Аристократическая республика

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Аристократическая республика — в общем-то, тоже республика, только правит в ней не народ и не узкая кучка олигархов, а аристократия с золотыми вольностями. Иногда формально может быть и как бы монархией, но только вот к королю там аристократы обращаются не иначе как «пан брат».

Примеры[править]

Вымышленные примеры[править]

  • Роберт Джордан, «Колесо Времени»:
    • Тир (до Ранда). Государством правит совет формально равных Благородных Лордов. В случае смерти одного из них оставшиеся кооптируют в свои ряды нового Благородного Лорда, выбирая его из Лордов Страны (нижестоящий аристократический титул Тира).
    • Малкири — королевство, но новый король выбирается лордами из числа наследников покойного, причём не в спорных случаях, как во многих средневековых монархиях в реальной жизни (мало ли какая сложная запутанная ситуация возникнет?), а всегда.
  • Анк-Морпорк в «Плоском мире». Заправляет им совет высокорожденных лордов, которые выбирают из своего числа пожизненного диктатора — Патриция.
  • Валирия, великая и знаменитая погибшая страна из A Song of Ice and Fire. В ней существовало множество аристократических домов, члены которых выбирали из своего числа правителей. Правда, после гибели этой страны от вулканической катастрофы уцелела лишь малая часть домов, но аристократическая республика стала излюбленной формой правления в западных колониях Валирии — Вольных Городах. Например, несколько домов нашло приют в Волантисе, городе, которым правит комитет из трёх триархов, и баллотироваться в этот комитет может только тот, кто докажет, что он от крови древней Валирии.
    • В Волантисе ещё и партии есть! А точнее, там классическая двухпартийная система: партия Тигров (консерваторы, защищающие интересы воинов) и партия Слонов (либералы, защищающие интересы купцов). Комитет триархов представляет собой коалиционный орган, куда входят два представителя правящей партии и один — оппозиционной.
    • В другом вольном городе, Браавосе, такой чёткой грани между благородными и купцами нет, первое и третье сословия более-менее едины, но всё равно, «абы кто» баллотироваться в морские лорды (президенты) Браавоса не может, как и голосовать на выборах. Так что это тоже номинально аристократическая республика, а фактически олигархическая.
  • Судя по всему, Морровинд Четвертой эры во вселенной The Elder Scrolls. После Красного Года и последующих за ним событий всякие упоминания о королях Морровинда из хроник исчезают, а посетивший территорию этого государства двести лет спустя Довакин узнаёт, что страна управляется коллегиально аристократами из Великих Домов, из которых главным стал дом Редоран.
  • Гельвеция из Звуки Небес управляется эрцгерцогом.
  • Вадим Панов, цикл «Герметикон» — именно такое устройство общества царит на планетах адигенов. Каждая планета поделена на владения-дарства и правит планетой Палата Даров.
  • Метавселенная Рудазова — Серая Земля. Пополам с «магократия» — кто не умеет колдовать, тот и плебей, будь он хоть из трижды чародейской семьи.

Реальная жизнь[править]

