Анимагия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Animorphism. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

Был человек, а обернулся волком, медведем, тигром или орлом. Это оборотень? Нет! Оборотень проклят или заражён, превращается в полнолуние, полночь или при других условиях. Ну или в крайнем случае это его расовая способность. Наш же персонаж превращается когда хочет, по своей собственной воле, а самое главное — сохраняет человеческий разум и личность. Причём он, скорее всего, этому научился. Потому как он не оборотень, а анимаг, от слова «animal» — «животное» и от слова «магия».

Бывает и наоборот: животное или какая-то неведома зверушка умеет превращаться в человека. Поскольку определить, какой облик истинный, не всегда возможно, мы будем рассматривать оба случая вместе.

Где встречается[править]

Фольклор[править]

  • Первопример — народные сказки многих народов. Особенно распространена анимагия в русских народных сказках («Царевна-лягушка», «Финист — ясный сокол» и т. п.)
  • Древнерусские былины — Волх Всеславьевич.
  • «Слово о полку Игореве» приписывает такое умение полоцкому князю Всеславу Брячиславичу, более известному как Всеслав Чародей.
  • Античная мифология: анимагией баловались в основном боги, но и некоторым героям была отсыпана подобная способность. Один из сыновей некоего царя, наехавшего на Геракла, пытался сражаться с сыном Зевса в облике льва; когда не выгорело — превратился в пчелу и попытался смыться и затаиться, тут-то Геракл его и прихлопнул.
  • Баллада «Леди и кузнец», и вообще борьба анимагов в сказках, когда один превращается в животное, второй — в более сильное или быстрое, и так — пока кто-то не победит.

Литература[править]

Отечественные авторы[править]

  • А. С. Пушкин, «Сказка о царе Салтане…» — Коршун.
    • А вот с Лебедью не очень понятно — Коршун превратил девушку в Лебедь (и она расколдовалась при выполнении определённого условия — её полюбил Гвидон) или она превратилась сама, пытаясь спастись от него.
  • «Мастер и Маргарита» — кот Бегемот умеет превращаться в толстяка в рваной кепке, у которого во внешности всё равно есть что-то кошачье.
  • Александр Грин, «Крысолов» — герой сталкивается со зловещими крысами, умеющими принимать человеческий облик.
  • В. Медведев, «Баранкин, будь человеком!» Пара мальчишек, мечтающих о беззаботной жизни животных, которым не надо ходить в школу, превращаются в воробьёв, потом в бабочек, потом в муравьёв. Каждый раз горько разочарованы.
  • Лукьяненко, «Дозоры» — способность многих Иных, называемых в этом цикле «маг-перевёртыш».
  • «Хроники странного королевства» — необычный вариант: превращение в животное — своего рода «аварийный выход» для мага, утратившего Силу в том возрасте, когда она необходима для поддержки его жизни. В облике животного маг полностью сохраняет разум, но при этом не может разговаривать.
  • В. Камша, «Хроники Арции» — Герика может превращаться в кошку. В отличие от анимагов мира поттерианы, сама выбрала такую удобную анимагическую форму.
  • «Таня Гроттер» — Сарданапал превращался в косматую дворнягу, Медузия — в тонкую изящную борзую с длинной мордой.
  • Метавселенная Рудазова — в ассортименте.
    • «Преданья старины глубокой». Среди прочих персонажей древнего фольклора в этом романе действуют три брата — врождённых оборотня, сыновья упоминаемого выше Волха Всеславича: Бречислав Гнедой Тур, Яромир Серый Волк и Финист Ясный Сокол, превращающиеся в соответствующих животных. В романе они названы оборотнями, но по современной классификации — именно анимаги, так как свою способность обрели при обучении (хотя хорошая наследственность сильно поспособствовала) и превращаются по своей воле, когда захотят.
    • С другой стороны, сам термин «анимагия» трактуется у Рудазова как способность находить общий язык с животными и вселяться в них. Тот же, кто в них превращается — уже метаморф. Совмещать, впрочем, никто не запрещает. Живой (то есть, уже не живой) пример — Альбракия Змея, которая и обыкновенными змеями повелевала, и с их духом-покровителем общий язык находила, и сама, по слухам, оборачивалась змеёй и отдавалась своему питону-фамилиару.
  • Андрей Белянин, «Тайный сыск царя Гороха» — фон Дракен (у него основная форма драконья) и пастор Швабс.
  • Алека Вольских, «Мила Рудик»: тотемизм — отчасти оно, правда, этим его возможности не ограничиваются (можно превратиться в несколько копий животного с элементарной программой, животное нормального размера или соразмерное себе, превратиться частично, наверняка есть еще способы использования). Тотем до какой-то степени передается по наследству, в какой-то определяется личностью обладателя[1]. При этом, тотемизм работает на принципиально иных принципах, чем любая другая магия в сеттинге, и, в частности, не требует доступа к источнику магии (судя по всему, вокруг этого факта завязана вся история антагониста).

