ли это так в буквальном смысле. Мы узнаём об этом от Креола… но далеко не во всё, что он говорит, нужно верить. Ещё мы наблюдаем Зов Азаг-Тота в «Заре над Бездной» - но у его жертв всё-таки есть возможность спастись благодаря Инанне. Или просто умереть, если решимость не становиться демоном достаточно крепка, а кавалерия не подходит.
  • Плоскоземельный атеист — теизм на Плонете отмер так давно, что ни благость Инанны, ни кошмарность Дагона не убедили профессора Лакластороса в божественности этих «удивительных криптидов».
  • Педагог-садист — Халай Джи Беш, учитель магии Креола. Избиение учеников до полусмерти и даже хуже у него было нормой. Но при этом он был действительно квалифицированным учителем магии.
  • Пастырь недобрый, он же и мраккультист — Тахем Тьма.
  • Полицейский-ковбой — Ванесса Ли. Правда, в полную ширь американо-китайской души развернулась уже после увольнения, но и до того не стеснялась воспользоваться личным магом, чтобы угостить подозреваемого сывороткой правды или допросить убитого.
  • Половой гигант — у Рудазова таких есть даже целая раса дьяволиц. Обитают в Лэнге и являются весьма привлекательными гермафродитами.
    • Ну и сам Креол к интиму довольно равнодушен… но МОЖЕТ. Затраханная Ванесса однажды рассуждает про себя, как надолго бы его хватило, не придавай он себе сил магией.
    • Его побратим Шамшуддин. В то время, как будущий верховный маг до седых висков проходил бобылем, кушит успел наплодить небольшую армию детей, внуков и правнуков.
    • Собственно, Логмир. Когда Ванесса ворчит на него, что он женщин не уважает, возмущённый закатонец отвечает: мол, уважаю, и ещё как! «Некоторых по шесть раз за ночь уважил!».
    • Как ни странно, но таки паладины. Физподготовка у них на высочайшем уровне, духовная — вплоть до прямых просьб к Инанне, а учитывая, богиней ЧЕГО она является… Недаром же их так встречают всякие незамужние и не очень незамужние дамы.
    • Архидемон Гелал. Просто Гелал.
  • Правящая принцесса — игра с тропом. Гвениола Янтарновласая, взойдя на трон Ларии, просит друзей по-прежнему называть себя «принцессой», ей-де так больше нравится. Ванесса считает это безнадёжным инфантилизмом, но желанию королевы потакает, чтобы не портить международные отношения.
  • Персонаж-призрак — Мардук. Именно с его войны в Лэнге шесть с половиной тысяч лет назад начался сюжет цикла. В каждой книге его многократно поминают и у него даже есть маленькое камео в одной из них. Но лично он так и не появится.
  • Плохой хороший конец — при всём его эпическом размахе, даже где-то мягче. Лэнг в руинах, такульту разрушено, все погибшие герои погибли со смыслом и получили достойное посмертие, уцелевшие — как один заняты любимым делом, у альфа-пары дом — полная чаша и пятеро желанных детей… и только проклятая финиковая косточка и «чрево Тиамат, зачем я это сказал?!» портят всё впечатление. У заглавного героя не только не получилось подняться в Боги из-за его же эгоизма и чрезмерной расчетливости (план-максимум), но даже в Высшие маги. Ради победы ему пришлось вообще отказаться от магии.
  • Появление кавалерии — трижды в дилогии «Война колдунов». Первый раз это паладины во главе с Креолом. Во второй — те же паладины и свежевоскрешенные эйнхерии совершили марш-бросок на помощь армии генерала Лигордена. В третий — армия кентавров.
  • Против монстра врукопашную — дэвкаци Торир Дом способен разорвать хобот боевому мамонту. Вдоль.
    • А Бокаверде Хобокен сцепился в рукопашную с архидемоном Шаб-Ниггуратом. Да, он не победил, да ещё чистоту тропа портит то, что Хобокен — невероятно сильный восставший мертвец-эйнхерий, а Шаб-Ниггурат был тяжело ранен и ослаблен…Но это всё равно круто, учитывая, что даже раненный и слабый архидемон остается «живым ядерным взрывом».
  • Последний выживший — таковых немало:
    • Лазорито Лигорден, единственный выживший из дивизии «Мёртвая голова» после битвы в Дорилловом ущелье.
    • Бестельглосуд Хаос — возможно, единственный выживший в той же битве из армии Серой Земли.
    • Архидемоны Лаларту и Лалассу — последние представители расы хигиджайя, остальные погибли насильственно…
    • Логмир — единственный из отряда героев, переживший битву с Султаном Огня.
