Арифмоман (А. Рудазов)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
25403.jpg
25404.jpg

«Арифмоман» — одиночный роман Александра Рудазова, вторая книга, действие которой происходит на Парифате — мире, где существует чрезвычайно развитое волшебство и где помимо людей обитает ещё сотня разумных видов. Роман был разбит издательством на две части — Арифмоман: Червоточина и Арифмоман: В небесах.

 Сюжет 

Кандидат технических наук и инженер Исидор Яковлевич Эйхгорн, участвуя с друзьями в походе в сибирскую глушь, неожиданно натыкается на аномалию-червоточину. Поскольку он много лет мечтал воочию узреть нечто необычное, он пытается изучить объект, но вместо этого переносится в странное место. А именно — в средневековый город, где никто не слышал ни про Рим, ни про Египет, где неизвестны имена Цезаря, Иисуса и Мухаммеда. Немного разобравшись в ситуации, он понимает, что оказался в другом мире, полном необычных аномалий, и принимается его изучать. 

 Персонажи 

  • Исидор Яковлевич Эйхгорн — протагонист, попаданец поневоле. Мужчина средних лет, невзрачной внешности, лысый, ходит в очках. Отличается необычайным хладнокровием и едва ли не физической необходимостью пересчитывать и измерять своё окружение — собственно, арифмоманией. Например, он ещё в детстве предельно точно измерил площадь родной квартиры и его отец, сверив полученные данные с официальными, ушел скандалить в домоуправление. Другая особая примета — снулый взгляд, который проявляется у Исидора, когда в его присутствии кто-то несёт или делает полнейшую чушь. Очень интересуется кротовинами и червоточинами, даже изготовил специальный прибор — вормолеграф, стрелка коего дергалась в присутствии аномалий. Собственно, стремясь изучить одну такую, он и попал на Парифат. Увидев целый новым и крайне необычный мир, Эйхгорн решил путешествовать по нему и изучать, отложив поиск средства возвращения домой до лучших времён. Как и другие герои Рудазова, со временем поднимает уровень крутизны и в конце книге заполучил собственное НЛО, на котором намерен обследовать всю планету.
  • Флексиглас Первый — король Парибула, одного из Ста Маленьких королевств. Некогда на их месте была крупная и могущественная держава, но тогдашний правитель отдал половину территорий мужу своей дочери и его преемники продолжили эту традицию, пока не наплодили кучку стран-лилипутов. В самом Парибуле около сорока тысяч жителей и из них четверть обитает в столице (она же единственный город). Именно в эту глушь занесло Эйхгорна, где тот смог устроиться придворным волшебником, впечатлив царский двор парой технических фокусов (и ведром самогона). Флексиглас — на первый взгляд, самый обычный толстый мужик средних лет, любит трудиться в огороде и, что особенно поразило Исидора, носит домашние тапочки, даже на приёмах. Характер — приземленный, ворчливый. Женат, есть двое детей. Когда Эйхгорн сообщает ему, что увольняется, это Флексигласа сильно разгневало и расстроило. Особенно то, что у него больше не будет самогона.
  • Еонек — десятилетний мальчишка из Парибула, паж, которого представили к Эйхгорну. Необычной болтливый и активный, чем жутко раздражал мэтра Исидоряку, но при этом оказался действительно неплохим работником. 
  • Фисташка — наложница-рабыня, которую Эйхгорну сбагрили в Ибудуне, столице Халифата Нбойлеха. Наивный Эйхгорн не устоял и поддался на жалобы девушки о страшных-ужасных работорговцах и похотливых покупателях, о чём вскоре пожалел. Едва Фисташка оказалась в его власти, как она показала своё истинное лицо наглой, избалованной и эгоистичной девицы. На самом деле, её с детства готовили к роли «профессиональной наложницы» и узнав, что Исидор совсем не богат, она знатно приуныла. Вскоре, Эйхгорн сбагрил это счастье одному богатенькому придворному, который как раз обожал подобные экземпляры. Как ни странно, верующая и своими нравоучениями о религии успела надоесть Исидоряке (атеисту/агностику).
