Анти-Сью

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Надоели «Мэри Сью», то есть ходульно-распрекрасные, нереально-крутые и чрезмерно удачливые персонажи? А тут другая крайность: персонаж — полнейшее чмо.
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Anti-Sue. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Что за сценическое лицо такое?.. Зачем столь ничтожному герою посвящать целых три пьесы?.. »
— Недоумение критиков середины 19 века по поводу «бальзаминовской трилогии» Островского

Большинство Молодых и Талантливых Авторов попросту не умеют создавать проработанных и сильных персонажей. Любой крутой у них получается мэрисьюшным, будь это хоть древний бог, хоть простой сержант полиции. При этом уровень тупизны и нереалистичности при раскрытии персонажа попросту зашкаливает. В итоге на выходе получаем очередной бредовый фолиант про похождения очередного Героя с Огромным Мечом и Древней Силой, который одним плевком разносит тысячи вражин, или о прекрасной, как тысяча розово-ванильных закатов на Венере, девушке, сражающей всех мужиков одним взглядом наповал на расстоянии в двадцать километров. Естественно, никакой популярности и известности такое творение своему демиургу не приносит. И какие же выводы делает наш МТА? Элементарно!

Вместо того, чтобы всерьёз задуматься над проработкой персонажа и приведением его могучих сил в более реалистичные рамки, автор принимает волевое решение — обратить процесс в другую крайность. Раньше ГГ мог плевком сносить целые армии? Теперь его может сбить плевком любой гопник. Раньше ГГ был, по мнению автора, обаятельным и харизматичным? Теперь он полное ничтожество и трус, которого презирают даже мойщики полов в Цитадели Тёмного Владыки. Его любили девушки? А теперь нет. А ещё лучше — пусть его изнасилуют противоестественным образом. Ему всегда везло? А теперь он и из дома выйти не может, чтобы его не побили и не ограбили, даже если никого, кроме него, вокруг не грабят и не бьют. В финале прилагается обязательная смерть довольно жалким образом. В результате становится не совсем понятно, зачем вообще было писать книгу про такого героя.

Надо отметить, что и в хорошей литературе герои часто терпят неудачи, лишаются родных, близких, имущества и конечностей, трусят, предают, садятся на наркотики и проваливают Главный Квест. Но в случае с Анти-Сью совершенно непонятно, почему именно этот герой терпит ото всех. Автор не может придумать внятный обоснуй для причин регулярных фейлов своего персонажа и потому просто ставит читателя перед фактом.

Виды Анти-Сью[править]

  • Хронический слабак — разновидность, особенно часто встречающаяся в фэнтези. Как правило, в творениях МТА ничем не отличается от всех прочих персонажей произведения, кроме того, что его может побить любой. Не потому даже, что он не умеет сражаться, а просто потому, что автору хочется нагнать дешёвой драмы.
  • Хронический подонок — убогий брат-близнец антигероя. В принципе, получается тогда, когда за создание антигероя берётся очередной «гений». Кроме омерзения (и опционально желания прибить), не вызывает ничего.
    • Самое интересное, такие типы встречаются и в реальной жизни, правда при этом у подонка должны быть ещё и определённого рода психиатрические проблемы, отсутствие обратной связи с реальностью, например.
    • Когда протагонист самоуверенный мерзавчик - это как раз этот случай.
  • Хронический неудачник — частый персонаж в творениях про попаданцев. В какую бы эпоху ни попал, тут же оказывается в полной заднице, откуда уже не вылезает. Как ни странно, многими за анти-сью не считается, поскольку в целом довольно реалистичен. Едва ли обычный офисный хомячок выжил бы в суровых условиях Тёмных Веков и стал бы мега-воителем, королём или хотя бы зажиточным крестьянином.
  • Дурак по жизни — «включает тупого» по любому поводу и, как следствие, получает в лицо от каждого встречного. Поскольку МТА обычно не обладает знаниями и опытом, то, во-первых, это маскирует незнание автором множества вещей, а во-вторых, в чём-то данные персонажи автобиографичны, хотя автор от этого старательно открещивается. Обычно включает в себя много патетики и страданий, которые намного реалистичнее, чем описание антуража, впрочем, от последней проблемы МТА уходит в фэнтези. Иногда пишется по просьбе психоаналитиков, дабы находящийся в глубокой депрессии никем не понятый автор мог излить на бумагу свои страдания и таким образом от них избавиться. Иногда эту чушь даже публикуют.