    • Инанна — в очень глубокой древности была царевной народа амазонок и одним из предводителей войска одного из будущих Азаг-Тотов. Единственная из войска сумела пережить провалившееся вторжение и не попасть под волну демонизации.
    • С’ньяк и Иак Саккакх — последние представители расы Древних.
  • Персональное ругательство — креольский лексикон таковыми полон, но вообще-то они не его личные, а общешумерские. Просто его стараниями других носителей шумерского на Земле не осталось.
  • Принять оскорбление как комплимент — в Серой Земле, до достижения зелёного плаща прозвища колдунам присваивают их учителя. Не всегда, но очень часто прозвище бывает обидным или издевательским. Тем не менее, некоторые колдуны своим прозвищем гордятся и впоследствии отказываются его менять — Антикваро Мразь, Руаха Карга… Клевентин Придурковатый.
    • Тивилдорм прозвища менял неоднократно (Выживший => Великий => Призрак), но с ностальгическими вздохами вспоминал, как наставник дал ему самое первое — Тивилдорм Сопливый.
  • Проклятый старый дом — аверсия. Особняк Катценъяммера пользуется грозной репутацией среди соседей — но это у страха американских обывателей глаза велики. Местный домовой — вылитый Добби в косплее Дживса, призрак в подвале — скромный кавалерийский майор-домосед, даже стонущий только из чувства долга, а демон на чердаке — весьма компанейский рубаха-парень с мозгами и чувством юмора. Этот зоопарк отродясь никому не вредил, однако звуки, издаваемые им, отлично сочетались с мрачной архитектурой и гонтовой обшивкой дома, и люди таки пугались.
  • Правило 63 — егрущщик из рассказа «Маг на выданье». Превращает мужчин в женщин, а женщин…нет, не в мужчин, он же не гей. Их он превращает в натуральных секс-бомб.
  • Повышение до бога — к этой к цели стремился Креол. Обломился, стать богом специально нельзя. Потребны альтруизм и величайшее самопожертвование, отыгрывая же козла, нельзя стать даже Тёмным Богом.
  • Поднял уровень крутизны — персонажи у Рудазова обычно изначально довольно круты. Однако это не мешает им еще более прокачиваться по сюжету.
    • Креол утверждает, что маг становится могущественнее каждый раз, когда совершает какое-то магическое деяние. При этом, чем сильнее маг, тем больше сил ему нужно приложить, что бы левел-апнуться. Поэтому какой-нибудь задошлый колдунишка может стать немного сильнее, если, например, магически выведет блох; а вот ему, Креолу, при его силе приходится искать и решать глобальные задачи — например, спасти королевство от засухи или прекратить эпидемию. Вроде рисуется картина стандартной CRPG-прокачки… ан нет, сподвижник Креола Шамшуддин потом рассказывает, что это просто такая псевдонаучная теория, в которую никто из серьезных магов не верит, а Креол просто пользуется ей, что бы скрыть факт, что он — козёл с золотым сердцем. Тем не менее, на протяжении цикла Креол действительно растет над собой, изучает новые заклинания, и изготавливает могущественные артефакты, которыми многократно усиливает свою силу (в частности, получает доступ к неограниченной мане).
    • Протагонист другого цикла, Олег Бритва, в первой же книге обнаруживает, что его превратили в совершенное биологическое оружие — яцхена, сверхбыстрого, сверхсильного, практически неуязвимого, регенерирующего, летающего и плюющегося кислотой. Казалось бы, куда уж круче? Однако в четвертой книге — зигзаг. Сначала Бритва на короткое время линейно увеличивает уровень крутизны, получив силу архидемона, позволяющую изменять реальность силой мысли; но с ней он не может совладать. Однако потом он становится снова обычным человеком, без каких-либо сверхсил — зато в таком состоянии он побеждает своего злого двойника-яцхена, обладающего всеми вышеназванными свойствами! Ну а потом становится небожителем.
  • Постапокалипсис — Плонет после войны с Лэнгом.
  • Пьяный — это забавно — эпичная, но, к сожалению, закадровая битва Креола против Великого Марципанового Мага.
  • Пейсы, кашрут и день субботний — Креол евреев НЕНАВИДИТ. Обосновано это двумя факторами: во первых, отношения Шумера и Ханаана всегда отличались напряженностью, а во вторых, под конец войны с куклусами, на валявшегося в лагере серьёзно раненого Креола наступил иудейский посол. Случайно, но будущий архимаг не забыл и не простил.