  • Идеализированный образ Спарты у Аристотеля (в реальной жизни Спартой фактически правили сто семей), в которой полными гражданскими правами обладала только аристократия, а простой народ имел статус неграждан (притом, что в Спарте были 2 царя, они выполняли функции полководцев, и не раз бывало, что какого-нибудь царя… казнили по решению Герусии, и это считалось вполне нормальным).
    • Собственно, соотношение полноценных граждан к остальным там было такое, что это скорее шляхта. Рядовой спартанец за свою службу пользовался наделом с десятком трудоспособных илотов, которым, внезапно, управляла его жена, ибо мужу некогда.
  • В целом истинное значение понятия демократия как такового тоже весьма близко к этому, просто не столь жёстко, чем в спартанском случае. В наличии сравнительно небольшое количество граждан, демос (способные в полном составе уместиться в сравнительно небольшом амфитеатре для заседаний, даже в крутых мегаполисах своего времени), отбираемое по определённым высоким цензам (ими же и устанавливаемым) и принимающее решения по управлению всем городом, а живёт-то в нём куда больше народу. Остальные, не-демос — или рабы, или тот самый охлос, к которому античные философы любовью не отличались. Граждане-демос обладают полными правами, охлос неполноправны (ограничения на то, где могут селиться и чем заниматься, в целом статус второсортности и т.д.); на поверку выходит эдакая более размытая племенная аристократия, лишь не завязанная на крутые титулы и подчинение сюзеренам. В итоге, благодаря попыткам американских колонистов апеллировать к античности как мудрой старине, обосновывающей их отделение от британской короны и социально-экономический эксперимент, понятие воскресили уже в Новое время, после чего оно мутировало: изначальные США вполне походили на античные демократии, будучи управляемы самыми богатыми и влиятельными гражданами с кучей подневольных рабов и практически ничего не решающим охлосом в сторонке, но стараниями идеологов термин дико исказился и принял вид странно-позитивной версии уже охлократии, которая именно что не анархия, а должна учитывать голоса всех и каждого, а не только уважаемых членов демоса; в американском же дискурсе понятие демократии почти полностью вытеснило и заместило собой бывшее когда-то священным и первостепенным понятие республики. Ирония удваивается, если трезво оценить истинную структуру власти стран, любящих называть себя «демократиями» (не только «западных»).
  • В античной Индии такой тип правления встречался настолько часто, что получил особое название — Гана-сангха (गणसङ्घ) и Гана-райя (गणराज्य). Правили такой республикой аристократы-кшатрии, и часто все из одной династии.
  • Поздняя Римская Республика. Номинально правит сенат из самых богатых и знатных людей Рима. По факту, после зажигательных похождений Ганнибала в Италии почти вся власть ушла в руки немногих аристократов-оптиматов, поддерживавших интересы крупных семейств. Собственно говоря, такой расклад и привёл сначала к воцарению Суллы, а затем к появлению Юлия Цезаря.
  • Новгородская республика с князем во главе и избираемым народом вече. По политическому строению была гораздо, гораздо ближе к современным работающим республикам, чем Речь Посполитая и тем более Венеция.
    • Правда, формально правом голоса обладали только жители самого города, несмотря на огромнейшие подвластные территории. Опять же, реально никто голоса не считал: кто кого переорёт (а то и в столкновении победит).
    • Другие славянские республики: Псковская, Вятская и Дубровницкая. Не так известны, но тоже заслуживают упоминания, так как играли довольно заметную роль в тогдашней Европе.
  • Serenìssima Republica de Venesia. Правда, грани между аристократами и олигархами в ней по факту не было вообще (благо именно аристократы ими, как правило, и становились), поэтому одновременно блистает в обеих статьях и считается одним из эталонных примеров как раз олигархии. Точно так же и с другими «морскими республиками» Италии: Генуей, Амальфи и Пизой. Уже ближе к сабжу дело обстояло в сухопутных городах Италии, вроде Флоренции: олигархический уклон присутствовал и там, но всё же аристократическое начало стояло впереди от и до.
  • Речь Посполитая — дословно «Республика», хотя и с королём во главе. Источник того самого «пан брат» в шапке и без понятий сейма и шляхтичей немыслима. Как и в случае итальянских «талассократий», аристократия пополам с олигархией: во многом именно польскому опыту русский язык обязан смыслом понятия «магнат».
  • Внезапно и для многих почти немыслимо, но очень близко к этому оказался на протяжении большей части своей истории СССР. По факту при всех декларируемых (и даже реализуемых!) «левых» идеалах непосредственно властные функции сразу начали осуществлять технократы и крутые деятели большевистского движения сотоварищи, тот самый авангард партии... который по итогам борьбы за командные высоты в 20-30е гг. и кровавых жатв 1941-45 гг. переродился уже в полунаследственный статусный слой приближённых к власти и её плюшкам. Попасть в этот слой было можно, но сложно, как и в дворянство в своё время, а высокопоставленные чины стали восприниматься точь в точь как аристократия; интриги и тёрки между различными группировками были близко похожи на дворянские дрязги предыдущего века, просто в обновлённом издании. Отсюда и возникновение множества полуругательных терминов-заменителей вроде партократии, номенклатуры и т.д. Это расхождение официально-идеологического слова и сути и вызывало жёсткий смысловой диссонанс и слом шаблона в массах, столь размывшие на всей союзной территории доверие к официальным властям и продвигаемым ими публично идеям. Последствия всё ещё в действии.