  • Ках-Ур Местермегази — гном, знаменитый астроном и астролог, живущий недалеко от Ибудуна. Узнав, что рядом обретается столь видный (по парифатским меркам, конечно) учёный, Эйхгорн решил его навестить и вызнать подробности о здешнем мироустройстве. Ках-Ур встретил нежданного гостя достаточно неприветливо, но разговорившись и узнав, что Исидор тоже не лыком шит, гном его даже зауважал. От него главный герой получил наводку в Озирию, страну философов и мудрецов, где есть крупнейшая в мире библиотека и где можно узнать почти всё. Через пару недель гном выпал из окна собственной обсерватории и разбился насмерть — как он сам в своё время и «предсказал». Фокус в том, что астрологией и гаданиями Ках-Ур занимался только ради денег и собственную кончину напророчил, чтобы не упасть в грязь лицом. И когда наступил роковой день, Местермегази предпочёл самоубиться, но не запятнать свою репутацию. 
  • Диттрек — обитатель Озирии, знаменитой страны мудрецов, учёных и философов. Эйхгорн познакомился с ним на арене, где озирийцы проводят словесные дуэли, доказывая или опровергая разную чепуху. Там Исидор неизменно отстаивал классические знания и Диттрек решил предложить ему работу. Он как раз баллотировался в принцепсы и завоевывал любовь народа, диспутируя с кем-то и разбивая его аргументы. Эйхгорн согласился и неплохо заработал, хотя пару раз случались и осечки. Например, посетив местную выставку изобретений, он наткнулся на работающую модель паровой машины и пытался убедить Диттрека вложить в это средства, но последний мало того, что отказался, так ещё и высмеял изобретение так виртуозно, что даже создатель машины решил, что построил ерунду. Само собой, Диттрек был почти единодушно избран в принцепсы.
  • Леблин Шторелли — волшебник из Мистерии, живущий в островном государстве Кардегарте, куда Эйхгорн направился, рассчитывая изучить летающий материк Алатус. Плюгавый тощий тип с усами и необычной татуировкой на шее[1], специалист по «свертыванию», то есть уменьшению предметов. У него Эйхгорн планировал купить балласт для своего воздушного шара, но Шторелли, увидев у Исидора амулет в виде птицы, страстно захотел его получить, не объясняя при этом причину. В итоге дело даже дошло до драки, и Леблин уменьшил Исидоряку до размеров мыши. Эйхгорн сбежал и несколько недель жил среди пигмеев. Потом он вернулся и, под угрозой укола ядовитым копьём, Шторелли был вынужден вернуть Эйхгорну настоящий рост. Тогда Исидор от души харкнул ему в лицо (чтобы опять ничего не наколдовал) и так же душевно врезал в жбан. Держит магическую лавку вместе с супругой, которая специализируется на нанесении волшебных татуировок.
  • Великий сипа — правитель имниев, крылатого народца, обитающего на летающем континенте Алатус. Вызывает у своих подданных священный трепет и те даже не смеют смотреть ему в глаза, ибо это считается страшным грехом, за который полагается казнь. На самом деле, сипа много лет назад серьёзно заболел и мог умереть. А так как подданные очень его любили, то решились кликнуть на помощь Чёрную Корпорацию — анклав чёрных магов, торгующих способами продлить себе жизнь. Имниям они предложили вырезать сердца разумных существ и поливать кровью чело сипы. К чести правителя, колебался он долго, но в итоге все же решился. На некоторое время ему стало лучше, но потом недуг вернулся и с тех пор, жрецы каждый день вырезали сердца, чтобы продлить существование вконец одряхлевшего сипы. В числе пленников оказался и Эйхгорн, которому таки вырвали сердце. Воскресил его тот самый амулет, который так желал заполучить Шторелли. «Труп» человека имнии бросили в подземелье, где тот прожил пару месяцев, узнав, что Алатус тысячи лет назад перенесли на Парифат Наблюдатели — очень могущественная межвидовая цивилизация учёных, изучающая другие миры и их жителей. Именно их корабль стал «ядром» летающего континента и подобрав себе компактное НЛО, Исидоряка вышел на тропу войны. Прорвавшись к сипе, он высказал ему пару ласковых и не пускал к нему никого в течение некоторого времени, за которое сипа и окочурился. Многие имнии этому даже обрадовались и новый сипа предложил Эйхгорну тёплое место при своём дворе, но Исидор отказался — ему хотелось продолжать путешествовать по дороге приключений.