    • За Ванессой в своё время ухаживал один еврей, но его мамэ, узнав, что любимый сынок яшкаеться с гойкой, заставила его это прекратить, а на пришедшую за ответом Ли вылила натуральное ведро помоев. После этого Вон даже подумывала привести к этой семейке Креола, но в итоге передумала. Скорее всего, не хотела нести ответственность за изуверское массовое убийство первой степени.
  • Рагнарёк — последняя книга цикла целиком и полностью посвящена именно такому Рагнарёку, произошедшему в мире демонов благодаря стараниям архимага-демонолога Креола. Именно это Лэнгу и нужно было — пустить на убой всякий мусор и сделать из мага-завоевателя нового Азаг-Тота, а его солдат превратить в демонов. Но Креол, щучий сын, окончательно поломал эту систему, уничтожив Йог-Сотхотха и ввергнув Лэнг в ничто.
    • За пару веков до этого Лэнг вторгся на Плонет с целью пополнить казну свежими душами. Местные были против и давали отчаянный отпор. Результат — Лэнг особо ничего не потерял, а вот Плонет был перекорёжен и загажен по самое не могу.
  • Рушится царство кощеево — сыграно прямо: Ониксовый Замок Кадаф и в самом деле был во многом завязан на Йог-Сотхотха — и с его гибелью пошёл вразнос.
  • Разрыв канвы — в первой книге Ванесса была невысокой девушкой, увлекающейся китайским рукомаханием и балетом. В дальнейших — её рост 175 см и про балет уже упоминаний нету.
  • Религиозный фанатик — Тахем Тьма.
    • А ещё Лод Гвэйдеон. Он хоть и добрый, но всё равно фанатик.
  • Рыцарь крови — Астрамарий Целебор Краш. Впрочем, драться ему не то чтобы интересно — то ли дело водить армии! Но меч просит крови, и желательно монаршей, так что и самому им помахать приходится.
    • Примерно та же ситуация с его главным противником — железным маршалом Хобокеном.
    • Ктулху. Когда лод Гвэйдеон обрёл божественную мощь и двинул ему в рыло, демон только этому обрадовался — ведь драться с равными противниками намного веселее, чем давить беспомощных смертных.
  • Рудазовский дедуля — Мурок Вивисектор, крутой замес из жуткого доктора (не без уклона в герра, учитывая, что Серая Земля, особенно докреоловская, отнюдь не слегка ряжена под Рейх) и друга всему живому. Обожает нянчиться с детьми и зверюшками, не делая различий между пушистиками и чешуйчатиками. Те и другие отвечают ему взаимностью.
    • Гендерная инверсия — Кебракия Мудрая.
  • Ружьё не для стрельбы — шрам Логмира. Как появился — непонятно, магией не лечится, что намекает на ранение адамантом, сам Логмир при попытке разузнать становится неестественно серьезным… а потом Логмир просто умирает, не раскрыв секрета. В последней книге, уже после смерти Логмира, секрет таки мимоходом раскрывается — свой шрам он получил, когда нанявшая его волшебница-недоучка решила призвать бога мёртвых Нергала. Причём Нергал даже не собирался с ним драться — так, рукой махнул неосторожно, а потом просто ушёл, никого не тронув — настроение хорошее было. Для Логмира это было сильным ударом по самомнению.
  • Рыбка-переводчик — Вавилонские рыбки, позволяющие моментально изучить другой язык (только устная речь).
  • Руки-ножницы — многие маги и некоторые совсем не маги у Рудазова могут такое делать. Тот же Клевентин Предатель, превосходный метаморф. А ещё — Железный маршал с крюком вместо руки.
  • Республиканская Империя: Серая Земля — аристократическая республика, где в качестве аристократов колдуны. Успела повоевать по всей планете, при ктулхуизме рядилась под Рейх и немножко США, а после Демонической Войны освоила плонетские технологие и активно догоняет и перегоняет союзный ныне Рокуш в промышленной области.
  • Ряженые под Рейх — Серая Земля до Войны колдунов и реформации.
  • Ряженые под Россию — Рокуш. Нынешний король Обелезнэ I — скучный сухарь и при этом искусный государь, его отец Заричи III — мягкотелый мямля, разбазаривший завоёванные предшественником земли, а прадед Заричи II — просвещённый деспот и неудержимый завоеватель, чьё правление считается золотым веком. При последнем жил и творил искусный мастер Драво Стузиан, отливший для обороны мрачной столицы циклопическую бомбарду. При нём же водил полки Железный Маршал Бокаверде Хобокен, который, в свою очередь, воспитал чуть менее крутого наперсника, потерявшего в одной из битв глаз. Взводы в армии называются плутонгами, а военные разведчики — пластунами. А на востоке Рокуш граничит с громадным горным массивом, населённым причудливыми народами вроде дэвов, цвергов и киигов.