Зарубежные авторы[править]

  • Тропнеймер — «Гарри Поттер». В магической Британии каждый анимаг должен встать на учёт в Министерстве магии. В романах появляется только один зарегистрированный анимаг — Минерва МакГонагалл (превращается в кошку с отметинами в виде очков вокруг глаз), но известно также о четырёх анимагах-нелегалах: Джеймсе Поттере (олень), Сириусе Блэке (чёрный пёс), Питере Петтигрю (крыса) и Рите Скитер (жук). Выбрать, в какое животное превращаться, маг не может: анимагическая форма обусловлена его личностью. Кроме того, это крайне сложный и опасный процесс, поэтому анимагов, легальных и не очень, в целом крайне немного.
    • Судя по отношению к Министерству магии среди волшебников, которым оно не платит, чихать они на него хотели, и анимагов-нелегалов гораздо больше. А то, что в двадцатом веке всего семь зарегистрированных браков анимагов, говорит именно о том, что остальные не желают регистрироваться.
    • Теоретически каждый достаточно сильный маг может превратиться в любое животное по выбору (возможно и частичное превращение — так, например, Виктор Крам наколдовал себе голову акулы с жабрами), но при этом очень непросто сохранить разум и суметь превратиться обратно (заимствование из «Волшебника Земноморья»). А вот анимаг в форме «своего» животного разум полностью сохраняет.
      • Тут напрашивается вопрос: Виктор Крам сменил себе голову, но сохранил разум человеческой головы, так, может быть, он анимаг, превращаюшийся в акулу?
  • Шарль Перро, «Кот в сапогах» — людоед/огр. В сочетании с несовместимой с жизнью гордыней было повёрнуто трикстером против обладателя скилла.
  • «Крабат. Легенды старой мельницы» — такое умеет чернокнижник и его ученики.
    • Превращались они таки не только в воронов, хотя этот облик любили. Скажем, Мастер приказывает Крабату превратить Юро в коня и продать на ярмарке, но вместо этого Крабат оборачивается сам.
    • Один из классических мотивов волшебной сказки, восходящих, согласно Проппу, к обычаям иницииации, с продажей сына в ученики к колдуну, с анимагией в различные образы в качестве основного скилла.
  • Урсула Ле Гуин, «Земноморье» — маги могли принимать облик животного, но рисковали потерять разум и остаться в нечеловеческом теле.
  • «ПЛиО» — весьма нестандартные оборотни: они не физически превращаются в зверей, а переселяют свой разум в тело специально подготовленного зверя. Оборотни, переселяющиеся в волков или лютоволков, называются варгами; именно этот магический талант в крови у семьи Старков.
  • Эддингс, «Белгариад» и «Малореон» — волшебник Белгарат сотоварищи. Способны превращаться в что угодно: Белгарат предпочитает форму волка, его дочь Полгара — полярной совы, Бельдин — сокола с синими полосами на крыльях (ну и что, что так не бывает? Зато красиво!) однако есть проблема; избранная форма со временем начинает влиять на мышление. Белгарат предпочитает форму волка потому, что животное умное. Пытался он однажды превратиться в орла ради скорости передвижения, но уже через несколько часов понял, что тупеет прямо на лету, и перешёл в волчью форму.
  • «Досье Дрездена»: «Альфы», хоть в самом тексте и называются оборотнями, по всем признакам именно анимаги: превращаются с помощью заклинания когда хотят, сохраняют разум и массу — очень внушительные волки получаются. А Тера Уэст, обучившая их этому заклинанию — анимаг наоборот: волчица, превращающаяся в человека.
    • С прикрученным фитильком — хексенвульфы, ещё один подвид оборотней. Превращаются с помощью особого пояса, разум остаётся, но частично подавляется звериными инстинктами. Минздрав предупреждает: пояса вызывают привыкание и переход на Тёмную Сторону.
    • Слушающий-Ветер за пару бурных минут продемонстрировал способность превращаться в: медведя гризли, койота, ворона, щёлкающую черепаху, белку-летягу и пуму, и это явно не предел его возможностей.
  • «Сказания Меекханского пограничья» — Двусущные. Связаны душами с «близнецом»-животным, и могут при острой необходимости поменяться с ним телами. Очевидный минус (из-за которого связанный со львом Кошкодур старается проворачивать такой фокус как можно реже) заключается в том, что в такие минуты зверю в человеческом теле приходится в разы тяжелее, чем человеку в зверином.
  • «Аниморфы», только с помощью инопланетной технологии вместо магии.
  • Л. Ф. Баум, «Волшебство страны Оз» — заклинание «Пирцхгшл!» превращает цель именно в то, во что приказал колдующий. Создавший его колдун превращался в животных по мелочи с чисто бытовыми целями, а вот его сын сумел развернуться посерьёзней.
    • Очень важный аспект этой анимагии — животные в Стране Оз разумные и говорящие, так что самого себя превращать нужно только в животное, чтобы иметь возможность сказать заклинание для обратного превращения. Вещь или растение могут вернуться в исходную форму только при посторонней помощи — сами говорить не умеют.

