Антиутопия по Оруэллу

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Джордж Оруэлл, конечно, не был первооткрывателем антиутопии, но внёс огромный вклад в развитие жанра. Пожалуй, его «1984» — первое, что приходит на ум при самом слове «антиутопия». В этой статье собраны наиболее характерные черты оруэлловской антиутопии, а также перечислены его последователи.

Цель этой статьи — не поделить антиутопии на плохие и хорошие, её цель — описать эстетику антиутопии по Оруэллу максимально полно. И пожалуйста, не надо сюда реальной жизни, а то ещё кое-кто обидится!

Родственный, но противоположный троп — Антиутопия по Хаксли. Впрочем, и у Хаксли были очень даже оруэлловские элементы, о которых часто забывают, потому что их с Оруэллом модно противопоставлять.

Характерные признаки[править]

Конечно, в одном произведении могут присутствовать не все эти признаки, а лишь большая их часть.

Примеры[править]

  • Гунсунь Ян, «Книга правителя области Шан» — первопример за две тысячи лет до рождения Оруэлла. Правда с точки зрения автора книги это напротив идеальное общество. В какой-то степени было реализовано императором Цинь Шихуаном.
  • Герберт Уэллс, «Когда Спящий проснётся».
  • Джек Лондон, «Железная пята» — капиталисты прибрали к рукам всё, что можно, заставив одну часть американцев прозябать в нищете, а другую поставив на службу как верных псов режима. Социалисты частично подверглись истреблению, частично просто исчезли.
  • Е. Замятин, «Мы». Достаточно спорный, поскольку, хотя часть идей из романа и была использована впоследствии Оруэллом, мир Замятина полагался не только на кнут, но и на пряник, система ценностей жителей этого мира была модифицирована так, что они жили в нём с довольно искренним удовольствием, а это в свою очередь считается признаком скорее «антиутопий по Хаксли», чем «антиутопий по Оруэллу».
  • Собственно, «1984». Кодификатор. Что иронично — в самом «1984» в этой парадигме жила только «внешняя партия», то есть госслужащие. У пролов-то и жилье своё и обычно без наблюдения, и мелкие лавочки частные есть, и вполне крамола в речи может проскакивать, и читают они не столько пропаганду, сколько обычную попсу. Заведомо пассивное большинство, в общем-то, живёт скорее при обычной диктатуре, а новояз с минилюбом — это для шибко умных и пассионарных. Но свинцовая мерзость жизни при режиме есть в очень многих сеттингах, а особый колорит всё-таки книге придавал этот троп.
    • Однако же власть целенаправленно держит пролов в нищете, а умников из их среды ликвидирует или рекрутирует в Партию.
  • Фёдор Кнорре, «Капитан Крокус» — антиутопия «для детей».
  • Пол и Уильямсон, трилогия «Дитя звёзд» — плановая экономика (не советская) по принципу «всем по чуть-чуть Хаксли, но если поймали на чём-то предосудительном, то полной мерой Оруэлл тебе и твоим родичам».
  • Войнович, «Москва 2042». Сочетание пародии на Оруэлла и злой сатиры на поздний СССР: государство осуществляет даже не тотальный, а ТОТАЛЬНЫЙ контроль над несчастными москвичами, присвоив ВСЕМ воинские и милицейские звания, одев всех в одинаковую нищенскую униформу и требуя от всех плановой сдачи волос и фекалий.
  • Айн Рэнд, «Гимн». После мировой войны с применением оружия массового поражения города старого мира заброшены, его технологии забыты, а на земле установилось господство коллективистов, в котором никто не может выбрать себе занятие по душе, жениться по любви, а за произнесение местоимения первого лица в единственном числе буквально сжигают на костре. Живут все в огромных комнатах, рассчитанных на сотни человек и освещаемых свечами, умирают в 45 лет от старости, а на тех, кто отличается от других ростом или умом, общество смотрит косо. Большая часть Земли покрыта лесами, в которые строго-настрого запрещено ходить, но, по слухам, раз в столетие туда сбегает один-два человека, находя там свою смерть.
  • «Убить дракона» — смягчённый вариант, если ТАКОЕ можно таковым назвать.
  • «Эквилибриум».
  • «Голодные игры». Если вставить своему внутреннему Дойлу кляп, то получается вполне себе антиутопия по Оруэллу. С одной стороны, ежегодный отъём детей должен подогревать протестные настроения, а с другой, если рассматривать Голодные игры в духе «Му-ха-ха, жалкие людишки, мы убиваем ваших детей, а вы ничего не сможете с этим сделать!», прививает людям выученную беспомощность.
  • V for Vendetta — особенно оригинальный комикс, то есть графический роман. В экранизации несколько сглажено, особенно в плане разрухи и нищеты.
  • Видеоигра Papers, Please. Симулятор таможенника, где все страны представляют из себя этакую смесь Румынии и Северной Кореи в не самое лучшее время.
  • Видеоигра Beholder. Не столько грамотная антиутопия, сколько клюква по мотивам, но сама эстетика подана грамотно.
  • Видеоигра Timeshift. Нечто такое в прошлом построил антагонист. Жизнь простого люда нам, конечно, не показали, но вряд ли им хорошо живётся под перекрёстным огнём сопротивленцев и правительственных сил.
  • Империум Человечества же!
    • Во многом субверсия. Миры в Империуме разные, от загаженных планет-ульев и первобытных королевств до ухоженных цивилизованных миров. И далеко не везде из них царит тотальный контроль и нищета.
  • Half-Life — вторая игра серии напрямую ссылается на 1984, о чём не скрывают даже авторы игры.
  • «1983» — польский сериал о том, как Польская Народная Республика дотянула до 2003 г. От Оруэлла в основном оммажи: мрачные виды (притом, что уровень жизни приличный), отряды всемогущей гэбни в черном, безликая Партия во главе, сочетание социализма (про частную собственность нигде ни слова) и ярко выраженного национализма (пик — церковный хор, который распевает славу Партии на мотив «Варшавянки»!). Ах да, еще страшная тайна в основе режима, но это взято у «Фатерлянда». В остальном Польша мало чем отличается от современного Китая.
  • «Кингсайз» — тоталитарная Шкафляндия, сказочное государство гномов в чьем-то шкафу, построено по всем заветам Оруэлла. И бежать некуда, мвахахаха!