    • Россией, кстати, дело не ограничивается: так, отношения упомянутого Стузиана с государем очень напоминают отношения Леонардо да Винчи с Лоренцо Медичи.
  • Срисованная фэнтезийная культура — Каабар: Империя Ста Тысяч, чьи этикет и некоторые технологии прямо сравниваются в тексте с китайскими, а жители норовят в японском духе перерезать себе что-нибудь жизненно важное.
    • Рари: Лария — Франция с высокой кухней, оперой и стереотипами о разврате, Рокуш — Пруссия и николаевская Россия, Геремиада — Венеция с пернато-карнавальной модой и гондолами в каналах, остальной Закатон — арабские страны с султанами и янычарами (при этом одежда и архитектура у них больше похожа на китайскую, а кожа — красная), Кентаврида — империя Чингисхана или Тамерлана, дэвкаци — гремучая (в том числе и буквально) смесь викингов с кавказцами. Серая Земля на внешнеполитическом фронте откровенно косплеит США, на внутреннеполитическом скорее викторианскую в плохом смысле Англию, как у Уайльда, хотя можно найти переклички и с Парижем Золя, и с Петербургом Достоевского.
  • Сатанинский архетип — в иштарианстве это Близнец, противостоящей доброй богине Инанне, в настоализме — Демон, противостоящий Единому (в действительности, его наиболее неприглядная ипостась). А у эйстов аж два таких архетипа — Таромей и Безымянный. Причём первому ещё возносят требы и строят храмы, поскольку он, хоть и крайне неприятный трикстер, но всё же изначальный член пантеона. А второй просто… Ктулху.
  • Сверхгигант — многие архидемоны Лэнга. Ктулху полутора километров ростом, Дагон обычно человеческих размеров, но может раздуться до таких же габаритов. Червь, физическое тело С’ньяка, размером чуть поменьше Африки. Предел величины Нъярлатхотепа вообще неизвестен.
    • Султаны Стихий Рари. И трупомонстр Мерзость, созданный для борьбы с одним из них.
  • Смерть с небес — спустившийся со своей горы С’ньяк — воплощённая смерть с небес.
  • Слонободание — дэвкаци против мамонтов во «Вторжении», Султан Земли против Мерзости в «Штурме цитадели», Ньярлатхотеп и Кхатаркаданн в финале книге «Совета Двенадцати», апофигей — побиение морды Ктулху лодом Гвэйдеоном.
  • Сила есть — ума не надо: это полководческое кредо Шаб-Ниггурата. И пока он командует одними только демонами, оно себя таки оправдывает.
    • Другие архидемоны, пока воюют со смертными, тоже попадают. К чему магия и контроль реальности, когда ты сам по себе — как оживший ядерный взрыв?
  • Свежевание — в «Серой чуме» Креол заживо содрал кожу с низкорангового колдуна Празо Кукловода, после чего с её помощью принял его внешность и ауру.
    • Все эг-мумии. Выпив зелье с прахом архидемона Йсехироросетха, их буквально выворачивает наизнанку, сделав похожими на анатомическое пособие.
    • С самого Йсехироросетха Азаг-Тот содрал кожу, после превратил в демона.
  • Сделка с дьяволом — ключевые персонажи цикла являются демонами и демонологами, так что тема неоднократно раскрывается.
    • Архимаг Креол заключил договор с демоном Элигором (эмблемой Йог-Сотхотха) на пять тысяч лет — Креол может призывать подчиненных Элигору младших демонов, но после смерти душа Креола должна была отойти Элигору. Креол перехитрил демона, погрузившись на эти пять тысяч лет в магический сон, но Йог-Сотхотх так и планировал.[3]
  • Смерть — это только начало — гады из тогдашнего Совета Двенадцати думали, что окончательно избавились от Тивилдорма Великого. На следующий день лично Тивилдорм им объяснил, что это далеко не так, после объяснений почти половина Совета отправилась на тот свет.
  • Спустили на него его же собак — в ассортименте.
    • Ванесса расстреляла синтезатор, звуками которого Мурок Вивисектор контролировал своих гомункулов. Те в панике накинулись на него и растерзали. Не помогло
    • Астарон Ледяной натравил на Креола искусственного полудемона Низ’ргната. Креол снял с него подчиняющие чары, так что первой жертвой полудемона пал сам «харраир».
  • Спящая армия — именно это представляет собой терракотовая армия, по словам Креола.
    • А ещё, конечно же, Стальные Солдаты — 999 боевых автоматов древней Империи Гор.