Театр[править]

Кино[править]

  • Dragonheart — в 5 фильме, драконесса Сивет спокойно превращалась то в кобылу, то в кошку, то в мышь. Так и не разу не спалившись.

Телесериалы[править]

  • Шейпшифтеры из True Blood — что-то среднее между анимагами и вервольфами, со смещением в первое. У них превращение — врождённая способность, пусть и неконтролируемая во время полнолуния, но они сохраняют разум и могут превращаться в несколько существ. Впрочем, там и вервольфы не совсем классические.
  • «Арабела возвращается»: Румбурак может превращаться в ворона и работает фокусником.
    • Впрочем, он и в первой части имел схожую способность, как и его «пане коллеги» — ведьма Черна и Баба-Яга из пряничного домика. Да и сама Арабела могла, благодаря перстню, перекинуться в голубя или муху.
  • «Кольца Всевластья»: целый народ людей-орлов, превращающихся по собственному желанию.
  • «Человек-животное» («Manimal»): профессор Джонатан Чейз умеет превращаться в различных животных (обычно — в пантеру или орла).
  • «Гримм» — большинство существ.

Мультфильмы[править]

  • Полнометражка по «Утиным историям» про волшебную лампу: злодей Мерлок с помощью талисмана умеет превращаться в различных животных.
  • «Карлик Нос» — ведьма умеет превращаться в летучую мышь.

Мультсериалы[править]

  • «Юные Титаны»: Бист-бой умеет превращаться в любое существующее или существовавшее животное.
  • RWBY: Кроу и Рейвен Бранвены — колдуны и умеют превращаться в ворона и ворону соответственно. Озпин и не тому научит.
  • «Ниндзяго. Мастера Кружитцу»: формлинги могут по желанию принимать звериную форму. Рэд / Акита превращается в трёххвостую волчицу, а её брат Катару — в медведя.
  • «Герои Энвелла» — Саламандра.
  • «Первобытный» — предводительница ведьм умеет превращаться в огромного волка, а ведьма, которая помогла главным героям, превращается в ворона.

Комиксы[править]

  • Вселенная Marvel — Рептил может превращать части своего тела в части тела динозавров.