Анти-Сью классические и не очень[править]

Фольклор[править]

  • «Что ни делает дурак, всё он делает не так». И несколько авторских адаптаций этой сатирическо-сказочно-потешечной темы.
  • Скорее сетевой фольклор, чем литература: гуляющее по интернету сочинение, автор которого получил задание описать свою жизнь в Спарте. Писалось шутки ради (ну и чтобы потратить меньше времени, что уж там), но вполне реалистично. Полный текст: «Я родился в древней Спарте. Сразу после рождения меня понесли к каким-то старикам. Они осмотрели меня, решили что я слабый и больной и сбросили со скалы».

Театр[править]

  • Михайло Бальзаминов из трилогии А. Н. Островского (и экранизации с Вициным). Очевидна отсылка к фольклорному «дураку»-неудачнику, с деконструкцией. Даже «хэппи-энд» фальшив или чем-то омрачён, т. е. тоже деконструирован.

Литература[править]

  • Антоний Погорельский (д.филос.и словес.н., акад. А. А. Перовский); «Чёрная курица, или Подземные жители» (1829). Алёша — типичнейшее Анти-Сью.
    • Впрочем, Чёрную курицу он таки спас (и её выкуп для него — Поступок).
  • Повесть «Иван Федорович Шпонька и его тетушка» Н. В. Гоголь забросил недописанной как раз из-за того, что заглавный персонаж получался чем-то средним между предметом статьи и героем-пустышкой, а вменяемый сюжет с ним никак не вытанцовывался.
    • И Акакий Акакиевич Башмачкин из «Шинели».
  • Павел Санаев, «Хроники Раздолбая»: ценный пример того, как предмет статьи может быть ГГ вполне отличной книги. Подросток, выведенный под ником Раздолбая (причём настолько заслуженно, что его настоящее имя автор умудряется так и не назвать… ни разу за всю книгу!) в целом, действительно является персоной, «достойной то ли слёз, то ли смеха» (с), однако при этом автор мастерски вписывает в сюжет целый букет серьёзных философских вопросов на фоне реалистично показанной «эпохи перемен»: от поздних восьмидесятых до ранних девяностых. Увы, но эта книга тоже не дописана: её развязка, по сути, является открытой концовкой, причём на самом, как говорится, интересном месте…
  • Владимир Кунин, «Иванов и Рабинович, или „Ай гоу ту Хайфа“» — собственно Иванов и Рабинович. Практически любое действие плавно переходит в эталонный трэш.
  • Между дьяволом и глубоким синим морем Олега Дивова — Джон Кеслер. Брошенный отцом и воспитываемый матерью-алкоголичкой, затравленный в школе из-за женственной внешности и так её и не закончивший среднего образования, перебивавшийся дерьмовой работой и даже не знавший, что на новом месте все — включая возлюбленную — считают его геем и «хорошей подружкой». Именно из-за этого он и влез в заговор: шпионкам просто не пришло в голову, что этот идиот может хоть что-то заметить и тем более сделать.

Кино[править]