  • Специфическая нежить — эйнхерии. В виде этой нежити можно поднять только истинного воина, живущего ради битв, да ещё и павшего непременно в бою. Зато результат получается отменный, эталонный пятый класс.
    • Строго говоря, эйнхерии — это хоть и «продвинутая» нежить, но далеко не самая могущественная и особенная. Среди наиболее примечательных ходячих мертвецов в серии являются трупобоги. Тела богов, поднятые силой сильнейшей некромантии. Самим автором говорилось, что в подобной нежити есть смысл только тогда, когда некромант сильно ненавидит свою планету. Трупобоги обладают огромной силой, практически безграничной энергией из-за бездны внутренних ресурсов, могут наносить незаживающие раны даже другим богам, а также практически неуязвимы сами по себе.
  • Сатиры и фавны — архидемон Лэнга Шаб-Ниггурат и его потомство являются потомками сатиров, которые превратились в демонов. Выглядят они как человекоподобные козлы с лезвиями на теле и острыми зубами.
    • В конце «Зари над бездной» Инанна появляется перед Вон в облике самки фавна.
  • Смертоносная змея — Альбракия Змея призывает Королеву Змей — тварь размером с динозавра. Причём это не просто кайдзю, а тотем, мистический первопредок. Такие у всех зверей есть.
  • Старый козёл — Халай Джи Беш, покойный учитель главного героя Креола, регулярно издевавшийся над ним, так что тот тоже стал порядочным козлом. Угадайте, с чьей помощью учитель получил статус покойного.
    • Также и архимаг Алкеалол, дед Креола. Семейное сходство характеров налицо. Педаль в пол, ибо этот козёл настолько стар, что даже призрак.
    • Тивилдорм Призрак — в ту же яму.
  • Самоуверенный мерзавчик — Трой. Поначалу производит приятное впечатление, но потом многие мечтают начистить ему рыло.
  • Серый кардинал — Ванесса, которая тонко и по-женски манипулирует Креолом, выдавая приказы за очень настойчивые просьбы.
  • Стремящийся в бессмертные — очень многие, обычно удачно, так как Биологическое бессмертие в этом сеттинге задача вполне выполнимая. Собственно, первая книга НАЧИНАЕТСЯ с обретения одной из его форм (Ме вечной молодости) Креолом.
  • Снобы против жлобов — Лария и Рокуш. Первая — СФК Франции времён Короля-Солнца, законодательница мод и родной дом для деятелей искусств от живописи до кулинарии. Второй — ряженый под Пруссию и николаевскую Россию край скучных администраторов и мужикастых солдафонов, медленно, но верно ползущий к стимпанку.
    • Там же — вражда эйстов (знаменитых на весь Рари учёных) и дэвкаци (пиратов, коих многие ошибочно считают варварами).
  • Тьма не есть зло — безжалостный маг-демонолог (слуга которого — плотоядный джинн) вместе с древним призраком-мстителем, поднимает из мёртвых генерала с железным крюком вместо руки, которого боится весь мир, огромного кадавра из тысяч тел по имени Мерзость, и ужасным ритуалом создаёт ручного демона. А ещё им помогает куча мутантов. При этом на их же стороне находятся паладины, ангелы, и богиня любви. Частично пересекается с тропами Чёрно-серая мораль и Какой ни есть, а он за нас.
  • Тени былого величия — Лэнг. Сейчас это слабый и деградировавший мир, где всего полтора десятка архидемонов (и то большинство слабосилки), такульту тает на глазах, а население почти поголовно состоит из безмозглых монстров, заботящихся лишь о собственном желудке. А ведь когда-то был сильнейший Тёмный мир среди тысячи ближайших Тёмных миров, чьё влияние распространялось на сотни планет, а в Ониксовый Замок шли на поклон как небожители, так и другие демоны, страшащиеся гнева Азаг-Тота.
    • Но и Лэнг в период своего величия лишь бледная тень империи Древних, территория которой обхватывала огромные просторы космоса в сотне мирах.
  • Тёмный судья — в сборнике-приквеле фигурирует эн Натх-Будур по прозвищу «Всем-Плетей». Фитилёк немного прикручен, но именно что немного. На все случаи жизни у добрейшего из добрых и справедливейшего из справедливых есть универсальный рецепт: всыпать плетей. Всем плетей! И истцу, и ответчику, никто не уйдёт обиженным.
    • Нет, когда к нему пришли с той же просьбой, что к Соломону Мудрому — определить, не было ли подмены живого младенца мёртвым — ребёнку плетей не всыпали. Записали имя на табличке — получит своё, когда подрастёт.