Аниме и манга[править]

  • «Волчий дождь» — лорд Дарсия.
  • «Ходячий замок Хаула» — волшебник Хаул может превращаться в огромную птицу, хотя и с человеческим лицом.
  • One Piece — пользователи дьявольского фрукта типа зоан могут по желанию превращаться в какое-либо животное и обратно.

Видеоигры[править]

  • Quest for Glory — цыган считают оборотнями, превращающимися в волков и вешают на них пропажу могильщика Игоря. Один из них при встрече с героями подчёркивает, что они действительно способны превращаться в волков, но они — не оборотни, а shape-changers (примерный перевод на русский — «превращенцы»), делающие это по своей воле. Также к shape-changers относится племя людей-леопардов.
  • Dragonsphere — главный герой тоже shape-changer, т. е. по своей воле может принимать облик животных, конкретно — медведя, тюленя или змеи.
  • Серия WarCraft — друиды способны превращаться в медведей, крупных кошачьих, орлов и сов. Шаманы — в волков. При этом раса воргенов — натуральные оборотни. Таким образом, ворген-друид может быть одновременно оборотнем и анимагом.
    • Не совсем так. Ночные эльфы таки смогли (спустя 9000 лет) найти способ возвращающий воргенам рассудок и позволяющий им превращаться по желанию, поэтому воргены Гилнеаса, одним из которых может быть игрок, уже чисто анимаги.
  • Diablo 2 — у друидов — аналогичные способности.
  • Pillars of Eternity — умение перекидываться в зверя есть одна из абилок друида.
  • Умением превращаться во многих существ в Dragon Age обладает Морриган.
    • В сравнении со своей матерью она девочка в этом деле.
    • Если игрок сам играет за мага, то Морриган может обучить анимагии и его.
  • Серия Gothic: в первой и второй части анимагия доступна в виде свитков, в третьей — в виде употребления зелий или активации камней друидов, которые можно получить в подарок (ну, или тупо отжать) собственно у друидов. Впрочем, учитывая, что доступные зверушки мало того, что сами по себе не особенно сильные, так ещё и здоровье никак не могут восстанавливать, обычно это «круто, но непрактично». Разве что во второй части возможность превратиться в драконьего снеппера (глорха) или хотя бы мракориса в первой-второй главах при правильном использовании зверушки (куснуть врага в зад и убежать, потом вернуться и повторить) может позволить набрать кучу уровней и убить толпы орков, волков, варгов, мракорисов, людей-ящеров, големов и других существ, которые игроку в начале или даже в середине игры не по зубам.
    • Но, например, превращение в мясного жука может здорово помочь, если нужно пролезть в узкую щель или безопасно миновать толпу врагов, а стрекоза летает гораздо быстрее, чем ходит герой в человеческом облике. К тому же животные одного вида не нападают друг на друга (и на на игрока в соответствующем облике).
  • Grand Theft Auto 5: обстёбано. В версии для PS4 и PC есть особые кактусы — лофофоры. Если отведать такого кактуса, выбранного героя нехило приглючит и он будет думать, что превратился в животное (в какое именно, игра выбирает случайным образом, но если захавать лофофор на земле, это точно будет сухопутное животное, если под водой — морское).
  • Dungeon Crawl Stone Soup. Маг-трансформер может (помимо отращивания когтей или упрочнения кожи) превращаться в паука, гидру и дракона, а под действием сторонней магии игрок может перекинуться также в летучую мышь, дикобраза или свинью.
  • Divinity: Original Sin — инверсия с Арху — он не человек, способный превращаться в кота, он кот, которого научили превращаться в человека.

Настольные игры[править]

  • Dungeons & Dragons — собственно друиды, которые умеют превращаться в животных, отсюда и пошли по различным вселенным. А также — драконы.

Примечания[править]

  1. Крылатая свинья Алюмины, которая не реальное животное и явно не имеет никакого отношения к ее семейному тотему, не в счет: никчемность и мелочное злодейство этого персонажа вообще сильнее логики мира, это не единственный пример.

См. также[править]