  • Французский комедийный фильм «Великолепный», пародирующий, в первую очередь, книги Яна Флеминга и Сан-Антонио (и ещё многих вполне конкретных, но менее одарённых и менее пародийных бульварных авторов — сценарист фильма явно разбирался в отрасли!), а также фильмы о Джеймсе Бонде. Литературный ремесленник строчит книжку за книжкой про супершпиона Боба Синклера, он же Боб Сен-Клер (в обеих ролях — писателя и этого Боба — снялся легендарный Жан-Поль Бельмондо). Но писатель мечтает попробовать себя в серьёзной литературе, а эта штамповка его уже задолбала. И вот, назло прохиндею-издателю (нагло обделяющему автора деньгами, но требующему всё новых и новых выпусков), супершпион Боб на страницах очередной книги превращается из беспросветно-непобедимого Марти Стю в полнейшего Анти-Сью. За короткое время Боб терпит множество поражений, посрамляется всеми мыслимыми способами, попадает в разнообразные нелепые ситуации: его бьют, он болеет, он едва не тонет в луже (буквально), и завершается всё тем, что Боб вообще влюбляется в Главгада, своего былого противника, и картинно уезжает с ним в ночь.
  • В своих ранних гонконгских фильмах Джеки Чан нередко стремился спародировать или деконструировать жанр «фильмов про кунг-фу», который на Востоке считался заштампованным уже тогда, в 1970-е годы. Джеки требовал от продюсеров, чтобы ему разрешили показать главного героя совершеннейшим Анти-Сью — до момента, когда герой выучится драться, или даже в течение всего фильма. Типичный герой Чана был простым парнем, даже немного растяпой, который дерётся только вынужденно и зачастую смешно. Этим он резко отличался от Брюса Ли, который и помыслить не мог, чтобы его персонаж не был крутым и побеждающим всех, вплоть до Чака Норриса.
  • Трилогия «Джонни Инглиш» — агент британской MI7. Отметились: Роуэн Аткинсон (АКА мистер Бин), Бен Миллер и Джон Малкович. Неудачливый недо-Бонд великолепен в своих проколах, и побеждает, несмотря на.
  • Таковы во многом типичные персонажи Пьера Ришара и Луи де Фюнеса. Педаль в пол — «Невезучие» с Ришаром, где ГГ настолько хронически не везёт, что он заражает этим других.
  • Фильм «Поворот» — протагонист терпит неудачи везде и повсюду.
  • Протагонист, сыгранный известным клоуном-мимом Вячеславом Полуниным, в странном и убогом поздне-рязановском фильме «Привет, дуралеи!». Он даже общественным транспортом не может воспользоваться без того, чтобы водитель не двинул ему в ухо (причём поделом).
  • Серия фильмов «Фантоцци» — Уго Фантоцци, на постоянных неприятностях которого и строится сюжет.
  • «Синьор Робинзон» с тем же Паоло Вилладжо в главной роли — вместо работящего Крузо на необитаемый остров попадает современный авторам фильма итальянский буржуа. Роби оказывается абсолютно беспомощен в диких условиях и выжил только потому, что настоящий Робинзон оставил на острове всё, что не мог увезти.
  • «Искусство боя» — здесь на основе тропа (представленного протагонистом) развернули целую трагедию, с редкими вкраплениями трагифарса, горькой сатиры нравов и совсем невесёлой пародии.

Мультфильмы[править]

  • Советская дилогия мультфильмов «Ох и Ах» — собственно, Ох. Депрессивный параноик, нытик, хикикомори (хоть в те времена этот термин и не был в ходу). И, похоже, ипохондрик, а не настоящий тяжелобольной: в первом выпуске Ах убеждает его отказаться от ношения теплого свитера и зимней шапки летом, а во втором выпуске Ох идёт с Ахом в довольно трудный (а для непривычного человека и подавно) поход — и ничего, в дороге не случилось никаких «приступов», «обострений» или «ухудшений»… такое чувство, что ухудшаться было и нечему.
  • Wile E. Coyote из короткометражек Warner Bros. постоянно терпит неудачу, нередко из-за того, что его ловушки срабатывают по закону Мерфи, часто с нарушением физических законов.
  • «Пики-желторотик» (1974) — с прикрученным фитильком ибо глубокий флафф, так как развитие темы цензура бы не пропустила.