 Тропы и штампы 

  • Аллюзия — Рудазов без них не Рудазов.
    • Главный герой назван в честь Якова Исидоровича Перельмана.
    • Размышляя, чем ему впечатлить царствующую особу Парибула, он помимо прочего, задумывался о фокусе с карандашом. «Чего ты такой серьёзный?»
    • Пигмеи, с которыми несколько недель прожил уменьшенный главный герой, отсылают на коротышек Носова.
    • Когда Исидора приводят к королю Парибула, тот говорит, что ему для колдовства нужны ингредиенты: «Перо феникса, сухожилие дракона, волос единорога». Прослеживается намёк на «Гарри Поттера» и сердцевины палочек.
  • Ангст? Какой ангст? — Эйхгорн. Соответствует описанному в профильной статье третьему варианту — он флегматик в доску, да к тому же убеждён: раз червоточиной можно попасть ТУДА, то можно и ОТТУДА. Просто ТАМ интереснее — целый неизвестный науке мир всё-таки.
  • Атеист-диссидент — тут водятся именно такие. В богов верят, но считают их недостойными поклонения.
  • Братва — Борота, наиболее известная и могущественная братва на Парифате. Имеет строгую иерархию, от «внучат» (мелких шестёрок и бычья) до «дедулей и бабулей» (крупных авторитетов). Возглавляет её легендарный Король Ночи, который, как подтвердил автор, является на самом деле титаном Эгклиматом.
  • Бесцветные рыбьи глаза — Исидор Яковлевич Эйхгорн. Количество упоминаний его снулого взгляда соперничает с количеством употреблений глагола «трахать(-ся)» у Панкеевой.
  • Вечная загадка — причина, по которой Парифат (мир размером с Нептун) всего в несколько раз тяжелее Земли. Главный герой выстроил несколько теорий и предположений, но точную истину так и не узнал.
  • Волшебная шляпа — Эйхгорн на Парифате носит колпак волшебника, даже перестав себя за такового выдавать — просто фасон нравится. Но местные иногда обознаются.
  • Великан — монах-отшельник брат Чилиндрон, ростом с трёхэтажный дом. Протагонист за кадром обедал с ним и имел очень приятную беседу.
  • Высокий и худой, как жердь — речной тролль, потребовавший с Эйхгорна дань за возможность пройти через его мост.
  • Вечная трёхдневная щетина — у протагониста. Причина в том, что ему лень каждый день брить лицо, но и полноценную бороду отращивать неохота.
  • Вера делает вас идиотами — после землетрясения в Парибуле немедленно появляется юродивый, который сеет панику и орёт о гневе богов и о том, что нужно быстренько принести кого-нибудь в жертву. Подоспевший епископ во всеуслышание уточняет у стражника, сколько людей пострадало, а узнав, что среди погибших есть и дети, обвиняет юродивого в богохульстве — этот мерзавец посмел обвинить богов в детоубийстве! Всё-таки севигизм — религия достаточно разумная и прогрессивная, а идиоты только портят её имидж.
  • Глупый король — главный герой считает, что все политики, хоть монархи, хоть президенты, хоть министры, являются идиотами. Потому что действительно умный человек не стал бы заниматься таким тупым делом, как политика.
  • Достойный противник — мэтр Тартак, озирский математик, с которым соревновался Эйхгорн. Самостоятельно вывел метод решения кубических уравнений, просто исходя из того, что раз Исидору он известен — открыть его точно можно. Главный герой был так поражён, что прилюдно поклонился в пояс, признавая величие этого человека, как учёного-математика.
  • Добрый доктор — посвященный богу-врачевателю Медеору монашеский Орден Подорожника. Когда у главного героя заиграл аппендици́т, один из них вылечил его, к немалому удивлению самого Исидоряки, ожидавшего молитв и прочих танцев с бубном. Причём операцию монах провёл бесплатно, ибо Медеору претит взимать плату за спасение жизни.
  • Добрый верующий, злой верующий — смутьян на площади после землетрясения и осаживающий его епископ Далион.
  • Единая мировая религия — севигизм, наиболее распространенная и могущественная религия Парифата. Формально, таки не единая на весь мир — исповедуют её «всего лишь» семьдесят процентов мирового населения. Но учитывая, что это больше, чем у христианства и ислама вместе взятых, это всё равно круто.