    • Также и сам Креол избежал наказания плетьми: согласно императорскому закону, оно не может быть применено к магу. Не слишком продуманный закон, с точки зрения справедливейшего…
  • Тупой злой — Шаб-Ниггурат. Козлина — он и есть козлина.
    • В ту же степь Лаларту, Лалассу и все ныне покойные хигйджая, за исключением, разве что, Ноденса.
  • Тошнотворная суперсила — эпическая битва Кхатаркаданна, демолорда Паргорона с Нъярлатхотепом, архидемоном Лэнга.
« Дерущиеся Нъярлатхотеп и Кхатаркаданн ужасно напоминали прозаическую… коровью лепешку. Исполинскую коровью лепешку, над которой вьется целая эскадрилья мух. Единственная разница в том, что эта лепешка орет тысячами голосов и пожирает мошку целыми легионами »
  • Толстый маг — таких тоже хватает. Самый, наверное, яркий пример — Клевентин Предатель. Умудрялся переколдовать даже Креола, но вот в умении колдовать, превозмогая боль, не преуспел. Конец немного предсказуем.
    • Бестельглосуд Хаос. Этот ещё и одышкой страдал. А вот его младший братец Яджун при аналогичной мордатости (семейное) пребывал в отличной боевой форме.
  • Толпа с вилами — именно они убили Его Величество Астрамария I.
  • Только оболочка — собственно, Лэнг и его обитатели по отношению к книгам Лавкрафта. Обоснуй — Рудазов отталкивался не сколько от творчества ГФЛ, сколько от фальшивого Некрономикона Уилссона. Там, в частности, Йог-Сотхотх описан, как огромный червь с тринадцатью Эмблемами, ритуал создания благовоний Зкауба и другие перекочевавшие в цикл элементы.
  • Убойная фраза: «Не смей плеваться, когда я тебя убиваю!» (Креол — Саккакху)
  • Убийца магов — гренадеры дивизии «Мертвая голова», защищенные от магии магическими татуировками. Паладины тоже подходят.
  • Умер с честью — очень многие, но выделяется маршал Хобокен. В бою он получил смертельное ранение, но, зная что без него дух армии упадет и она будет разбита, проткнул сам себя насквозь пикой, которую использовал как опору для тела и даже после смерти продолжал стоять вдохновляя своих бойцов.
    • Вся дивизия «Мертвая голова» — битву пережил только один человек из четырёх тысяч, но они полностью уничтожили 80-тысячную армию Серых. Как подчёркивает Креол — в качестве эйнхериев можно поднять только воинов, геройски погибших в бою.
    • Ригеллион и Руорк. Оба погибли в бою, как настоящие воины и попытались захватить врагов с собой на тот свет (у первого получилось, у второго — нет). Правда, Руорк потом вернулся.
  • Умер с позором — Бестельглосуд Хаос. Его убило не сквозное ранение в грудь от Креола. И даже не крюк Хобокена в горле. Уже захлебываясь собственной кровью колдун успел обмочиться и умереть от страха.
  • Участь хуже смерти — оказаться в Бездонном Хаосе, астральном плане Лэнга. Шамшуддин подтвердит.
    • Также, души некоторых особо выдающихся выродков, заключивших сделку с Лэнгом, Носящий Жёлтую Маску вселяет в свои шахматы. Когда их «съедают», пленники испытывают такую боль, словно с ниж живьем сдирают кожу. Именно эта участь постигла Менгске, Ку-Клуса, Тахема и Клевентина.
  • Фобия — демон кошмаров анамрад. Принимает облик самого жуткого из человеческих страхов. Если ты боишься рогатых и когтистых — он станет рогатым и когтистым. И убьёт. Креол боится хладного железа (и неудивительно, ведь в этом цикле хладное железо блокирует магию, а для архимага это, мягко скажем, некомфортно), Ванесса боится… клоунов, и только лод Гвейдеон лишён всяческих страхов.
    • Руорк Машинист панически боится воды из-за того, что чуть не утонул в детстве (его чуть не утопил Асанте Шторм), плюс ко всему его механизмы ржавеют от воды.
    • Глава серых колдунов Бестельглосуд Хаос в молодости участвовал в битве Дориллового ущелья, где сравнительно скромные силы рокушского маршалла Бокаверде Хобокена, благодаря антимагическим татуировкам и грамотной тактике, смогли разгромить огромное войско серых. Бестельглосуд оказался одним из немногих выживших (если не единственным) и на всю оставшуюся жизнь заработал ПТСР, попутно заработав жуткий страх перед одноруким маршаллом. И когда он вновь сталкивается с Хобокеном, то буквально умирает от страха (и крюка в шее).