Мультсериалы[править]

  • «Пятерка за крутость» — Лестер. Он невероятно уродлив, беспросветно тупой, ничего не умеет, вдобавок ко всему ленивый, капризный, жадный, эгоистичный и в общем ничтожная личность. И при этом протагонист, придумывающий нелепые идеи, которым все всегда следуют.
  • «Мой Шумный Дом» — таким может на первый взгляд показаться Линкольн Лауд, особенно если судить по эпизодам «Талисман Неудачи», «Один среди мальчиков» и «Два мальчика и младенец». Вот только если посмотреть весь мультсериал внимательно, то можно увидеть, что Линкольн до Анти-Сью не достаёт. Дело в том, что многие серии Loud house являются баснями(не все из них бывают удачными), и Линкольну начинает не везти в тех случаях, когда он поступает слишком эгоистично. Например, в серии «Выжидательная тактика», где он просил у Лори, работающей в пиццерии, чтобы она позволяла Чендлеру пользоваться услугами пиццерии бесплатно, и в итоге старшей сестре пришлось бы все отрабатывать, если бы Линкольн не взял вину на себя. Кроме того, есть эпизоды, где Линкольн все-таки получает то, что он хочет: «Мастер убеждения», «Лауды налаживают контакт», а иногда бывает и так, что он получает не то, что он хотел, как например в самой первой серии «Один в темноте», где он пропустил спецвыпуск своего любимого шоу, но зато сумел снять в темном подвале свои приключения.
  • «Том и Джерри» — Том. Из палаты мер и весов.
  • Койот Вайл. Горе-изобретатель, прости-господи-охотник-на-кукушек-подорожников, анти-супер-злодей, ходячее (и бегающее) позорище, обладатель мощной регенерации и просто симпатичный хищный зверёк. Которого ужас как жалко (вовсю пародируется троп «Одноногая собачка»). Но который сам во всём виноват. И да, Судьба определённо против него, а не за.
  • Бивис и Батт-Хэд же! Минимум разок они даже умерли (и, пока оба находились в аду, один сказал другому: «Во, хреново как, пельмень»). Но потом воскресли.

Комиксы[править]

  • Les Aventures de Tintin — Пьер Дюпон и Поль Дюпонн (пополам с тропом «Тупой полицейский»)! То и дело падают на ровном месте — буквально. Фейлят почти всегда и везде. Из-за них чуть в полном составе не погибла целая космическая экспедиция, в том числе и они сами. В ракету они пробрались «нечаянными зайцами» — но в описываемом мире на дворе стояли ранние 1950-е, аппаратура была несовершенна, и регенераторы кислорода никак не были рассчитаны на семь шесть человек вместо четырёх, тем более что там и ещё один «заяц» обнаружился, уже преднамеренный. А маскоту экспедиции — белому вайрскому фокстерьеру — тоже чем-то дышать надо.

Аниме и манга[править]