  • Закон об оружии в фэнтези — троп играется прямо. Цивилизация Парифата насквозь магикальная, так что огнестрелу находятся колдовские аналоги. Изменить ситуацию мог бы Эйхгорн, но подумал и не захотел.
  • Крылатый народ — имнии. Напоминают людей, но отличаются более хрупким телосложением, ладонями вместо ступней и крыльями. Летают же они благодаря органу, подобному плавательному пузырю рыб и заполненному сверхлёгким газом. Когда имнии взлетают, у них вздувается грудь и вырастает на спине горб.
  • Крутой ботан: Исидор Яковлевич Эйхгорн — редкий случай, когда простой крутой смертный крут исключительно интеллектуально, а не физически (если не считать выносливость, по тексту сравниваемую с верблюжьей). Но построить в волшебном псевдосредневековье самолёт без грана магии и расшифровать мёртвый язык высокотехнологичных иномирных пришельцев — весьма серьёзная заявка.
    • Ну, не совсем без грана магии — двигатель-то у Переперделки работал на хлад- и жар-камнях.
  • Манапанк — собственно, Парифат. Нишу большинства технологических устройств тут заняли разнообразные волшебные предметы. Вместо телефонов — дальнозеркала, по которым можно общаться с другими обладателями такого зеркала не хуже, чем по Скайпу. Роль холодильников и обогревателей успешно играют мистические хлад- и жар-камни. Вместо станций метро или аэропортов — гигантские порталы, по которым можно попасть почти в любую точку мира.
    • Впрочем, это Эйхгорну повезло попасть в такую занюханную дыру, в которой никакой технический прогресс никому не нужен и неинтересен. Гремлины, к примеру, его бы на руках носили, да и в других, более крупных и развитых странах народ против прогресса ничего не имеет.
  • Многоножки: парифатские тысяченоги — гигантские (длиной с хорошую электричку), разумные (и даже говорят по-парифатски, хоть и с кхкхаракхкхтерным покхкхрустывающим акхкхцентом) и очень злобные. Живут в пустынях и добывают себе пропитание соответствующим способом. Обладают своеобразным кодексом чести: не едят разумных существ, вот только критерий разумности у них не менее своеобразный — способность жертвы пересчитать ноги тысяченога. Кто смог — того жуткое членистоногое отпустит и не будет преследовать, правда, никто не мешает тысяченогу подогнуть часть лап под брюхо…
  • Магистр всяческих наук — главный герой. Математик, изобретатель, исследователь аномалий и аж целый придворный маг (липовый, но все таки).
  • На тебе! — много где и кому. В частности:
    • астрологам — даже Фисташка понимает, что 12 судеб на весь мир[2] — это как-то странно. А единственный «мудрый» астролог — на самом деле астроном, ничего в астрологии не понимающий, но отчаянно нуждающийся в деньгах на научные изыскания, и потому зарабатывающий на людском невежестве, которое сам презирает.
    • вегетарианцам — в Озирии, на выставке талантов, промелькнул один товарищ, весь номер которого — кричать каждому проходящему в лицо «Я не ем мяса!», брызгая слюной.
    • интернет-троллям, пусть и беззлобно — озирийские публичные «бои» философов, на которых выигрывает тот, кто защищает более логичную и прикольную чепуху, а отстаивать правдивую теорию считается крайне унылым занятием, напоминают интернет-обсуждения нашего мира.
    • социологам и научным советам — написание диссертаций и проведение соцопросов поставлено в один ряд с созданием идеальных бутербродов.
  • Неожиданно тонкий голос — герцог Кардегарта, в чьи владения занесло главного героя. Туша около двухсот килограмм весом, но обладает тонким голоском, который больше подошел бы десятилетнему ребёнку.
  • Неловкое прозвище — главному герою, с лёгкой руки эдила и парибульского короля прилипло прозвище «Исидоряка».
    • А пигмеи прозвали его Очкариком.
  • Ну ты как ляпнешь! — этим отличается старый парибульский казначей, однажды предложивший ввести налоги для… королевской семьи. На резонный вопрос Флексигласа, платить ли ему самому себе деньги, старик в ответ выдал, что царская казна не является личной собственностью короля.