  • Хлипкий маг — Клевентин Предатель, чудовищной мощи метаморф и трансфигуратор, сражается в облике громадного металлического чудища, похожего на тарраску. А как человек он — пухлый изнеженный сибарит, и любая более-менее серьёзная рана напрочь сбивает ему концентрацию.
    • Сюда же Тахем Тьма — старпёр, настолько изъеденный демоническими эманациями, что ноги его не слушаются.
    • И эпизодический Верус Паук — тоже старпёр, великий бестиолог, но боец никакущий.
    • И появившийся в «Заре» Витангез Рвущий, которого при любой попытке колдовства… правильно, рвёт. А заклинаний он знает всего три.
  • Хренполучий — классическим хрендостаниумом является адамант. Ибо образуется из тела умершего бога по прошествии миллионов лет. Алхимическим путём можно получить адамантий, который практически так же твёрд, как адамант, но не обладает его магическими свойствами.
  • Холодное железо — в серии представлено как определенный сорт стали, нейтрализующий магические способности.
  • Хроническое спиннокинжальное расстройство — Клевентин Предатель, а кто же ещё! Правда, говорящее прозвище? Правда, изначально он был Придурковатым.
    • А вообще свойственно многим демонам как таковым — просто потому, что Тьма подразумевает беспредельный эгоизм. Встречаются, конечно, законопослушно-злые… но хаотично-злые — чаще.
  • Хаотичный голодный — Рудазовский Лэнг населён тварями, списанными именно у Лавкрафта. Стоит ли удивляться, что они отыгрывают троп чуть менее чем пороговно? И что Хвитачи, Паргорон и Ад прекрасно понимают, насколько выигрышно смотрятся на их фоне, и не стесняются это подсвечивать?
  • Халиф на час — Креол захотел стать богом. И стал. Проправил Лэнгом буквально несколько часов, поочерёдно пьянея от собственной крутости и сомневаясь в том, что сражался именно за это. А потом решил, что нерождённый сын и беременная им ученица ему дороже глиста в грудине, выцарапал из себя обеспечивающего ему демоническую силу Йог-Сотхотха и убил. Лэнг накрылся медной вагиной, суперспособности Креола — тоже.
    • Среди глав Совета Двенадцати выделяется Пехтармин Убийца, проправивший ровно сутки. Цимес в том, что он убил своего предшественника, Тивилдорма Великого — такое в Серой Земле даже преступлением не считается, если колдун младшего ранга победил колдуна старшего — значит, достоин его места. Вот только Тивилдорм назавтра вернулся в виде призрака и порешил и Пехтармина, и всех, кто состоял с ним в сговоре, а таких набралось мало не половина Совета.
  • Цареубийца — кумбха Астрамарий Целебор Краш. Сам бывший король, в ходе завоевательных войн пристрастившийся рубить головы своим венценосным коллегам. Потом его убили, тут вмешались демоны… В общем, к моменту действия книг довел число отрубленных королевских голов до девяноста девяти, и более чем намерен увеличивать счет и далее.
    • Уже как минимум до 101-й, если брать «Зарю над Бездной». Хобби у него такое, что ли… Хотя меч кормить надо хорошо.
  • Цвета магии — субверсия. Разноцветные плащи в наличии, но они означают силу мага, а не стихию.
  • Циклоп — морской народ эйстов, а также Хубаксис.
  • Червие — колоссальный Червь, спящий в глубинах Лэнга и являющийся живой филактерией С’ньяка. Настолько велик, что на вдох-выдох у него уходит два года, а для того, чтобы немного передвинуться — целый век.
  • Человек массового поражения — Гайяван Катаклизм из флэшбека в начале пятой книги. Едва ли не самый могущественный волшебник Серой Земли, имевший всего два слабых места: во-первых, совершенно не мог нормально управлять своей мощью, из-за чего мог использоваться только как оружие массового уничтожения; во-вторых — крайне болезненно реагировал на любые намёки в адрес своей супруги. К несчастью колдунов, противостоящий им маршал Хобокен был прекрасно осведомлён о этих слабостях и на раз-два довёл Гайявана до того, что он в бешенстве уничтожил чуть ли не половину собственной армии.
    • Да и сам Креол подходит, с его огромной магической силой и привычкой швыряться файерболами по всему, что его раздражает. Собственно, главная задача Ванессы на протяжении почти всего цикла — придерживать его, чтоб спасти прохожих.
      • В свою очередь, по словам самого Креола, для него примером данного тропа был шумерский архимаг Арза по прозвищу Хана-Всему-Живому. Арза был слеп, но при его могуществе это было уже проблемой окружающих.