  • Watamote — Томоко. Из палаты мер и весов.
  • Neon Genesis Evangelion — Синдзи Икари. Про него есть отдельная статья.
  • Bleach — Ичиго. После арки Сообщества Душ, где он, будучи простой школотой, дал просраться всем и каждому, он вдруг резко начал огребать от каждого встречного. Да, у него были душевные терзания, надо было показать крутость нового врага. Но в итоге, главный герой начал скакать как сердечный ритм — то победа всухую, то полный слив. Умудрился сдохнуть аж дважды (ДВАЖДЫ!), да ещё от одного и того же врага. Причём, каждый раз он становился сильнее просто потому что. Вот тут он огрёб просто так, а тут он уже этого же противника уделывает, хотя не случилось ни тренировок, ни получения новых сил. Собственно, своего дважды-убийцу он так и не смог замочить лично — убил роялем. Почему не ясно — уж что, а если бы он тогда победил, читатели бы поняли. Но нет, потом он отправился огребать уже от нового злодея. Собственно, по итогам, после арки Сообщества Душ (и битв с капитанами), он сумел лично своими силами победить всего троих противников: одного на факторе неожиданности, другого на банальном упорстве, третьего на супер-павер-апе. В итоге читатели больше любили наблюдать за другими персонажами, а ГГ уверенно отошёл на задний план и даже стал больше мешать, чем помогать. Вполне вероятно, это тоже стоило манге слива.
  • Medaka Box — Кумагава Мисоги. У парня своя атмосфера. Очень своя. Самый сильный самый слабый человек на Земле. Именно так. Теоретически, способен победить кого и что угодно даже не шелохнувшись. Но при этом перманентно проигрывает. Вечно огребает уйму ударов и повреждений, постоянно помирает, лажает в бою — при этом же, мгновенно может себя излечить, воскресает, умудряется слить всухую тех, кто сливает всех остальных персонажей. Терпит бесконечные фейлы исключительно из-за чудовищных тараканов в голове — железобетонно убеждён, что является полным говном, что самый слабый, тупой и плохой. Естественно, на деле всё чуть ли не наоборот — обладает дикой силой воли, часто помогает окружающим, очень предан своим друзьям (может поступать с ними грубо, изображать предательство, провоцировать, но в итоге, его действия всегда на пользу), кране умён и изобретателен, обаятелен и остёр на язык, да и вообще просто хороший человек. Но на фоне других персонажей, каждый из которых обладает убер-силой и показательно это демонстрирует, он со своей низкой самооценкой выглядит именно что настоящим Анти-Сью. Правда его великолепности это нисколько не умаляет.
  • Code Geass — Лелуш Ламперуж. Эталоннейший «дурак по жизни», который при недюженных интеллектуальных данных и способности весьма успешно организовать любое дело с такой же простотой лихо может его загубить из-за банального невнимания к деталям, просчётов и эмоциональной «перегрузки». Но самая большая его беда — неумение идти до конца при заявленном макиавеллизме, из-за чего любое успешное дело валится из-за неуместных моральных терзаний[1]. Наличие псионической абилки его не спасает — пользуется ей парень не слишком умело.
  • Shingeki no Kyojin — Эрена бьют все кому не лень. Однако с каждой аркой уровень крутизны главгероя растет как на дрожжах. А уж то, как он в 117 - 119 главах раскидывает одновременно двух шифтеров (один из которых в свое время отпинывал его аки боксерскую грушу) находясь под обстрелом третьего... Кажется, единственный титан, способный на данный момент одолеть Эрена — Колосс. Да и то, учитывая приобретенную силу Молотоборца...
    • На самом деле, если вдуматься, Эрен представляет собой... деконструкцию тропа. Ведь даже в первом бою с Бронированным победа была у него практически в кармане даже без способности упрочнять кулаки, а Бронированного спасло лишь вмешательство Колосса. И даже в списке лучших кадетов он, как выяснилось, уступал лишь сверх-человеку, откровенным людям-плюс вроде Микасы Аккерман и ребятам, прошедшим через тяготы войны еще в детстве (если что, наличие силы титанов само по себе не добавляет лишних сил, лишь наделяет регенерацией). Сам за себя говорит даже момент сдачи экзамена на УПМ. Эрен облажался исключительно из-за поломки тренировочного устройства, но даже с бракованными тросами на мгновение умудрился удержать равновесие. А уж в упорстве и силе воли Эрен впереди планеты всей.
  • Хентайный эталонный пример — Саки Ёсида из культового и трешового Henshin Emergence. Весь её путь на самое дно обусловлен тем, что вокруг неё нет ни одного положительного персонажа, а лишь жестокие твари, желающие поиметь и унизить многострадальную школьницу.
  • Full Dive RPG — Хироси Юки. Собственно, в этом и есть основная идея сабжа — взять стандартное японское околоисекайное фэнтези и заменить в нем Марти Сью на Анти-Сью.

Видеоигры[править]

  • Lester The Unlikely — игра на SNES, в которой приходится играть за хикковатого нёрда-неудачника Лестера, которому не повезло оказаться на тропическом острове (причём попал он туда, опять же, из-за своей рассеянности). Гейм-дизайнеры постарались на славу — Лестер как персонаж получился довольно хлипким и неуклюжим, падает от любого чиха, тяжёл в управлении и часто выходит из под контроля игрока, срываясь в панический бег, испугавшись какой-нибудь черепахи. AVGN в обзоре на эту игру выдержал лишь несколько уровней, после чего забросил — и очень даже напрасно, ведь по ходу игры Лестер понемножку поднимает самооценку и уровень крутизны, выпрямляет сутулую осанку, становится более лёгким в управлении, а под конец так и вовсе успешно сражается с настоящими пиратами.

Музыка[править]

  • Возвращение — «Иван-дурак». Даже покончить с собой нормально не смог.
  1. Это уже ему подсвечивает Сузаку во время очередного избиения: «Раз уж собрался лгать — лги до конца!»