  • Огнестрел — это страшно: Эйхгорн именно сабжем мотивировал своё нежелание внедрять на Парифате пороховое оружие.
  • Отвратительный толстяк — упомянутый выше кардегартский герцог.
    • Младший брат парибульского короля Флексигласа. Пьяница и дегенерат, который занимается только тем, что бухает, а в редкие моменты относительной трезвости сетует на злой рок, сделавший его младшим сыном и закрывшим путь к трону. Сам Флексиглас терпит его только из жалости.
  • Очкарик — главгерой, у которого зрение минус-девять и без очков он сразу же слепнет.
  • Планета Небо — летающий материк Алатус. Летающие деревья, впитывающие влагу из облаков, летающие рыбы, кальмары и киты, летающие хищники, напоминающие скатов-мант и летающие же человекоподобные туземцы-имнии в конце концов.
  • Приключения в микромире — главгерой на некоторое время оказывается магическим образом уменьшен и переживает сопутствующие приключения, попутно рефлексируя, как же эта ерунда вообще работает с точки зрения физики. Так ни до чего и не додумался, хоть и предположил, что в действии какое-то искажение пространства — ну что поделать, не получил Эйхгорн магического образования.
    • А ещё в этом состоянии ему приходится пожить среди пигмеев, которые от природы такие.
  • Пираты — именно они занимаются сбором налогов на Алатусе. Поскольку Великому сипе необходимы в первую очередь рабы, то весь товар они считывают в рабах. Причём десяток мелких животных, играющих в обществе имниев ту же роль, что в нашей — овцы и козы, у них идут по цене одного раба.
  • Плоскоземельный атеист — Исидор Яковлевич Эйхгорн же. Впрочем, он с некоторых пор ктототамец.
  • Попаданец — деконструкция на грани реконструкции. Эйхгорн, как и полагается попаданцу, выдаёт себя за волшебника (правда, очень слабого — ибо что представляет из себя сильный волшебник, знают даже в такой жопе мира как Парибул), пытается прогрессорствовать (без особого успеха, ибо слишком многие ниши заняты более рентабельной магией), однако к успеху приходит как раз тогда, когда перестаёт заниматься фигнёй и берётся за то, к чему у него талант — математику, инженерию и первопроходчество. А вы говорите, Юдковский, Юдковский…
  • Пейсы, кашрут и день субботний — главный герой таки да!
    • Формально таки нет, потому что евреем у него была не мать, а отец.
  • Ружье Чехова — найденный Эйхгорном в башне старого парибульского волшебника амулет в конце спас ему жизнь, см. ниже.
  • Ретроактивное бессмертие: Амулет Феникса — субверсия. Действует скорее как второй шанс и одноразовый. Исидор Яковлевич Эйхгорн, попавший на Парифат, будучи владельцем этого амулета, воскрес после того, как ему вырвали сердце.
  • Работорговец — одна из самых прибыльных профессий в Нбойлехе. Формально, севигизм во всех его формах запрещает это дело, но хитрые дельцы нашли лазейку в Священном писании — там сказано, что будет проклят тот, кто сделает ближнего своего рабом. Но они ЛИЧНО никого в рабство не загнали, просто покупают пленников у разбойников и перепродают.
    • Самая хохма, что по законам халифата раб считается таки человеком, а не скотиной или имуществом и за его убийство сурово карают. Вдобавок, рабовладельцы обязаны оснащать своих рабов всеми необходимыми удобствами. Освобождения же нбойлехские рабы боятся как огня, поскольку они всё равно не смогут получить работу, чтобы обеспечивать себя самим. И когда Эйхгорн предложил было освободить Фисташку, та была готова на него с кулаками наброситься.
  • Срисованная фэнтезийная культура — государство Парибул и Сто Маленьких Королевств вообще напоминают одновременно добисмарковскую Германию и Британию. Нбойлех и другие херемианские страны недвусмысленно отсылают на Арабский халифат и другие мусульманские страны. Озирия — Греция и немного Рим. Ну а имнии прямо в тексте сравниваются с полинезийцами, но также имеют черты инков и ацтеков.