    • Проще сказать, кто из серых плащей под эту категорию НЕ подходит.
  • Чёрный-чёрный человек — всё тот же Ньярлатхотеп. Впрочем, дома, в Лэнге, он предпочитает как раз свой истинный вид, но в других мирах приходится блюсти конспирацию — господин в чёрных одеждах и с «плывущими» чертами лица конечно подозрителен, но от него хотя бы не разбегаются с воплями, как от живой мешанины зубастой-глазастой плоти.
  • Чёрно-серая мораль — протагониста ну никак нельзя назвать положительным героем, он порядочный козёл. Его враги же — настоящие демоны со всеми вытекающими радостями.
  • Штатный простой смертный — Ванесса Ли. Бывшая полицейская с чёрным поясом по карате, но не более того. Впрочем, она на достигнутом не останавливается и прокачивается в полноценную, пусть и не самую могущественную магессу.
    • Витааль. У Креола — магия, у лода Гвэйдеона — вера, у Логмира — скорость, у Индрака — сила, у Ванессы — наглость, а у интеллигентного эйста только высшее образование да достижения отечественных биотехнологий.
    • Моргнеуморос и Гангегорос, которые хоть и мутировали, но особых преимуществ от этого не получили. Те, кто получили, как Икталинтасорос и банда Гангегороса — это уже соседний троп. Тем не менее, выучку элитного спецназа не пропьёшь.
  • Швыряться планетами — в Лэнге вместо планет четырёхмерные гиперсферы-аркалы, однако способность использовать их в качестве оружия напрямую прилагается к должности верховного владыки измерения. Правда, не метательных снарядов (эдак и сам Лэнг расколошматить недолго), а таких себе ручных Звёзд Смерти.
  • Эффект горностаевой мантии — во второй книге на приёме у одного из королей Каабара Ванесса интересуется, почему тот не носит свою золотую корону. Король со смехом отвечает, что корону носит только на самых важных церемониях, потому что она «большая, тяжёлая, думать мешает». Потом, правда, оговаривается, что будь корона из керефа (супер лёгкий и прочный сплав для паладинских доспехов), он был бы не прочь её не снимать.
    • А вот в четвёртой книге, действие которой происходит уже в другом мире, указывается, что королям страны Рокуш традиция предписывает ни на секунду не расставаться с короной — даже в самые интимные моменты. Впрочем, корона выглядит как лёгкий, тонкий серебряный венец с единственной жемчужиной в центре.
  • Я слабый, мне всё можно — Клевентин Предатель, которого прежний Совет Двенадцати серых колдунов недооценивал, держал на одной из низших ступеней и именовал «Придурковатым», хотя при этом охотно пользовались его организаторскими способностями. В результате, Клевентин предал их и помог победить Креолу с компанией… только чтобы через несколько лет подложить и им аналогичную свинью. Они, конечно, могли бы и задуматься, стоит ли доверять человеку, заслужившему прозвище «Предатель».
  • Язычество — это круто!: сам Креол, товарищи. Он родился в Шумере, за три тысячи лет до Рождества Христова и даже проснувшись в нашем мире, религию менять не стал. Вернее, счел Христа новой реинкарнацией Эбела, на чем и успокоился.
    • Туда же эйсты и дэвкаци. Первые — политеисты, поклоняющиеся семи божествам и при этом, признаваемые на всём Рари учёные и вся планета ведёт летосчисление по их календарю. Вторые — самые крутые пираты, моряки, первоклассные воины и кузнецы, способные чуть ли не голыми руками убивать мамонтов, они поклоняются духам предков. А вот закатонцы (тоже политеисты) ничем особым не выделяются, но из них происходит великий герой-полубог Логмир Двурукий.

Галерея[править]

Примечания[править]

  1. Не только той, о которой все подумали, а конкретно: совершить гигиену, заняться сексом, починить сам доспех или полечить его носителя.
  2. Да, собственно от Греции и до Индии в архаике и доархаике их использовали, чуть менее, чем все живущие там народы. Так что тут скорее указание на тип сосуда, чем на этнокультурный признак. Амфора — это, по сути, просто большой глиняный кувшин с двумя ручками: ἀμφορεύς = ἀμ- + -φορ- + -ε- + -ύς — из ἀμ- + -φορ- + -ε- + -ύς из *ἀμφω-φορεύς; где ἀμφω- тот же корень, что русское оба и латинское ambi-, -φορ- — корень тот же что в русском «брать», но значит «нести». Оба-нош-(е)-в-(о), при буквальном и поэлементном переводе на русский.
  3. Точнее не планировал, но в его планы это вполне вписалось.