  • Сфинкс — на Парифате водятся и они. Похожи на огромных львов, но головы не человеческие, а скорее павианьи. В Озирии выполняют функцию таможенного контроля, не пуская недостаточно интеллектуально-развитых кадров. Конкретно — загадывают загадки. Если человек её отгадает, то сфинкс его не тронет. Если нет — он будет считаться животным, которое можно съесть.
  • Тролли вообще не такие — протагонист дважды сталкивается с троллями. С одним — в таверне, которую как раз тролль и держал. С другим — таки да, на мосту, где играл с ним загадки за право перехода. И что особенно удивило Эйхгорна, так это то, что у троллей, оказывается, есть свои расы, причём совсем не похожие друг на друга — держащий таверну тролль был равнинным и обладал комплекцией шкафа. А тролль из-под моста — речным и был похож на двухметровую вешалку для одежды.
  • Технари — Эйхгорн, редкий случай технаря-протагониста.
  • Такой серьёзный, что уже смешно — главный герой, особенно на фоне жителей Озирии. На тамошних интеллектуальных диспутах он всегда отстаивает доказанные и проверенные данные, чем вводит публику в тоску — она и так прекрасно всё знает (не за красивые же глаза Озирия считается населённой одними мудрецами), но хочет повеселиться и повалять дурака. Именно на этой черте характера протагониста решил сыграть амбициозный политикан Диттрек — и не прогадал.
  • Характеризующая музыка — Эйхгорн с ностальгией вспоминает старый биг-бит, правда, без конкретики.
  • Чудесное обучение языку — реконструкция. При магическом перемещении между мирами путешественнику становится известен язык, наиболее распространенный в данной местности. Если точнее, то разум попаданца как бы «подключается» к ноосфере, и он продолжает говорить на родном языке — а местным кажется, что они слышат свой, верно и обратное. Читать на новом языке тоже можно, а после некоторой тренировки — и писать, к тому же, сделав волевое усилие, можно распознать настоящее звучание местной речи, без отрыва от магически понимаемого смысла. При обратном перемещении навык утрачивается.
    • В книге подсвечено тем, что Эйхгорн краем уха слышит, как местные произносят местные слова, но разум заменяет их на знакомые ему термины. Размышляя об этом, он всякий раз клянется заняться изучением этого феномена вплотную.
  • Это ж надо было додуматься! — хлад-камни и жар-камни. Эти волшебные предметы неким образом производят ледяные великаны-хримтурсы и огненные гиганты-муспеллы, после чего продают. По всему Парифату эти камни выполняют роль холодильников и обогревателей. Положишь хлад-камень в сундук — готов морозильник. Кинешь жар-камень в котёл — можно варить суп. В чём же подвох? Хлад- и жар-камни — это окаменевшие экскременты хримтурсов и муспеллов. Когда Александра спросили, верна ли эта догадка, он подтвердил, что да.
  • Эффект горностаевой мантии — Флексиглас Первый, даже на официальных приёмах не снимающий уютные домашние тапочки. А уж в короне или чем-то подобном Исидор его и вовсе не видел.
    • Королева соседней карликовой державки Кинеллии, чью границу случайно нарушил Эйхгорн, тоже подходит. Если бы не какое-никакое платье, то ни за что не отличить от обычной продавщицы из ларька.
  • Это не луна! — как выясняет Эйхгорн, летающий над Парифатом континент Алатус на самом деле — законсервированный звездолёт-континуумоход межмировых Наблюдателей.
  • Эксцентричный мудрец — здесь в наличии целая страна таких мудрецов, Озирия (скорее всего, СФК древней Греции). Мудрые здесь все как на подбор (даже пахарь способен часами рассуждать о высоком), при этом в стране царят предельно свободные нравы, а любимое развлечение озирцев — философские диспуты, на которых побеждает тот, кто наиболее логически убедительно докажет заведомую чепуху (скажем, что дважды два — пять, притом что даже озирским детям известно, что это на самом деле не так).

Примечания

  1. На самом деле, это т.н. «тюремный венец», специальная татуировка, блокирующая магию. Волшебники наносят её преступникам и сажают в магическую тюрьму Карцерику. А когда их срок подходит к концу, тату «перечеркивается» и теряет свою силу.
  2. Четырнадцать! В парифатском небе четырнадцать знаков зодиака. Но да, этого всё равно слишком мало.